Итак, аборты. Сегодня мы можем наблюдать усугубляющуюся истерию вокруг этой простой жизненной реалии, которая есть, была и будет, вероятно, очень важной приметой свободы человека в вопросах решения, как своей судьбы, так и в вопросах решения судьбы производных своего организма. Право на это решение, на эту свободу относится, вероятно, к числу фундаментальных свобод человека. Это очень важно знать и понимать. Точно также важно знать и понимать, что наука в этом вопросе давным-давно сказала своё слово, определив, причём с большим подстраховочным запасом, безопасные для организма женщины сроки прерывания беременности, а также место и статус эмбриона.

 

Самые выдающиеся эмбриологи, начиная с Карла Максимовича Бэра, продолжая Вильгельмом Гисом и Вильгельмом Роу, Гансом Шпёманом, Коэном, все были едины в своём мнении и не видели никакой никогда проблемы в аборте. Фактуры всех открытий, удостоенных Нобелевской премии, начиная с 1901 года, со дня основания Нобелевской премии, нигде не содержат никаких указаний на особые свойства эмбриона человека, которые хоть как-то бы отличали его от эмбрионов всех остальных млекопитающих.

 

Следует понимать, что истерия по поводу абортов не имеет никаких других корней и причин, кроме чисто религиозных. Более того эта истерия не имеет и ни какой аргументации, кроме той, что содержится либо в религиозном фольклоре, либо в так называемых преданиях. Опять-таки, преданиях религиозных. С последними – всё очень забавно.

 

Напомню, что антиабортная истерия началась с Шестого Вселенского собора и ряда Папских энциклик по данному поводу. Авторами этой истерики были монахи, которые, в соответствии с их обетами, не должны даже точно знать сколько грудей у женщины, ни говоря уже о том, что они ничего не могут и не должны, и не имели бы право понимать ни в особенностях строения матки, ни в особенностях эмбриологии. Тем не менее, истерика по поводу прерывания беременности стала фактом. Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Как мы знаем, все религии очень страстно лезут в физиологию. Причём, с особенной страстью они лезут туда, то что называется nimapudenda, непосредственно в срамную щель, в мужскую и женскую физиологию. И именно как бы с сексуальным контекстом всего этого дела. Я уже не буду напоминать об особой ярости, которую вызывает у православия поза женщины сверху, но я напомню Вам о том, что некоторые верования категорически требуют циркумцизии – отрезания куска пениса у мужчины или у ребёнка. Некоторые столь же страстно требуют инфибуляции. Инфибуляция – это зашивание в младенческом возрасте больших половых губ у девочки с оставлением там небольшого отверстия. Некоторые настаивают на вырезании клитора, некоторые запрещают переливать кровь, некоторые запрещают пересаживать органы, делать аборты, некоторые не рекомендуют наносить множественные рубцы на кожу и так далее. Всего не перечислишь. Религий очень много, и в каждой есть то, что называется свои изыски. По идеи, нет никакой проблемы. Никто собственно и не мешает самим верующим вести себя и принимать решения, в соответствии со своими верованиями: можно циркумцизироваться, можно инфобулироваться, можно зашивать свисток в анальное отверстие. Дело вкуса, дело хозяйское. Но последнее время, поклонники сверхъестественных существ пытаются навязать свои взгляды на физиологию и тем миллионам людей, которые этим взглядам либо не сочувствуют, либо считают их дикостью. Внутренние правила своей секты или своей конфессии поклонники сверхъестественных существ пытаются сделать общеобязательными для всего общества.

 

В России поводом для религиозной истерии последнее время опять стали аборты. По данному вопросу, как я уже отметил, академическая наука давно сказала своё слово, но церковь осталась при своём, и считает прерывание беременности на любом сроке чем-то недопустимым. Может быть, у церкви есть какое-то своё особое тайное знание? Может, ей известны какие-нибудь тайны онтогенеза и тайны мироздания? Но, давайте не будем трогать строго «специфические знания» церковников. Известно что, к примеру, невозможно найти религию, в которой убитый или умерший бог не воскресал бы и не возносился. Как именно осуществлялось это вознесение: путём ли вертикального взлёта или всё-таки требовалась ему какая-то разбежка? Это абсолютно не наше дело, такими вопросами как раз и должна заниматься теология. Мы никак не можем проверить такие факты, они и не проверяемы, и совершенно не доказуемы. Давайте же на проверяемых и доказуемых фактах, вкратце рассмотрим способности церкви вообще, чтобы то ни было существенное, общеважное, значительное знать. Быть может те сверхъестественные существа, которые управляют сознанием верующих, раскрыли и поведали им какие-то неведомые нам секреты природы.

 

Рассмотрим на нескольких примерах, можно ли хоть какие-то знания или уверенности церкви воспринимать всерьёз. Сделаем это строго, но предельно доброжелательно. К примеру, геология. Эта наука атаковалась христианами с самого момента своего возникновения. Наиболее весомые труды, основанные на классической теологии и светоотеческих традициях, это естественно у нас Пансофия, если не ошибаюсь Пфейфера, «Святая история земли» Бернета, «Новая история Земли» Уорда, «Происхождение человеческого рода» Мэтью Хела. Там всё достаточно забавно. Согласно взглядам теологов, любые ископаемые останки загадочных огромных существ объясняются как, цитирую: «Продукт жирной материи, начинающий бродить под воздействием жара или бурного движения земных испарений». Томас Бернет, выдающийся теолог, между прочим, в своей «Священной истории Земли» обосновывает библейскую версию мироздания и потопа. По Бернету земля изначально была абсолютно идеально гладкой и подобной яйцу, более того, она была наполнена жидкостью, ущельями, скалами, холмами, каньонами, кратерами, морями. Её избороздило лишь грехопадение человека. Профессор Кембриджского университета, кстати, теолог Уильям Уистон в капитальном труде «Новая история земли» объяснил возникновение всех земных рельефов кометой, которая вскрыла фонтаны большой глубины. Профессор-теолог Кембриджского, опять-таки же, университета Джон Уорт в «Естественной истории земли» развил теорию происхождения различных ископаемых останков как следствие Ноева потопа. Любопытно, что останки, возможно, это были останки дицинодонов паразауролофов, мегалозавров или иные другие, случайно обнаруженные фасилии, всегда приводились церковью как доказательство существования библейских исполинов. Тех самых исполинов, которые согласно шестой «Книге Бытия» и тринадцатой «Книге Чисел» Библии населяли землю параллельно с людьми во время Моисея и Ноя. Разумеется, никто никогда тогда не вёл специальных раскопок, но очень часто размывы, оползни, обрушения отвесных берегов рек обнажали гигантские загадочные кости. Примечательно, что эти кости вывешивали в церквях. Причём, вывешивали именно в качестве костей гигантских исполинов, погибших при потопе. Следует отметить, что палеонтологические находки именно так трактовались не какими-то случайными любителями или попами-одиночками, а самыми известными и авторитетными профессорами богословия Тарубием, Инкризом, Мадзером, Шейцхером. Шейцхер прославился тем, что в 1726 году обнаружил в таком раскопе, в оползне, гигантский набор очень больших костей, и торжественно провозгласил это останками допотопного человека. Кости сохранились до конца XIX века, когда уже наукой были идентифицированы, как принадлежавшие мегалозавру. Примерно такой же конфуз мы увидим и в религиозной датировке возраста Земли. Знаковой фигурой в этом вопросе является теолог Джон Лайтфут. Он сделал теологической догмой сотворение Земли 23 октября 4004 года до нашей эры в девять часов утра. Но Лайтфут ничего не придумал. Он основывался на собственных расчётах, хронологиях библейских событий и на труде епископа Ашшера «Анналы Ветхого и Нового Завета», но и вероятно на труде, как я подозреваю, Винсента Из Бове «Speculum historiale». Тот первым определил возраст земли в четыре тысячи лет. Впрочем, тон в этой теме ещё был задан так называемыми отцами церкви, то есть непосредственно Оригеном, Евсевием, Лактанцием, Климентом Александрийским, которые всегда балансировали в определении возраста земли где-то от четырёх до шести тысяч лет.

 

Но мы не будем обращать внимание на анекдотичность и дикость этих общеизвестных представлений. Представлений об очень серьёзных вопросах. Для нас важно лишь то, что они ошибочны. Что никаких знаний, принципиально, качественно отличающихся от общего уровня, у церкви в этих важнейших вопросах нет и никогда не было. Но Вы, вероятно, помните текст отречения, которое церковники заставили произнести Галилея. «Я, Галилей, семидесяти лет от роду, находясь в темнице, коленопреклоненный перед вашими священствами, и имея перед глазами Евангелия, которое я касаюсь руками, отвергаю, проклинаю и презираю заблуждение и ересь, содержавшиеся в утверждении о движении Земли». Вот именно этот текст, надо понимать, был разослан всем нуциям Европы, всем архиепископам и епископам. Он стал основой многих университетских курсов и был зачитан со всех церковных кафедр. Наряду с этими мероприятиями, типографии печатали антикоперниковские, антикеплеровские и антигалилеевские могучие труды, которые имели повсеместное распространение и были обязательны к преподаванию во всех университетах. Эти труды содержали теологические, церковные, взвешенные возражения и критику уже разгромленной теории Галилея.

 

Рассмотрим, к примеру, труд Кьярамонти, который он посвятил тому самому кардиналу Барберини, который был гонителем Галилея. Там содержится крайне убедительный для того времени и очень популярный аргумент против движения Земли. Звучит он буквально так: «Животные, которые обладают способностью двигаться, имеют конечности и мускулы, Земля не имеет ни конечностей, ни мускулов, следовательно, она не может двигаться». Полако, в своём труде «Антикоперникус католикус» приводит ещё более убедительный аргумент: «Земля не только холодная, но является олицетворением самого принципа холода, но холод противоположен движению, и даже разрушает его, свидетельством чего могут служить животные, которые коченея, становятся неподвижными». Все эти труды, в отличие от галилеевских трудов, были, как я уже сказал, широко тиражируемые. А сами труды и Кеплера, и Галилео, и Коперника были сразу внесены в известный список «Индекс Либрорум Прохибиторум» (лат. Index Librorum Prohibitorum) – «Индекс запрещенных книг». И распространение их было практически нереально. И здесь, мы тоже вынуждены отметить крайне существенную ошибку. Вполне можно воздержаться от естественной иронии. Нет никаких причин и никаких необходимостей пинать этот труп теологического сознания, странно другое. Почему сверхъестественное существо своим доверенным лицам, которыми, как известно, представляются церковники, забыло сообщить столь простые и столь важные подробности строения солнечной системы? Примерно такая же история с элементарным биогенезом. Так называемые отцы церкви Василий Великий, Григорий Нисский, Августин, Иси’дор или Исидо’р, в разных транскрипциях по-разному, Севильский, Пётр Ломбардский создали собственные гипотезы миротворения и происхождения видов. В частности, Исидор Сивильский является автором версии, что пчёлы образуются из разлагающейся телятины, тараканы – из лошадиного мяса, кузнечики – из мяса мулов, а скорпионы – из крабов. Примерно столь же любопытную версию выдвинул и премудрый Отец Церкви Фома Аквинский в «Сумме теологии»: «Если даже появляются новые виды, то потенциально они существовали раньше, что доказывает тот факт, что некоторые животные образуются из гниения других животных».

 

Повторяю, дело не в ошибочности и не в дикости этих представлений. Дело в их принципиальной ошибочности.

 

Легко заметить, что в церковном знании нет и никогда не было практически никаких серьёзных знаний или каких-то прозрений. Это всегда наборы грубых и крайне примитивных ошибок, и при этом, противодействие любым реальным знаниям и любой эмпирики. Даже этих простых примеров достаточно для того, чтобы убедиться в том, что представления церкви о сложных вещах, в том числе и об абортах, вообще нельзя воспринимать всерьёз ни в каком смысле этого слова. Я очень неслучайно здесь приводил примеры, основанные именно на западной теологии. Русское православие, будучи как бы таким парахристианским течением, которое взяло из основ этой религии только тоталитаризм, только агрессивность и очень немного припудрило это приторной фразеологией про всякие там любви и прощения. Всегда она была очень провинциальна, и в создании фундаментальных основ богословия, в общем-то, никогда не участвовала. Вероятно, этим, кстати, объясняется её дикий страх перед атеизмом.

 

Вот вам любопытный факт. Создано Общественное телевидение, независимое, и вроде бы такое всё из себя народное и вольное. Ещё неизвестно, что на нём будет. Но уже абсолютно точно известно, чего на нём не будет ни в коем случае. На нём ни в коем случае не будет никакого атеизма. Вот страх церкви перед атеизмом, он настолько велик и всеохватен, что любые упоминания о нём в большой, официальной, государственной сегодняшней прессе Российской Федерации считаются недопустимыми. Может быть, в связи с этим и принимаются нелепые законы о клевете, об ответственности за клевету. И это надо понимать, делается для того, чтобы спасти хотя бы последние осколки разбитой репутации Гундяева. Хотя, в своё время Талейран замечательно говорил, что: «Знаете ли, дорогие мои, есть оружие пострашнее клеветы».

 

И напоследок, я хочу ответить на вопрос об этих милых, чудесных московских девчонках, которые сейчас сидят в застенках, которые называются «Pussy Riot». Меня спрашивают часто, чем закончится эта история. Мне очень трудно, скажем так, предсказать все этапы, которые будут. Они вполне может быть будут и очень драматичны. Но, как всё закончится, по-моему, совершенно понятно. Закончится всё Чаплиным с баяном, с кепкой, который на углу проспекта Толоконниковой будет исполнять грустные песни, которые, надеюсь, не позволят ему умереть с голоду.

 

http://youtu.be/5p2r78JOpCM

Смотрите «УРОКИ АТЕИЗМА» на канале: http://www.youtube.com/NevzorovTV

 

Комментирование отключено.

Дружественные ресурсы:


Контакты:

Почтовый адрес: 199397, Санкт-Петербург, а/я 900, ООО «Невзоров От Эколь» НЕВЗОРОВУ А.Г.