Краткая история досуга. Часть четвертая: трансвеститы. Профиль, №48(603) от 22 декабря 2008

Еще одной чудесной досуговой формой является обычный трансвестизм и все его производные. В своем традиционном варианте он имеет прописку в альковчиках и на приватных вечеринках. Впрочем, костлявая задница кризиса, как известно, уже поставила свою седьмую печать на офисном быте, в первую очередь насмерть придавив веселые «корпоративчики». И не скоро теперь пьяненькие конторщики, переодетые гладиаторами, смогут в сортире взгромоздиться на трех поросят, семь гномов или на саму Белоснежку. Впрочем, и альковный, и корпоративно-вечериночный трансвестизм никогда не был трансвестизмом агрессивным, он всегда делал вид, что это «не он», и стыдился на утро. Гладиаторская форма и прободенные розовые комбинезоны с кручеными хвостиками застенчиво распихивались по мусорным ведрам. По крайней мере, этот вид трансвестизма никогда не клянчил у общества и государства денег, не требовал уважения и не претендовал на роль психологического инструмента для познания поросячьей, гномьей или гладиаторской истории и психологии.

На его временной могиле (кризис не печен) вполне можно начертать свидетельство о его полной безобидности. Мы же поговорим об иной, гораздо более любопытной форме трансвестизма. Как вы, вероятно, помните, различные культмассовые мероприятия, особенно политического свойства, всегда и непременно украшали запревшие под кокошниками тетеньки, что-то вразнобой воющие про «лучину». Но время идет, сипнут народные певуньи, уходят на штурм собесов и там погибают, а новых «не родится». И постепенно, на народных гуляньях их место у ларька с пышками все чаще занимают «мальчики в нержавейке». Реконструкторы или, как они сами себя называют, «реконы». Викинги-рыцари-гусары-поросята-гладиаторы-гномы-драгуны-индейцы и т.д. Жадно клянчащие за это свое «постоять – помахать» деньги у краевых и районных администраций. Любопытно, что сами «мальчики в нержавейке» позиционируют себя как абсолютно положительное явление (хотя вот это уж, согласитесь, не им решать). Еще более любопытным является тот факт, что даже самые деликатные попытки прессы — не комплиментарно и внимательно рассмотреть само «явление реконструкции» — приводят реконструкторов в забавную ярость. Конечно, «мальчики в нержавейке» избалованы. Они привыкли исключительно к ахам «микрофон-стажерок»: «Ах, сколько пуговочек!» или «Неужели ваша кепочка из простой сковороды?» И только. Психологи и сексологи, правда, еще лет пять назад начали предупреждать, что «реконструкция» совсем не столь радужна и безобидна, как это представляется в провинциальных таблоидах.

Простые попытки выяснить у «реконструкторов», почему они все-таки так маниакально «переодеваются» и не является ли переодевание основной целью, вызывают истерику, подтверждающую, что вопрос этот не так прост, как кажется, и, более того, является очень болезненным.

После известной публикации в «НОЭ №10—11» статьи «Мальчики в нержавейке», где молодая журналистка доброжелательно и логично попыталась помочь реконструкторской братии разобраться в самих себе, худшие опасения психологов подтвердились: реконструкторские сайты открыто призвали посадить журналистку на кол, изнасиловать, отрезать ей голову. Надо заметить, это не вполне логичная реакция. По справедливости, коль скоро реконструкторы начали клянчить у общества деньги на свои игрища, то и общество вправе выяснить, насколько здоровым психологически и эстетически является «реконструкторство». Грубо говоря, «мальчикам в нержавейке» давно надо было бы выстроиться и, выпучив глаза, послушно ждать розог. Или потрепывания по щечке. Но первые попытки анализировать это явление привели лишь к тому, что обиженное реконструкторство дружно повернулось задом, явив миру несколько тысяч разнокалиберных ягодиц, закамуфлированных под разные эпохи. Ну что ж……… задом так задом. В жестком контакте с прессой право клиента выбирать позу, как известно, священно.

Самое простое и самое здравое, строго научное объяснение мотивации реконструкторов — это, увы. обыкновенный трансвестизм. («Перверсия, характеризующаяся переодеванием в несвойственную индивиду одежду с целью достижения психологического комфорта или возбуждения. Переодевание может проявляться в виде одиночных актов либо достигать широкого размаха, слагаясь в определенную субкультуру» – Большая Медицинская энциклопедия) Причем, как вы знаете, не является принципиальным, что именно (какие предметы гардероба) используется. Это могут быть поросячьи комбинезончики с хвостиком (и набором дырочек) или надеваемые на голову кастрюли (с набором дырочек), гипюровые чепчики или крашенное тухлой черникой домотканое полотно, ношеные подвязки или клепаные полированные бюстгальтеры на все тело. По крайней мере, никакого другого научного объяснения страсти к переодеваниям, увы, не существует.

Изучение истории никак не нуждается в акте переодевания и никак с такими актами не связано. Вообще, не надо пугаться слова «трансвестизм», это не тяжелый диагноз, а констатация определенного отклонения, не более. Так называемая «перверсия». Понятно, что «мальчики в нержавейке» со временем смирятся, сами привыкнут к этой терминологии и будут легко и с удовольствием ее употреблять, характеризуя свои действия и развлечения. Это — не проблема. Проблема в том, что трансвестизм никогда не возникает на пустом месте, это всегда следствие более сложных и тяжелых процессов в психике. Понятно, что в случае реконструкторского трансвестизма мы имеем дело с так называемой в психологии «личностной неполноценностью», состоянием, когда сам человек либо .не удовлетворен качеством и масштабом своей собственной личности, либо категорически не согласен с этими качествами и масштабом. Понятно, что вот это уже — тяжелый комплекс, нуждающийся в реальной помощи.

Простая иллюстрация: странно было бы предположить, что Гагарин или Лебедь, Паганини, или Валуев, или иные, апробирование, наглядно, личностно состоявшиеся персонажи, стали бы брать чужое имя, переодеваться в другого человека, придумывать себе привычки или фантазийную судьбу. Понятно, что заставить это сделать может только неудовлетворенность качеством собственной личности, глубокий болезненный комплекс, «обостренное нежелание быть самим собой», использование своего тела как игрового материала для «игры в другую, состоявшуюся личность». А трансвестизм, особенно реконструкторский, хороший, короткий путь в эту «другую личность», когда тремя железками, тряпьем или парой перьев в макушке человек временно придает себе черты иной, полноценной личности. Крестоносца или вождя апачей. Переодеванцы зря думают, что это не видно или не заметно. На самом деле желание казаться Роландом, тамплиером, гусаром двенадцатого года — откровенно патологично и очень сходствует с грубо выпиленной юродивым слесарем Звездой Героя, которую у него хватило глупости на людях гордо прицепить на грудь.

В реконструкторских играх ничего страшного не было бы, если бы они не пытались олицетворять историю, изображая уж какой-то неистовый с нею интим. Глядя на них, с такой умилительной тщательностью подбиравших1 в течение пяти лет 300 стареньких пуговиц на мундир, может на секунду создаться ощущение, что историю делали трансвеститы.

А это, по счастию, совсем не так.

Александр Невзоров

Комментирование отключено.

Дружественные ресурсы:


Контакты:

Почтовый адрес: 199397, Санкт-Петербург, а/я 900, ООО «Невзоров От Эколь» НЕВЗОРОВУ А.Г.