Александр Невзоров в программе «Невзоровские среды» 1.04.20.

О.Журавлева― 21:05, почти 06. Мы с вами снова. Ольга Журавлева из Москвы, а из Петербурга – Александр Невзоров. Александр Глебович, здравствуйте!

А.Невзоров― Да, мое глубочайшее! Мы в «Гельвеции». Мы пока по-прежнему держим эту линию обороны, теперь без зрителей. Мы понимаем, до какой степени важно быть привычными и выходить из привычного места. Потому что, помните, как говорил от имени всех патриотов Петр Аркадьевич Столыпин? Он говорил: «Нам нужна великая… доза галоперидола, а им нужны «Невзоровские среды» из «Гельвеции».

Ну, давай только сегодня ничего первоапрельского, потому что реальность российской жизни давно абсурдом превзошла все розыгрыши и ну нафиг это 1 апреля. И основная интрига недели, как я и предсказывал в прошлой «Невзоровской среде», после всех похождений Путина и его тисканий с врачами и пресс-секретарями, – это его судьба. И всем, в общем, интересно, что же сегодня примеряет Владимир Владимирович: то ли это белые тапочки, то ли это кирзовые смазные жандармские сапоги, которыми он и дальше будет топтать нашу свободу и финансовые перспективы.

Да, в перчатках я исключительно потому, что надо подчеркнуть драматизм и нестандартность этой ситуации.

О.Журавлева― Я сразу заметила, что вы подготовились.

А.Невзоров― Да. В Питере сейчас все в перчатках. Оленька, знаешь, из всех простоев самым опасным все-таки является простой Кремлевской стены.

О.Журавлева― Да, пустовато.

А.Невзоров― Кремлевская стена у нас простаивает без дела. А по всему миру – ну живут же люди! – во всем мире люди болеют, умирают: президенты, мэры, принцы, министры, сенаторы – в Германии, в Сербии, повсюду. А в России только какие-то безвредные эстрадники и пара писателей. Но, правда, на основании болезней писателей можно сделать важный научный вывод, что вирус читать не умеет, потому что если бы умел, болели бы другие писатели.

И вот, кстати, из Москвы очень нехорошие, прямо-таки пугающие новости. Володин, председатель Государственной думы сообщил, что тяжелый вирусный период Государственная дума должна пройти, не потеряв никого из своего составчика даже вице-спикеров. Вот непонятно, зачем такие крайности. Почему же никого-то? И так с хорошими новостями проблемы, а тут еще это уверенное заявление Володина. И вообще, зачем лишать измученную страну последней надежды? Неясно, это уверенность или это просто пожелание. Будем надеяться, что это просто пожелание, не имеющее никакой реальной основы.

О.Журавлева― Кто может быть в чем-то уверен сейчас, Александр Глебович?

А.Невзоров― Да, мы отметили, что Володин даже пожирателя дубовой коры Петечку Толстого персонально не забыл в этой своей речи. Вот я понимаю Собянина, почему он закрыл московские парки. Он понимал, в общем, что напуганный ситуацией короед Толстой может проникнуть на территорию и дубам нанести непоправимый ущерб. Ну, еще приведет с собой других персонажей из Государственной думы.

Стране, вообще, плохо, Оля. Стране плохо, но и вирусу тоже не легче.

О.Журавлева― Это всё БЦЖ, Александр Глебович.

А.Невзоров― Нет-нет, круче бери. Во-первых, возникла глава Медико-биологического агентства Скворцова, и она протрубила о создании лекарства от коронавируса, которое основано на препарате…

О.Журавлева― От малярии.

А.Невзоров― Которое называется по странному совпадению лохин.

О.Журавлева― Он называется Мефлохин, это правда, но слово «лохин» там есть.

А.Невзоров― Но вот сам новый препарат, созданный на основе этого лохина, вероятно, будет называться скворцин.

О.Журавлева― Скворцин-лохин, через дефис.

А.Невзоров― Но вот в мировой фармакологии это изобретение никакого энтузиазма не вызвало. Черствые западные прагматики гениальность не оценили и в очередь за скворцином не встали. Скворцова на этом грустно раскланялась. Но следом за этой, в общем, освистанной дамой на политическом театре должен был появиться кто-нибудь помощнее. И этой фигурой, что предсказуемо, оказался Кадыров.

Он появился в медийном поле и поклялся убить вирус. Это уже посерьезней, чем скворцин. Потому что после этого заявления уже можно ни о чем не переживать. Мир спасен. И теперь дело за малым. Осталось подобрать длину кинжала и определиться с тем, что будет для вируса смертоносней: Гурда или Терс. Это различные бренды чеченский кавказский кинжалов. Они отличаются орнаментами и количеством долов на лезвии.

О.Журавлева― Но это всё булатная сталь или что это?

А.Невзоров― Там различные стали. Но, в общем, действительно, очень недурные. Вот после кинжала, разумеется, должен быть контрольный выстрел в мерзкую тушку вируса с тем, чтобы шайтану разнести всего спиральные нуклеокапсиды, чтобы брызнуло. Но тут марка не так важна, как в кинжальном вопросе. Можно добивать его будет из Беретты, можно из Браунинга. Главное, чтобы пистолет был золотой с рукояткой из мамонтовой кости и, желательно, с тремя симметрично расположенными изумрудами.

Короче говоря, маски долой! Все могут выдохнуть. Рамзан Ахматович, как мы знаем, обещания такого рода всегда неукоснительно выполняет.

Вообще, вот целителей и спасителей не счесть. Появилась докторица Малышева, которая так глупо зашкварилась с собаками и призвала их расстреливать. Она по секрету сообщила стране, что самый простой способ выжить при пандемии коронавируса – это быть евреем.

О.Журавлева― Потому что они мыли руки во все времена, – вдруг открылось.

А.Невзоров― Это абсолютная чепуха. Дело в том, что она ссылалась на удивительную выживаемость еврейских диаспор и анклавов при некоторых эпидемиях. Руки там совершенно ни при чем. Дело в том, что они, действительно, были очень жестко отсегрегированы от всего остального общества. Но эта рецептура стать евреями, она малодостижима для большинства россиян, даже если они из обрезков крайней плоти начнут строить баррикады или плотины на реках.

О.Журавлева― Александр Глебович, а если еще один момент. В тех религиях, которые требуют очень тщательной гигиены, простите, кулинарии – разделять, одно с другим не перемешивать, посуду…

А.Невзоров― Не варить козленка в молоке матери его.

О.Журавлева― В каких-то ситуациях, наверное, это тоже помогает. Все мы в этом смысле немножко евреи сейчас.

А.Невзоров― Это немножко совсем немножко помогает. Потому что смертность евреев во время больших эпидемий была точно такой же. А тех, кто случайно выживал, инквизиция, как правило, премировала особо украшенным и высоким костром. Хотя сам посыл про евреев мне очень нравится, потому что принадлежать к всемирной жидомасонской мафии это большая честь и, вероятно, большое удовольствие. Я тоже мечтал к ней как-нибудь присоединиться, но меня не взяли.

Но, вообще, есть приятные новости, Оля. Ты знаешь, как много и часто мы говорили о Гундяеве, о Кирилле, о Владимире Михайловиче Гундяеве. И оказался прав. Все-таки Гуня, он очень хороший, он действительно, очень хороший. Я подозревал, что он неглуп, но что российский главпоп вдобавок оказался способен на такой изощренный и очень квалифицированный стеб, не ожидал даже я.

А в чем, собственно, дело. Кремль, наигравшийся в православные игрушки, понял, что заигрался. И сейчас из-за этих массовых поповских спектаклей он лишится большой части налогоплательщиков и, соответственно, прибыли, которую Кремлю приносит проект «Россия». Вот благочестие и духовность решили временно подзажать.

Но мы знаем, что попы насмерть защищали свое право стричь паству в апреле, употребляя всю возможную аудиторию. Их тоже надо понять, потому что для них великий пост и Пасха – это как для артистов новогодние елки. Это самое денежное время. Где-нибудь в сентябре, октябре они легко закрылись бы даже на месяц и не пикнули.

О.Журавлева― Это страда называется, Александр Глебович.

А.Невзоров― Да. Елки, елки. Но они привыкли, что их бизнес на особом положении. Они уже даже ничего не скрывают. Посмотри их детские сайты под названием «Ермолка». Есть такой сайт. Открой. И там впрямую размещены комиксы, как маленькие дети сперва долго умерщвляют плоть власяницами, а потом решают не идти в кафе, а лучше отдать деньги церкви.

И вот в деньгах, конечно, всё и дело, потому что Петербуржский митрополит Судокофий… а нет, Судаков – это его фамилия. Он Варсонофий, прошу прощения. Он, когда понял, что апрельские сборы могут накрыться, он вообще устроил дикую истерику, призвав к открытой форме противостояния власти и требуя, чтобы за поповским бизнесом по-прежнему сохранялись все преференции.

Тут же они стали кричать, что «мы вам не подчиняемся, потому что церковь отделена от государства!» Слушайте, БДСМ тоже отделено от государства, как известно. Но это не значит, что бэдээсэмщики могут в любых количествах проводить свои ритуалы в общественных местах.

Но, вообще, никакие аргументы на них не действовали. Вот в Питере у нас, когда губерния и губернатор потребовали прекращения всяческих массовых мероприятий, смутьяны в епархиальном управлении за закрытыми дверями грозились пойти и даже выщипать усы Беглову без наркоза. В общем, стало понять…

О.Журавлева― Какие страсти у вас кипели, боже мой!

А.Невзоров― Ужас! Попы окончательно разбаловались и даже тысячную купюру перегрызут горло и своей обожаемой и богохранимой державе Российской. Вся любовь как-то быстро кончилась и они, по сути, наглая секта, которая представляет серьезную общественную опасность.

И вот это Судаков питерский, он оказался не одинок. Таких архиереев исключительно жадных в стране нашлось множество. И вот когда стало понятно, что поповская жадность превышает поповский страх, что попы не внемлют призыву власти, нашего Гуню вызывали в Кремль, и там ему настучали по митре. И, получив по митре, он тут же доказал, что митра Российского патриарха все-таки имеет и кокарду, и козырек. Под этот козырек он взял и отправился усмирять этих бородатых жадюг и строить их.

Не всех он построил. Но эта история и так известна. Все посвящены в эту поповскую драму. Интересно другое. Вот этот призыв, который прозвучал от так называемого патриарха, от Гуни – призыв не ходить в церковь. То есть своими руками делать здоровенные дыры в епархиальных бюджетах, – надо было как-то этот призыв обосновать. И Гундяев, надо отдать ему должное, сделал это настолько виртуозно – он просто напомнил своим бородатым коллегам, кто они такие. Владимир Михайлович, судя по всему, почесал загривок и выбрал убойный агиографический аргумент. Ненужность посещения церквей он обосновал на примере жития Марии Египетской. Причем любопытно, что согласно именно православным теологическим источникам…

О.Журавлева― А она достаточно древняя святая, поэтому она у многих упомянута, скажем так.

А.Невзоров― Да, она много упомянута. Это была трехголовая профессиональная проститутка в VI веке.

О.Журавлева― Ну, почему сразу трехголовая?

А.Невзоров― Ну, потому что мы не имеем никакого права подвергать сомнению сертифицированные мощи. Первая голова Марии Египетской находится во Флоренции и экспонируется постоянно в соборе. Вторая голова – задокументировано было – погибла, ее растоптали варвары во времена Великой французской революции. А третья находится в частном собрании в Милане. И я ее недавно снимал… Там же, где шерсть Марии Магдалины… телесный покров.

О.Журавлева― По-моему, шерстяной покров был у святой Агнессы, ну ладно, бог с ним.

А.Невзоров― Нет, там именно… Слушай, я четко…

О.Журавлева― Хорошо, вы отвечаете. О’кей.

А.Невзоров― По сертификатам. Но, представляете, три головы – это еще ничего. Вот Иоанна Крестителя их было, извините, 12, и это не мешало ему функционировать.

О.Журавлева― Об этом есть прекрасный роман – про 12 голов Иоанна Крестителя. Да-да.

А.Невзоров― Ничего, как-то проповедовал. В общем, 3 головы Марии Египетской никакого сомнения не вызывают. Кстати, именно они сделали ее ударницей сексуального труда в Александрии. Потому что мы помним, что у нее было три головы, соответственно, три рта.

О.Журавлева― Об этом история на самом деле умалчивает. Там как-то более изящно. Вдруг ушла из дома в 12 лет и стала в Александрии проституткой. Ну, бывает.

А.Невзоров― Там, вообще, очень веселое житие настоящей профессиональной проститутки. Так вот самые яркие, самые заметные факты из ее биографии. Она была мастерицей скоростного и одновременного обслуживания большого количества клиентов.

О.Журавлева― Так. Это вы уже надумываете.

А.Невзоров― Почему? Если у нее было три головы, Оленька. А потом она решила, что продолжительный круиз на корабле в Иерусалим – это дело веселое и очень доходное. А дальше начинается просто лютая порнуха, потому что эта девица Мария проникает на корабль с благочестивыми паломниками, направляющимися на паломничество в Иерусалим. По разным теологическим прикидкам там было около 200 мужчин исключительного благочестия, готовы молиться 24 часа в сутки.

О.Журавлева― В общем, они очень подружились в этом круизе, так скажу скромно.

А.Невзоров― …Умерщвлять плоть и петь акафисты. Но обнаружив на корабле трехголовую и трехротую Машу, они резко поменяли намерения, и, в общем, паломничество превратилось в круглосуточный, непрерывный и долгий секс-круиз. Девушка оторвалась, то, что называется, аспирировав и перетрахав весь корабль. Конечно, за это одно ее можно было канонизировать.

Но история на этом не заканчивается. Путешествие затянулось. Вероятно, Мария, что называется, немного перебрала. После чего она решилась на восстановительную самозиоляцию в пустыне. Ну, и по привычке совершала она ее в голом виде. Там за ней погнался лев, а потом монах. Наконец, голая Мария, монах нашли общий язык. Про отношения с львом – они там тоже имели место – житие стыдливо умалчивает. Монаха звали Зосимой. Он был феноменальным, насколько я понимаю, занудой и в перерывах любил беседовать на богословские темы, что, вероятно и добило Марию, которая после второго свидания померла с тоски.

А дальше начинаются каникулы Бонифация, потому что явился лев.

О.Журавлева― Лев, который копал могилку. Да, я помню, был такой эпизод.

А.Невзоров― Да, и выкопал его могилу когтями. Зосима девушку похоронил. Но алчная братия его монастыря, пронаблюдавшая их роман, решила, что добро пропадать не должно, так как пошла как раз повальная мода на мощи. Монастыри тогда открыли бойкую торговлю…

О.Журавлева― Простите, откопали стюардессу, господи, остановитесь, Александр Глебович!

А.Невзоров― Почему? Вот в ту эпоху продавались даже бутылочки с «тьмой египетской». Продавалось «молоко богородицы», «перья Михаила Архангела». А тут, понимаешь, бесхозное тело попусту сушится в горячем песке. Девушку откопали, попили и открыли довольно бойкую торговлю. Но вот, чтобы обеспечить расчлененке ликвидность, надо было выдумать какую-то красивую историю. А кроме того оттраханного корабля с паломниками, в общем, ничего вспомнить было невозможно.

Но, основываясь, скажем так на трудах Тертуллиана, они поняли, что, вероятно, поверить можно только в то, что является по-настоящему абсурдным и объявили девушку образцом благочестия и добродетели. Это было сделано. Можно меня проверить, потому что именно такова фактура жития, очищенная от пафоса.

О.Журавлева― Я читала житие. Можно, я для слушателей, если они вдруг не читали, просто вкратце объясню, что то, к чему апеллировал патриарх – вот этот эпизод жизни Марии Египетской – это тот момент, когда она ушла от этого блуда и перешла Иордан или что-то с ней случилось еще подобное и жила в пустыне 47 лет или сколько она там в пустыне жила, и ее первые 10 лет преследовал блудный грех, ей хотелось петь веселые пенсии. Но она себя преодолела и, в конце концов, молилась там, в церковь не ходила, но, тем не менее, видите, оказалась такая чудесная…

А.Невзоров― Никому не известно, что там происходило. Потому что как ее после всего этого порно-хаба занесло в святые, как она прошла фильтры вселенских и поместных…

О.Журавлева― Так она же в двери не сразу вошла храма господня.

А.Невзоров― Это не наше дело. Это всё как раз словеса. Но верующим это нравится – это главное. Поэтому Мария Египетская в православии считается теперь образцом нравственности и воздержания, можно сказать, символом. И Гуня знает это не хуже, чем я. Он очень неслучайно привел пример Марии Египетской, объяснив аккуратно, напомним своим коллегам о их сущности, о том, кто они и куда они, собственно говоря, плывут. В общем, Гундяев значительно лучше, чем мы про него думали.

Но фанатики все равно строиться не захотели и упорно зазывают стадо свое под свои своды. Страдают по несобранным со старушек бумажкам, подымают бунт. Но, правда, уже никто не декларирует безвредность этих служб. Все уже смирились. Я даже не говорю про набор примеров в России, Украине. Я не говорю про оперную певицу Касьян, которая заразилась в церкви. Там целый, извините, епископ Валевский Милутин в Сербии уже помер от коронавируса. Примерно 50 священников. Более того, вот там, где по мысли православных вирус должен быть совершенно бессилен – на горе Афон – он тоже уже свирепствует в скитах. И там вовсю гуляет зараза, выкашивая старцев, праведников одного за другим.

О.Журавлева― Казалось бы, кто больше самоизолировался, чем старцы на Афоне. Ан нет, принимали делегации.

А.Невзоров― Да. Короче говоря, место бога определено. Он где-то на побегушках… И ситуация всё очень жестко расставила по своим местам и показала чисто декоративную роль шоу-бизнеса по имени РПЦ.

Ко мне пришел вопрос важный и злой. Не кажется ли мне, что сейчас, когда столь осязаема и печальна стала судьба России, и всем уже понятно, что нужно говорить о Путине не в той добродушно-ироничной манере, в которой я привык это делать, что, вероятно, надо называть вещи своими именами, жестче.

Вы знаете, я свой этот профессорский тон на утреннем обходе совершенно не собираюсь менять, потому что я считаю, что на кол надо сажать не людей, а идеи. Мне все симпатичны: и Путин, и Онищенко, и Рогозин, и поп Смирнов. Смотрите, что такое Путин. Благодаря тому, что у нас сейчас безумствует коронавирус, вы легко меня поймете. Вы понимаете его механизм проникновения в клетку, как он колонизирует ее и организм. Такая же примерно история с идеологией.

Ведь понятно же, что Путиным что-то движет. Это же не бессознательный, не стихийный набор поступков. Он концентрат идей, которые, собственно говоря, и являются губительными. И мы это видим, мы эти идеи знаем. Это не просто какие-то бессмысленные слоганы «Кто к нам с мечом придет, все равно рано или поздно сопьется», или: «Народ, который не знает своего прошлого, станет козленочком». Ну, вот что любят говорить патриоты. Нет, это страшные, совершенно антицивилизационные формулы. Не он их изобрел. И они тот вирус, который, в общем, им овладел. Они изобретены много лет тому назад. Мы просто видим, к чему это всё приводит.

О.Журавлева― Это заразный вирус, я правильно понимаю?

А.Невзоров― Конечно.

О.Журавлева― Такой же, как корона?

А.Невзоров― Гораздо страшнее, потому что коронавирус уйдет, а эта зараза – зараза самоизоляции, зараза величия, зараза желания и готовности принести людей в жертву идее, она все равно, к сожалению, будет жить.

О.Журавлева― Сейчас у нас будет перерывчик небольшой. Не хотелось бы утешаться фразой, что зараза к заразе не пристает. Но не всегда эта фраза утешительна.

А.Невзоров― Я поясню после перерыва тогда…

О.Журавлева― Я напомню, что после перерыва мы обязательно с вами встретимся. Ваши лайки вы ждем в YouTube. Вы можете присылать ваши сообщения в чате. Мы вас ждем здесь.

НОВОСТИ

О.Журавлева: 21―33. Мы снова с Америки. Ольга Журавлева из Москвы, а из Петербурга – Александр Невзоров. Александр Глебович, тут народ волнуется. Не все поняли, пришла ли публика в «Гельвецию». Я так понимаю, что сейчас не полагается.

А.Невзоров― Нет. Не полагается. Их просто нет.

О.Журавлева― Поэтому нас сейчас смотрит 22 тысячи человек только на YouTube «Эхо Москвы». Это те, кто не смогли прийти в «Гельвецию». Присоединяйтесь. Очень приятно.

А.Невзоров― Понятно.

Ну, вот смотри, вся недавняя история России, ее можно проиллюстрировать, по сути дела – чтобы поднять немножечко всем настроение, я позволю себе эту метафору – вот если ты бывала когда-нибудь в медвузах на кафедре, например, проктологии, там, обязательно есть витрина…

О.Журавлева― Не привелось как-то.

А.Невзоров― В этой витрине всегда располагается набор предметов, которые граждане любят засовывать себе в задницу: там банки с вареньем, бутыли, мячики…

О.Журавлева― Я видела такое только в детской больнице – что дети в уши засовывают, в нос… в мягкой, так сказать, манере.

А.Невзоров― Но, понимаешь, все-таки большие бутылки, большие мячи в нос не засунешь. Это надо идти на кафедру проктологии. И причем мы знаем, что засунув себе что-то, граждане, как правило, начинают мучиться, а потом и умирать. Иногда им даже это удается. Но чаще бутылки и мячики извлекаются из жоп хирургически. И примечательно другое: никогда никто из засовывателей не мог внятно объяснить причину засовывания. Чаще всего на простой вопрос «А зачем вы запихали в свою задницу большой макет паровоза?» следует ответ: «А по велению души» или: «В поисках особых ощущений».

И вот если бы существовал такой бы стенд геопроктологии, геополитической проктологии, представляющий подобные проделки разных государств, но на витрине, представляющей Россию, мы обязательно обнаружили Сирию, Донбасс, пенсионную реформу, всех депутатов верхней и нижней палаты парламента…

О.Журавлева― Гигантский парад, который сейчас репетируется.

А.Невзоров― Да. Парад, полный набор скреп. Но вот внятного ответа на вопрос «А зачем это туда было впихнуто?» тоже бы не последовало. Впрочем, мы ответ знаем. Потому что для того, чтобы все это засунуть стране в поисках особых державных ощущений, особого ума не надо. Извлечь значительно труднее. Почему царь Александр III упорно повторял, что у России только два союзника – это клистир и гальюн и других нету.

Ну вот смотри, откарантинировали совершенно Москву и Питер. В Москве удалось создать полноценную всеобщую панику…

О.Журавлева― Это вы мне рассказываете?

А.Невзоров― Да, да. А так как перспективы рисуются самые бергамские, чиновники ваши, они заранее вентилируют легкие, вдыхая то через одну, то через другую ноздрю целые бутылки бренди. В тему уже засунули свои хитрые рыльца психотерапевты, психологи, астрологи. Геи московской эстрадной тусовки, они взаимодействуют только в респираторах и в резиновых латексных костюмах. И все справедливо подозревают друг друга в желании передать быстрее вирус товарищу.

А по Арбату – я посмотрел – стучат клюками антисанитарные старцы из дальних монастырей, распространяя экзотические мысли о том, что вирусом надо делиться со своим ближним, равно как и всем остальным.

А вот в Питере, кстати говоря, Оля, особой паники нет, так как вообще нет никакой жизни. У нас тут нет старцев, геев, эстрадников, нет Жирика. И даже гражданин с очень злободневной фамилией Обнищенко, он тоже давненько в Питер не заруливал.

О.Журавлева― Он наш.

А.Невзоров― Зараза Шнур, он тоже, к сожалению, свалил в Москву. Он тоже теперь прикидывается москвичом. Я все-таки надеюсь, что он поймет, где его настоящие друзья и вернется.

Вообще, здесь всё иначе, потому что смерть в Питере – это не пугало, а старый добрый собутыльник. Это такая шальная сестричка. И отношение к вирусу – это не московский ужас, а скорее ироничная симпатия. Вирус в Питере воспринимается как некая третья сила, которая проучит гадкий режим, вызвав социальные, криминальные и политические обрушения системы. Втихаря за вирус держат кулачок, на него надеются и отводят ему роль детонатора перемен, которые оказались совершить ни люди, ни эта жидкостульная оппозиция.

Дело в том, что, вообще, обнищание уже началось, досрочно и победоносно – тотальное, бесповоротное, обвальное. В общем, это обнищание немедленно слилось в экстазе с коронавирусом. И мы можем везде – хоть на Дворцовой, хоть на Красной площади – наблюдать их свадебные брачные вальсы. И налоговая исполняет роль оркестра. Она еще аккомпанирует этому дикому танцу.

А вот те, кто гордо отказывались в обнищании участвовать, говоря, что нас это не касается – всякие бюджетники, попы, рестораторы, отельеры, медики, могильщики, – они уже получили по мозгам и осознали, что и они не будут чужими на празднике всенародного обнищания. Уже до самых тупых, наконец, дошла абсурдность популярного «ватного» самозаклинания «живу ну рубли, мне до доллара нет дела». вот они каждый день будут совершать для себя новые восхитительные открытия на ценниках в магазинах.

Но, впрочем, какая-то жизнь еще теплится в народной массе. И даже в этих страшных условиях, разумеется, кто-то очень продуктивно жульничает. Вот смотрите, шубейки, коньяк, сигареты. Власть нашла в себе силы и увидела необходимость электронно отмаркировать с тем, чтобы отслеживать все перемещения этих товаров. А маски, лекарства, спецсредства, перчатки, защитные гели, вообще, всё то, что должно составлять стратегический важнейший запас, потому что рявкнуть может везде в любую минуту, никакой маркировкой электронной не снабжены, и никто не в состоянии понять, есть они или нет; придерживают их на складах для того, чтобы вздуть на них цены окончательно и продавать уже по 2 тысячи рублей или нет. Вот была бы электронная маркировка этих важнейших средств, всё было бы онлайн, – можно было бы наблюдать, где что есть, как что движется, по каким ценам, где и какая гадина на них задирает цены и куда их везет.

Но поскольку именно сейчас именно эти очень незатейливые в отличие от шубочек штуки, станут наиболее вожделенными, вероятно, никто их электронно маркировать так и не будет, так и не решится.

Тут вопрос пришел, что в Сербии и в Англии люди нарушают карантин, переодевшись в костюм дерева. Где-то переодеваются в костюм туи и мелкими перебежками ходят по тротуарам.

О.Журавлева― Можно еще собакой переодеться и гулять с членом семьи.

А.Невзоров― Я бы дал другой совет. Вот у вас в Москве можно всегда из картона и бронзовой краски создать такой кусок памятника Жукову, переодеться в кусок памятника Жукову…

О.Журавлева― Сделаться ногой лошади.

А.Невзоров― Ногой лошади, задом маршала. Все уже привыкли, что везде по Москве валяется эта бронзовая расчленёнка.

О.Журавлева― На самом деле у нас всё очень просто: нужно переодеться в доставщика еды от какого-нибудь крупного оператора или дворника, и никто к тебе не обратится. Жилетка любого цвета.

А.Невзоров― Да, и вот важный тоже вопрос. Вот этот самолет в Америку, который вдруг вылетел из России с медоборудованием.

О.Журавлева― Да, Трамп так обрадовался, говорит: «Очень большой! Прямо, ух! Отличный самолет!»

А.Невзоров― Но мы, в общем, питерские. Нам такие ситуации известны и знакомы, потому что у нас есть Эрмитаж. И к этому Эрмитажу регулярно какие-нибудь сумасшедшие подбрасывают под двери свои шедевры, свою мазню в надежде на то. что прибежит Михаил Борисович Пиотровский, схватится за сердце, скажет: «Ах, это гениально!» и повесит где-нибудь в залах. То есть расчет с самолетом примерно такой же.

И еще один вопрос от продвинутого и разумного молодого человека, который собирается сбривать бороду.

О.Журавлева― Из гигиенических соображений?

А.Невзоров― Действительно ли, борода является скопищем инфекции и обителью вирусов? Ну, знаете, я вам могу сказать, что по логике, по физиологии, по анализам, по пробам борода, конечно, страшнее сортиров в «Пятерочке».

О.Журавлева― А может, ее просто мыть регулярно?

А.Невзоров― Это не поможет, конечно.

О.Журавлева― Голову же моют многие.

А.Невзоров― Вот эти все доводы, они в пух и прах разбиваются, во-первых, элементарной эволюционистикой, потому что мы видим, что, несмотря на утрату волосяного покрова общего, тем не менее, эволюция на этих местах растительность решила оставить. Понятно, что это, прежде всего, инструмент полового отбора. Но и, вообще, этому молодому человеку, который задал мне вопрос, я скажу, знаете что, пока не сбривайте, потому что, может быть, внешние и внутренние российские политики, они увенчаются успехом, и мы вернемся в пещеры. И борода в этих случаях сможет очень даже пригодиться.

Давайте вернемся к обнищанию. Обнищание воспринимается народом довольно легко, потому что благополучие обрушилось примерно равномерно и одновременно у всех за исключением самых талантливых жуликов.

О.Журавлева― Вы сейчас одного имеете в виду, наверное, который быстренько обернул там кое-какие капиталы.

А.Невзоров― И его тоже. Но для всех, в общем, никаких надежд выбраться в равной степени не осталось. А налоговая, она маниакально продолжает душить уже, в общем, холодный труп русского бизнеса, хотя душить там уже нечего. Надежд на восстановление нет, и бежать, что самое интересное, некуда и на на чем.

Причем заметьте, что все эти хлопотливые заявления Кремля, декларации о необходимости поддержки, они все, в общем, никак не упоминают прекращение войны в Сирии, прекращение войны в Донбассе. Хотя мы понимаем, что это очень дорогие игрушки.

И вот еще, кстати, о Питере. У нас много любопытного происходило. Вирус ведь он везде и нигде. Он мерещится всюду.

О.Журавлева― Дух вируск реет где хочет, да?

А.Невзоров― Да. И вот на пальцах сухонькой петербуржской старушки в булочной, он в выхлопе автозаков Росгвардии и, что он в очень благочестивом кривлянии председателя законодательного собрания Петербурга господина Макарова. Но там вообще, что называется, состоялась песнь песен. Потому что этот однофамилец милицейского пистолета доказал свою удивительную пробивную силу и ум. У него, то есть у господина Макарова хватило ума плюнуть сразу в портрет питерского губернатора, президента и Гундяева, пробив все три портрета насквозь с первого же раза.

Вообще, у главного законодателя, как и полагается Макарову, очень большая пробивная сила. Этот шалун, получив свеженькое предписание от властей всеми способами предотвращать массовые сцены, минимизировать любые людские скопления, этот шалун первым же делом весело и вприпрыжку поскакал в Исаакиевский собор, собрав толпу фанатиков, чтобы лично чмокнуть пару икон, поповских лап, поучаствовать в религиозном представлении. Он даже презрел грозное шевеление бегловских (невыщипанных, кстати) усов.

Он подал личный пример того, куда и как надо посылать федеральные власти с их глупым страхом пандемии, а также микробиологию, вирусологию, иммунологию и другие диавольские измышления. Он там страстно целовался с досками… В общем, это, конечно, неплохо, потому что загсу давно нужен председатель чуть повменяемее нынешнего.

Но, будем надеяться, что аппарат искусственной вентиляции легких не подведет. Но в случае чего вериги Макарова впишут в интерьер буфета законодательного собрания как мемориал. Депутаты их лично отполируют. И еще пару сроков они смогут, глядя на них, поправлять свои чубчики. Но зато Макарова, вероятно, канонизируют.

Мы помним эту историю с итальянской медсестрой, которая невзначай, выполняя свой долг, но она заразила людей, после этого покончила собой только из-за того, что она создала ситуацию, при которой это заражение было возможно. Понятно, что, например, избраться в законодательное собрание Петербурга этой девушке никогда бы не светило с ее представлениями о долге и приличии.

А вот под шумок вируса власть целеустремленно и тупо продолжает расставлять, как она думает, своих. Теперь мы понимаем, что внешняя политика России лобками прирастать будет. Потому что большой специалист по лобкам товарищ Слуцкий, он теперь возглавил кафедру политики в МГУ…

О.Журавлева― Кто же еще, с другой стороны, Александр Глебович.

А.Невзоров― Понятное дело. А полицейский возглавил Институт теоретической и экспериментальной физики, и теперь, вероятно, элементарные частицы узнают, каково быть битыми резиновой дубиной не в коллайдере каком-нибудь, а прямо резиновой дубинкой.

О.Журавлева― Александр Глебович, возникает вопрос, простите. Если, действительно, продолжать эти движения с прицелом на какое-то имущество, на какое-то будущее строительство – ну, явно на какие-то деньги, для чего-то там свои нужны, которые туда расставляют, – это значит, что власть смотрит в будущее с оптимизмом?

А.Невзоров― Да, конечно. Ты посмотри на Машу Захарову.

О.Журавлева― Как она туристов пугает?

А.Невзоров― Потрясающе звонкое пионерское вранье. Как она обаятельно и задорно врет каждый день. А вот, кстати, новый председатель Роскомнадзора Липов.

О.Журавлева― Андрей Липов, он Александра Жарова сменил. Так.

А.Невзоров― Общая неприятность. Потому что он в теме, он злой, он умный, он хорошо подготовленный мракобес с нескрываемой жаждой удушения интернета, что он неоднократно доказал. И Жаров еще покажется душечкой.

О.Журавлева― Он душечка и есть.

А.Невзоров― Он и есть душечка.

О.Журавлева― Telegram как закрывал.

А.Невзоров― Да, я подозреваю, что не очень-то и хотелось ему это сделать.

А в Москве, кроме всего прочего, занятная мода. В Питере ее пока нет. А в Москве за бешеные деньги все закупаются аппаратами ИВЛ. Аппараты есть дешевые, слабенькие совсем как поцелуй старого лилипута, а есть мощные, почти по 2, по 3 миллиона. Это прекрасная мода, хотя, наверное, все-таки, прежде чем покупать ИВЛ, они лучше бы еще купили аппарат искусственной вентиляции черепа изнутри, потому что лучше там не иметь ничего, чем иметь этот набор хлама. Потому что у всех этих модников, которые сейчас щеголяют, постят фоточки, восхищаются хромированными ручками, датчиками, они, конечно, совершенно счастливы, и они друг другу хвастаются ценами на эти аппараты. Ну, в принципе, и фиг с ними – они умрут счастливыми.

А.Невзоров― А врача они уже купили себе, который будет обслуживать?

А.Невзоров― Сейчас я объясню. Тут один прелестный питерский папа, очень милый, очень наивный человек, он совершенно влюблен в двух свои маленьких дочек, в жену, и он продает за копейки относительно свежий Майбах, чтобы купить для семьи самый крутой аппарат ИВЛ. И в страшные минуты, он думает, что подключит девочек и супругу и сам помрет с чувством выполненного долга. Это красивый план.

Но эта затея абсолютно идиотическая, потому что вместе с аппаратом надо покупать анестезиолога, медсестру, пульмонолога и еще примерно 15 единиц медоборудования, потому что эта штука применяется преимущественно только при медикаментозном сне. Более того, она дает адские при неправильном употреблении осложнения. Там даже при профессиональном применении можно заполучить в нижнем отделе респираторной системы несколько литров патогенной слизи. Если ее не аспирировать, не отсасывать вовремя, то это, в общем, почти гарантированная смерть. Есть и еще наверняка какие-то опасности.

То есть, в общем, Майбахи луче не продавать. Майбахи, вообще, отлично смотрятся во главе похоронных процессий.

О.Журавлева― Главное, чтобы бензин продолжали продавать.

А.Невзоров― Я думаю, они для похоронных процессий были созданы. И еще пришел ко мне вопрос: Изобретен вирус или это все-таки конспирология? Вы знаете, когда меня спрашивают о том, изобретен вирус или нет, мне хочется сразу послать вопрошающего к Стерлигову. Этот милейший человек при всем своем неприятии прогресса и техники, он все-таки, дожив до преклонных лет, решился. Он распечатал на принтере мозг, свернул в трубочку и попытался засунуть его себе в череп через ухо. Не получилось. Поэтому он продолжает утверждать, что английская королева лично наварила страшного вируса в котле в пещерах…

О.Журавлева― А проверяла его на сыне, я так понимаю.

А.Невзоров― Да. Но, вообще, плохо, что его не смоделировали, что они имеет естественное эволюционное происхождение. Потому что если бы его смоделировали, то могли был гораздо удобней и легче просчитать все варианты и его обуздания, если бы, вообще, наука занималась бы делом и меньше обслуживала бы гаджеты… И вообще, надо понимать, что до тех пор, пока существует вся эта мерзость – грязь, звериные рынки в Китае, цирки, зоопарки – эта опасность сохраняется. И в каждый период будет выползать какая-нибудь новая гадость. Потому что ведь эволюция очень неслучайно воздвигла такие, в том числе, ситуационные, событийные, климатические и географические стены между разными вирусами. Потому что если бы этих стен не было, то вирусы давно бы стали универсальными и вообще бы всех передушили.

И еще меня спрашивают про запасики. Я говорю, что русский язык, конечно, передовее и опытнее европейца. Вот те теперь вынуждены буду жрать туалетную бумагу, они ничем больше не запаслись, а вот у нас запаслись. Правда, российские фермерские продукты, они приближаются по вкусу к европейской туалетной бумаге.

И вот что совсем глупо, дико и невероятно, – это на ровном месте власть ищет на свою задницу приключений с непродажей тобака, с закрытием табачный фабрик. Вот за каким хреном им нужна эта ситуация? Я-то помню табачные бунты в Питере. Они давно обижают и унижают курильщиков. Курильщик – существо добродушное в отличие от всех этих православных зожевцев. У них же руководит, по-моему, этим движением Онищенко, да? Ну, ему там подпевают какие-то люди. Они менторничают, учат нас жить. Это такая куриность мозга, конечно. Ну, правда, не всякая курица исповедует ЗОЖ.

Знаете, возникает такая двусмысленная ситуация. Можно ли так говорить обо всем этом, как говорю я? Можно, потому что я в равно положении со всеми, потому что я так же уязвим.

О.Журавлева― А кто неуязвим?

А.Невзоров― Ну, вероятно, тот, кто имеет возможность, действительно, затвориться, самозакопаться и полностью прекратить любые контакты. Это очень разумная тактика. И в общем, здесь нет произвола властей. Это правильная тактика. Вы посмотрите, ведь эти мракобесы, они сейчас нашептывают, что мир никогда не будет прежним, и они надеются под эту сурдинку мир затащить в свою черноту, к своим лучикам, бомбам, к своим покаяниям. И, конечно, мир, хотя бы назло им должен выжить, Оля. Потому что вот эти смешные глупые тетки с жопами на островах, все эти смешные Инстаграмы, смузи, велосипеды, свободы, путешествия – это же все-таки поразительное достижение цивилизации.

И сейчас идет битва, жесткая битва за цивилизацию и за ее достижения. И понятно, что не все доживут. Но ни одна жертва ни напрасна. Да, эту тварь, этот COVID надо накормить. И каждый из тех, кто сейчас умирает в Болонье в Москве, в Нью-Йорке, он умирает вместо кого-то из нас. И это очень высокое самопожертвование, и очень важное. Это страшная, смертная битва притом, что у нас совершенно бездарные полководцы. У нас, по сути, беспомощные врачи. Мы не знаем, кто из тех, кто слушает нас, доживет…

О.Журавлева― Мы должны победить, Александр Глебович.

А.Невзоров― И мир рано или поздно прежним, Оля, будет.

О.Журавлева― Александр Невзоров, Ольга Журавлева Всем спасибо, всего доброго!

Источник: Эхо Москвы

Оставить комментарий

Войти с помощью:



1 Комментарий

  • просто Андрей
    05.04.2020 at 13:49

    «-Не вари козленка в молоке матери его..», — многозначительно, басисто продекларировал Александр и от удовольствия, что память выдала ему столь яркую цитату из Торы, даже приподнялся со стула.. «-Именно так..» по привычке поддакивая и манерничая с богатым гостем, Ольга умело скрыла за интонацией и мимикой, что понятия не имеет к чему это и зачем… «все мы в этом смысле немножко евреи сейчас..» 8 минута эфира от 01.04
    Генезис, латинское название книги Бытие, означает не только происхождение, но и развитие. Нет развития, значит застой, вода смердит, пить нельзя. Это смерть и ужас не только для актерки и журналиста. Жизнь не терпит стагнации, на переломах эпох всегда движение, а у ворот овечьих столпотворение. Немногим удается войти в купальню. Здесь нужны смелость, желание, харизма и вестник. Нельзя быть вторым когда цепей нет, но старый церковный пес остается, куда ему бежать? Даже у бесплодного евнуха есть желание и попутчик, а у царицы билет к Соломону, стол накрыт, карета подана.. Апостол упрекает благочестивого христианина в том, что тот вместо жены спит со своей матерью, да еще хвастает этим… Не многие увы знают текст Библии. Невзоров знает, но не более.. Не вари козленка в молоке матери! Не спи с женой отца! Многократно и многообразно об одном и том же.. Не стойте, развивайтесь.. Но нет, ведь вера наша, вера Отцовская! Таков аргумент блудников и пьяниц. А что если это вовсе не историческая книга и все в загадках, в притчах, в иносказаниях? Об этом ведь говорят, пусть не многие, одинокие странники, которых Невзоров со своим микроскопом просто не мог не заметить. Так что получается, проигнорировал..? утаил..? убил своего Авеля!? И блеск вовсе не от алмазов, а обычных каллифори́д . Даже тщательно исследуя трупы с церковных кладбищ, некрофил всегда остается безобидным, пусть себе Донкихотствует.. но когда пытается потревожить труп Лазаря, тут у Ольги закатываются глаза и она трепещит, мол зачем вы так Глебыч? Хотелось бы верить, что это от страха, а не от похоти. Ведь страх Господень – начало мудрости. Так вот почему бы Оленьке не спросить невзначай, не приходила ли когда нибудь в голову Александра Глебовича мысль , что Библейская история может быть вовсе и не история и не рассказ о сотворении мира, а нечто совершенно иных измерений? Поскольку как история, она абсолютно абсурдна, смешна и даже вредна для здравого смысла и вопрос к верующим, которым задаются Невзоров и Познер, просто не по адресу, поэтому всегда без ответа.. «Блажен, кто возьмет и разобьет младенцев твоих о камень!» Пс.136.9 По сути их вопрос всегда один и тот же, какой к черту Бог? И понять их можно, вы только картину себе представьте, счастливый праведник, испуганный младенец, камень, обезумевшая мать, мозги, кровь.. «если извлечешь драгоценное из ничтожного, то будешь как Мои уста». Так зачем Невзоров задает вопросы верующим, а не пытается на них ответить? Почему не хочет сквозь букву проникнуть в суть сказанного, неужели все те же деньги..

  • Оставить комментарий

    Войти с помощью:



    Nevzorov.TV