Невзоров пишет каракули мелом на доске.

Эти каракули имеют непосредственное отношение к нашему уроку, но смысл, суть и сюжетику, связанную с этим, я расскажу чуть позже, в самом конце урока.

Итак, поговорим о православных мифах, скорее о таких медиаправославных мифах.

Первым по значимости, наверное, сейчас всё-таки является и постоянно предлагаемым мифом, козырным мифом, хирург Войно-Ясенецкий, архиепископ Лука. Его обычно предъявляют как пример того, что только верующий человек может быть значительным, видным или выдающимся хирургом. Его именем называются общества православных врачей, хотя не очень понятно, что такое православная медицина. Вероятно в своей отрасли, такой как проктология, они просто используют только крестообразной формы инструменты, а не какие-нибудь другие. Ну, и в гинекологии, вероятно, тоже.

Тем не менее, шутки в сторону, вернёмся к Войно-Ясенецкому. Итак, миф о том, что Войно-Ясенецкий был исключительным хирургом по причине того, что он был верующим, даже более того епископом. Но давайте вспомним, что гораздо более значительные, гораздо больше сделавшие для хирургии, действительно великие хирурги, такие как Склифосовский, Вишневский, Юдин, Амосов, они не были не только епископами, они не были даже верующими. И ни какой связи в данном случае между профессией и вероисповедованием, вероятно, нет. Хотя, Войно-Ясенецкий был по-своему, наверное, очень обаятельным и очень неплохим человеком. У него, конечно, как у всякого хирурга, был свой набор покойников, своё кладбище, как это говорится, но это есть у всякого хирурга, это нельзя ставить Войно-Ясенецкому в вину. Он, действительно, получил Сталинскую премию за остроумные и интересные разработки в области гнойной хирургии, в области фасций, как преград для распространения гнойной инфекции, но если мы вспомним, то эта идея принадлежала ещё Николаю Ивановичу Пирогову, и Войно-Ясенецкий просто неплохо её применял на практике. Ничего особенного, такого исключительного в нём не было, но висело на стене на протяжении всего этого времени то, что называется православное ружьё. Как известно, если это православное ружьё висит, оно рано или поздно выстрелит. Вот такое произошло, когда Войно-Ясенецкий вдруг выставил себя, увы, увы, говорю абсолютно искренне, на полное посмешище, предложив и опубликовав свою теорию кардиоцентризма. Кардиоцентризм – это довольно древняя версия, очень примитивная, восходящая ещё к Древнему Китаю, к Древней Индии, к самым первым временам античного мира, которая пытается работу нервной системы абсолютно аннулировать, возложив ответственность за мышление, память, разум, интеллект, на сердце. Сейчас, когда мы знаем, что полная пересадка сердца не влияет ни на качество личности, ни на память, ни на воспоминания, ни на характер, вообще ни на что, конечно, этому можно только улыбаться, но Войно-Ясенецкий, увы, на полном серьёзе в своей книге «Дух, душа и тело» писал: «Сердце не только определяет наше мышление; но как это ни странно покажется всем, считающим непреложным учение об уме, как органе мышления и познания, именно сердце по Священному Писанию мыслит и размышляет». Понятно, что этого не мог сказать по идее человек, который обязан как хирург разбираться в анатомии, в строении центральной нервной системы. Но, если мы вспомним Библию, то мы увидим, что во всех книгах Библии, без исключения, и Библии и Евангелия, в соответствии с очень таким натуралистическим стилем этих повествований и описаний, упоминаются практически все органы человеческого тела. Живот или чрево упоминается сто пять раз, женские половые органы, лоно там называется – девятнадцать раз, челюсти – девятнадцать раз, кровь – триста двадцать шесть раз, сперма – семя там называется – семь раз, моча – восемь раз, печень – четырнадцать раз, область бёдер – чресла – девяносто два раза, почки – восемь раз, уши – сто семьдесят шесть раз. В меньших количествах, но упоминаются: ногти, пот, ляшки, череп, сальник, соски, язык, щёки, слюна, послед, месячные, желудок, полосной жир и пенис, там он называется словом уд. Единственный орган, который никак не упоминается в Библии – это мозг. Головной мозг. В своеобразной реальности Ветхого и Нового Заветов этого органа просто не существует. Есть упоминание о костном мозге. Это упоминание есть в «Книге Иова» и в «Послании к Евреям». Но только о костном. Что самое интересное, своей теорией кардиоцентризма Войно-Ясенецкий возвращается к идеям столь скандальной книги как «Молот ведьм», потому что впервые теорию кардиоцентризма оформили Шпренгер и Инститорис. Это авторы «Молота ведьм», написав, что: «На это можно ответить, что основное место пребывания разума в середине сердца, откуда он сообщает жизнь всем членам тела. Примером служит паук, который сидя на паутине, чувствует прикосновение со всех сторон». «Молот ведьм». Часть вторая.

То есть, на этом простом примере мы видим, что даже в очень симпатичном, даже очень хорошем человеке, тем не менее, эта религиозность вступает в непреодолимые и смешные противоречия с наукой.

Миф второй. Миф второй касается социального служения церкви, об этом тоже необходимо сказать. Касается содержания всяких приютов, хосписов, детских домов. Здесь надо понимать что, конечно, основополагающим мотивом всякого благотворительного бизнеса является непосредственно сам бизнес, и возможности этот бизнес предоставляет колоссальные, за счёт опять-таки права на почти бесконтрольный сбор средств. Но это можно было бы поставить в упрёк любой абсолютно благотворительности, поэтому говорить об этом в отношении только церковных, только религиозных хосписов и приютов было бы некорректно. Это, вообще, черта обязательная, неизбежная черта всякого благотворительного бизнеса. Но корысть церкви на самом деле огромна и проявляется совершенно в другом. Дело в том, что и онкологический больной, и сирота, и раненый, и оставшаяся без призора старушка абсолютно беззащитны перед той лавиной церковно-религиозной пропаганды, в которую её окунают в этих приютах. Вы себе не можете представить, до какой степени накал пропаганды силён в отношении этих полностью беспомощных людей. Естественно, это радиирует, это затрагивает и родственников, которые периодически навещают, и которые тоже через это всё бывают погружены в мир этих диких религиозных представлений. Так что считать, что церковная деятельность, носящая название социальной, бескорыстна, предельно ошибочно. Это наиболее из корыстных видов деятельности церкви. Но и надо помнить, что это ещё используется, конечно, как пиар, как рекламная кампания.

И перейдём, наконец, к каракулям, которые я написал здесь на доске. Здесь всего-навсего написана цифирь, цифры. Здесь написано две тысячи восемьсот шестьдесят девять минус, если я не ошибаюсь, тысяча семьсот семь. Но, представим себе на секундочку, что, когда мы говорим о цивилизации, то мы не можем оторвать цивилизацию от арифметики, от геометрии и от алгебры. Те, кто умиляются принятием именно изолированного от всего мира, изолированного от всей Европы особого вида письменности, которую нам, в общем, навязала церковь, не понимают, что мы на протяжении семисот лет были отрезаны, полностью отрезаны от всякой алгебры, геометрии, элементарной арифметики, от математики в любых её видах. Потому что это всего-навсего славянская цифирь, способ, которым до тысяча семисотого года, до момента появления первого учебника арифметики Магницкого, где были введены в обиход, робко введены в обиход арабские цифры, таким образом, в России записывались любые цифры. Естественно, никакая алгебра, никакая геометрия, ничто с этой цифирью невозможно. Невозможно вычислить поверхность площади куба или площадь поверхности сферы, я уж не говорю про то, чтобы записать, таким образом, «Постоянную Фарадея» или какую-нибудь «Интерполяционную формулу Ньютона», тоже совершенно невозможно. Важно понять, что отсутствие арифметической письменности, а это не является арифметической письменностью, полностью вырывает нацию, народ, государство из контекста цивилизации. Можно, стиснув зубы ещё смириться с отсутствием Микеланджело. Можно, скажем так, с определённой грустью, констатировать то, что не было у нас петрарок и боккаччо, не было у нас литературы до XVIII века, кроме этих всех штампованных и по большей части плагиатированных и клонированных житий, но отсутствие такой супернасущной вещи, как возможность считать, это подлинная трагедия. Вас наверняка очень удивлял факт, почему Московский Кремль является плодом архитектурного гения Солари, а Успенский собор Кремля строил Аристотель Фиораванти? Да, потому что не одно сложное, не одно требующее архитектурных расчётов здание, и не могло быть построено. Поскольку, даже самые талантливые русские люди того времени были начисто отрезаны от геометрии, алгебры, от простой арифметики, от всего того, что в Европе уже существовало на протяжении многих сотен лет, от того, что несколько тысяч лет назад изобрело человечество. Эта Россия была полностью заизолирована от такого важного и неизбежного, непременного вида знаний, как всё, что связано со счислением и со счётом.

Да, можно было, скажем так, этими странными значками и словесами пометить какую-то незатейливую цифру, чтобы подсчитать количество разбившихся кирпичей или зарезанных курей, но это не математика, и это серьёзная, огромная проблема и очередное свидетельство, за каким железным занавесом церковь и идеология того времени упрятали Россию, лишив её тогда возможности развиваться.

http://youtu.be/tjri50zlEgY

Смотрите «УРОКИ АТЕИЗМА» на канале: http://www.youtube.com/NevzorovTV

Комментирование отключено.

Дружественные ресурсы:


Контакты:

Почтовый адрес: 199397, Санкт-Петербург, а/я 900, ООО «Невзоров От Эколь» НЕВЗОРОВУ А.Г.