Я об этом писал недавно в «Московском комсомольце», когда я объясняю, что большинство стоит две копейки. Оно поддерживает кого-то: церковь или государство, потому что оно будет поддерживать всех, как большинство поддерживало монголов, большинство на самом деле поддерживало французов во время пришествия, так называемого, Наполеона. То самое большинство, потому что мы знаем, что и крестьянская война, и партизанское движение – это всё мифы. И что на самом деле за подвиги в партизанской войне было награждено, по-моему, двадцать семь человек, и то с огромной натугой, и в основном дубина народной войны охаживала своих же собственных помещиков, и они грабили обозы без разницы, чьи это были обозы: французские, русские. Вот это большинство, которое всегда что-то в виртуальном опросе, оно вроде бы присутствует, но когда речь заходит о его реальной деятельности, когда от этого большинства требуется чего-то, то происходит эффект, который был 19-го августа, ГКЧП. ГКЧП опиралось тоже на абсолютное большинство, на то большинство, которое было зафиксировано референдумом, не чем-нибудь. Это не мои фантазии. И это большинство осталось тихо пукать под своими одеялами, иногда выглядывая из-под этого одеяла, чтобы посмотреть в экран телевизора, и снова это одеяло надвинуть себе на нос и на глаза.

И такая же история с так называемым православным большинством. Они путём страшных схваток и страшной натуги, даже в истории акушерства и гинекологии неизвестно такое напряжение, породили трёх или четырёх шизофреников, которые бегают, срывают с кого-то майки, бьют посуду, кидаются кирпичами, но это три на всю Россию. И то, понятно, что это мальчики, которые просто поняли, что это на самом деле хороший путь на неплохие около правительственные должности. Дураков же нет. Все же понимают, ты сегодня побегаешь, покидаешься кирпичами, а через полтора года ты в какой-нибудь комиссии по делам молодёжи, а потом ты уже тихий и респектабельный, уже на своей маленькой «Ауди», ещё без мигалки, но уже где-нибудь при Белом доме и при более серьёзных правительственных комиссиях. Всё же понятно. Когда людям, которые понятия не имеют о том, что такое православие, какие оно налагает обязательства, что оно запрещает, начинают задавать вопросы про религию, они отвечают что-то беспомощно, усреднено приблизительное и потом этим пользуются. Поверьте мне, если бы действительно существовало какое-то реальное большинство, и это большинство что-то бы могло определить, то, наверное, был бы организован референдум, и этот референдум вверг бы Россию в пучину средневековья, когда просто бы православие было бы объявлено государственной религией, потому что так захотел народ. При наших способах фальсификации выборов это не составило бы большого труда, натянуть каких-нибудь 30-40%. Но, они же понимают, что у них будет 3%, а из трех не сделаешь даже двадцати, чтобы потом уже каким-то образом прогрессировать это число. Поэтому то, что этого референдума нет, то, что это всё равно остаётся чисто декларативным, Вам лучшее доказательство того, что никакого большинства нет, это тоже миф.

Понятие «большинство» – это что-то несуществующее. Это нечто до такой степени аморфное, это нечто до такой степени импотентное, это нечто до такой степени несущественное, что его можно вообще не принимать во внимание. И мы должны говорить о немногих фигурах, которые реально решают ситуацию. Вера Засулич существовала в единственном экземпляре. Это человек, который совершил один из самых красивых поступков, наверное, за всю российскую историю, но правда с помощью Кони, который совершил не менее красивый поступок, благодаря Вере Засулич, но она была в единственном экземпляре. Писарев, Кропоткин, Бакунин, Чернышевский, все были в единственном экземпляре, однако они эту махину большинства, так называемую Российскую империю, всего за несколько лет перевернули и вытряхнули, причём в самом жестоком смысле этого слова. Хотя с той стороны, со стороны империи тоже были какие-то индивидуалы, были какие-то бунтари, были философы, были славянофилы, были охранители, но они были не так ярки. Они всегда не так ярки, как бунтари, поэтому большинство можно не принимать в расчёт. Мы, что с Вами, ЦИК? Мы, что с Вами, Чуров? Какое нам дело? Когда они автоматически ставят свои галочки, их можно принимать во внимание, но говорить о них как о политической силе – это величайшая безграмотность. Они ничего никогда не решали, ничего не хотят решать, и ничего никогда не будут решать. Следовательно, мы говорим о единоборстве нескольких фигур на этом огромном политическом поле, где есть несколько гладиаторов, а все остальные грызут орешки или кидаются камнями иногда, как в Римских цирках это было принято, либо ещё чем-то, но не принимают реального участия в процессе.

Вспомните все законы пропаганды. У пропаганды существуют козыри определённые, которые можно демонстрировать очень недолго: показал и быстренько убрал, чтобы его не успели разглядеть. Наши, к сожалению, не знают этих простых законов, и очень уязвимы, очень легко расшифровываемые и опровергаемые вещи таращат в камеру и под нос, так называемому обществу, подставляют годами.

Они не очень умеют править. Это, к сожалению, опять так называемая детскость, которую демонстрирует власть, наивность и полная неприспособленность к решению серьёзных задач.

http://www.1tvnet.ru/video/show/o-roli-obschestva-v-dele-pussy-riot.html

 

Комментирование отключено.

Дружественные ресурсы:


Контакты:

Почтовый адрес: 199397, Санкт-Петербург, а/я 900, ООО «Невзоров От Эколь» НЕВЗОРОВУ А.Г.