Поскольку цирк, то что называется, нравится публике, давайте в порядке исключения посвятим ещё ползанятия моему разговору с антропогенезом. Они продолжают упорствовать. И упорствуют наивно и смешно, демонстрируя с каждым новым приступом упорства всё большую и большую безграмотность. Тут они откуда-то вытащили прелестную совершенно книжку Медниковой про трепанацию и культ головы, и на основании этой книжки попытались отыграть по мозгу Эразма. Ребята, я ещё раз говорю, существует прописанная нейроморфологическая норма, она прописана у специалистов, называются они нейроморфологи. Согласно Блинкову и Глейзеру, 64-го года издания, можете найти без проблем, объём мозгового вещества не равняется объему черепа. Причём цифры, которые приводите Вы, абсурдны. Вы ссылаетесь при этом на Медникову, но Медникова – это действительно прелестная лёгкая книжка, которая не ставила себе никаких, насколько я понимаю, серьёзных целей. До 25-27% в старости доходит эта разность мозговых и не мозговых субстратов. В младенчестве, да, от 5% до 12, а к старости до 27. Так что, возможно, моя цифра всё-таки гораздо более точна.

Но дело не в этом. Все остальные претензии, я, наконец, пробежал ваши претензии глазами, это такая же вкусовщина, передёргивание и надумывание. Но поскольку Вам нравится, что этот скандал перерос уже в нормальную войну, а я тоже люблю всякую войну, то давайте дадим этому конфликту ещё большую широту, ещё больший простор. Тут как раз на запах скандала слетелись два больших толстых журнала, которые попросили меня, понимая, что это будет, вероятно, забавно и весело. Тот, кто читает мои статьи в «Московском комсомольце» знают, что я умею обращаться с различными рода материями. Они попросили написать две рецензии на две книжки. И я выбрал Маркова, и я выбрал Бурлак, поскольку это Ваши силы антропогенеза. И давайте посмотрим, я сейчас посчитаю ошибки у Вас. И мы посмотрим, как будете выглядеть Вы. Мы посмотрим, до какой степени любой труд, когда в нём начинаешь заниматься блохоловством, до какой степени он уязвим. Подозреваю, что это будет в высшей степени весело. Поэтому, то что называется, запасайтесь попкорном, это представление на много-много-много актов, это долгая и, я надеюсь, достаточно яростная война. Я просто вижу, что все остальные, тот же самый Савельев, ещё кто-то, все те, кто был искусан стаей доцентов, они тихо уползают и молчат, но в моём случае всё будет несколько иначе. То есть, мы сейчас ждём моих рецензий на Ваши работы с подсчётом Ваших ошибок.

Более того, я хочу Вам сказать совершенно по-доброму, у Вас нормальная территориальная агрессия, Вы считаете науку своей вотчиной, и очень болезненно относитесь, когда кто-то к Вам сбрасывается. Понимаете ли, дорогие мои, это касается, кстати говоря, и всех тоже. Наверное, это ужасно, когда геология попадает в руки адвокатам и анатомам, а естествознание – журналистам, солдатам-наёмникам, получавшим своё образование вообще на поле боя, служащим банков, недоучкам, воспитанникам иезуитских колледжей, которые немножко изучали право, это, конечно, ужасно, но фамилии этих людей, ребятки, Чарльз Лайель, если это Вам что-нибудь говорит, Стенон, Энгельс, Декарт и Ламарк. Конечно, не менее ужасно, когда физика и астрофизика попадает в руки юристам, квакерам, фермерам, служащим бюро патентов, телеграфистам, переплётчикам без всякого профильного образования, но имена этих людей Хаббл, Далтон, Кеплер, Эйнштейн, Эдисон, Фарадей, список можно продолжать до бесконечности, завершив красивой точкой, что археология не может быть делом приказчиков из бакалейных лавок, воришек и мелких авантюристов, но имя этого приказчика Шлиман.

Почему все эти люди в своё время ломанулись в науку? Почему они пошли на Вашу территорию и умыли когда-то Вам носы?

Территория, как Вы помните, была достаточно строго охраняема. И дело даже не в том, что именно наука, доценты того времени, Французская академия наук, между прочим, не просто какой-то сайтик, рассылала по всем музеям Франции категорическое требование убрать с витрин и с экспозиций всякие так называемые тогда аэролиты – метеориты. Потому что, с точки зрения Французской академии наук, это считалось невероятной глупостью, считалось, что аэролитам падать неоткуда. Это единичный пример. Но, хронологически мы не очень это склеиваем, но таких примеров в доцентской науке очень много. Хронологически не склеиваем с тем, что я хочу сказать дальше.

Но почему все эти люди, почему все эти хабблы, энгельсы пошли в своё время на вашу территорию?

Я Вам могу объяснить. Потому что Вы – бесплодны. И если Ваше дело объяснять, если Ваше дело изготавливать для того же самого антиклерикального фронта снаряды и шмайсеры, то извините, ребята, Ваши снаряды не взрываются, у Ваших шмайсеров кривые дула. Вы абсолютно бесплодны. Вы занимаетесь своим терминологическим из бисера вышиванием, и при этом Ваша наука стоит на каком-то глухом одном, никому неинтересном месте. Мы видели, чего стоят доводы Маркова в боях и полемике. Ничего. Поэтому не удивляйтесь, что к Вам приходят. И, я надеюсь, что всё больше и больше людей будет дерзать, и всё больше и больше людей будут понимать, что знания – это так просто, что знания – они под рукой, структурировать их тоже не трудно. И не надо пугаться доцентов, которые могут из каких-то тёмных ям Интернета выскочить и покусать. У доцентов вообще есть много любопытных очень качеств, и они способны, конечно, гипнотизировать. Первый раз в жизни, за всё время существования этих уроков мне распечатали и дали посмотреть комментарии. Я могу сказать, что на самом деле я огорчён, конечно. Потому что выяснилось, что атеисты или те, кто называет себя атеистами, они ничем не лучше православных. Они такие же злобные, такие же категоричные, но единственное вместо попов у них доценты с антропогенезом – дело вкуса, кому кто нравится. Но о том, как доценты способны гипнотизировать – это отдельная история, очень интересная.

В частности, коль скоро сегодня встретились, могу потратить на это время и рассказать про историю рублёвской иконы, и о роли доцентов в создании национального символа. Всё очень смешно. Понятно, что когда-то «Троица» Рублёва упомянул Стоглавый собор, и это всегда равносильно тому, что XXII съезд КПСС отметил наилучший роман о сталеварах – вот так и надо писать. Ладно. Потом Карамзин в V томе вспоминает этого Андрея Рублёва и сразу же поклонники Карамзина, то есть Мусин-Пушкин, Сахаров и ещё несколько человек объявляют этого Андрея Рублёва невероятным гением, а его работы абсолютным совершенством древнерусского искусства. Вдохновляется такой Иванчин-Писарев, который находит эту икону, её не надо долго искать, она висела в Троице-Сергиевой Лавре, и тоже заходится перед ней в восторженных, совершенно невероятных словоизлияниях: что это и есть совершенство, это и есть полное великолепие, это и есть наше настоящее, национальное, древнее, великое искусство. Ему удаётся заразить этими восторгами и славянофилов и Николая I, и все начинают восхищаться «Троицей» Рублёва или тем, что они принимают за «Троицу» Рублёва. Оговоримся. Проходит ещё какое-то время и возникает два таких факта, как, по-моему, Успенского заметки о старинном русском иконописании, книга, в которой Рублёв уже просто преподносится как гений, а «Троица» как шедевр, и был такой ещё общий словарь всех художников России, по-моему, 1894 года издания, Собко, в котором тоже самое утверждается. И наконец, слава «Троицы» становится настолько велика этой иконы, что государство в лице Археографической комиссии и иконописца Гурьянова решается совершить государственную реставрацию этой иконы. Икону снимают, и тут выясняется феноменальный очень пикантный факт. Оказывается Мусин-Пушкин, Иванчин-Писарев, Николай I, Собко и Успенский видели пять совершенно разных изображений. Просто к этим изображениям была приделана такая табличка – «шедевр», и они послушно следовали этой табличке. Дело в том, что икона постоянно подвергалась поновлению, и только за XIX век её поновили три или четыре раза, то есть все эти люди видели совершенно разное изображение. Что такое поновление? Это пришёл иконописец какой-нибудь Ивашка Малышев, ну, смотрит: ну, лики стали тёмненькие и не видны. Действительно, икона живёт в химически агрессивной среде: всякие поцелуи старушек, брызги свечного воска, масла, перепады температур, сырость и так далее. Лики тёмные, одёжек не видно, ну, давайте это всё красиво раскрасим. И красиво раскрашивали. И когда за икону взялся Гурьянов, он начал снимать слои и понял, что на самом деле хвалили совсем не древнерусскую живопись. На самом деле хвалили очень примитивное а-ля палехское письмо, которое никакого отношения к так называемому даже этому искусству не имеет. Но Гурьянов тогда ещё не умел делать нормальную реставрацию, он просто ещё раз записал эту «Троицу» сверху. И только в 1926 году большевики предприняли серьёзную реставрацию шедевра, они сняли все слои к чёртовой матери, и получили то, что мы имеем сегодня. То есть, вот это что-то с линялыми крыльями, с такими сосисковидными пальцами без суставов, с непонятными анатомическими параметрами этих рук, с такими одутловатыми, очень схематично нарисованными дамскими физиономиями и кривой чашкой на столе. Но деваться было уже некуда. Уже слава шедевра была прописана везде – во всех учебниках. По поводу кривой чашки доценты от искусствоведения тоже долго бодались, объясняли необыкновенный магический смысл, мистика. Но я подозреваю, что всё проще, потому что великий художник Земли Русской Андрей Рублёв рисовать не умел. И, если бы Вы его попросили изобразить, ну, не знаю, бутылку, трубку с дымом, скелет тираннозавра или предположим, сеятеля, то результат был бы точно таким же как у Остапа Бендера на известном агитационном пароходе. И не потому, что Рублёв был плохой или не талантливый, это вообще не обсуждается, он раскрашивал, он ничего больше не делал, ему ничего не разрешено было больше делать. Единственная новация в «Троице» по сравнению со всеми остальными – это полосочка на гиматии среднего ангела. Дело в том, что не было рисовальческих школ, их просто не было в природе, в принципе, в России в тот момент. В Европе уже были всякие Джотто и Фра Анджелико Беато да Фьезоли, у нас не было ничего. У нас просто никто не учился рисовать, и это было не нужно. Тем не менее, посмотрите какова сила доцентов. И теперь действительно все загипнотизированы до такой степени, что это является национальным шедевром.

Отвечу ещё попутно, тут мне подсунули какой-то вопросик, он касается наших боданий с антропогенезом. Какое-то объединение атеистов сообщает о том, что оно меня откуда-то исключило, и прерывают со мной дипломатические и всякие другие связи и вообще больше не хотят меня знать.

Во-первых, ребята, меня нельзя ниоткуда исключить. Я никогда нигде не состоял: ни в Ваших атеистических движениях, ни в каких-нибудь других. Я сам по себе и только сам по себе, я руководствуюсь только своим интересом, своими интересами и своей выгодой. Всё. Никаких других связок у меня нет. Ну, а что касается этих скептиков, которые меня откуда-то уволили, то это, конечно, очень печально, очень печально. Печально, когда маленький скептический торшер объявляет о прекращении своего сотрудничества с электростанцией.

http://youtu.be/iQEp1WauWbM

Смотрите «УРОКИ АТЕИЗМА» на канале: http://www.youtube.com/NevzorovTV

 

Комментирование отключено.

Дружественные ресурсы:


Контакты:

Почтовый адрес: 199397, Санкт-Петербург, а/я 900, ООО «Невзоров От Эколь» НЕВЗОРОВУ А.Г.