Начало беседы: http://nevzorov.tv/2011/07/portal-credo-ru-28-07/

 

Разные люди взрослеют в разном возрасте…

Александр Невзоров: Все-таки я не был взрослым в 17-18 лет — это совершенно точно. Но определенного рода знания, определенного рода понимание у меня были…

Потом была скандальная история с регентшами в Духовной академии. Но ведь я был единственным человеком там с традиционной ориентацией. Я пытался оправдываться, что «ребята, я же за всех вас тут отдуваюсь!» Одним из действующих ныне иерархов

- …и неплохо действующих…

- …мне было сказано, что надо подумать о братской любви или здесь нечего делать.

- То есть Вы его как объект братской любви привлекали?

- Возможно. Но поскольку интересы уже были на излете…

- Интересы к чему?

- К этой субкультуре. К тому же, я в то время уже квалифицированно и за большие деньги падал с разных этажей и лошадей. И мне это больше нравилось. В общем, я оставил эту скорлупу, эту сброшенную кожу совершенно без всяких сожалений. К тому же, меня тогда не интересовала карьера, но если бы я задумался, я бы понял, что карьеру в Церкви будет сделать достаточно сложно, не переходя вот этой грани. А грань, в общем, блевотная.

Я ничего не имею против — мне совершенно все равно, кто как этим занимается. Хоть с помощью арбузов, с помощью электрошокеров или эскалаторов — мне это совершенно по барабану. Но ко мне это неприменимо. Вот так получилось.

- То есть все эти разговоры, что Вы думали монашество принимать, в духовные школы поступать — это все глупости и не имеет отношения к реальности?

- Это все было в течение полутора лет.

- Прямо до мыслей о монашестве доходило?

- До определенного рода послушничества.

- Притом что Вы некрещеным были?

- А мне же было все равно — я наблюдал за своими приятелями, которые крестились по 5-8 раз, просто из интереса к этому процессу.

- То есть монахом Вы бы стали, так и не приняв крещения?

- Нет, у меня все же были сильные предохранители — верующим человеком я не был никогда.

- И монашество для Вас — это тоже поиск экзотики?

- Да, это же черный шифон. Это же абсолютное отделение от ненавистного коммунистического государства, как мне тогда казалось.

- Внимание женского пола, опять же.

- Колоссальные возможности, открывающиеся на исповеди и во время совершения других таинств. В общем, что называется, «не пошло». Но знания все равно были приобретены. Своеобразные, может быть, и неполные, но, тем не менее, некоторые.

А потом возникла ситуация уже 90-х годов. Но разговоры про какое-то мое «агентство в КГБ» — это, конечно, совершеннейшая глупость. У меня не было такой ни необходимости, ни потребности в этом агентстве, изначально не было.

- Вы сами завели этот разговор о Вашем сотрудничестве с КГБ на передаче «НТВшники»…

- Я сказал о том, что это была личная просьба моего друга – Крючкова. Это все, что я сказал. Если угодно, тем, кто не понял, могу пояснить, что это были 89-90-й годы. Мы все были, образно говоря, сообщниками — готовилось ГКЧП. И круг, условно говоря, заговорщиков, был достаточно велик. Естественно, делили обязанности по мере своих возможностей и по своей территориальной принадлежности. Мы действительно все очень искренне к этому относились тогда.

- А долго ли Вы дружили с Крючковым? Все-таки у вас большая разница в возрасте. Что вас так сблизило?

- Долго дружили. Его сблизили со мной мои возможности. Меня сблизили с ним его обаяние, хитрость, ум и колоссальные информационные возможности Комитета. Конечно, колоссальные информационные возможности, которыми я пользовался безгранично.

При этом ни о каком агентстве речь никогда не заходила. Я не вижу ничего страшного в том, если бы и зашла, потому что не надо думать, что есть хоть одна фигура в так называемой большой журналистике, которая ровно наполовину не состоит из сотрудника КГБ — как две склеенные половинки.

Причем это же не то КГБшниченье, которое я видел со своими ребятами. У меня-то был иммунитет, поскольку дед мой был очень уважаемым человеком, и я во многом вырос в стенах Литейного 4 — у дедушки был адъютант, который меня забирал из садика, приводил. Я помню, меня потрясли ключи — это было первым воспоминанием — в колбах, в пеналах, в запечатанных пеналах. Это на меня произвело колоссальное впечатление.

Потом я видел, как попы сливают исповеди на конспиративных квартирах — впервые увидел попа.

- Именно в такой роли?

- Да. Он был добродушный, очень толстый, в галошах и в русской шапке. И он сидел с тремя лейтенантами и весело им чего-то рассказывал, а они это все записывали. И потом мне объяснили, что это такое. Притом, что мне никто не объяснял, что такое поп. Никто мне объяснить, что такое поп — чем занимается это темное, волосатое, непонятное существо — не догадался.

- А своих догадок у Вас не было?

- Нет, я совсем был пацаненком.

Я сейчас смотрю на своего ребенка… Как-то он увидел в супермаркете попов — причем произошло буквально столкновение, попы замерли метрах в трех от меня, и маленький Сашка спросил: «Кто это?» Я понял, что мне надо что-то отвечать. И что меня слышат и они, и он, и быстро организовавшиеся люди. И я понял, что я должен сказать правду. Я сказал правду: «Это враги Микки Мауса». Что, собственно, абсолютная правда, потому что мы помним все эти наезды на буржуазную культуру, на чуждые идеалы и т.д.

- Сейчас «Новая миссионерская стратегия» РПЦ МП подразумевает воцерковление, наоборот, Микки Маусов, Гарри Поттеров. Есть такие личности, как Андрей Кураев…

- Да, мы знакомы.

- Всеволод Чаплин тоже по-своему креативен – протоиерей, с которым Вы обменялись любезностями.

- Нет, он очень глупый. Понимаете, для того чтобы оценить Чаплина, мне все-таки надо быть уверенным в том, что вера как таковая — то, о чем они говорят, — существует. У меня нет такой уверенности. Я допускаю веру Эйнштейна, для которого вера была неким пониманием сложности устройства Вселенной и ограниченности его собственного знания об этой Вселенной — это понятно. Когда вера — это всего лишь отсутствие знания — мне это понятно. Когда человек видит прозрачную жидкость, похожую на воду, которая вдруг загорелась, и начинает верить в необыкновенные свойства этого.

А когда я смотрю на человека и мне надо поверить, что он всерьез считает, что разговаривают кусты, что Бог — это дяденька, который бросается камнями, что Бог живет в коробочке, что возможен партеногенез, что мертвецы способны к вертикальному взлету… Заподозрить сидящего напротив меня человека, что его мировоззрение выстроено таким образом, я не могу. Я понимаю, что он во власти каких-то идеологем, во власти какого-то азарта. Но допустить реальность так называемой веры мне очень сложно.

- Вы имеете в виду только библейскую, христианскую веру? За пределами этой традиции ведь может не быть подобных представлений о Боге.

- Вера как отсутствие знания — да. Когда мне говорят о своей вере Эйнштейн или Шредингер — я понимаю, что имеется в виду.

И готов к этому отнестись с уважением, потому что мы можем допускать элемент веры в том, чего мы не знаем точно. Или где мы понимаем ограниченность возможностей собственного мозга. Но когда я вижу веру как игру идеологическую, то я совершенно не склонен ее обижать или оскорблять на самом деле. Все эти так называемые кощунства — я не знаю, что там было воспринято как кощунство…

- Разумеется, то, что Вы сказали о Евхаристии — о «теле мертвого мужчины».

- Я сказал, что взяли булку, спели над булкой несколько песен и сказали, что это тело мертвого мужчины.

- Вот это и есть кощунство.

- Но вообще ритуальный каннибализм есть во множестве культов, начиная с ацтеков, которые делали из кукурузного хлеба тело бога, все это сдабривали свекольным соком и определенными винами, о чем замечательно и подробно написал Фрезер, продолжая вакхическими культами… Этих манипуляций всегда было очень много. Почему православные решили, что это про них? Ну что же, «на воре и шапка горит».

- Они не верят, что это «тело мертвого мужчины». Поэтому когда Вы назвали Его мертвым, то это не имело отношения к Евхаристии.

- Для меня все эта история совершенно равна. Я далек от мысли кого-то обижать или оскорблять. Им просто достается.

Вот «НТВшники» — причем здесь вообще я? Там что, ладаном пахло, иконы висели? Это что, цирк? Это публичное медийное пространство. Они туда привели свою девчонку на конкурс красоты. Девчонку зовут Вера. И они заставляют ее ходить передо мной и многими другими по подиуму, предлагая ее в качестве эталона. Но я вынужден заметить, что у нее живот висит, что у нее кости торчат, язвы не зажившие, как всякие оскорбленные родственники, они начинают по этому поводу истерики. «Не водите девушку на конкурс красоты, а наслаждайтесь ею где-нибудь в укромных местах, если вы такие ранимые», – это единственное, что я могу сказать. Ведь они же предлагают это в качестве идеологии, а не в качестве веры. И теми методами, которыми они завоевывают пространство, вполне можно сделать государственным даже культ вуду.

- Мне кажется, что даже идеологией это назвать — преувеличение. Скорее, речь идет о том, что это некий официозный ритуал демонстрации лояльности.

- Вы упрощаете. Это очень опасная штука.

- То есть Вы считаете это идеологией?

- Это очень опасная идеология и очень жестокая идеология, что доказывают как ее история, так и, например, вчерашние или позавчерашние события, когда мы, наконец, имели возможность убедиться в том, что такое «христианский терроризм» — это когда с добиванием детей. Этот «христианский террорист» из Норвегии еще и добивал.

Поэтому вера — штука чрезвычайно опасная, когда она выпущена в общественное пространство и подпитывается какими-то бонусами и возможностями. Думать, что она изменилась с тех пор, когда они выкалывали глаза, кого-то жгли, кого-то топили, проверяли так называемой «иглой истины» на наличие «дьяволовых пятен» — но исходные данные-то не изменились — те поведенческие схемы, которые предлагали тот или иной стиль поведения, остались неизменными. Развития не произошло. И странно было бы, если бы оно произошло.

Думать, что они, будучи выпущенными на волю, могут повести себя сейчас иначе, было бы странно.

В БЛИЖАЙШИЕ ДНИ ПОРТАЛ ПРОДОЛЖИТ ПУБЛИКАЦИЮ ФРАГМЕНТОВ ЭТОГО ИНТЕРВЬЮ, ИЗ КОТОРЫХ ВЫ УЗНАЕТЕ МНОГО СЕНСАЦИОННОГО…

Беседовал Александр Солдатов,
«Портал-Credo»

http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=85628&type=view

Комментирование отключено.

Дружественные ресурсы:


Контакты:

Почтовый адрес: 199397, Санкт-Петербург, а/я 900, ООО «Невзоров От Эколь» НЕВЗОРОВУ А.Г.