В прошлой части «Краткой истории досуга» я начал рецензировать современные литературные продукты, которые хотя бы внешне имеют сходство с книгами. Продолжим.

Сегодня мы рассмотрим самую продаваемую и востребованную книгу о спортивной моде, вернее, о моде в той странной разновидности спорта, который справедливо именуется «конским».

Итак: Д. Оукли и С. Соускин — «Одежда для верховой езды».

Надо признаться, это очень игривая книжица, написанная от всей души.

Подкупает в ней прежде всего та храбрость, с которой две пожилые английские шалуньи перешагнули условный «рубеж разума», — и, оказавшись в некоем психиатрическом Зазеркалье, — резвятся в нем и шалят.

Это «зазеркалье» — мир конноспортивной моды.
А книга является подробным наставлением, как именно следует быть наряженным при истязании или убийстве лошади.

Как и всякое другое Зазеркалье — этот мир в принципе своем «оборотен» всякой настоящей человеческой реальности. Все понятия в нем перевернуты, добро и зло поменяны местами и ролями. В нем свой, совсем не похожий на человеческий, язык, свои правила поведения и свои представления о красивом и уродливом.

Книга обильно иллюстрирована, в основном портретами граждан, которых в России прогнали бы даже от пивного ларька как внушающих подозрение. Книга украшена 15 фотографиями задов причудливых форм и невероятных калибров. Помятость, скукоженность или выпученность задов вдохновенно комментируется, причем для каждого зада приводится своя рецептура прихорашивания. Фотографии задов снабжены очень игривыми и очень многозначительными репликами. Представленный на с. 32 загадочный белый зад, ничем сущностно не отличающийся от зада на с. 29, почему-то снабжен подписью: «В яблочко!»

Никаких «яблочек» на данном заде нет. Данная надпись — это либо ошибка верстальщика, либо прямая команда к действию для читающих книгу представителей секс-меньшинств. Команда, кстати, дана в несколько оскорбительной приказной форме, сам же формат фотографии и качество бумаги гарантированно не позволят читателю-извращенцу перейти к «делу».

Долго обсуждается некая страшная аббревиатура «ВТЛ», которая преподносится столь же значительно и надрывно, как формулы Смертельной Каббалы, но которая, как выясняется, обозначает «Видимую Линию Трусов» (с. 28). Тут вообще (в трусяной теме) умело нагнетается ужас. Рассказы о хирургическом удалении трусов из тела, вбитых туда спиной коварной лошади, перемежаются столь же жуткими повествованиями о некоей носительнице французских трусиков, которая «доездилась» и «так сильно себе все натерла, что даже пластыри и повязки не смогли помочь» (с. 29). Судьба несчастной не проясняется, но, судя по мрачному тону авторш, неумелая трусоносица в муках скончалась прямо на конкурном поле. Чуть далее выясняется, что «ужасно пострадать» можно не только от трусов, но и от шапочки-даунки, что часть модниц страдает «потерей чувствительности лба» (с. 101) и что качественная примерка «даунки» в магазине должна продолжаться, по сути, несколько часов.

«У некоторых моделей (даунки) передняя часть имеет квадратную форму, что может стать причиной ужасной головной боли». То есть — может «стать», а может и не «стать». Но не станет только в том случае, когда форма вашей головы соответствует форме «даунки», то есть тоже имеет «спереди квадратную форму». Но выяснить это счастливое соответствие можно только путем многочасового ношения «даунки» на голове в магазине.
Вообще, не всякого астронавта снаряжают так тщательно и взвешенно, как героинь рассматриваемого нами шедевра.

Конечно же, то первое впечатление, что книга написана идиотами для идиотов и является некоей служебной литературой идиотов, настолько сильно, что, смущенно закрыв книжку, поневоле начинаешь разглядывать ее обложку, титул и шмуцы в поисках соответствующей предупреждающей надписи. Но ее нет. Ее нет ни на корешке, ни на форзаце.

Это дает известное право снова (робко приоткрыть труд наших английских шалуний и тут же обнаружить, что в самом начале книги авторши горячо предостерегают подруг и соратниц по конноспортивному наряжанию «не задушиться полиэтиленовым пакетом» (с. 18). Оказывается, это вполне реальная опасность для тех, кто, прихорашиваясь перед шоу, лакирует волосы, но боится попачкать «даунку», и, вместо того чтобы снять ее и отлакироваться, как велит душа, натягивает поверх и головы, и «даунки» большой полиэтиленовый пакет. Как видим, очевидное слабоумие читателя этой книги установлено «по умолчанию» и не предполагает обсуждений.

Снова закрываем книгу и еще более тщательно ищем предупредительную надпись. Но ее все-таки нет нигде. Открываем снова, уже храбро и даже с некоторым вызовом.

Читаем дальше. Замечаем, что некоторая «специальность» данной литературы становится все навязчивее и навязчивее. Возможность быть убитой своими трусами или полиэтиленовым пакетом обсуждается на ее страницах все серьезнее.

Периодически авторши «ударяются в поэзию» и тогда сравнивают впечатление, производимое грудями всадницы, — с «борьбой двух хорьков под рубашкой» (с. 26). Признаться, это озадачивает, ведь изготовительницами книги являются две дамы, которые располагают как минимум четырьмя* собственными грудями для их подробного изучения.

По идее, они могли бы выяснить, что груди очень редко бывают пушистыми, как правило, полностью лишены хвоста и не должны иметь никакого особого резкого запаха**.

Упоминаются в книге и основные жертвы квадратнолобых и хорькогрудых дам — то есть лошади. Те самые существа, которые и являются неплохим поводом обсудить фасоны трусов.

Те самые лошади, которым в качестве награды за рождение в старой доброй Англии судьбой выпало, хрипя, таскать на своих больных спинах зады мятые, зады выпученные, зады «в яблочко», зады просто толстые без затей, зады предельной сморщенности и зады благостно наливные.

Правда, с лошадьми, при их единственном упоминании, вышла неувязочка. Не имея никакого особого желания вникать в особенности этих «существ для катания», авторши все-таки ухитрились перепутать лошадь с лососем.

Их можно понять, так как никакие свойства лошади, кроме их катательных функций и «цвета», шалуньи в расчет не принимают. Вот «цвет» очень важен, так как желание надеть «бледно-лимонные бриджи» осуществимо только при наличии «черной» лошади, а для демонстрации «канареечных» штанишек необходимо возвышение в виде бурой лошади (с. 126—129).

А милая путаница с лососем зафиксирована на с. 23. Дамы, вероятно, уверены, что лошадь обладает тенденцией к «поклевке», а изначально «ловят»лошадей с помощью небольшой яркой блесны или убедительной «мормышки». А посему ни в коем случае при любом контакте с лошадью недопустим пирсинг. Увидевшая приманку в виде блесны, яркой бусины или иного блестящего предмета лошадь, в силу своего сходства и близкого родства с рыбой, склонна броситься на нее и заглотить. Цитирую дословно: «Конникам ни в коем случае нельзя делать пирсинг на лице, бровях, губах и носу, так как это является очень опасным! Мы видели последствия того, как лошадь схватила проколотую бровь зубами!» (С. 23.)

Апофеозом книги, конечно, могли бы стать страницы, посвященные макияжу, если бы не подозрительное сходство макияжных наставлений с очень грустными строками идентичных инструкций, принятых в моргах и служащих основным документом для ритуальных визажистов, то есть с так называемым «туалетом трупа».

Возможно, здесь есть непонятный мне холодный английский расчет, жесткий конструктивизм, но создается впечатление, что косметически героинь изначально подготавливают именно к «выносу» с поля и к моргу.

Объяснить какими-либо другими причинами поразительное сходство макияжных наставлений очень трудно.

В доказательство этого ощущения я могу привести очень жизнерадостную «перекличку» инструкций комбината ритуальных услуг (иКРУ 1990 г., Ленинград)*** и нашей английской книжки про «конскую моду»:

иКРУ:
«Параграф 6.
Следует помнить, что посмертный макияж должен быть предельно интенсивным в том случае, когда покойница предъявляется «в вуалетке».

Д. Оукли, С. Соускин (с. 20):
«Любительницам дамской езды всегда необходимо больше макияжа, так как черты лица под вуалью как бы стираются».

и КРУ:
«Параграф 3
Избежать эффекта бледности и застылости можно с помощью румян и нанесения на губы покойного вазелина».

Д. Оукли, С. Соускин (с. 19):
«Когда вам предстоит въезд в манеж… лицо будет выглядеть бледным и застывшим. Используйте румяна и смажьте губы вазелином».

И вообще, тут уже всерьез начинает подмешиваться некий зудящий рефренчик «специальности» конноспортивного макияжа.

Впрочем, следуя главной заповеди своего литературного стиля, заключающегося в милой манере «надкусить тему и бросить», авторши тут же бросают неудобную тему и углубляются в правила «необходимости натирки спины дезодорантом перед ездой», даже не заметив, что, глупо резвясь, ненароком всерьез задели складки холодного балахона Смерти — и она приветливо улыбнулась в ответ.

Улыбнулась и им, и всей их разнозадой, намакияженной, увенчанной «даунками» клиентуре, всем героям того парада слабоумия, которым, по сути, и является данная книжка о конноспортивной моде. Ибо у игр в «бриджики» и «даунки» тоже есть своя оборотная сторона. О ней почему-то не помянули наши авторши, что является, без сомнения, досадным упущением, недоработкой, удивительной в таком капитальном труде на тему моды в конном спорте. Было бы уместно и даже необходимо посвятить главу расцветкам саванов и оттенкам гробовых подушек, которые бы несли в себе легкое и игривое напоминание о прижизненном увлечении покойного. Столь же уместно было бы и обсуждение того, какие из элементов туалета и аксессуаров лучше всего брать с собой в последний путь. Не будет ли, к примеру, козырек слишком большой «даунки» препятствовать закрытию крышки? Или придирчиво рассмотреть сочетаемость клетчатого твида «последнего редингота» с восковой желтоватостью рук.

Впечатляющий, гигантский мартиролог тех, кто желал получать удовольствия от мук лошади, но получил свой могильный крест на скачках, соревнованиях или шоу, по идее, должен был бы навести шалуний на эти мысли.

Но дамы вздрагивают и отводят глаза, не желая об этом знать и вспоминать.
Не желая понимать, что их всех за все их игры — рано или поздно, в той или иной форме — ждет ответ Лошади.

Все это, увы, несколько снижает достоинства книги о конноспортивной моде, лишает ее необходимой полноты и симфоничности.

P.S.
«…после чего на лицо наносится макияж «специальный», основная задача которого в закрашивании и сокрытии ярких лиловых, черных или зеленоватых пятен, выступивших в области глазниц и на лбу. Недопустимым является полуоткрытость или полная открытость одного из глаз. Для склеивания век применяется специальный клей, типа БФ-6, но при отсутствии такового можно воспользоваться и клеем ПВА с последующей тщательной тонировкой полосы проклейки. Если у покойного(ной) при жизни был любимый головной убор, сопутствующий проф. деятельности или хобби, то по согласованию с родственниками одевание такого головного убора является допустимым и не противоречит общим правилам ТТ» (иКРУ, параграф 5).

Александр Невзоров

______________________________________
* Вспомним Анну Болейн.
** Впрочем, Англия — это страна, имеющая различные загадочные традиции и хранящая им верность. Возможно, такие традиции есть и в сфере гигиены.
*** Я привожу советскую (кстати, действующую по сей день) инструкцию, но спецлитература такого типа совершенно интернациональна, и английские ритуальные процедуры не имеют никаких принципиальных отличий от приведенных в тексте.

Комментирование отключено.

Дружественные ресурсы:


Контакты:

Почтовый адрес: 199397, Санкт-Петербург, а/я 900, ООО «Невзоров От Эколь» НЕВЗОРОВУ А.Г.