Это же видео на сайте 5 канала: http://5-tv.ru/video/504863/

По данным опроса ВЦИОМ более половины россиян не занимаются спортом. Что важнее для страны, для людей: большой спорт  или массовый? Как избежать лицемерия власти, что основа государства –  это здоровье нации, её физическое состояние – с одной стороны, и реальная ситуация – с другой? Почему во многих странах и большой спорт, и массовый  развиваются довольно гармонично, а в России развитие большого спорта идёт явно  в ущерб спорту для всех?

В «Открытой студии» – Александр  Невзоров.

СТЕНОГРАММА:

Роман Герасимов: Добрый вечер, дорогие телезрители. Как всегда в это время, на Пятом канале в прямом эфире программа «Открытая студия».

Сегодня будем с вами обсуждать и сравнивать два понятия, которые… Я даже не скажу в начале нашего разговора, близки они или нет. Но есть вопросы: как связан спорт массовый и спорт большой, спорт высоких достижений. Я вам скажу, что в нашей стране регулярно проявляют физическую активность 9-10% наших граждан, цифра меняется от года к году незначительно. В развитых странах это цифра порядка 40-50%.

Как вы понимаете, это напрямую связано со здоровьем нации. Ну, тем не менее, мы на всех парах движемся к очередной Олимпиаде, которая будет проходить уже в России. Это требует серьезных вложений, но, собственно, на спорт высоких достижений денег мы пока не жалеем. Вот об этом и будем говорить в сегодняшней программе.

Начну представлять гостей. В питерской студии у нас режиссер Александр Глебович Невзоров. Здравствуйте.

Александр Невзоров: Мое почтение.

Роман Герасимов: Представлю гостей в Москве. Сейчас уже в нашей студии спортивный обозреватель Сергей Арнольдович Микулик. Добрый день.

Сергей Микулик: Здравствуйте.

Роман Герасимов: И чуть-чуть позже — но давайте сразу проанонсирую — к нам присоединится олимпийская чемпионка, а сейчас депутат Государственной думы, заместитель председателя Государственной думы Светлана Сергеевна Журова. А вот нам подсказывают, что она уже буквально сейчас появится в нашей студии.

Напомню, что у нас, как всегда, проходит опрос. На сайте мы задаем вам вопрос: «Спорт в России доступен…», три варианта ответа. «Всем» – здесь, как вы понимаете, скептиков пока больше, и за этот вариант проголосовало всего 6%. Второй: «профессиональным спортсменам» и третий «богатым людям». Вот, Александр Глебович, пока это, оказывается, история исключительно богатых людей, как считают наши телезрители. Продолжайте голосовать, мы будем смотреть, как меняются цифры.

В начале программы предлагаю посмотреть сюжет, который подготовил наш корреспондент Алексей Корсунский.

Роман Герасимов: Ну вот смотрите, о недоступности спорта для широкого слоя населения говорить даже наш президент. Сейчас посмотрим, насколько он доступен. Я уже готов представить: итак, в нашей московской студии, теперь уже в прямом эфире, Светлана Сергеевна Журова, заместитель председателя Государственной думы Российской Федерации, олимпийская чемпионка. Светлана Сергеевна, рад приветствовать.

Светлана Журова: Да, добрый день.

Роман Герасимов: Ну, начинаем обсуждать Александр Глебович, я хочу вас спросить. У меня такое ощущение, что где-то наверху думают: когда будет много-много чемпионов, много-много медалей, это должно заразить всех — простых мальчишек, прежде всего — пойти и заняться чем-то. Работает эта логика?

Александр Невзоров: Во-первых, у вас совершенно, я бы сказал, чудовищный ход мысли. Откуда вы вообще взяли, что наверху думают? Построение фразы: «Я думаю, что наверху думают».

Роман Герасимов: Надежда остается.

Александр Невзоров: Понятно. То есть говорите: «Я надеюсь, что наверху думают». Во-вторых, думать, что этим можно заразить — чудовищная наивность, потому что все эти победы в олимпиадах дают весьма ложное национальное удовлетворение, которое, на самом деле, ни о чем не говорит. Вспомним нацистскую Германию и истерию по поводу спорта. Вспомним, сколь много тогда бросалось в горнило олимпийских игр, как свирепы были немцы в своей жажде победы — это было как раз накануне войны, та самая Олимпиада. И, в общем, выяснилось, что, на поверку, никакие олимпийские победы не свидетельствуют ни о духе, ни о физическом состоянии, ни о возможностях нации.

Роман Герасимов: Светлана Сергеевна, сразу вопрос вам. Вы ведь прошли этот путь. Скажите мне, для чего нужны олимпийские медали и олимпийские победы?

Светлана Журова: Дело в том, что, когда мы верим в наших героев — и я в свое время тоже неслучайно пошла в спорт, и рядом со мной тоже было огромное количество других детей, которые, конечно, не достигли олимпийских высот, но они занимались спортом, и это было серьезным делом для них. И они остались здоровыми людьми. Могу сказать за всех сверстников, кто со мной тренировался: они, конечно, занимались совершенно для других целей, но очень замечательные люди из них получились. И я знаю огромное количество таких же людей.

Конечно, в основе всего лежит детский спорт, и там не обязательно все должны стать чемпионами. Кто-то таковыми станет, и кто-то с самого начала, кстати, ставит себе такую цель. Но очень многие из этих детей просто будут здоровыми и, дойдя до определенного возраста, необязательно надо заниматься спортом высших достижений до 20-30 лет.

Александр Невзоров: Вот ахинея насчет здоровья!

Светлана Журова: Но давайте говорить о том, что, конечно, эти люди уже будут совершенно по-другому относиться к спорту, когда они будут, кстати, учиться в обычных учебных заведениях, не относящихся к спорту.

Роман Герасимов: Смотрите, Светлана Сергеевна, у меня сразу есть возражения. У нас несколько реплик есть в интернете по этому поводу, и потом, это известная проблема, ведь в очень многих видах спорта люди, которые выстраивают профессиональную карьеру, должны идти на колоссальные гипернагрузки. И как раз благодаря этому спорту они оказываются зачастую больны.

Светлана Журова: Это право выбора каждого. Человек, когда идет в тот или иной вид спорта, прекрасно понимает, что его ожидает. Поэтому, значит, надо заниматься теми видами спорта, если ты хочешь сохранить и здоровье и чего-то добиться, ты понимаешь, что такой риск есть — идите, например, в конькобежный спорт. Он почти не имеет ни травм, ничего, и те же многие виды спорта еще. Давайте говорить о том, что это право выбора каждого.

И, кстати, самое удивительное, что ведь хорошо, что он есть, этот выбор. Человек, в принципе, сам может за себя решить.

Роман Герасимов: Выбор — это действительно счастье. Сергей Арнольдович, ваши ощущения: в России соотношение спорта массового и спорта достижений на сегодняшний день.

Сергей Микулик: Вы знаете, я бы не ставил эти цифры в прямую зависимость. От того что у нас будет больше народу заниматься спортом, будет больше медалей — по-моему, это никак и ничем не доказано. А с массовостью, я считаю, что все нормально. Выйдешь во двор — то коробка новая появилась, то корты рядом с домом. И как раз, что называется, в шаговой доступности в последнее время растет объектов, наверное, гораздо больше, чем в те годы, на которые мы киваем как на самые золотоносные, медальные в олимпийском применении.

Роман Герасимов: Но вы все-таки здесь говорите про Москву, конечно. Потому что по стране-то ситуация иная.

Сергей Микулик: Да.

Роман Герасимов: Я тогда вернусь в Петербург. Александр Глебович, вот ваши ощущения: сегодня действительно пошел какой-то рост по доступности спорта?

Александр Невзоров: Честно могу сказать, что я не специалист по этому вопросу, но я предполагаю, что этой доступности как не было, так и нет, особой, по крайней мере, если не говорить про дворы в хороших московских районах, если не говорить про Петербург. Например, в Ленинградской области, которую я знаю хорошо, такой же кошмар и такое же бедствие, как было всегда. Но дело-то не в этом. Тут справедливо совершенно сказал наш уважаемый коллега из Москвы, что не надо ни в какую зависимость ставить массовость спорта. Давайте проведем четкую демаркационную линию между этим вот любительским бытовым спортом и тем профессиональным спортом, в котором мы все равно в ближайшее время никого не переплюнем просто потому, что у нас меньше ненужных детей. Большие достижения в спорте делаются огромным количеством вбрасываемых туда детей, чьими суставами, сухожилиями, связками, костями мы готовы жертвовать ради одной медали. Да, действительно, их, вдохновленных примером, начинает заниматься очень много. И в серьезных видах спорта, а большинство видов спорта серьезные, три четверти детей становятся инвалидами, по статистике спортивной медицины, примерно уже к 19 годам.

Роман Герасимов: Три четверти — я хочу повторить эту цифру!

Александр Невзоров: Примерно так, да. Да, один добирается до медали. Если у нас есть задача каким-то образом снова инициировать естественный отбор, то, наверное, большой спорт в этом смысле очень хорош, но тогда надо тех самых выживших — потому что это не всегда самые талантливые, сильные и смелые, это просто выжившие.

Роман Герасимов: Светлана Сергеевна, вот Александр Глебович предлагает разделить. Я, конечно, дилетант, но разделять не готов, потому что кошелек один. Спорт как высоких достижений, так и спорт массовый требует денег. Мы все надеемся в этом вопросе, опять же, на государство. Финансируется это — мы прекрасно представляем. Сейчас нам говорят, что, несмотря на то, что в 20 раз больше были вложения в наших олимпийцев, в Ванкувере мы пролетели, но все говорили об этих вложениях. И то, что касается спорта, который доступен широкому слою особенно юного населения — это тоже забота государства. Скажите, почему мы должны разделить? Кошелек не один, в данном случае?

Светлана Журова: Дело в том, что, если говорить про мою позицию, я считаю, что основы физической культуры и спорта ребенок должен получать в школе. А его специализация и его заинтересованность в занятии — вот это право выбора, о котором мы говорим — конечно, должно быть уже немножко позже, когда он для себя вместе с родителями принципиально решает: да, я хочу быть великим спортсменом и иду, несмотря ни на что, будут ли у меня травмы — я хочу эту жизнь прожить вот так ярко, по-спортивному. Я говорю, опять же, это право каждого, это выбор его. При этом в школах — да, вот на это надо совершенно по-другому обращать внимание. Если мы говорим массовый спорт, самое простое его развитие и вовлечение детей в здоровый образ жизни, конечно, должны происходить через систему школьной подготовки, через систему школьных клубов, соревнований. И не надо здесь говорить, что это будет спорт высших достижений. Именно почему неинтересно детям заниматься в школе спортом? Потому что они не могут соревноваться с такими же детьми, как они, которые не разрядки-спортсмены, которых обычно выставляют за школу, а это обычные дети. Поэтому, конечно, мне бы виделось, что, если мы говорим, а вы говорите про один карман. Вроде один карман, но карман-то разный: Министерство образования и Министерство спорта. Поэтому если говорить с этой точки зрения, то карманы вроде как разные. Поэтому давайте говорить о том, что совершенно на другой уровень войти в материальную базу наших школ, чтобы была возможность, во-первых, всем проводить как минимум три урока физкультуры. А я бы сказала, что тот же день суббота может стать днем спорта для всех школ в нашей стране, причем вместе с родителями дети будут приходить на соревнования и вовлекаться в такой здоровый образ жизни совместно. Поэтому это будет массовым спортом. И, соответственно, дворовые площадки.

Роман Герасимов: Так, ну вот смотрите. Вы всю ответственность, на самом деле, возложили на школы. Школы должны быть главным проводником спорта. Давайте это обсудим. Единственное что, я все равно хочу привести цифры, сделаю это сразу после рекламы. Цифры, которые покажут, сколько и на что в России мы готовы тратить. Об этом — сразу после короткой рекламы.

* * * * *

Роман Герасимов: Это открытая студия, мы снова в эфире. Сегодня обсуждаем, связаны ли между собой, как живут, как соседствуют, спорт массовый и спорт высоких достижений. Примем пару телефонных звонков. Добрый вечер, Вы в прямом эфире, говорите, пожалуйста.

Зритель: Я учитель физкультуры Выборгского района, зовут меня Галина. И вот очень всё хорошо говорится – здоровье, здоровый образ жизни… так вопрос решается очень просто! Обратите внимание на школы, обыкновенные школы, как стоит урок физкультуры, как проводится он, в каких залах, по сколько классов в зале. Ведь условий, как таковых, нет! Вот по телевизору хорошо говорят «условия где-то», «где-то хорошие», отпускают средства, но где они в жизни-то, их нет! Нет ни мячей, нет оборудования достаточного, и поэтому вот, на мой взгляд, здоровье и физкультуру надо начинать с обыкновенных общеобразовательных школ. Мало того, учитель на сегодня может сделать всё – и дать здоровье ребенку, и поколение будет здоровое и не надо будет какие-то средства отпускать на профилактику наркомании, ещё каких-то заболеваний.

Роман Герасимов: Спасибо, спасибо, ясно. Вот смотрите, главная надежда Светланы Сергеевны здесь рухнула. Это в Питере, где довольно благополучные школы в сравнении со страной, оказывается, что никаких условий нет. И ещё один звонок примем.

Светлана Журова: Почему «надежда»? Почему «надежда»? Я как раз и сказала, что нам надо, вот абсолютно согласна с учителем физкультуры, я об этом именно и говорила, что надо совершенно другое, особое внимание уделить этой теме. И почему по проекту образования мы закупаем компьютеры, мы, соответственно, оборудуем классы по другим предметам, но почему-то мы при этом забываем про урок физкультуры. И, кстати, гранты, которые получают по проекту образования, только 2% получают учителя физкультуры.

Роман Герасимов: Светлана Сергеевна, мне кажется, что денег не остается. Вот я обещал назвать цифры, я их назову. Значит, за 2008, 2009 и 2010 – за три года по строке «физкультура и спорт» будет выделено примерно 48 миллиардов рублей. Главный спортивный проект нашей страны, ну, здесь ни у кого нет сомнений – Сочи, потребует, как минимум, триста сорок с чем-то миллиардов. Вот и деньги.

Светлана Журова: Вы не забывайте про то, что эти деньги идут на инфраструктуру и развитие этого региона в целом. Вот это надо не забывать. Там только 10% то, что будет на спортивные объекты потрачено. А многие остальные вещи… а потом надо не забывать, в том числе, что там будет ещё и окупаемость этого проекта. Там ещё достаточно серьезная часть денег вернется, поэтому это надо тоже понимать. И я хочу сказать, что развитие инфраструктуры горнолыжной в этом регионе – для нас это сейчас очень важно. Это и рабочие места, и вообще, всю горнолыжную систему на северном Кавказе надо пересматривать, и отношение должно быть совершенно по-другому к этой теме. Это и рабочие места, это и очень много чего.

Роман Герасимов: Светлана Сергеевна, ну давайте так. Всё-таки ясно, что, ну, какая-то польза местным жителям, хотя там живет 400 000 человек, они явно не будут эксплуатировать все эти объекты. Но польза есть. Тем не менее, вот главный спортивный повод появился – Сочи – и мы выделили эту цифру. Представьте себе, насколько могло бы вырасти финансирование всех объектов по стране, и может быть, появились бы тогда коробки, залы и так далее, и так далее, если б мы в этот проект не вошли. Александр Глебович, Вы верите, что теперь все будут ездить тренироваться в Сочи? По разным видам.

Александр Невзоров: Нет, я не верю. Я, честно говоря, пока не очень понимаю смысл нашего разговора. Потому что, если продолжать кривляться и продолжать как бы играть в некие высокие словеса и материи, мы можем говорить о большом спорте как о части национальной политики, но мы прекрасно понимаем, что это не так. Что всё равно большой спорт готовит, прежде всего, больших бизнесменов, которые, пользуясь уникальными возможностями, которые дала им природа, совершенно справедливо поступают – они наращивают свою собственную цену и потом легко играют за любую другую сборную любой другой страны, когда у них появляется такая возможность. И когда мы говорим о большом спорте, мы всё равно должны говорить о том, что в данном случае государство выступает как бы абсолютным дурачком, причем наивным дурачком, и в который раз. И оно просто помогает осуществиться вот тем самым уникальным, единичным, но просто бизнесменам от спорта, которые за счет своего имени, заслуженно абсолютно, потому что они действительно выдающиеся люди, как правило, они прекрасно себя чувствуют.

Роман Герасимов: Светлана Сергеевна, прокомментируйте, пожалуйста.

Светлана Журова: Это, интересно, кто? Мне просто очень интересно, вы, видимо, имеете в виду каких-то футболистов, а футбол – это ещё не все виды спорта в нашей стране…

Александр Невзоров: Футболистов, хоккеистов, бобслеистов….

Светлана Журова: Бобслеисты вообще достаточно бедные люди, если уж на то пошло.

Александр Невзоров: Хорошо, хорошо.

Светлана Журова: Я так поняла, что видимо весь мир-то совершеннейшие дураки, что занимаются тем, что развивают спорт. И то, что да, в какой-то степени, где-то это произошло, наверное, и превратилось в какой-то бизнес. Вот, в России, видите, мы же тоже не согласны и не готовы, чтобы это всё ушло на самоокупаемость, ушло исключительно на коммерцию. Мы говорим о том, что наш подход в любом случае будет нечто среднее между государственным подходом, и какой-то интерес зарабатывания денег на этом. Мы всё равно не сможем уйти от государственного подхода, а в других странах это полностью коммерция, и государство помогает достаточно мало спорту.

Роман Герасимов: Сергей Арнольдович, вы писали о случаях, когда уезжали из России, и мы это знаем, уезжали тренеры и уезжали спортсмены.

Александр Невзоров: И команды.

Роман Герасимов: И команды? А что, были случаи, когда команды целиком уезжали?

Александр Невзоров: Ну, почти целиком.

Роман Герасимов: Ну, вообще хоккей, действительно, если посмотреть НХЛ, там команды есть практически полностью русские. Сергей Арнольдович, пожалуйста, ваш комментарий относительно того, для чего и зачем мы готовим кадры, которые потом сбегают из России.

Сергей Микулик: Ну, вы знаете, я занимался в своё время в такой знаменитой по московским меркам, наверное, и по всесоюзным тогда, баскетбольной школе советского района, нынче школа «Тринта». И она, например, воспитала двух замечательных баскетболистов Хосе Бирюкова и Михаила Мишунова. Один потом стал рекордсменом мадридского Реала по количеству игр, другой многократным чемпионом Югославии, Греции и так далее. Понимаете, это не сегодняшняя тенденция, это было и в советские времена.

Александр Невзоров: Всегда, всегда.

Сергей Микулик: Наверное, люди… свойственно им искать, где лучше. И они, когда ищут, в том числе спортсмены, они люди ещё более, наверное, прозорливые, то и находят. Поэтому не вчера это появилось, не в российские времена, не в голодные, не в сытые, это, наверное, вечная тенденция, и если есть такие правила игры, то по ним будут играть.

Сергей Микулик: Ну, смотрите…

Светлана Журова: Это вопрос конкуренции!

Сергей Микулик: Тогда всё-таки, кто должен, если мы должны рационально тратить деньги, кого-то к чему-то привязывать? Ну, вот деньги-то государственные. Светлана Сергеевна?

Светлана Журова: Вы сейчас говорите про что? Про ответственность нашей федерации по видам спорта?

Сергей Микулик: Я говорю про ответственность спортсменов. Вот смотрите, мы готовим – это особенно явно проявляется среди, действительно, футболистов и хоккеистов – готовим их здесь, за наши деньги, прекрасно. Кто-то из-за этого недополучает спортивную площадку, бассейн и так далее. А ребята потом за миллионы уезжают играть в Европу и так далее.

Светлана Журова: Да, тут, наверное, есть нюанс, который надо учитывать и надо, наверное, чтобы всё-таки здесь была компенсация за то, что эти люди уезжают. Но сможем ли мы это и законодательно прописать вообще?

Александр Невзоров: Не сможем.

Светлана Журова: Была попытка это сделать, но так из этого ничего и не получилось. Наверное, это будет нарушение конституции, я думаю, в любом случае, если это будет прописано, что они должны будут вернуть деньги. Они скажут «мы жили в этой стране, мы не совершали преступления, считайте, вы потратили деньги на то, что мы остались нормальными гражданами, а то, что мы потом, когда выросли, уехали выступать за другую страну – это наша профессия. Мы себя продали дороже другой стране». Будет ответ вот такой, скорее всего. Вопрос хотим ли мы его слышать? Ну, скорее всего, что мы именно так его и услышим.

Роман Герасимов: Вы знаете, пару сообщений с форума зачитаю вам. Из Самары пишут: «Моя дочь ходит на волейбол с семи лет, сейчас одиннадцать. Когда начинала ходить, стоимость была 100 рублей за месяц. Всего ходило 50 человек. Сейчас 800 рублей в месяц, ходит 10 человек. И это, говорят, не предел с повышения стоимости. Детей ходит всё меньше и меньше, а как приезжает комиссия, то начинается показуха». Ещё пример, уже из Петербурга пишут: «А как сейчас заниматься спортом, если, к примеру, в Красносельском районе нет ни одного доступного бассейна, нормального футбольного поля, хоккейной площадки и так далее». Вот бизнес у нас не хочет вкладывать деньги, вкладывает всё равно только государство. Почему?

Александр Невзоров: У меня вот вопрос к Сергею Арнольдовичу, если можно, да? Поскольку он, в общем, реальный специалист, который оперирует фактами в этом вопросе, у меня к нему есть вопрос. Видит ли он разницу между, ну, скажем так, воодушевленностью сегодняшних больших спортсменов, больших спортивных коллективов (причем «воодушевленность» – я просто здесь подобрал, ну, не самый уместный, ну, и просто не самый высокий термин), и тем, что было 20,15, 30 лет назад, когда действительно, как ни странно, советский спорт, русский спорт объединял огромное количество людей и вырабатывал людей очень, в общем, высокой формации, высокой нравственной формации, когда слово «спортсмен» не было синонимом слова «бизнесмен» от спорта и синонимом «легионер», когда все-таки это были немножко другие люди. Есть у вас такое ощущение?

Сергей Микулик: У меня, Александр Глебович, есть ощущение, что действительно, вот люди, выступавшие за идею, что было в советские времена (я, к сожалению, тех высот не достиг, но тренировался с людьми, которые потом были в высшем спортивном свете, вот) и, знаете, тогда наверно призывы от знамени до чести, начиная от спортшколы и заканчивая каким-то уже своим командным коллективом и сборной, они действовали по-другому, воспринимались по-другому и, наверное, это были какие-то правильные времена, сейчас их принято только хаять, по-моему вот это было как раз не верно.

Александр Невзоров: Ну, вот они вообще были по природе совсем другие, вот по ощущению я сейчас смотрю, например, на Нижегородский спорткомитет, имею с ним дело и видел проявления потрясающей такой человеческой нравственности, сплоченности, серьезности и боления за какие-то серьезные идеалы, но это все, это все вот то, что в спорте называется старики, там, двукратные чемпионы по самбо…

Роман Герасимов: А вы думаете, к этому можно вернуться?

Александр Невзоров: Нет, я не говорю про то, что к этому надо вернуться. Либо надо окончательно распроститься с мечтой, что они такие, а эта мечта еще есть в нашем менталитете, мы, когда говорим о спортсменах России, мы действительно думаем, что они спортсмены России, вот, либо вот то поколение было последним, да? Либо есть какие-то надежды. Причем здесь я предлагаю не брать Журову, она чудесный человек по сути своей и, действительно, сейчас она отдувается за, в том числе, и глупость государства, и за бесстыдство своих коллег, делает это достойно, и я как бы предлагаю вот её от критики непосредственно оградить.

Роман Герасимов: Ну, смотрите, я совершенно согласен, но вам скажу, что сегодняшних мальчишек впечатляют контракты: Аршавина…

Александр Невзоров: Да, контракты – совершенно верно.

Роман Герасимов: Победа теннисистов, которые могут на кубке n-ном выиграть 5 миллионов долларов, придумайте им другой стимул сегодня.

Светлана Журова: Я хотела сказать, дело в том, что у нас произошло вот как раз в эти годы этих сомнений, да? Вот тех, что у нас происходили в стране. Произошло, что трансформация с нашей молодежью – когда нам навязали некую другую идеологию, идеологию зарабатывания денег, забыли основное, вернее, может быть специально решили не надо упоминать это, ведь даже в Америке в той же, когда люди зарабатывают деньги, они целью ставят не зарабатывание денег, а интерес к зарабатыванию денег. Вот это кто-то упустил, когда нам прививал новую идеологию, демократию, говорил о том, «как хорошо стать капиталистической страной…», и вот этот интерес у нас и пропал, и, когда я теперь в основном, бывает, разговариваю с молодыми людьми – ничего плохого, кстати, нет в том, что надо зарабатывать деньги, но только первая часть куда-то пропала.

Роман Герасимов: Послушайте, мне кажется, что эта история, которая ушла. Я согласен, что те победы, которые совершались в советское время, они впечатляют, и там были блестящие достижения, но, по-моему, это то, что уже невозможно вернуть.

Александр Невзоров: Может быть, как раз это секрет, это рецепт того позора, который мы пережили на последней Олимпиаде и, боюсь, переживем еще не один раз, потому что… ну вот здесь опять-таки я бы предложил Сергею Анатольевичу слово. Он не связан никакими особыми условностями, он может наиболее объективно дать предсказание, он – специалист.

Роман Герасимов: Сергей Арнольдович, пожалуйста.

Сергей Микулик: Спасибо за специалиста, но, знаете, я все-таки считаю, что действительно вариант «за державу обидно», он уже если не совсем умер, то отмирает постепенно и бесповоротно.

Александр Невзоров: Нет, я про степень позора на сочинской Олимпиаде.

Сергей Микулик: Ну Сочи, я считаю, моё субъективное мнение, что мы уже опоздали бить в набат, поскольку надо было почему-то дождаться Ванкувера и выступить там, как мы выступили для того, чтобы узнать как все это плохо, вот. И, вы заметьте, что, в общем, после ухода одного лишь Тягачева и механической смены его, видимо, на Жукова, третьего уже не дано, вот, мы уже считаем, что весь аппарат Олимпийского комитета сработал, наверное, нормально, раз все остальные остались на своих местах, никто не подал ни в какую отставку. То есть они, видимо, к этому и готовились, но просто не знали, что спросят так строго, но как выяснилось не с них, а с одного лишь руководителя, который в одночасье стал почетным президентом олимпийского комитета, обычно за это награждают, а у нас, таким образом, поощряют за отставки.

Александр Невзоров: Ну, увильнул, увильнул, дружище. Но вот…

Светлана Журова: Я бы хотела сказать, что Олимпийский комитет как раз не отвечает ни за массовый спорт, ни за Олимпиаду в целом. У него совершенно другие цели и задачи, и снятие или уход Тягачева, он в принципе ничего не изменил по сути. Здесь вопрос готова ли у нас программа для Сочи подготовки, потому что, дело в том, что примеров огромное количество, когда люди поднимались с какого-то даже неуспеха, когда у нас был Ванкувер, до достаточно серьезных результатов за 4 года. Я вот совершенно уверена, что эти шансы у нас есть, просто здесь вопрос опять же, как будут потрачены деньги – вот это, наверное, самое главное. И если говорить про эту же канадскую программу, которая вот позволила им сейчас так феерически выступить в Канаде и завоевать, можно сказать, первое место в командном зачете по количеству олимпийских медалей золотых, они ведь тоже столкнулись с тем, с чем сталкиваемся мы сейчас – это разрозненное финансирование, это непонимание, отсутствие ответственности. То же самое, что сейчас перед чем мы стоим, но за 4 года они смогли все изменить.

Роман Герасимов: Слушайте, Светлана Сергеевна, но грустно слышать, что единственная публичная казнь, которая произошла (я говорю об отставке Тягачева), не поможет, это было сделано и даже не особенно правильно, такой вывод можно сделать, но 4 года… Неужели (а нам сейчас остается даже меньше) это срок, за который можно что-то успеть? Ведь в разных видах спорта говорят о том, что это десятилетие.

Светлана Журова: Конечно, можно успеть! Можно успеть. Дело в том, что у нас есть хорошие спортсмены, я их вижу и вижу потенциал, надо не забывать, что наша команда, в том числе, перед Ванкувером была достаточно молодая, и всем была поставлена задача, в том числе Федерации, опробовать вот этих молодых людей, и я это видела, например, по даже в своем виде спорта, например в Обервиле была очень молодая команда вывезена, действительно была такая поставлена такая задача, тогда еще Советским союзом, но уже через 2 года все эти молодые ребята завоевали золотые медали в нашем виде спорта уже в Лиллехаммере.

Роман Герасимов: Это очень оптимистический такой прогноз, еще одну короткую рекламу посмотрим и продолжим обсуждать, что ж нас все-таки делать в преддверии Сочи.

* * * * *

Роман Герасимов: Возвращаемся в эфир, это программа «Открытая студия», примем телефонный звонок. Добрый вечер, вы в прямом эфире, говорите, пожалуйста.

Зритель: Алло, здравствуйте! Это из Нальчика.

Роман Герасимов: Здравствуйте, слушаем вас, говорите, пожалуйста.

Зритель: Я вот, мне очень интересно, как Света Журова, видно, отдувается за все наше спортивное руководство страны, но у меня вопрос в чем, и вообще проблему как надо решать? Вот, например, футбол. Все говорят, что в целом по стране ежегодно на вот Высшую лигу, Премьер лигу тратят больше миллиарда евро, и в то же самое время, что, например, несколько поколений занимались в детско-юношеских спортивных школах – футболисты. Например, родители, ну раньше дети сдавали, сейчас родители сдают… Даже футбольных мячей нет в детско-юношеских спортивных школах. И вот я тоже, вот у меня дети уже выросли, оба учатся в Москве, и я сдавал, и сейчас вот за племянниками я смотрю, система не меняется…

Роман Герасимов: Понятно. Спасибо, спасибо за ваш звонок. Александр Глебович, я только хотел предложить – вот, например, есть богатые виды спорта, вот тот же футбол, действительно миллиарды крутятся…

Александр Невзоров: Так.

Роман Герасимов: Хоккей, теннис и так далее, может быть их снять с государственного финансирования? Вообще как-то с видами спорта разобраться. Какие виды спорта нам нужны, какие нет?

Александр Невзоров: Нет, ну, во-первых, можно сразу, то, что называется, сбросить с корабля современности все виды спорта, которые гарантированно даже в таком вот смешном варианте не принесут ни почета стране, ни побед олимпийских, потому что они у нас изначально в принципе проиграны. В том числе это и столь спорные в нравственном смысле этого слова и имеющие столь, в общем, позорную репутацию такие виды спорта, например, как конный, который тоже безумно дорог, нам никогда ничего не светит и понятно, что не засветит в ближайшее время, а когда засветит, то к тому времени уже весь мир признает, что это, в общем, извращение и дикость, но да, просто вот мы говорим о спорте и…

Роман Герасимов: А мир отказывается? Идет какая-то оппозиция?

Александр Невзоров: Да, естественно, потому что идет дикий скандал, идет дикий скандал – наконец-то до людей доходит, что это вот странный вид спорта, Света, я думаю, меня поддержит. Вот что такое спорт? Это победы, это достижения, это преодоление себя, это свой пот, своя кровь, своя воля, а здесь идет паразитация на физических возможностях другого существа, которое совершенно не согласно заниматься спортом, принуждаемое к этому побоями и болью, металлическими приспособлениями, вставленными в рот, металлическими приспособлениями, прикрепленными к ногам – и вот такой вот умирающий, уходящий, позорный спорт, тем не менее, тоже у нас имеет какую-то нехилую государственную дотацию. Конечно, вот здесь бы провести ревизию, провести ревизию и заранее убрать всё принципиально проигрышное и неперспективное, не поддерживать всё, тогда, возможно, какие-то олимпийские надежды у России были бы.

Роман Герасимов: Смотрите, кроме конного, вы согласитесь, что есть еще какие-то виды спорта, которые государство может с себя снять? Ну, потому что там деньги есть, там есть кому вкладываться.

Александр Невзоров: Ну вот я думаю, что если вот, понимаешь, тут Света Журова – она замечательный человек, но она немножко связана своим положением и немножко связана с тем, что она не все может говорить прямо. Если тебе сейчас удастся ее уговорить дать прямой ответ на этот вопрос, она будет лучшим специалистом в этом вопросе, и ее оценка будет стоить дороже, чем моя.

Роман Герасимов: Светлана Сергеевна, мы надеемся на вашу откровенность.

Светлана Журова: Дело в том, что если мы все-таки… как раз здесь я не связана никакими обязательствами перед международной общественностью, и сказать, что действительно, я бы действительно провела серьезную инспекцию тех видов спорта, которые есть на мировом уровне в олимпийском движении, и, наверное, конный, у него единственное может быть оправдание, я думаю, почему за него так держатся, потому что он безумно дорогой. Транспортировка животных на ту же Олимпиаду, я уже не говорю про дрессуру, да, просто транспортировка животных, которые должны перелетать через океаны на соревнования – это катастрофа, представьте какая это травма для них самих? Поэтому такой вот вид спорта, как конный, держится только из-за того, что там может заниматься человек до старости лет. Если вы не знаете этой истории: например, в Пекине был человек, которому было 60 лет почти, это была его вторая Олимпиада, первая у него была, когда ему было там лет 19 или 20 и следующую Олимпиаду он ждал на лошади всю жизнь, как он говорил, и через 40 лет он поехал на следующую свою Олимпиаду…

Александр Невзоров: Только ценой жизни скольких лошадей это произошло?

Светлана Журова: Да, многих лошадей, наверное. Я думаю, что, скорее всего, так и было. Кстати, ведь также был вопрос, нужно ли нам до сих пор сохранять такой вид спорта, как современное многоборье, да?

Александр Невзоров: Конечно, конечно.

Светлана Журова: Где тоже есть конный вид спорта, но это было пожелание Пьера Де Кубертена – именно этот вид спорта не трогать и сохранить, не меняя. Потому что я думаю, что давно бы, если не считать это, скажем, пожелание этого человека, наверное, давно бы уже этот вид спорта был бы убран из олимпийской программы. И, к сожалению, я могу констатировать факт, что есть прекрасные виды спорта, которые до сих пор не вошли в олимпийскую программу, например – ролики.

Александр Невзоров: Да.

Светлана Журова: Насколько популярен вид спорта в мире и вообще и в России? Почему бы не развивать такой вид спорта? И доступный, и занимайтесь, пожалуйста! Но он не олимпийский вид, но мы будем совершенно какие-то дурацкие виды спорта, которые никому не нужны…

Роман Герасимов: А на роликах есть соревнования, где на дистанциях гоняются, да?

Светлана Журова: Есть и на дистанциях…

Александр Невзоров: Есть.

Светлана Журова: И на стадионе, и по улицам города, и марафоны – это очень бурно развивающийся вид спорта, причем, я больше скажу – страны Латинской Америки не так много имеют возможностей, где они могут поучаствовать, а именно роликовый спорт у них развивается очень хорошо. Поэтому я могу здесь обвинить мировую общественность, что неправильный подход в развитие олимпизма вообще, и, знаете, такое еще самый страшный, наверное, момент здесь?

Роман Герасимов: Так.

Светлана Журова: Вот, почему возмущается всё Сочи? Я соглашусь, что, наверное, концентрированно в одном городе делать все виды спорта – это неправильно. Но это правило МОК. Мы уже не можем это изменить, это надо понимать, да? Но в целом, я считаю…

Роман Герасимов: Ой…

Светлана Журова: Что МОК должен это пересмотреть…

Александр Невзоров: Завели Свету, хорошо.

Светлана Журова: Он должен дать провести Олимпийские игры стране, а не городу, тогда будет значительно проще развивать в целом спорт на территории страны и эффект от Олимпиады будет больше.

Роман Герасимов: Да, вот у нас как раз есть звонок из Сочи. Давайте, реплика жителя. Добрый вечер, вы в прямом эфире, говорите, пожалуйста!

Зритель: Добрый вечер, Роман. Да, мы вот находимся буквально в эпицентре над олимпийской всей этой стройкой.

Роман Герасимов: Да, если можно, коротко вот, что вы-то наблюдаете?

Зритель: Значит, наблюдаем стройку и, конечно же, знаем, что какие-то сооружения будут разобраны – все. Очень надеемся, надеялись, что наши дети все-таки каким-то образом будут связаны с последующим использованием этих сооружений, и какие-то виды спорта, которые конкретно в нашем регионе неплохо развиваются: зимние виды спорта. Наконец, наши дети подле себя это откроют – тот же хоккей, фигурное катание…

Роман Герасимов: Так, ну а что происходит сейчас-то?

Зритель: Ну как вам сказать? Испытываем лишь затруднения в виде пробок.

Роман Герасимов: А дети начали спортом заниматься?

Зритель: Дети занимаются, но не зимними видами спорта, как ни странно. На горных лыжах у нас нет возможности ездить. Сами понимаете: оборудование, снаряжение – это стоит немалых денег, плюс еще и добраться туда большая проблема.

Роман Герасимов: Понятно.

Зритель: Поэтому надежды были большими, но не знаем, как все у нас, как все у нас осуществится.

Роман Герасимов: Спасибо! Спасибо. Вот…

Светлана Журова: Это, конечно, будет… Да, это я согласна, что это временные такие вот, скажем, сложности, которые возникают у всех городов, которые проводят Олимпийские игры. Я надеюсь, уже к 12 году очень многие, во-первых, объекты будут построены, уже будут тестовые соревнование, в том числе международные. В том числе я уверена, что спортивные школы детские откроют свои секции на спортивных объектах, у них будет возможность на них тренироваться…

Александр Невзоров: Светка – Светка…

Светлана Журова: Хочу еще сказать: сейчас уже пересматривается программа «Наследие», нужно ли разбирать спортивные объекты в Сочи? Правильно ли это или нет? Сколько будет стоить разборка и перевозка из этого места …

Роман Герасимов: Вот это очень правильный вопрос! Но…

Светлана Журова: Может быть, оставить это? Может быть, оставить на месте, а построить лучше в другом месте за другие деньги. Не надо, может быть, разбирать?

Роман Герасимов: Но, вы понимаете, были эти просчеты, – это же фантастика! 400 000 жителей Сочи, если они будут хотя бы наполовину эксплуатировать эти объекты, то, по-моему, там нужно будет с утра до вечера всем, включая младенцев и стариков только там и проводить время. Но просто соотношение другое.

Светлана Журова: Не соглашусь, нет. Не соглашусь. Вы знаете, не совсем так. Надо не забывать, что есть еще люди, которые приедут со всей России в Сочи, потому что я могу заверить, что там уникальный климат для того, чтобы тренироваться сборным командам России. Поэтому я уверена, что туда приедут и спортсмены высшего разряда, чтобы проводить там тренировочные сборы, если уже будет создана база, которая там однозначно будет создана.

Роман Герасимов: Сергей Арнольдович, вам слово. Я хочу сначала спросить – я все-таки всё пытаюсь деньги где-то выгадать на спорт массовый: на спортплощадки, на залы и так далее…

Александр Невзоров: Это я и предложил.

Сергей Микулик: Это к Светлане Сергеевне.

Роман Герасимов: Ну да, это вопрос, конечно, Светлане Сергеевне, но ваш комментарий, как вы считаете, можно ли какие-то виды спорта, где и так полно денег, вот, государство может ли снять с себя ответственность вообще?

Сергей Микулик: Ну, запросто. Например, тот самый большой футбол, когда говорим вот словами, устами телезрителя, миллионов евро тратим на Премьер-лигу, то никакого отношения иметь не должно, и оно же пытается контролировать и у нас даже выборы президента российского футбольного союза в стране, управляемой демократией, прошли в одно лицо и очень успешно осуществились, вот. Поэтому, если есть денежные потоки и те, кто за ними следит, то всегда будет контроль. Я хочу вот доответить Александру Глебовичу на предыдущий вопрос.

Роман Герасимов: Да, пожалуйста.

Сергей Микулик: Я считаю, что за идею, за нашу победу в Сочи мы уже никого поднять не успеем. Дело даже не в деньгах, а в том же самом поколении, которое уже это не воспримет призыв.

Роман Герасимов: Александр Глебович, что с Сочи делать-то вообще?

Александр Невзоров: Ну, во-первых, я ничего с ним делать вообще не собираюсь и это мне не так надо, но, боюсь, что Сергей Арнольдович честно поставил такой жирный, достаточно драматический, приговорный росчерк. Потому что, если мы говорим о государственном сильном и большом спорте, то он, конечно, может быть (в условиях России, да? Где всё идейно, да?) то он может быть только таким. Если мы не имеем этого идейного спорта, то мы на самом деле не имеем никакого. Мы имеем отдельные, может быть, блестящие персонажи, может быть, безумно талантливых людей и спортсменов, но это никогда не будет слито в единую национальную спортивную команду, которая будет приносить России определенного рода почет и престиж. Боюсь, что Сергей Анатольевич приговор произнес.

Роман Герасимов: Так.

Светлана Журова: Александр Глебович, да, я согласна, что вы абсолютно правы, что без идеи, без командного духа будет невозможно ничего сделать в нашей стране, и, вы знаете, вот, кстати, чем еще интересна была программа у канадцев? Может быть, все видели перчатки красные, которые покупали все жители Канады. Они знали, что 10 долларов, потраченные на эти перчатки идут на подготовку спортсменов в том числе, и каждый знал, что он причастен к этой медали. Представляете у нас? У нас каждый человек будет думать: «Так, значит, украдут эти деньги обязательно. Даже вот эти 10 долларов, которые, якобы, я потрачу на эти перчатки, думая, что я поддерживаю наших спортсменов»…

Александр Невзоров: Конечно.

Роман Герасимов: Светлана Сергеевна!

Светлана Журова: Вот настолько у нас менталитет прогнил из-за этой коррупции…

Роман Герасимов: Конечно, если…

Светлана Журова: …деньги будут потрачены куда надо.

Роман Герасимов: Если впредь уже есть цифры о том, что на каждого московского чиновника, который поехал на Олимпиаду, потратили 25 000 долларов. Мы вынуждены еще одну небольшую паузу сделать, я надеюсь, что потом мы найдем поводы для оптимизма.

* * * * *

Возвращаемся. Это «Открытая студия», мы в прямом эфире, у меня несколько сообщений с форума, потому что мало зачитывал. Вот пишут: «В стране спортом руководят не специалисты, а менеджеры-спекулянты, поэтому и страна похожа на большую барахолку». Так, еще сообщение: «Вся страна работает на Москву, в каждом районе есть свой спорткомплекс. Регионы развивать нужно. Кое-где вообще нет нормальных спортивных сооружений, даже эконом класса, хотя большинство талантов именно с периферии». Ну, еще масса-масса реплик о том, где, сколько стоит этот спорт для простых людей. Вот это все, конечно, заставляет задуматься. Александр Глебович, у нас остается буквально 3 минуты, вот ваш, как болельщика, как зрителя, какой-то спорт волнует? У вас рождается желание в последнее время, вот, я не знаю, предположим, к спортивному руководству что-то донести: «Ребята, меняйте срочно!»

Александр Невзоров: Нет, у меня, честно говоря, нет. Я и прикидываться не буду, потому что я понимаю безнадежность этой всей истории и понимаю коммерциализированность, и понимаю в самом скверном смысле этого слова безнравственность этого всего. Притом, что, да, действительно есть, есть те, ради кого, наверное, следует здесь преодолевать брезгливость к сегодняшнему положению вещей, есть вот те спортсмены того времени, есть те команды того времени, которые воспитывали огромное количество людей и воспитывали великолепно. Вот я привел в пример нижегородцев, нижегородский спорткомитет, двукратных чемпионов по самбо, у которых, кстати, собрали уже 6 000 подписей против наличия такой дисциплины, как конный спорт в большом спорте. То есть вот, вот сердца есть у людей, вот совесть есть у людей, да? Вот это старики. Вот ради них мы, вероятно, должны какое-то время еще изображать, что да, у нас есть спорт, и мы его уважаем.

Роман Герасимов: Светлана Сергеевна, хочу вас спросить. Как вы думаете, если в Сочи у нас ничего не получится, что-то радикально поменяется, вот соотношение? Сегодня – всё равно, давайте говорить честно – главная ставка в нашей стране на большой спорт, массовый у нас забыт. Если Сочи провалим, что-то поменяется?

Светлана Журова: Я думаю, что уже начинает меняться. Дело в том, что мы провалили Ванкувер – это серьезный сигнал для того, чтобы мы задумались. Я вижу, чувствую, что должны быть изменения, и для меня самое главное, наверное, все-таки, что, действительно, вы были правы в своем заявлении о том, что большие спортсмены рождаются в регионах и в малых городах. И вот развитие инфраструктуры, развитие спорта именно там – это для них, возможно, даже и шанс прорваться в жизнь, и очень много стимулов, как раз там идеология-то больше, чем в наших безумных мегаполисах, где уже все по-другому совершенно…

Роман Герасимов: Вот туда и надо вкладывать тогда. Спасибо! Сергей Арнольдович, вам слово, секунд 20, пожалуйста, ваш прогноз.

Сергей Микулик: Я думаю, что когда мы провалимся в Сочи, надо Светлану Сергеевну сделать минимум президентом Олимпийского комитета России или министром спорта, и тогда у нас все начнет налаживаться.

Александр Невзоров: Да.

Роман Герасимов: Светлана Сергеевна, я хочу сказать, что у вас есть уже три сторонника, когда пойдет …

Александр Невзоров: Я, я.

Роман Герасимов: Я тоже «за». Когда пойдет разговор о том, кого в министры спорта дальше, знайте, три сторонника …

Александр Невзоров: Журову! Журову! Журову!

Светлана Журова: Александр Глебович «за» – это уже дорогого стоит.

Роман Герасимов: Спасибо. Я благодарю всех участников программы…

Светлана Журова: Спасибо.

Роман Герасимов: Я по-прежнему надеюсь, что все-таки больше будет доходить до регионов, и не только мы будем к огромным событиям в мире спорта готовиться. Хочется, чтобы было больше от спорта здоровья и меньше пахло какими-то огромными деньгами. Это не нравится, честно скажу. Не только мне, это и мнение многих с нашего форума сегодня. Еще раз благодарю всех участников нашей сегодняшней беседы. Завтра, 22 апреля, конечно, мы будем говорить о Владимире Ильиче Ленине. До встречи в эфире.

Комментирование отключено.

Дружественные ресурсы:


Контакты:

Почтовый адрес: 199397, Санкт-Петербург, а/я 900, ООО «Невзоров От Эколь» НЕВЗОРОВУ А.Г.