Религия Эфиры

С верой наперевес

Фрагменты из передачи «С верой наперевес» (МТРК «Мир»). 17 мая 2012 г.

<…>

Ведущий: Спасет ли религия мир, или наоборот, разрушит, это общий вопрос, который имеет много нюансов в ответе. И вопрос этот я адресую в Санкт-Петербург Александру Невзорову. Пожалуйста, Александр.

Невзоров: Я бы не стал сейчас так уж драматизировать, поскольку от религии, по счастью, уже осталось внешняя форма, которую я бы назвал все-таки не религией (то, что касается православия), а идеологией. Идеология это воинствующая. В данном случае мы видим, как в России ко всем тем трещинам, которые уже существуют – к имущественным, к социальным, к национальным – добавляется еще одна глубоченная трещина между людьми, разъединяющая их, вызывающая конфронтацию:  религиозная. И не следует забывать, что даже если считать, что интеллектуальный атеизм – это удел немногих и можно было бы с этим не считаться… Давайте вспомним о том, что, наверное, половина населения России была воспитана еще при советской власти, где научный атеизм, естественно, научные взгляды преподавались в школе и были нормой. И атеистов на самом деле в России гораздо больше, чем принято полагать. И вот этот конфликт при абсолютно агрессивном, хамском поведении церкви сегодня… Оно действительно хамское, потому что она берет на себя право закрывать и открывать выставки, запрещать или шельмовать те или иные картины, при том, что им никто не давал права определять, что мне смотреть. Мне или подобным мне. И более того, мы не признаем, я говорю и за себя и за всех тех атеистов, мы не признаем за ними права, за попами, вообще учить нас чему-нибудь, и не видим никаких причин для того, чтобы их слово было для нас по какой-нибудь причине авторитетно. Поэтому, боюсь, сейчас в России это очень деструктивный фактор, это фактор, разъединяющий людей, и если у общества усугубятся какие-то проблемы, мы, по крайней мере, теперь будем понимать, кто автор этого усугубления.

<…>

Собеседник 1: Хотелось поспорить с Невзоровым, потому что он вывалил кучу нелепиц и известных штампов о религии, человек, который абсолютно некомпетентен в том, о чем он говорит.

Ведущий: Вот г-н Никифоров выразился в отношении Александра Невзорова, что тот высказал много нелепицы, я сейчас просто цитирую. Я хотел бы услышать ответ Александра и все-таки понять его точку зрения, относительно религии, насколько она конструктивна или деструктивна, актуальна ли вообще религия в новейшей истории, или она просто дублирует политические инструменты разного рода, и в чем сейчас функция религии позитивная, если она есть? Прошу вас, Александр.

Невзоров: Ну, я не удивлен этой репликой, потому что ситуация в России такова, что все, практически, что говорим мы, которые не желают участвовать в этой ролевой игре под названием «вера – религия» и не признают эти правила авторитетными или вообще сколько бы то ни было приемлемыми, не воспринимается той стороной. То же самое, для нас является абсолютной ахинеей все то, что говорит религиозная сторона. И в этой ситуации, наверное, надо не вспоминать какие-то заклинания, какие-то еврейские сказки, и пытаться с помощью их убедить друг друга, надо думать, как нам жить дальше. И, в общем-то, нам всем придется жить в одной стране, человек, который мне сейчас возражал, я к сожалению не знаю, его имени, он опроверг меня в том, что религия разъединяет, но тут же продемонстрировал столь резкое разделение по религиозному вопросу, кого с кем она объединяет? Меня с вами, что ли? Или меня с вашими соседями? Нет, увы, не объединяет, увы, разъединяет. Если бы этого фактора не было, мы бы, вполне возможно, относились к друг другу совсем иначе. Не надо понимать под атеизмом некую неприязнь или ненависть к религии. Дело гораздо хуже. Атеизм – есть глубочайшее неуважение к религии. И вот на неуважение мы имеем право, и мы имеем право как граждане России на свои собственные чувства, и на свободу нашей жизни от любого проявления и любой демонстрации религии. Мы не признаем за вами права учить, мы не признаем за вами права олицетворять нравственность, олицетворять даже минимальный ум или серьезность. И это серьезная на самом деле, общенациональная проблема, потому что вектор направления вот этого общества, разделения общества по этому признаку, сейчас очень хорошо заметен. Можно успокаивать и утешать себя, что этого нет. Но это есть.

<…>

Ведущий: Я напоминаю, у нас в студии сегодня в Санкт-Петербурге режиссер и публицист Александр Невзоров. В предыдущем вашем включении я поинтересовался, к сожалению, не было ответа на это, в чем все-таки функция религии? Есть традиционная точка зрения, что некая божественность конкретных людей, которые оперируют религиозной риторикой, просто дает им необходимый авторитет для управления остальными людьми. Вот и есть главная функция религии в мировом масштабе. Сейчас в чем функция религии, в чем она помогает, чем она спасает, чем она губит?

Невзоров: Все и не так сложно, и не так просто. Что касается спасения и генерации каких-то хотя бы элементарно нормальных качеств, то тут мы видим, что религия совершенно бессильна, и когда меня спрашивают, почему у меня сейчас такое жесткое отношение в том числе и к христианству, я говорю, что вот это вот Евангелие, книжка в стиле раннего фэнтези, это, конечно, замечательно, но мы постоянно получаем, но там нечего обсуждать, это не исторический источник, но я постоянно вижу свидетельства о Христе документальные, простые и понятные. Те свидетельства о Христе, современником которых являюсь я сам. И благодаря этим свидетельствам, я имею основания сделать выводы и о сущности этого учения, и о личности, вероятно, основателя. Потому что когда я вижу, как художнику и галеристу плюют в лицо православные хамы, активисты, для меня это свидетельство о Христе, потому что он говорил, где двое или трое собрались во имя мое, там и я посреди них. Когда я вижу часики на руках Гундяева или узнаю о квартирах с какими-то загадочными барышнями, я понимаю, что ничего в этом страшного нет, что мы просто-напросто увидели, что они такие же, как мы, и мотиваторы у них абсолютно такие же, как у нас у всех. Но они-то говорят, что они совершенно особые. Они-то говорят, что им за их эту особость, которой не существует, нужны преференции, необходимо освобождение от налогов, необходимо очень много чего необходимо. И мы сейчас, в общем, вынуждены признать, что все равно вот для той конструкции православия, которую они себе замыслили, места в современном мире нет, я отвечаю этим самым на ваш вопрос почему. Потому что в гораздо более сером, гораздо более темном агрессивном и несчастном обществе, чем нынешнее российское, для того, чтобы удерживать православие в общественном пространстве на плаву требовалось знаете сколько статей уголовный уложений? Четырнадцать!

Требовалась постоянная угроза батогами, каторгой, лишения прав состояния, ссылками, и на этом держалась так называемая Святая Русь, и только на этих статьях. Они же не от хорошей жизни появились. Сейчас, чтобы удержать в неприкосновенности то православие, которое мечтается вот этим всем сектантско-маргинальным черносотенцам православным нынешним, потребуется, вероятно, уже 114 статей, и то, вероятно, дело закончится бунтом, потому что слишком много народилось людей, которые не позволят, чтобы им указывали, как думать, как чувствовать, что читать, что носить, какие смотреть фильмы и какие разглядывать выставки. А вот эти свидетельства о Христе, которые мы получаем, уж имейте мужество признать что-либо слава священного писания ахинея, либо действительно христиане, среди которых согласно Евангелию, среди двух или трех Христов, демонстрируют нам всю степень общественной опасности этого явления и это явление, естественно, оно должно быть, те кто хотят верить – пусть верят, но занимаются этим в специально отведенных местах и за свой собственный счет.

<…>

Собеседник 2: Хотел бы продолжить эту тему как атеист и для начала вступиться за Марата Александровича Гельмана, поскольку плевок в лицо он заслужил конечно, не как борец с религией, а как хулиган, т.е. человек, ставящий себе целью сознательное оскорбление большой группы других людей. То что в данном случае он выбрал для оскорбления христиан, совершенно несущественно, ибо он в разное время совершенно аналогичными способами оскорблял и множество других.

Невзоров: Во-первых, оскорбление какой бы то ни было группы лиц не является целью Марата Гельмана, во-вторых, подождите, а как же интересы тех людей, которые хотят видеть подобные выставки? Тех людей, которые добровольно и осознано делают выбор в сторону выставок Марата Гельмана. Если эти выставки блокируются, громятся, засуживаются, вы наезжаете уже на наши права, на права людей, которые хотят видеть подобные выставки.

Собеседник 2: Ну что касается Гельмана, то мне вполне хватило интернета для ознакомления с тем, что он подбирает и именно благодаря интернету знаю, что живьем на его выставку я не пойду.

Ведущий: Вы – нет, но пусть пойдет кто-то другой. Мы с Невзоровым пойдем.

<…>

Невзоров: У меня вопрос к этой очаровательной даме, которая сейчас оппонировала, как ее фамилия?

Ведущий: Это Елена Цыплакова, очень известная актриса и режиссер.

Собеседник 3: Да Саша знает, куражится просто. Ради бога.

Невзоров: Отлично, это очень хорошо, что известная. Я просто пытаюсь припомнить это имя среди авторов Евангелия…  и у меня что-то не очень получается. Она с такой легкостью вносит коррективы в слова основателя этого культа Иисуса Иосифовича Христа, что даже удивительно. Вот здесь присутствуют люди, кто-то из какого-то «Радонежа», очень симпатичный человек в очках, но для них православие – это хобби, я так понимаю, да? Профессионал, человек, который занимается религией профессионально здесь только вы, вот ответьте мне, пожалуйста, на вопрос: с Евангелием, с вашим священным писанием, вот такой вот веселый жонгляж, когда прямая цитата свидетельствующая о взгляде основателя вашей религии на ту или иную ситуацию, в данном случае, где двое или трое собрались во имя мое, вот подобный жонгляж вообще допустим или нет?

<…>

Ведущий: У нас осталось совсем немного времени, я хочу, чтобы каждый из наших гостей подвел итог сегодняшней программы, давайте начнем с Александра Невзорова, его короткая финальная реплика, Александр Глебович, прошу вас.

Невзоров: Ну, по крайней мере, я не услышал ответа на свой вопрос от того, кому я его задавал, т.е. от человека, который обязан знать все нюансировки и вариативности, существующие внутри их группировки и их мировоззрения, но, к сожалению, эта передача как и все подобные показывает, что православные не хотят идти на диалог, они хотят сейчас самоутверждаться в России. Хотя разговоры о том, что православие – это некая объединяющая Россию сила, это разговор смешной и абсолютно наивный. Мы видели уже 17-й год. На протяжении почти тысячи лет страна была скармливаема этому православию, на протяжении 700 лет страна не породила ни одного ученого, ни одного медика, ни одного хирурга, ни одного биолога, зоолога, геолога, анатома, никого. Ничего не было кроме свечек, земных поклонов и попов. Ничего не было. Но мы уже видели, к чему это привело, в 17-м году попов начали сбрасывать с колокольни. Я не хочу, чтобы их сбрасывали с колокольни, потому что среди них есть если и не очень приличные, то все-таки люди, вызывающие у меня симпатию. Поэтому, я призываю православных немножечко задуматься над своим поведением и над тем, что вот это вот поступательное хамство, которое они, увы, демонстрируют, те попытки влезать в жизнь светского государства, понятно, почему это разрешает власть, для власти эта православная церковь кажется какой-то золотой рыбкой, которая у них будет бегать на посылках, но вы-то должны быть умнее, вы же понимаете, что вы вместе со своей репутацией, со всеми этими часиками, квартирами, агрессивностью, подставляете и свою идеологию.

No Comments

Leave a Reply

Nevzorov.TV