Про давнее знакомство  Александра Невзорова и опального олигарха знают все. Березовский был его начальником на Первом канале, продюсировал  фильм «Чистилище». Поддерживали они связь и после отъезда олигарха в Лондон. А потому мы попросили друга БАБа поделиться своей версией событий и воспоминаниями.

«Убивать было незачем»

- Александр Глебович, вы грустили, когда умер Березовский?

- Нет, совершенно. Я же рептилия, мне не знакомы обычные человеческие чувства. Я не реагирую на большинство не имеющих ко мне отношения вещей. Я к нему с большой симпатией отношусь, но посыпать голову пеплом не стану.

- Но все-таки так неожиданно…

- Почему же неожиданно? Ему было достаточно много лет. Вокруг – сложная ситуация, пусть и придуманная им самим. Много неисполнимых обязательств. Боря же великий кидатель. В известной степени он был обязательным, но только тогда, когда ему это было очень выгодно.

- Как, по-вашему, это убийство или самоубийство?

- Меня это мало беспокоит, не вижу принципиальной разницы. Убивать Борю было незачем. Он ни для кого не представлял никакой опасности. Тем более сейчас.

- Что значит «тем более сейчас»?

- Подыстончился миф, получил естественную деформацию. Из большого всевластного демона его превратили в омерзительного чертенка, каким он тоже не являлся. Он был московским интеллигентом, который не справился с жестокостью и возможностями времени. Вот и все.

«Просто робкий интеллигент»

- Вы как-то сказали, что Березовский – неплохой дядька…

- Он действительно неплохой. Очень обаятельный, неглупый, вариативный, интеллектуальный. Но вообще я сейчас в абсолютной растерянности, о ком вы спрашиваете: то ли о реальном Боре, то ли о том мифе по имени «Березовский», который складывала журналистика – отечественная и зарубежная, и он сам. Эти два существа  – мифологический Боря Березовский и реальный – абсолютно ничего общего между собой не имеют.

- В чем принципиальная разница?

- Мифологический – это некий теневой правитель России, граф Калиостро, гениальный многоходовщик, безумный богач. А ничего такого и близко не было. Боря был очень робкий, несвободный в своих поступках и мыслях московский интеллигент. У него действительно чуть-чуть закружилась голова от того, что он оказался в нужное время в нужном месте. Никаких сверхспособностей и сверхвозможностей у него не было. Легенда о нем, как о злом гении, руководителе всемирной банкирско-масонской паутины, не имеет оснований. Когда он забывал и пытался рассматривать себя как мифологического персонажа, приходилось жестко ставить его на место. Конечно, если в тот момент он не был моим начальником.

«Посадить могли»

- А как же его вечная борьба с властью?

- Это все придумала пресса. Кремль давно при упоминании фамилии «Березовский» только ухмылялся. Понимали, что фигура декоративная. Поначалу тоже шугались, но потом прошло. Ну ни малейших причин не было его убивать. Разве что увел у кого-нибудь очередную несовершеннолетнюю подружку. Больше он ничем не был опасен.

- Почему тогда его охранник сказал, что все боялись какого-то компромата?

- Да не было у него ничего.

- Может, и посадить его не могли?

- Отчего же, могли. Нарисовали бы какую-нибудь статью, потому что грабить нужно аккуратнее. Он же интеллигент, не владел этим ремеслом. Это только старые работники торговли обладают талантом выходить сухими из воды. А все интеллигенты, которые обалдели от возможностей, воровали коряво. И сейчас против них могут при желании найти статью.

- Вы еще сказали про несовершеннолетних девочек, это тоже статья.

- Девочек он любил, это было его хобби. Я видел двух-трех, но не спрашивал у них паспорта, сколько им лет. Но вообще любить девочек – нормально.

«Разошлись из-за православия головного мозга»

- Тоска по родине его не одолевала?

- Он знал, что со мной на эти темы беседовать бесполезно. Я считаю, что с родиной должны быть только контрактные отношения.

Вообще у нас было несколько периодов в общении. Мы очень долго были знакомы. Отношения варьировались от дружбы к вражде и полному взаимному игнору. Какое-то время он являлся моим начальником, когда возглавлял Первый канал. Мне приходилось оправдываться, когда я поступал так, как хотел. Но я считаю, что всегда надо извиниться, хотя бы для того, чтобы иметь возможность повторить то, за что извиняешься.

- Из-за чего враждовали?

- Он был очень религиозный в последнее время. Притом я терпимо отношусь к так называемым проблемам веры и понимаю их происхождение. Но бывают люди, у которых религиозность приобретает удушливый характер. С ними на какое-то время приходится прекращать общение. Наблюдать симптомы этого заболевания скучновато. Надо ждать, пока пройдет само собой. Конечно, он звонил, поздравлял с днем рождения, но это были уже формальные звонки. Мы со времен его бурной православной религиозности не общались. Уже лет пять. В состоянии ПГМ он не конвертировался вообще.

- Что такое ПГМ?

- Православие головного мозга. Может шарахнуть любого, у кого отсутствуют элементарные научные знания, научное понимание мира.

У Бори его не было. Он всегда, несмотря на  математические регалии, был романтиком и философом. А эту братию ПГМ может застичь в любую минуту.

- Вы пытались с ним об этом поговорить, переубедить?

- Конечно. Из-за этого мы, в общем-то, и поругались. После чего прекратили общаться.

Метки:
 

Комментирование отключено.

Дружественные ресурсы:


Контакты:

Почтовый адрес: 199397, Санкт-Петербург, а/я 900, ООО «Невзоров От Эколь» НЕВЗОРОВУ А.Г.