Фрагмент программы «Прямой эфир» с Михаилом Зеленским от 21 июля 2011 г.

Тема передачи – скандалы, связанные с прослушкой телефонов знаменитостей и известных политиков.

ВЕДУЩИЙ: Сегодня в прямом эфире мы говорим о громких скандалах, связанных с прослушкой телефонов знаменитостей и высокопоставленных политиков. В нашей студии Юрий Скуратов, занимавший в свое время пост генерального прокурора России. Юрий Ильич, здравствуйте. Помните тот момент, когда в первый раз увидели ту самую пленку?

Юрий СКУРАТОВ: Я ее может быть к радости и не видел. Мне потом сказали, что был вот такой скандальный показ.

ВЕДУЩИЙ: Мы в прямом эфире. Джуд Лоу, Хью Грант, Сиенна Миллер, бывшие премьер-министры Тони Блэр, Гордон Браун и еще десятки британских граждан стали жертвами гиен пера. Так на берегах туманного Альбиона называют представителей желтой прессы. В погоне за жареными фактами, журналисты газеты «Ньюс оф зэ ворлд» перешли все границы. Предполагается, что руководство таблоида платило сотрудникам полиции за получение конфиденциальной информации. Сегодня Британию лихорадит как никогда. Против Руперта Мэрдока восстало все королевство. В парламенте в голову медиамагната летят тарелки с пеной для бритья, а в Скотланд-Ярде головы высоких чиновников. Поговаривают даже о возможных отставках в правительстве. В России одним из тех, кто оказался в центре скандала с прослушкой в 90-х годах был тогда журналист, а сейчас депутат Александр Хинштейн. Он опубликовал распечатки телефонных разговоров Анатолия Чубайса и первого помощника президента Виктора Илюшина, обсуждавших, как убедить генпрокурора Юрия Скуратова забыть про историю с пачками денег в коробке из-под ксерокса. Юрия Скуратова, как известно, потом, со скандалом отправили в отставку.

ВЕДУЩИЙ: Юрий Ильич, как вы думаете, как должен действовать журналист, если у него в руках оказывается вот такая, компрометирующая информация?

Юрий СКУРАТОВ, генеральный прокурор РФ (1995-1999 гг.), юрист, политик, доктор юридических наук, президент фонда «Правовые технологии ХХI века»: Во-первых, он должен был убедиться в достоверности этого, раз, и во-вторых, он должен был разобраться, а каким путем к нему попала эта информация, чтобы затем определиться с последующей законностью своих действий. Потому что, если это стало результатом незаконного прослушивания, просмотра и т.д., то он волей-неволей превращается в соучастника.

ВЕДУЩИЙ: Давайте послушаем, что ответил на этот вопрос известный журналист, главный редактор радиостанции «Русская служба новостей» Сергей Доренко.

Сергей ДОРЕНКО, главный редактор радиостанции «Русская служба новостей: У меня табу очень простые. Если, например, человек с проститутками просто, по семейным обстоятельствам, то я не буду в это вмешиваться. Но если это подарок проститутками, как в случае со Скуратовым, то я буду в это вмешиваться. Скуратов получил подарок. Я же говорил с Аликой, которая собственно и оказывала услуги, она сказала, что им платили от 400 до 500 долларов на руки, ждали, когда Скуратов заедет, но каждый день были заряжены девочки. В день когда он принял, он принял взятку услугой от 800 до 1000 долларов, тогда я имею право спрашивать у гражданина, а я почему получаю эти подарки-то, и как он будет обратную любезность делать. Он же взял. А обратная любезность будет в чем? Он кого пошлет дарителю? Тоже девок, или он расплатится погонами?

ВЕДУЩИЙ: Вот видите, господин Доренко считает, что журналист обязан как профессионал и как гражданин задавать этот вопрос.

Павел ГУСЕВ, главный редактор газеты «Московский комсомолец»: Журналист действительно должен совершенно четко понимать меру своей ответственности. Если он журналист. Если к нему попадает материал, материал жесткий, будь это видеозапись, будь это фотографии, он должен совершенно четко понимать, первое – как этот документ к нему попал, и почему он оказался именно у него в руках. Дальше, насколько он соответствует действительности, этот документ, не подлог ли это, не кукла ли это, грубо говоря, которую ему подсунули. А дальше он должен прекрасно понимать все цели, он должен прекрасно осознавать, что журналиста в данной ситуации могут также использовать, как используют девочек или кого-то другого в этой ситуации. И он не должен превращаться в это животное состояние. Я например, когда мне попали в руки, после Скуратова, материалы, связанные с другими лицами, я категорически отказался все это публиковать, и мы только комментировали ситуацию, но эти материалы не давали.

ВЕДУЩИЙ: Раз уж мы вспомнили работу журналистов в 90-х годах, Александр Глебович Невзоров, журналист, публицист, режиссер, присоединяется к нам из Санкт-Петербурга. Александр Глебович, здравствуйте.

Александр НЕВЗОРОВ, режиссер, публицист: Добрый день.

ВЕДУЩИЙ: То есть есть все-таки угроза того, что журналист может превратиться в орудие?

Александр НЕВЗОРОВ, режиссер, публицист: Нет, если журналист глуповат, то он может превратиться в орудие, это его проблемы, но мы же говорим не только о том материале, который кто-то слил или кто-то в коробочке с бантиками подложил под дверь. Чаще всего это все-таки результат собственных усилий и результат собственной деятельности, такие или подобные обсуждаемые здесь плетки(?). и я могу сказать, что естественно, всякие соображения этики, всякие соображения элементарных приличий, они не очень уместны в этой профессии. Если говорить об этой профессии всерьез. Если говорить об успешности в этой профессии.

ВЕДУЩИЙ: Уважаемые эксперты, согласны? Владимир Полупанов, вы как журналист, что ответите?

Владимир ПОЛУПАНОВ, обозреватель газеты «Аргументы и факты»: Появилась целая плеяда беспринципных, на мой взгляд, журналистов, которые, не взирая на какие-то моральные категории, вообще опуская их, выполняют, наверное, служебный долг, но при этом, могут выдавать такие материалы, и делают это безо всяких принципов. То есть, прослушка, подглядывание, фотографируют людей в самых неприглядных позах, и тем самым, мне кажется, что могут а) разрушить семью, ударить больно по человеку, и человек может слечь с какой-то болезнью и так далее. Я вот против такой журналистики. Журналистика, конечно, должна быть очень острой, но все-таки должны быть какие-то незыбленные правила этики, которые нельзя переступать.

Александр НЕВЗОРОВ, режиссер, публицист: Все, кто хочет декларировать эти лозунги, всегда будут в этой профессии никем. Но тот, кто хочет в этой профессии быть успешным, будет обречен всегда умело, тонко, виртуозно, вступать в конфликт, в том числе и с законом, и не только с законом «О средствах массовой информации». Потому что публика, она декларирует требования каких-то соблюдения каких-то этических норм, но продукт журналистский она требует такой, который можно добыть только при полном нарушении любых этических норм, и только этот продукт является успешным.

- Достоинство, о котором мы редко вспоминаем, честь, в 19 веке стрелялись из-за чести.

- Я прошу прощения, а кто-нибудь в газетах в последнее время слово «совесть» вообще видел? Я не видел. Пропала из лексикона газетного.

ВЕДУЩИЙ: То есть, про совесть здесь вообще не стоит говорить, ни журналистов, ни публики, ни тех, кто становится центром скандала.

Александр НЕВЗОРОВ, режиссер, публицист: Нет, ну если хочется поиграть в какие-то слова, то можно поговорить и про совесть. Но в данном случае разговор будет по меньшей мере неуместным. К тому же, любое публичное лицо, любой человек значимый или видный, публичный, обязан понимать, что он выходит на ринг, где против него будут употребляться любые приемы, в том числе и предельно жестокие, и то что называется неэтичные, и быть готовым к этому.

ВЕДУЩИЙ: Юрий Ильич, вы чувствовали себя боксером? В каком углу ринга, в красном, в синем вы стояли?

Юрий СКУРАТОВ, генеральный прокурор РФ (1995-1999 гг.), юрист, политик, доктор юридических наук, президент фонда «Правовые технологии ХХI века»: Ну, все намного сложнее в моем случае, чем даже проблема, которая здесь обсуждается. Ведь к сожалению, мало кто услышал, по поводу того, с чего это все началось, и какова была природа этого скандала. 26 января 98 года были проведены обыски в штаб-квартире «Мобитекс», по известному делу, касательно семьи президента и ближайшего окружения. А 1 числа г-н Бардюжа меня начал уже шантажировать этой кассетой. Это первое. Второе: нужно учитывать, я долгое время не оправдывался, если кто-то наблюдал за этим, нужно учитывать, что было проведено полноценное расследование, которое не идентифицировало вашего покорного слуги на этой кассете, это первое. Несмотря на давление страшное на экспертов, выяснила, через расследование, проведенное позднее и уже приостановленное, что эти девочки, о которых говорит г-н Доренко, они все прошли через руки спецслужб, они были определенным образом проинструктированы. Выяснилось, одна даже не успела удостоверение спрятать, и выяснилось, что она сотрудница органов внутренних дел, когда ее допрашивали следователи прокуратуры, поэтому главный вопрос в чем: кому это было нужно? И что журналистов использовали, это вопросов нет, так сказать, даже.

ВЕДУЩИЙ: Журналистов использовали?

Владимир СЕМАГО, политик, предприниматель: Журналисты в сегодняшней России, это такая категория, которая, к сожалению, меж двух огней. Но в данном случае речь идет не о журналистах, речь идет о политической интриге, и журналистика здесь не совсем причем. Говоря, или полемизируя с моим коллегой, я могу сказать нечто другое: обязательно нужно учитывать, что ты должен быть и немножко жуликом, и немножко честным человеком, если хочешь чего-то добиться. Наверное, это не совсем так. У меня был один знакомый генерал МВД, его потом в сумасшедший дом отправили, знаете почему? Он пришел на коллегию, и сказал: я знаю способ, чтобы избавить от преступности Россию. Нужно, чтобы честные люди перестали покупать ворованное. И после этого оказался… Вот может быть, в этом. Мы говорим о том, что есть востребованное желание посмаковать, посмотреть, да, безусловно. Но это нравственная позиция, которая не должна в обществе культивироваться. Мы должны как-то с этим бороться. А когда у нас возникают обстоятельства, когда людям говорят: или вы хотите питаться той профессией, которой вы обладаете, или вы не участвуете. Наверное здесь некий цинизм и общества, и структуры власти.

ВЕДУЩИЙ: Вот к г-ну Батурину у меня вопрос, как к герою многочисленных скандалов, всевозможных. Скажите пожалуйста, когда такое происходит, о чем задумывается человек, который находится в центре скандала? Неужели он думает о каких-то нравственных вещах, о том, как будет реагировать публика, кто послужил причиной того, что с ним произошло?

- Просто Сергей Доренко так квалифицированно говорил о проститутках, очень профессионально, поэтому я думаю, он сам там недавно был, а сейчас сделал операцию по восстановлению девственности и говорит о них уже со знаком минус. А мы живем сейчас отказавшись от нашей тысячелетней идеи, византийской. Да, признаться, мы промахнулись с коммунистической идеей, и мы болтаемся как твердое тело в проруби. Поэтому у нас такие журналисты. Надо правде в лицо смотреть.

ВЕДУЩИЙ: Александр Глебович, что вы думаете на этот счет?

Александр НЕВЗОРОВ, режиссер, публицист: Ну, я не согласен насчет хамства Сережи Доренко. Что касается – какая держава, такие и журналисты, так вот вам замечательный пример с английской державой, где по идее, есть традиции, где ничто никогда не прерывалось, где не свирепствовали большевики и не царствовали какие-то особые законы политической эволюции, другой совершенно эволюции, которые заставляли эксплуатировать целое государство. И тем не менее, мы видим там то же самое, и мы прекрасно понимаем, что на самом деле здесь все вот эти красивые слова, которые произносятся, про этику, про нравственность, не имеют никакого отношения к ситуации. Поскольку есть потребность общества в определенного рода тяжелой, скандальной, жесткой информации, и есть те, кто эту потребность восполняет. И когда мне приходится учить некую молодь, в том числе и журналистскую, то учу я прежде всего именно беспринципности. Теперь.

ВЕДУЩИЙ: Александр Глебович, а где, на ваш взгляд, та грань между подлостью, беспринципностью и борьбой для правды и истины?

Александр НЕВЗОРОВ, режиссер, публицист: Даже для меня существуют критерии подлости. Нельзя обидеть слабого, нельзя напасть на беззащитного, нельзя ограбить бедного.

- Вот вам и ответ Невзорова по поводу того, что он беспринципный. Я утверждаю, Александр, это Павел Гусев. Я утверждаю, что ты всегда обладал жесткими принципами, и сейчас их высказал. И это являлось основой твоей великолепной журналистики.

ВЕДУЩИЙ: Александр Глебович, что касается ситуации с Мердоком, вы этому человеку сочувствуете сегодня?

Александр НЕВЗОРОВ, режиссер, публицист: Я всегда считаю, что попадаться нельзя. И что гораздо более виноват, не тот кто совершил, а тот, кто попался. Потому что такие сложные политические вещи с прослушкой и с перлюстрацией, они должны быть разработаны с учетом всех вариантов отхода, иначе, это просто безграмотность, иначе это нельзя назвать профессиональной журналистикой.

Леонид ЗАХАРОВ, заместитель главного редактора газеты «Комсомольская правда»: Сотрудники Мэрдока немножко переработали по части взаимодействия с полицией. Смотрите, журналистика сама по себе, это далеко не четвертая власть. Возможности, ресурсы журналистов, очень ограничены. Без тесного взаимодействия с силовыми структурами, они, скорее всего, не получили бы и сотой доли всех материалов, которые, собственно всплыли, и которые стали основой скандала. Вот собственно это и пугает в сложившейся ситуации: сращивание беспринципных журналистов с теми структурами, которые в состоянии предоставить им тот материал, который без них был бы недоступен. Вот это самое скверное. У меня есть такая теория, что газета желта ровно настолько, насколько желт сам ее материал. Одна маленькая заметка, и все – коту под хвост вся репутация.

ВЕДУЩИЙ: Всех людей, которые работают в этой газете, это касается?

Леонид ЗАХАРОВ, заместитель главного редактора газеты «Комсомольская правда»: Вы не поверите, самый желтый журналист готов работать в тех рамках, которые определит ему главный редактор. Александр Глебович, к сожалению, время телемоста подходит к концу, насколько я понял, в ситуации с Мэрдоком, не пойман – не вор, это такая нравственность журналистская получается, современная.

Александр НЕВЗОРОВ, режиссер, публицист: Ну, я подозреваю, что это не совсем современная, поскольку в 19 веке была примерно такая. Но вообще ситуация нынешняя меня удручает, поскольку мы за последние 10 лет, я думаю, все присутствующие в студии согласятся, что мы не видим подлинных, оригинальных блестящих собственных расследований, когда действительно выковыривается, но своими руками нрзб. Любыми, или некий перец, соль жизни, но своими руками. И мы видим, что либо технические подлости подменяют профессиональную журналистику, настоящую, репортерство, либо откровенное вранье.

ВЕДУЩИЙ: Большое спасибо, я благодарю, на прямой связи из Санкт-Петербурга был известный журналист, публицист и режиссер Александр Невзоров.

Комментирование отключено.

Дружественные ресурсы:


Контакты:

Почтовый адрес: 199397, Санкт-Петербург, а/я 900, ООО «Невзоров От Эколь» НЕВЗОРОВУ А.Г.