Политика Религия Эфиры

«Бог с ними?» – НТВ

Фрагменты из передачи «Бог с ними?» (НТВшники, НТВ, Москва). 10 июля 2011 г.

Ведущий 1:  Простите, Михаил Иосифович, мы хотим подключить к нашему разговору еще одного человека, он находится в Петербурге, это Невзоров, на прямой связи. Александр Глебович, здравствуйте. Вы никогда не скрывали свое отношение к русской православной церкви, при этом, как выясняется, вы учились в духовной семинарии, были певчим в духовном хоре, или это не совсем так. Разъясните?

Невзоров: И так, и не так. Я не думаю, что здесь есть необходимость это выяснять, я послушал тему вашей передачи, и изначально я понял так, что вы собираетесь решать, как все-таки уговорить наших гостей из XII века убрать ноги со стола, которые они там очень удобно расположили. Очень странный идет разговор. Разговор про 60%, 50%, 10% это разговор совершенно пустой, у нас в стране 30% совершенно официально зарегистрированных алкоголиков, но это не повод рисовать на государственном гербе бутылку. Нет, вы не хуже. Вы точно такие же. с теми же самыми пороками, такие же похотливые, лживые, но есть еще и маскарад, есть еще и бороды, бижутерия на животах, и вот эти вот платьишки, которые на вас надеты. Давайте зарегистрируйтесь как коммерческая организация, и ведите, наконец, свой бизнес честно.

Ведущий 2: Александр Глебович, это Лобков. Здравствуйте. Я помню, мы с вами были коллегами, вы были намного старше меня на Ленинградском телевидении, я не могу себе представить вас в 1988 году с такими речами. Что случилось с вами? Почему вы так изменили свое отношение к церкви?

Невзоров: Нет, ну что касается 1988-90-х годов, то это была моя обязанность, поскольку было принято решение, скажем так, с моей помощью активировать так называемую агентурную вертикаль, вы прекрасно понимаете, что церковь…

Ведущий 2: Я говорю о Ленинградском телевидении, я не говорю о другом месте, где вы работали. О том, что мы видели. О том, что мы не видели – мы не видели.

Невзоров: Ты всегда умел слушать, по крайней мере, меня. Так вот, я объясняю, что когда возникла угроза развала Союза, когда стало понятно, что вероятно, будет проигран референдум и состоится крушение всей империи, то, скажем так, понадобился такой достаточно осведомленный в этих вопросах связной, который бы работал с этой агентурной вертикалью, потому что понятно, что церковь была ею пронизана абсолютно, и вот там я увидел множество потрясающих людей, архиепископов, епископов, митрополитов, иеромонахов, схимонахов, которые естественно, в свое время получив разнарядку, просто ушли служить туда, очень страдали от невозможности курить, очень страдали от невозможности много лицемерить…

Ведущий:  Александр Глебович, тем не менее, вы ведь в молодости своей, в детстве, действительно имели отношение к русской православной церкви, и посещали какие-то классы в семинарии. Что же произошло лично в вашей жизни, помимо вашей связи с КГБ. Что вам сделали плохого, где точка переломная? Чем попы навредили вам лично?

Невзоров: Ну, во-первых, мне что-то не нравится, что опять Россию пытаются скормить православию. Это мы уже один раз сделали.

Ведущий 1:  Это когда?

Невзоров: Мы обрекли страну на 700 лет невежества, тупости, вшей, лучин, сплошных октоихов, чекменей, полной безграмотности, отсутствия медицины, культуры, науки, только ради того, чтобы существовало православие. Исход мы знаем, он был в 1917 году.

Ведущий 1:  У меня вопрос к батюшкам: вообще вот эти речи Александр Глебовича заслуживают того, чтобы его предать анафеме, как вы думаете?

Собеседник 1:  Александр Глебович очень хотел бы, чтобы его предали анафеме, потому что это был бы последний шанс остаться на плаву как медийной фигуре. Человек потерпел полное творческое фиаско, полное политическое фиаско, полное интеллектуальное фиаско, потому что выдумывать небылицы это значит, что-то не в порядке очевидно с головой.

Ведущий 1:  Александр Глебович, вы хотели что-то сказать, а мы спросить: вот вы собираетесь в ад попасть или в рай?

Невзоров:  Во-первых, я еще не решил. Во-вторых, я глядя на Чаплина в рясе, который как-то быстренько забыл, что он является служителем культа, и ему полагается хотя бы изображать другой стиль поведения, особенно в разговоре с язычником, который, возможно…

Собеседник 1: Ложь нужно обличать, дорогой друг.

Невзоров:…язычника, который, возможно, присматривает себе какую-то религийку поприличнее, и находится перед вами. В соответствии с вашими же правилами, и апостольскими заповедями, вы обязаны кротко, кротко!..  дать ответ.

Собеседник 1: Нет, дорогой друг, я должен со всей силой праведной правды сказать вам, что вы лжец. А кротко до вас не достучишься. Вам нужно сказать правду со всей мощью.

Ведущий 1:  Собеседник 2?

Собеседник 2: На вас жалко смотреть. Ведь вы во-первых богохульствуете сидите…обижаете людей… зачем вы обижаете людей? Почему от вас идет только злоба? Если вы хотите изменить этот мир, ну должна быть любовь в вашем сердце, а ее нету. Моя душа на ваши возгласы не откликается.

Ведущий 1:  Александр Глебович, все-таки вы считаете, что церкви нужна модернизация? Или вы уже все, похоронили окончательно, уже ничего не спасет?

Невзоров:   Вы понимаете, в России сейчас, насколько я знаю, существует очень большой рынок религиозных услуг. И существует множество организаций, которые производят эти религиозные услуги, так называемые благодати или какие-то другие магические штучки, но грубо нарушается при этом закон о конкуренции. Потому что посмотрите, что получается? Действительно, сидит какой-то безумный дяденька, который говорит, что у него из носа выходит синий луч и он таким образом лечит людей от тяжелых заболеваний. Ну, хорошо, понятно, что дяденька безумец. Но рядом сидит другой дяденька, который сообщает, что он берет кусок булки, и от того, что он споет над куском булки несколько песен, кусок булки превратится в кусок мяса мертвого мужчины, умершего несколько тысяч лет назад. И этот дяденька обвиняет дяденьку с синим лучом в шарлатанстве и безобразиях.

Ведущий 1:  Мы хотим показать еще один сюжет, и это не частный случай. Вот эти эпизоды они как раз и создают такое общественное мнение, которое мы сейчас видим. Это село Донское, Липецкой области, там побывала наш корреспондент Ксения Кипкало, и вот, что она там увидела, это скажем так, пример коммерческой деятельности тамошнего священника.

<>

Собеседник 1:   Церковь – это не только священники. Это все, кто себя считает православными христианами. Вот в этом зале сколько людей считает себя православными, давайте поднимем руки? (Две руки) Я не очень радуюсь этому, вот почему: если вы православные, ваша задача вот этот храм поднять или храм в том месте, где вы живете. Не заставляйте священника торговать гробами, если вы православные, восстановите тот храм, куда вы ходите.

Ведущий 2: Бог не торгует недвижимостью. Почему все время речь идет «храм, материальные ценности…»

Невзоров: Я отвечу Паше. Паша, здесь все очень просто, потому что в любом бизнесе успех бизнеса решает вопрос количества торговых точек.

<>

Ведущий 1: Хорошо. Давайте попрощаемся с Александром Глебовичем Невзоровым.

Можно я Александру Глебовичу задам один вопрос? Александр Глебович, простите, неужели за свою жизнь вы не встречали  ни одного доброго пастыря, достойного священника, доброго человека в лице священника, или хотя бы в лице верующего православного человека. Доброго, достойного человека, который был бы вам симпатичен?

Невзоров: Вы знаете, встречал, конечно. Безусловно, встречал. И здесь речь идет не только о тех кадровых чекистах, которые вынуждены были притворяться священниками или архиереями. Я видел и действительно людей, которые смущались, когда понимали, что их идентифицируют вот с этим идеологическим диктатом, как это, например, происходит с основами православной культуры. Я видел священников, которым стыдно за это. Стыдно даже не за тот факт, что эти основы православной культуры преподаются, а за то, что преподается. Ну и к тому же не забывайте, что еще очень многие священники остаются просто тихими батюшками, во-первых, потому что может быть и ориентацией не вышли, а во-вторых, потому что не овладели этой мистической иезуитской мистикой, когда действительно становятся нужны церкви как аппарату.

Ведущий 1: Хорошо, спасибо большое Александр Глебович. Конечно, яда у вас скопилось очень много, большая порция. Ну что ж, имеете право, как говорил Вальтер: «Я ненавижу ваши взгляды, но готов умереть за ваше право их высказывать».

Невзоров: Умирайте!

Ведущий 1: Спасибо. Аплодисменты.

No Comments

Leave a Reply

Nevzorov.TV