Интервью Эфиры

Интервью на радио «Балтика»

Фрагменты из интервью Александра Невзорова радио-передаче «Радио двух столиц» (радио «Балтика», Санкт-Петербург, 13 мая 2011 г.)

Ведущий: Константин у нас на связи.

Звонок: Я 1979 года рождения, мне 32 года. Я застал коммунизм, совковое было время, пережил 90-е года, в 90-х годах очень много на войне погибло, наркоманы, алкоголь, все что угодно. В принципе, поколение было загубленное. Смотря на нынешнее поколение, хотелось бы задать вопрос – ваш прогноз на будущее поколение, что ждать? То, что я вижу сейчас, в данный момент – это печально.

Невзоров: Я думаю, что пару поколений мы все равно еще должны потерять. Я имею в виду, потерять вот в таком высоком смысле. Плюс, не забывайте что сейчас еще очень рассуетились вот эти ребята, которые играют в большие костюмированные коммерческие игры под названием «церковь», и со своим желанием влезть в образование, влезть в очень многие стороны жизни, они много чего еще напортят.

Ведущий: Дресс-код сейчас…

Невзоров: Они вообще во много чего лезут, они вероятно отдают себе отчет в том, насколько они на самом деле опасны. Потому что везде, где появляются они и что-то с ними связанное, возникает и усугубляется рознь. Нет лучшего способа поссорить людей между собой.

Ведущий: Александр Глебович, они считают, что государство недорабатывает, поэтому они…

Невзоров: Они ничего не считают. Удивительна ваша наивность. Неужели вы думаете, под этим всем есть что-то кроме желания продать как можно больше свечек?

Ведущий: Я с иронией сказал, если не заметно было…

Невзоров: Ирония, вероятно, «съелась» 600-ми километрами, которые между нами. Я думаю, что это абсолютно циничный бизнес, который обязан знать, до какой степени он опасен и обязан знать, до какой степени он привносит в отношения людей рознь.

Ведущий: Он всегда таким был, или он только сейчас стал?

Невзоров: Нет, он всегда таким был и, скажем так, вот эта разновидность религии, при всем при том, что меня не интересует ее содержательность, сюжетика, мне все равно, о чем миф, о чебурашке, о летающем макаронном монстре или об Иисусе Христе. Но этот миф – он всегда таким был, потому что если вы тоже вспомните, какое количество человеческих жертвоприношений, это звучит странно, но тем не менее, я считаю, что по количеству человеческих жертвоприношений он намного превосходит даже ацтекские жуткие культы как Кецалькоатль, потому что ведь дело даже не в тех 480 тысячах несчастных женщин, которых сожгли в Европе по обвинению в ведьмовстве, колдовстве, ереси, но и во всем мире на протяжении всей истории христианства, во имя его торжества, во имя его чистоты, во имя его доминирования убивались, убивались и убивались.

Ведущий: Александр Глебович, но вы же согласитесь, что это из всех циничных не самый опасный и не самый циничный бизнес?

Невзоров: Нет, я думаю, что из всех опасных это самый циничный бизнес и самый опасный бизнес, потому что везде, где появляется религия, через какое-то время, если эта религия дает волю и силы, обязательно загораются костры. Посмотрите, как они себя ведут? Они еще от горшка два вершка, я имею в виду в смысле возможностей, но они уже громят выставки, они уже без конца строчат доносы в прокуратуру, они уже выгоняют детские дома, садики, ясли, орут, требуют свою эту недвижимость.

Ведущий: А вы видите, что по нарастающей этот процесс идет?

Невзоров: А этот процесс не может не идти по нарастающей до тех пор, пока есть государственная протекция этой идеи, а это, понятно, откуда эта протекция взялась, потому что есть предположение, что православие может быть национальной объединяющей идеей. Вот сейчас становится понятно, что это, скорее, разъединяющая идея, т.е. в национальные идеи она не годится. Кого с кем она объединяет? 50 миллионов неверующих с 50 миллионами верующих? Я понимаю, если бы были какие-то 1920-е годы, можно было бы неверующих загрузить на баржи и вывезти куда-нибудь на середину Финского залива.

Ведущий: Сейчас так не получится.

Невзоров: Они же еще в момент загрузки начнут распространение информации и сильно попортят праздник. Но даже если предположим, каким-то образом избавиться от половины несогласных страны, чтобы спокойно можно было на их трупах поговорить о любви к ближнему, и долго целовать руки толстым переодетым дядькам, как они это любят делать, то все равно это будет немножко не тот праздник.

<>

Ведущий: Совершенно верно. Просто меня, на самом деле, немножко задели эти рассуждения о священниках. Я все-таки к ним вернусь. Намеренно это сделаю, потому что вы так под одну гребенку всех священников запихали. Я не говорю, что все хорошие, все замечательные, все такие высокодуховные. Бюрократов в церкви огромное количество.

Невзоров: А я не говорю про то, что плохие бюрократы и хорошие какие-то другие.

Ведущий: Нет, дело в том, что все-таки, как ни крути, так повелось, что церковь наша была каким-то источником духовности. Это моя точка зрения и мое видение, так как я успел за свои годы выучить историю. И ориентировались все на дух некоторый, моральные ценности, которые в прошлые времена и сейчас во многом преподносила именно церковь. Не политика, не чиновники, не бизнесмены, а именно церковь. «Не убий, не укради», — это что, неправильно?

Невзоров: Я думаю, что касается «не убий, не укради», то это достаточно примитивная сентенция. Ветхозаветная сентенция, которая очень плохо коррелируется с реальной жизнью. Серьезно. Вот представьте себе ситуацию насчет «не убий». Возникает вопрос: а кого и при каких обстоятельствах «не убий»? Вот шепните это «не убий» снайперу, который поймал лоб террориста в прицел, шепните ему это свое «не убий». Что касается «не укради» — и что, и при каких обстоятельствах? Представьте себе только что вскрытый сейф Абвера и советского разведчика, который собирается украсть агентурные документы, вот шепните ему «не укради». Это все было очень хорошо внутри маленького примитивного скотоводческого народа на тот момент.

Ведущий: А насчет жены ближнего тоже самое происходит?

Невзоров: Вы знаете, когда насчет жены ближнего – это тоже очень хорошо в маленьком скотоводческом народе, где все друг друга знают. Я предлагаю не разбирать это все, это действительно предельно примитивные сентенции. Более того: те, кто эти сентенции декларирует громче всех, как правило, меньше всего им следуют. Потому что мы видим действительно, что все эти разговоры про так называемую духовность… это в моем представлении такая смесь из балалаек, лучин, иконок, вшей и …

Ведущий: Нет, это не духовность, это лубок.

Невзоров: Нет, а еще что-нибудь другое… Вы понимаете, если б мы всерьез говорили о духовности, хотя это слово абсолютно скомпрометировано, для меня это сейчас какие-то газы, которые выделяют из себя попы, вынуждая нас этим газом дышать. Хотя он для нас почти смертелен. Но друг мой, поймите, мы в это уже поиграли. И в 1917 году взрыв, который разнес страну, гигантский взрыв… Неважно, кто воспользовался народным бунтом, какие мерзавцы это сделали, важно что был гигантский народный бунт, который взорвал все. И эту революцию делали воцерковленные, крещеные люди, поскольку это было обязательным условием для граждан Российской империи того времени.

Ведущий: Я еще раз говорю: я не защищаю попов…

Невзоров: Поэтому мы уже, грубо говоря, это уже только попытка скоординировать общественную жизнь через так называемую нравственность церкви, она уже один раз была совершена. В результате было чудовищное фиаско. Была крайне страшная, позорная на много-много десятков лет ситуация, и сейчас эти бородатые ребята вдруг говорят, что они требуют продолжения банкета и после этого позора, после этого фиаско, после того, что они доказали, что их идеи в принципе не работают. Ни как улучшать отдельных людей, ни как способ склеить общество. Нет, уже в это поиграли. Зачем на эту граблю с куполом наступать второй раз?

No Comments

Leave a Reply

Nevzorov.TV