Broadcasts Echo MSK

Невзоровские Среды — 1 Августа 2018


О.Журавлева― 21:03. «Невзоровские среды» к вашим услугам. Из Москвы – Ольга Журавлева, из Санкт-Петербурга – Александр Невзоров и Виталий Дымарский. Здравствуйте, джентльмены!

В Дымарский― Привет-привет! Нас хорошо слышно?

О.Журавлева― Отлично.

А.Невзоров― Мы вас приветствуем из «Гельвеции». Юнис, великий русский писатель, автор бестселлера «Всё включено» тоже где-то здесь. Он благополучно вернулся из Суздаля, вырвавшись из лап многочисленных ательеров и ательерш, но это неважно.

Давайте перейдем к делу. У нас неделя сильно задрызгана кровью и провоняла ладаном. Сейчас кровь, что называется, отекает. Причем задрызгана неделька по принципу, что называется, всё включено. Есть драмы на любой вкус. Все драмы достойны препарации, потому что в каждой из них есть частичка российской действительности, и нам предстоит ее извлечь, рассмотреть и изучить. Мы это сделаем чуть позже.

Я хочу сказать, что яркость, цветастость этих трагедий, которые были на неделе, они ослепили и мешают видеть события более важные и более печальные, и более характерные для этой страны.

Почти незамеченным осталось количество возбужденных уголовных дел по смешным, ничтожным поводам перепостов картинок, реплик в интернете. Причем отметьте, что в той же пенсионной реформе противники и сторонники пенсионной реформы, аргументируя свою точку зрения говорят, что вот если будет проведена реформа, то разрушится государство, другие говорят, что если не будет введена реформа, разрушится государство. И все как попугаи повторяют словечко «государство».

Мне непонятно, честно говоря, только одно: а зачем, вообще, нужно государство, в котором людей сажают в тюрьму за копирование картинок из интернета. По сути, это раз и навсегда перечеркивает всё то хорошее, что мы могли бы найти при желании на российских просторах, поэтому мы и искать этого не будем.

Теперь вернемся к крови. У нас, понятное дело, кровь номер один – это Джемаль. И на данный момент в качестве официальной версии существует только туманное вранье неудовлетворительное о каком-то ограблении. Всерьез к этому относиться нельзя. Надо немножко понимать реальность, в которой случилось убийство этих трех журналистов.

Вообще, там интересные места. Там бродят тысячи африканцев с автоматами, которые ищут, по кому бы пострелять из засады, причем без всякого злого умысла, просто потому, что в руках зудит автомат, потому что это жутко увлекательное дело и потому что им больше нечем развлечься. И пять минут назад или час назад те же африканцы могли перед своей жертвой плясать, клянчить сигарету, жвачку или угощать стейком из буйвола – и через полчаса расстрелять. Вполне возможно, дело обстоит именно так.

Но, честно говоря, мне больше слышен такой деликатный стук другой версии, которая тоже просится, зараза такая. Ведь где всё случилось? Всё случилось неподалеку от Дамары, где недавно был мятеж, резня из-за того, что участники ЧВК Вагнера убили каких-то африканцев. Вот как-то так, слишком походя и не драматизируя. Африканцы к этому не привыкли. И сейчас там скандал, мятеж. Шныряют всякие из ООН люди, подтягиваются всякие международные стукачи из комитетов, бродят эти цапли из комиссии по правам человека, то есть обстановочка неспокойная.

И тут появляется съемочная группа, которая неизвестно что и как наснимет и какого бензина и масла подольет в этот огонь. Конечно, они никому там на фиг вообще не нужна. И это не дикая местность. Это, в принципе, территория убийств, где стоимость решения любого вопрос – это рожок к автомату Шмайсера-Калашникова и 5 минут работы. Это недорого. Я могу сказать, что перед соблазном убить там не устоит самых хороший доброжелательный человек. Просто настолько вся обстановка располагает решить вопрос просто, что любое преступление там себя чувствует так же уютно, как Рыбка в койке миллиардера. То есть там ему хорошо.

И каждый журналист, который оказывается в такой ситуации, на войне, он обязан понимать простую истину, что его проще убить, чем расхлебывать то, что он наснимает или напишет.

Конечно, бывает хлопотно и неудобно убивать, но в окрестностях Дамары обстановочка просто шепчет: «Завали, завали…», и никто никогда никаких концов не найдет.

Совсем не увязывать приезд для съемки сложного фильма о ЧВК и этот расстрел тоже не получится. Вот я не знаю, они это делали, не они, но я бы на их месте такой шанс не упустил, тем паче, что…

В Дымарский― На чьем месте?

А.Невзоров― На месте ЧВК, конечно. Тем паче, что есть гарантия, что никогда никакие концы уже не всплывут. И плюс здесь такая преступная халатность, отчасти. Потому что я бывал в таких ситуациях, но я как-то ухитрялся уцелеть сам и всегда выводил людей, потому что есть железное правило: передвигаться только в больших колоннах, только при свидетелях, никогда не слушаться и не доверять каким-то доверенным, приставленным лицам, специальным телохранителям, потому что больше всего надо опасаться именно принимающую сторону. Просто на моих глазах во время чеченской кампании перебили жуткое количество журналистов, причем били конкретно и прицельно. Но это ладно…

О.Журавлева― Александр Глебович, прошу прощения. Просто зная немного Орхана Джемаля, я хочу сказать, что у него был тоже довольно большой опыт. И если они попали куда-то, наверное, там были какие-то обстоятельства, о которых мы не знаем.

В Дымарский― И он был очень осторожным.

А.Невзоров― Он был не трусом.

О.Журавлева― Абсолютно.

А.Невзоров― А в некоторых случаях лучше быть потрусоватей. Потому что как можно было оказаться на одиночной машине и без оружия?.. Либо он исповедовал этот бред про то, что журналист не должен брать в руки оружия и не должен превентивно открывать огонь первый.

В Дымарский― Александр Глебович, он человеком был очень осторожным в том смысл, что он был опытным. Он знал, как в таких ситуациях вести себя.

А.Невзоров― Не сомневаюсь. Тем не менее, я просто повторил прописные истины.

В Дымарский― Поэтому сегодняшний разговор той же Марии Захаровой о том, что они поехали не в ту сторону, не туда – всё это ерунда полная.

А.Невзоров― Нет, это от растерянности и от беспомощности, Захарова всегда обязана что-то врать хорошо поставленным голосом и убедительно. Мы не будем это комментировать, потому что это невозможно воспринимать всерьез.

А.Невзоров: Перед соблазном убить в ЦАР не устоит самый хороший доброжелательный человек

В Дымарский― Заметьте, и не один федеральный канал не упомянул, что они там был, собственно говоря, о Вагнере.

А.Невзоров― Да, конечно. И это тоже неудивительно. Давайте мы перейдем… у нас еще есть кровь номер два. Это резьба по папе в христианской семье, где все были увешаны крестами, все были необыкновенно благочестивы, христолюбивы, но случился вот такой вот… Как бы то ни было, но сегодняшние три сестры получились значительно живее и интересней, чем у Чехова. И динамизм больше и сюжет закручен получше.

В Дымарский― И у них еще брат есть.

О.Журавлева― И не один.

А.Невзоров― Забавно видеть, как сегодняшняя публика раскололась на болельщиков: кто за сестер, кто за память папы. Есть фанаты сестер, которые рассказывают о надругательствах, рабстве и изнасиловании. Есть команда покойного папы. До предела взвинчены абсолютно все страсти. Но это только доказывает, что уроки мундиаля хорошо усвоены, что футбольный чемпионат научил российскую публику болеть бессмысленно, беспощадно.

И вот сейчас в качестве такого суррогата футбольных страстей выступает эта история. Как я понимаю, все зависит от того, удастся ли сестрам пробить пенальти, то есть доказать, что папочка склонял их к различным половым излишествам. Это будет нелегко, но если они это сделают, то, безусловно, они выиграют этот матч и не подведут команду своих фанатов.

В любом случае откровенным фанатиком религиозным папа, кажется, был. А мы знаем, что публику такого рода, в общем, неудержимо всегда тянет на детишек. Но раньше фиксировались случаи растления чужих все-таки детей.

О.Журавлева― И своих тоже.

А.Невзоров― Я, честно говоря, Оленька, тщательно веду надзор за поповскими шалостями.

О.Журавлева― Но штатские в 80% случаев насилия против детей — это ближайшие родственники. Так, на всякий случай.

А.Невзоров― Это да. Вообще, надо понимать, что всякие свирепствования против детей и распоряжение их плотью и кровью – это обыкновенное дело. Согласно христианским библейским представлениям это норма. Отец всегда вправе, как он хочет, использовать собственного ребенка любого пола. И благочестивому Хачатуряну тоже были созданы все тепличные условия, чтобы взрастить в себе господина и сделать своих девочек рабынями.

Сейчас в государстве существует тенденция возвращения к корням и истокам. Чем воняет от этих истоков и этих корней, мы хорошо знаем. Давайте вспомним, Дымарский, дорогой мой Дымарский, жертвоприношение Авраама. Это не просто святой. Это образец поведения, это Богоотец, это пророк. Это один из центральных персонажей библии.

Знаете, иногда для того, чтобы понять, что собой представлял тот или иной человек, который заслонен от нас толщей веков, очень неплохо перевести всё на язык полицейского протокола – и сразу обнажаться все смыслы. Вот давайте события Авраама переведем так, как оно было бы записано в криминальных сегодняшних сводках. Мы бы там увидели, что некий Абрам Фарравич, лицо БОМЖ и З, называющий себя пророком под воздействием неустановленных галлюциногенов, решив, что некие голоса требуют от него совершить убийство несовершеннолетнего ребенка, сложил груду дров, приготовив тело своего ребенка для сожжения. А затем орудием преступления приготовился нанести удар, чем полностью подпадает под статью 105-ю, вернее все-таки под попытку убийства.

О.Журавлева― Покушение на убийство несовершеннолетнего.

А.Невзоров― Да, несовершеннолетнего Исаака Абрамовича. Фамилию они не помнили свою. Понятно, что остаток дней Абрам Фаррович провел бы где-нибудь в ярославской колонии, где его долго бы били по пяткам благочестивые русские охранники.

И вообще, надо сказать, справедливости ради, такое отношение к детям, это не только христианское, евангельское, библейское, это и римское тоже, потому что в Риме просто существовала официальная часть римского права, она называлась patria potestas, когда отец был полностью вправе распорядиться жизнью… Например, Калигула он очень хотел, когда еще не был таким страшным зверем – это еще из эпохи его молодости, — на законных основаниях убить такого Тиберия Гамелла, но не мог. И тогда он объявил о том, что он усыновляет этого человека. Он усыновил Тиберия Гамелла и через три минуты послезаключения акта зарезал. Все офигели – древние римляне – от это вот, понимаешь…

О.Журавлева― От остроумия этой находки.

В Дымарский― Зато какая правовая культура.

О.Журавлева― Да, всё по закону. Я просто хотел обратить внимание, что, судя по интервью все тех же сестер Хачатурян, по тем фразам, которые от них доходят из того места, где они сейчас находятся…

А.Невзоров― Из узилища.

О.Журавлева― Из узилища, да. Дело даже не в религиозности, а, например, в том, что они считают, что отец имел какие-то связи в МВД, у него все повязано и так далее. И в этот раз так называемая попадья, уполномоченная по правам детей как раз сказала вполне здравые вещи: А почему никто ни в школе, нигде, кто наблюдал это всё вокруг, уж не говоря про мать, которая несколько лет назад просто покинула эту семью (была изгнана), никто не поинтересовался судьбой этих девушек? До того, как они убили отца.

А.Невзоров― Это типично для Российской Федерации сейчас.

В Дымарский― Потому что они довольно взрослые.

А.Невзоров― Почему мы, собственно, этот случай взяли в верстку сегодняшней программы. Это давно было.

Но давайте перейдем к крови номер три. Она еще интересней, чем инцидент в семье Хачатурянов. Там все-таки вне зависимости от того, кто этот матч выиграет, это очень камерный российский, чеховский сюжет, но все-таки это частный случай. А наша следующая кровь — это явление широкое и, что называется, для всех россиян ощутительная.

Вот сейчас попы. Они вынуждены будут гораздо глубже вонзить свои клыки в бюджетное горло и поискать те артерии. Из которых они еще не сосали. Что произошло? Понятно, Томас будет, и отделение Украины от РПЦ состоится. Теперь это уже ясно абсолютно.

О.Журавлева― Никаких сомнений, да?

А.Невзоров― И подтверждено тем человеком, от которого это, по сути дела, и зависит. И Украина, Украинская церковь получает независимость от Гундяева и его компании. У РПЦ по этому поводу вполне понятная истерика. Почему – потому что у РПЦ есть две статьи дохода: Украина и бюджет Российской Федерации. Российские приходы сами по себе, они либо безнадежно убыточны, либо частично еле выходят в какие-то нули. Как бизнес-проект эта вся история давно провалилась и давно существует только на украинские средства. Монастыри, кроме Загорска, тоже провальный проект, в котором исчезают, как в черных дырах, гигантские суммы.

А церковь содержать себя не может, тем более, не может так шиковать, а шиковать она уже привыкла. Потому что, Дымарский, километры парчи, севрюга, которой надо кидаться в морду друг другу на приемах.

О.Журавлева― Так, может быть, поэтому они в минусе – живут не по средствам?

А.Невзоров― Ну, понимаешь ли, священный сан требует затрат. Требуются, действительно, все эти брюлики бесконечные, дорогие кресты, облачения, дорогие бренди, эксклюзивные коньяки. Потом, очень много денег, конечно, уходит на смазливых и обученных ремеслу ночного…, как следует от эпилированных иподьяконов, которых митрополиты продают друг другу.

В Дымарский― А украинские приходы по-другому живут?

А.Невзоров― Нет, они живут примерно так же, но там есть большое количество, в общем, так называемого благочестивого населения, и там существует другая система выжимки средств. И это всё всегда шло в Россию.

Так вот мы говорили про стиль жизни духовенства. Это дорогое удовольствие. И сейчас раздались первые тревожные писки. Мы все были свидетели того, как Гуня, торжественно выступая, вдруг провозгласил идентичность князя Владимира и Владимира Владимировича Путина. Учитывая, что князь Владимир был насильником, организатором массовых убийств, изнасилований, в общем, комплимент сомнительный, мягко говоря. Владимир Владимирович в этом, насколько я помню, замечен не был.

Но это не просто какое-то на их языке крещендо холуйства. Это насколько больше, это гораздо более драматично. Подозреваю, что после этой реплики Гуня вообще должен бы был принести в зубах Путину тапочки. Но, скорей всего, ему это помешало сделать ФСО. Потому что неизвестно еще, что за тапочки он может принести.

И вот чуткий Гуня понимает, что как только Украина с ее деньгами отвалится, то для него один только будет выход – это сколотить из митрополитов ансамбль и… ну, на «Нашествие» их не пустят…

О.Журавлева― Почему? Они с Минобороны сотрудничают.

А.Невзоров― Они сотрудничают с Минобороны, но, я боюсь, они будут признаны недостаточно креативными. Поэтому, в общем, все переходы метро для них открыты.

Кстати, вот Алфеев, он тоже стонал о том, что публика уже не так охотно тащит рублик попам. А это, в общем, обиженный писк. Можно было бы игнорировать, потому что мы знаем, как они умеют прибедняться. Они вот нажрутся севрюгой, напьются дорогим коньяком, увешаются своими брюликами, а потом вытащат из какого-нибудь… маленького, тощего попа, действительно, бедненького и заброшенного, заглохшего и начнут показывать, какая у него рваная ряса, как у него от голода власы секутся и вообще, какой у него шницель заплесневелый. Они это умеют делать — подставлять таких убогих попиков. И будут на этом фоне рассказывать о бедности духовенства.

Но проблема заключается в том, что поддержки государства хватит только на то, чтобы формально подпирать эти декорации православия, а на хорошо отэпилированных иподьяконов и на севрюгу там уже, в общем, не наскребешь. Оттого и паника.

Могу привести очень веские и понятные доказательства, причем это не мои измышления. Это чистые, хорошие полицейские цифры. Вы знаете, Дымарский, Оленька, что в Петербурге ежегодно проводится так называемый царский крестный ход? Поясним.

О.Журавлева― А царь тоже в Петербурге? Я хотела спросить, где у него резиденция?

А.Невзоров― Нет. Это всё делается в память об известном инциденте в подвале Ипатьевского дома, когда разгневанный народ казнил Николая Кровавого, и ненароком еще под пролетарскую руку попала семья этого царя. Если вся эта история, вообще, не фейк, как я подозреваю, с этим расстрелом. Но, неважно.

Объясню, что такое царский крестный ход в Петербурге, который был на этой неделе. Это такое костюмированный игровой полукросс, который собирает фанатов Кровавого Ники со всего Питера, Ленобласти, Пскова, Новгорода. У них такое хобби, они имеют право. Это всё относительно живописно. Туристы радуются, думают, что это шоу специально для них. Пытаются совать свои йены и доллары. Но и этот крестный ход выглядит как такая туристическая группа, правда приехавшая из 16-го века. Там платки, глухие юбки в пол, специфические запахи…

О.Журавлева― Послушайте, как турист скажу: в любой стране я бы радовалась, увидев местный карнавал, шествие в костюмах 16-го века. Это отлично! Так что не надо грязи.

А.Невзоров― Это как карнавал и оценивается. Никакой грязи. Но ранее, лет пять назад примерно – я поднял все сводки – по полицейским сводкам численность этих полукроссов доходило до 5-7 тысяч человек. В этом году удалось наскрести 202 участника. Это по официальной полицейской статистике.

О.Журавлева― Да вы что? Это что, ваша работа, Александр Глебович? Вы все подрываете.

В Дымарский― Это жара, Александр Глебович, это жара.

А.Невзоров― Нет, это и не жара, потому что эти праздники, этот кросс всегда проходил в одно и то же время.

О.Журавлева― Ну, конечно. В ночь убийства как бы.

А.Невзоров― То есть мы видим очевидное падение рейтинга, основанного на одном из самых главных церковных трендов со всеми втекающими и вытекающими ослаблениями рублевых потоков.

В Дымарский― По поводу рублевых потоков. Вы прокомментируете сейчас или потом вот этого Пархаева?

А.Невзоров― Сейчас, да. Про Пархаева я чуть было не забыл. Потому что об этом все хотят услышать. Это важная, интересна штука. Я объясню просто, что у меня был, что называется выход на вконтактовский фестиваль VK Fest. Это, действительно, совершенно сумасшедшее мероприятие с десятками тысяч людей…

О.Журавлева― Где вы имели успех, я уверена.

А.Невзоров― Да, там н вместились люди в зал. Стояли вокруг. Но дело не во мне. Дело в том, что в зале, по идее, такая, не невзоровская публика. Это люди из ВКонтакте, это совсем другие люди. Там было очень много людей. Там встал, задавая мне вопрос, какой-то милый юноша, и сказал: «Я Олег. Мне 27 лет. Я не верю в бога». И комментарием к этой реплике был оглушительный аплодисмент, которого не удостаивался и я. То есть мы видим, что тренд меняется и что-то в воздухе все-таки происходит. Я подозреваю, что Россия, что называется, наигралась в церковь.

На фоне всей этой большой крови, которую попы готовы сейчас начать высасывать из бюджета, почти незамеченным остались мелки драматические события. Абсолютно банальным выглядит сообщение о том, что некто поп Дионисий – это в Москве, прямо в вашей Москве – зарезал свою попадью.

О.Журавлева― Николо-Угрешского монастыря Московской области.

А.Невзоров― Да, да. Он банально и без всяких затей вывез попадью в лес и просто зарезал.

О.Журавлева― Она хотела развода.

А.Невзоров― Она хотела разумности в отношениях, как я понял, изучив материалы. Очень романтическая девочка, которая думала, что призвание попадьи – это что-то очень высокое, очень красивое, что это какая-то помощь людям. И тут же, значит, после всяких там «Гряди, голубица, от Сиона» и обрядов венчания она получает впервые пухлым кулачком в зубы, ей объясняется, что «да молчат жены», ей объясняется, что женщина – это имущество, не имеющее права голоса. И она пытается как-то из этой ситуации вырваться. Но – «жена да убоится мужа своего» — ее продолжают воспитывать. Но когда она продолжает настаивать на том, что она имеет право и голоса и мысли ее вывозят в лес и просто банально режут без всяких затей. Потом, вероятно, поп поехал причащать свою паству дальше.

О.Журавлева― Александр Глебович, все-таки церковь официальная, все начальники были уведомлен, большой скандал… Естественно, были приняты со своей стороны меры и помощь несчастным оставшимся детям и всё прочее…

А.Невзоров― Только потому, что происшествие получило огласку.

О.Журавлева― Было бы странно, если бы оно не получило огласку.

А.Невзоров― Оля, вы недооцениваете их способность уводить под сукно… Такие случаи были и три и четыре года назад. Они не получали, Оленька, огласки.

В Дымарский― Когда резали?

А.Невзоров― Конечно. Когда резали и забивали ногами. Я-то давно уже там стою на часах и отслеживаю это всё, черт побери!

О.Журавлева― Александр Невзоров, Виталий Дымарский, Ольга Журавлева вернутся к вам после новостей.

НОВОСТИ

О.Журавлева – 21―35. Продолжаются «Невзоровские среды». Александр Невзоров, Виталий Дымарский и Ольга Журавлева. Подождите, пожалуйста, прежде чем мы приступим. Я поблагодарю наших слушателей, которые нам пишут на +7 985 970 45 45. Аккаунт vyzvon в Твиттере, как всегда. В YouTube тоже пишут. И, кстати, Зинаида Тракторенко – во всяком случае, так она подписалась – подтвердила историю с аплодисментами и с репликой на фестивале.

В Дымарский― Мы никогда не врем.

О.Журавлева― Наоборот, может быть, наши слушатели не во всем нам доверяют…

А.Невзоров― Во всем можно убедиться, потому что эта лекция вложена на невзоровском канале на «Невзоров ТВ». И я не помню, есть она в Инстаграме моем или нет, но то, что она точно есть и этот момент аплодисментов зафиксирован…

О.Журавлева― Есть видео, где есть эти аплодисменты.

А.Невзоров― Смотри, значит, по поводу того, что попы перевозбудились и начали помогать детям зарезанной попадьи.

О.Журавлева― И прихожане тоже начали.

А.Невзоров― Но в некоторых случаях этого не происходит. Я извиняюсь, что я возвращаюсь к этой теме. Сейчас пришла из Орловской области информация о том, что в скит некоему иеродиакону Филарету приехала милая семья: мама и мальчик. Мальчик прислуживает в церкви. То есть мальчик, с их точки зрения, очень надежный. И они описывают случай, как этот владелец, командир этого скита иеродиакон Филарет собаку мальчика лабрадора он долго бил бутылкой вина по голов, потом затащил и вырезал у нее один глаз.

Мама обратилась в полицию. Приехала не полиция, приехали из епархиального управления, которые объяснили: «Вы извините, дяденька такой неуправляемый и сказать мы ему ничего не можем».

Вообще, на этом фоне, Оля, выглядит и следующая кровь. У нас есть еще одна кровь в запасе. Пришло сообщение о ранении главаря донбасских террористов господина Захарченко. И в сводках всё выглядело устрашающе – вот это ранение главаря алкоголиков ДНР, Но всё разрешилось абсолютно благополучно. Оба штопора удалось извлечь из тела. Мораль: никогда в темноте не надо открывать бутылки.

И вот чуть-чуть я не забыл про красавца Пархаева. Его рекордный след с его бриллиантовой должности, которая, по сути дела, ничем была не менее доходной и влиятельной, чем должность самого Гундяева.

Вообще, Пархаев доигрался. Не надо было хвастаться, не надо было понтоваться. Он церковный человек. Он был обязан понимать, что в церковной среде стучат друг на друга все.

О.Журавлева― Ну, откройте слушателям, о ком вы говорите.

А.Невзоров― Я говорю о Пархаеве, директоре, формально, свечного заводика…

О.Журавлева― Видите, бизнес…

А.Невзоров― Но надо понимать, насколько это гигантская империя. Это огромный бизнес, снабжающий все сотни и тысячи церквей утварью… Более того, они даже захапали себе изготовление судейских мантий. И вся эта торговля, она безналоговая.

В Дымарский― Сеть аптек у них.

А.Невзоров― Это сеть аптек… Это безумные деньги. Но более того, ведь нетрудно, что количество митрополитов, архиепископов и епископов за 10 лет увеличилось в три раза.

О.Журавлева― У них есть отчетность.

А.Невзоров― Вы понимаете, что должность митрополита – это доходная должность, и она продается как любая другая должность. И вот нефиг был Пархаеву…

В Дымарский― Он с советских времен там.

А.Невзоров― Да, он вообще еще со времен патриарха Пимена (Извекова). Он сидел там как боровичок вросший и рулил всеми деньгами…

В Дымарский – С 78―го года, по-моему.

А.Невзоров― Раньше. И он начал бахвалиться, что он назначает митрополитов, архиепископов и епископов. Пока было очень много денег, пока эти финансовые валы долларовые накатывали из Украины, расправу с Пархаевым откладывали на потом. Но теперь как бы стало понятно, что всё… Поскольку призрак бедности, нищеты и разорения вплотную стоит уже на пороге РПЦ, понятно, что уже эти миллионы невозможно оставить безусловно присмотра.

В Дымарский― Но империя же остается.

А.Невзоров― Империя остается. Она будет передана непосредственно уже в руки верных гундяевцев, которые не будут брать деньги за назначение митрополитов…

О.Журавлева― Ой, да прям не будут! Вы в это верите, Александр Глебович?

А.Невзоров― Нет, я вообще ни во что не верю, Оленька. Вообще, я должен отметить печальный факт, что странно и неприятно выглядит примазываение России к чисто украинскому празднику, так называемому крещению Руси…

О.Журавлева― Вы пошли по стопам Порошенко, я вижу.

А.Невзоров― На самом деле, как выясняется, это государственный праздник Украины. Потому что крещение Руси на самом деле в переводе языка того века на сегодняшние реалии – это крещение Украины. Никакой Руси или России в помине не было. Никакого отношения к этой дате Россия в сегодняшнем состоянии вообще не умеет. И это примазывание выглядит очень несолидно.

О.Журавлева― А можно я вам солидную цитату приведу? «Наши предки проявили мудрость и великое предвидение, открыв эпоху, к которой мы все принадлежим и поныне», — изящно выразился наш президент по случаю крещения Руси. Наши предки великие предвидели, что Россия будет вот там. Мне кажется, он на это намекает.

А.Невзоров― «Вот там» – вы что имели в виду?

О.Журавлева― Вот не в Киеве, а чуть дальше.

А.Невзоров― Вообще, тогда удивительно, почему все остальные украинские праздники, например, день независимости Украины так же торжественно не отмечается в Кремле. По логике это надо делать. Если один украинский праздник, то и другой.

Вот, Оля, сейчас бы я хотел отметить кровь, которая не пролилась.

О.Журавлева― Но это как сказать.

А.Невзоров― Мы, вообще-то, гонорары артистам думского цирка – там нынче, по-моему, главным укротителем Володин – мы платим достаточно, чтобы они нас развлекали лучше. Но веселого щелканья шамберьера укротителя Володина мы давненько не  слышали, и, как выяснилось, это в его цирке слонихи не поделили тазик с морковью. И случился неприятнейший инцидент, конфликт думских дам. Но конфликт вялый. Поругались, если не ошибаюсь: Роднина, Пушкина и Поклонская.

О.Журавлева― Вы просто не смотрели, что «Царьград» по этому поводу пишет.

А.Невзоров― Оля, это без выцарапывания друг другу частей лица. Это без воя, без воплей, без всего того, что мы бы хотели видеть в работе парламентариев, тем паче прецеденты есть, когда депутаты добросовестно исполняют свои обязанности, то они это делают.

Вот вы поклонница классической литературы, вы придете на постановку «Гамлета» и на финале вместо фехтования на отравленных рапирах будут стоять два артиста и просто зачитывать друг другу судебные иски. Ну, это же безобразие! Вы платили за билет и ничем такого не заслужили.

В общем, так или иначе, Поклонская выставили Роднину и Пушкину глуповатыми тетками. Они почему-то пока молчат. И надо понимать Поклонскую: она как маленькая такса пытается перекусить эти проводки. Она понимает, какой силы бомбу режим подложил себе под задницу, и ее это не устраивает, потому что целостность режима – это вопрос ее существования. Нигде больше, кроме как при этом режиме, ее фанатизм, ее неадекватность не будут востребованы. Она борется за себя. Но вот эти думские и другие тетки — вероятно, им либо наплевать, либо им неохота ввязываться, но они не понимают пока, что выглядят здесь гораздо бледнее Поклонской.

Оленька, я просто хочу дать рекомендацию, как к этому относиться. Я долго искал рецептуру того, как к этому надо относиться, потому что я ответственно подхожу к такого рода рекомендациям. И вот я нашел, как ни странно, в справочнике естествоиспытателя, изданном, по-моему, в 1865 году. Там рекомендуется, что если вы хотите стать свидетелем полноценной и интересной драки помещенных в баночку пауков и паучих, ни в коем случае не надо прибегать ни к каким специальным химикалиям, а также не надо повторять ошибку и бросать паукам и паучихам целых мух. Они насытятся, и боя не будет. Этот безвестный автор замечательного естественнонаучного сборника рекомендует обрывать у мух лапки и сыпать туда, в баночку к пакам мушиные лапки для того, чтобы запах мушиных лапок растревожил и возбудил бы пауков и тогда, как он пишет, вам гарантирована увлекательнейшая сцена паучьего боя.

У вас же не осталось на «Эхе» аккредитованных в думе?

О.Журавлева― А что там делать? Нет.

А.Невзоров― Вот жалко, что не осталось. Кто-то мог бы с балкона рассыпать пригоршню мушиных лапок. Мы бы посмотрели. К чему это приведет.

В Дымарский― А вы мне скажите, Александр Глебович, вы говорите, что Поклонская жива целостностью режима и сама его раскалывает: выступила сейчас против пенсионных этих всех повышений…

А.Невзоров― Что у нее получается – это вопрос второй. Мы видим, что даже, скажем так, более опытные в политике люди, например, Ксения Анатольевна, горячим сторонником которой я являюсь, — из нее честно хотели сделать бабу на самоваре русской политики, и то она не усидела, сползла даже с этой небольшой высоты. И сейчас место этой бабы на самоваре русской политики, в общем, в известной степени, вакантно. Вполне возможно, что ее займет Поклонская, которая характером гораздо посильнее.

К пикантным новостям относится история о том, что в Перми, — это, кстати, вопрос, который пришел на сайт «Эхо Москвы», и я его успел прочитать на сайте — усилиями религиозной общественности запрещен парад зомби.

О.Журавлева― Да. Причем и РПЦ и мусульманской общественности.

А.Невзоров― И РПЦ И мусульмане. Я хочу только обратить ваше внимание, с какими формулировками запрещен парад зомби. Там указано, то зомби – это настолько противоестественно, омерзительное, воспитывающее в детях злобу и отрицательны качества явление, что нигде на российских престолах ничто, связанное с зомби, не может иметь место.

О.Журавлева― А как же Ленин, всегда живой?

А.Невзоров― Дело не в этом. Есть другой вариант зомби. Что такое зомби согласно энциклопедии? Это мертвец, вышедший из могилы, восставший из могилы через несколько дней после захоронение и начавший снова какую-то общественную жизнь. Вот по этой характеристике основатель христианского учения Иисус Иосифович Христос попадает под определение зомби более чем кто-либо другой. И Пермская епархия, которая посягнула тему зомби и объявляет ее противоестественной и мерзкой, просто подняла руку на христианство. Там необходимо проводить катехизацию как минимум и заниматься этим всем очень серьезно.

О.Журавлева― В армии тоже катехизация потребовалась, мы знаем.

А.Невзоров― Да, в армии потребовалась катехизация.

В Дымарский― Сейчас священников военному делу учат.

А.Невзоров― Более того, сейчас возникнут политруки. Но гораздо более приятная история в Рязани. Там православное казачество собралось и организовало Научно-исследовательский институт идеологических наук.

О.Журавлева― Они планируют открыть и просят на это денег.

А.Невзоров― Они просят 60 миллионов. У них подготовлен научный фундамент, потому что они создали первую научную работу. Казачество долго гадало, зачем, собственно говоря, в голове человека находится какая-то полость, и согласно этой научной работе, оказывается, полость в черепе человека…

О.Журавлева― Для мозгов.

А.Невзоров― Предназначена для хранения запасной папахи, Оля.

О.Журавлева― Ну, хорошо. На вашей совести это утверждение.

А.Невзоров― Поскольку у них очень большие научные амбиции…

В Дымарский― А для чего это?

А.Невзоров― Вообще, эта полость занята головным мозгом. Но мы знаем, что египтяне, когда мумифицировали своих покойников, они просто проламывали носовую кость (os nasale) и выковыривали мозг к чертовой матери. Они считали, что любой костный мозг – это, грубо говоря, наполнение кости, которое не имеет никакого значения. Казачество, вероятно, придерживается таких же взглядов.

Они не понимают, что, это, конечно, всё очень мило, это очаровательно, как и очарователен снова всплывший Рогозин, который заявил, что Крым наш и такс наш, но и космос наш, и что в ближайшие годы произойдет, судя по всему, полное освоение космоса, то есть, каким-то образом удастся ввести каких-нибудь вежливых космонавтов на орбиту, и все космические тела выйдут на референдум…

О.Журавлева― Парад зомби. Остановитесь!

А.Невзоров― …По присоединение к России. Я готов остановиться. Я только рассказываю о тех реалиях, которые сегодня происходят.

О.Журавлева― Александр Глебович, есть же еще очень важный момент, который, мне кажется, вы упустили в Рязанской области. Там было еще вполне серьезное предложение о создании реестра врагов народа. Вот насчет научно-исследовательского института я не знаю…

А.Невзоров― А ты прочти. Всё указано. Открывай замечательный портал Кредо.ру. Это, кстати, религиозный портал. И все религиозные новости черпай там. Это чистый, точный, квалифицированный очень источник.

О.Журавлева― Я к тому, что, судя по тому, каким способом они определяют врагов народа, им будет чем заняться даже безо всякого научно-исследовательского института.

А.Невзоров― Это именно научно исследовательский институт и просят 60 миллионов на то, чтобы составить этот реестр. А во враги народа попадают те, кто не согласны хоть в чем-нибудь с политикой и идеологией Путина, правительства и Государственной думы.

В Дымарский― Мне кажется, что это стоит дороже 60 миллионов. Можно им еще подкинуть денег.

О.Журавлева― Краудфандинга.

А.Невзоров― Вы можете подкинуть…, Дымарский…

В Дымарский― Чтобы Невзорова туда включили.

А.Невзоров― Нет, я думаю, что я там буду просто в качестве объемной ростовой фигуры. Надеюсь, буду стоять при входе, и мне будет плевать казачество в лицо.

В Дымарский― Вы знаете, как Ленину партийный билет вручили под номером один…

О.Журавлева― Под номером один в списке врагов народа? Да, возможно. Скажите мне лучше… это, кстати, ваш петербуржский — Картаполов, кажется, замминистра, который будет возрождать в Минобороны управление политической агитации и пропаганды. Объясните мне, Александр Глебович, это чтобы просто денег кому-то заплатить и создать рабочие места в Минобороны или они серьезно собираются политруков этих, замполитов, политзанятия?

А.Невзоров― Они всё собирается делать серьезно: они собираются серьезно украсть деньги, они собираются серьезно распиливать. Они собираются серьезно проводить политзанятия. И главное, что у тех российских граждан, которые прошли все равно в том или ином виде школу совка или, по крайней мере, чувствуют ее отголоски и знают ее на своей шкуре, — у каждого человека в этой стране есть абсолютный иммунитет на любой казенный бред, который ему преподносят политруки.

Вот точно так же, как люди собирались на политинформации, точно так же, как они выслушивали что-то про генеральную линию ЦК и про подлость капиталистов, точно так же будут сидеть люди в фуражках, бессмысленно кивать, соглашаться, стучать кулаками по столу, а потом видел я этих людей в фуражке, когда у них в 91-м году отобрали их знамя, их Родину, их все права и все убеждения. Все как тараканы… Не пикнул никто. Было 17 шизанутых мальчишек или 12, которые дрались за этот Советский Союз. А все остальные эти фуражконосцы, все эти политруки, все эти правильные дядечки сидели за плинтусами. И так же будет, вероятно и в недалеком будущем.

В Дымарский― Кстати говоря, если уж про поведение политкомиссаров, мы помним… мы не помним, но мы читали, это известно, что в 41-м году первые, кто покидали города, причем на подводах с огромным имуществом – это были…

О.Журавлева― Вывозили документы.

В Дымарский― Ну да.

А.Невзоров― Там документы были зашифрованы в основном в норковых или енотовых шубах.

В Дымарский― Хрустальных вазах.

А.Невзоров― В детских дорогих эмалированных горшках. Но, в принципе, может быть, действительно, эти горшки несли какую-то исключительную информацию.

О.Журавлева― Я прошу прощения. Я просто обязана ответить Ладе. Она спрашивает, осталась ли жива собака. Да, собака осталась жива. А многочисленные ранения были зашиты. Та собака, которую побил алкоголический человек Филарет. А глаз, действительно, пришлось удалить, потому что он был здорово поврежден, если я правильно помню сообщение. Но с собакой всё, слава богу… Ребенок, в общем, ее и спас, эту собаку.

А.Невзоров― Да. Иеродьякон завалил собаку и зачем-то выковыривал ей ножом глаз. Свидетели это подтверждают.

О.Журавлева― Это объяснялось тем, что он страдает алкоголизмом и вот, дескать, сложный он мужчина.

В Дымарский― Нам пишут, кстати, что в армии распил должен быть политически грамотным.

О.Журавлева― А как иначе-то?

А.Невзоров― Да, конечно, безусловно.

О.Журавлева― Я еще хотела совсем крошечный вопрос задать по поводу борьбы Всеволода Чаплина с русофобами.

А.Невзоров― Да, это трогательно очень.

В Дымарский― А он всё еще борется?

А.Невзоров― Всеволод Чаплин сделал потрясающее открытие. Он, наконец, нашел виновного в порче российско-украинских отношений. Он нашел человека, который должен за это ответить. Он утверждает, что именно патриарх Константинопольский является главным действующим лицом и главным виновником отрыва Украины от России. Оказывается, это люди Константинопольского патриарха напали, разорили, утопили в крови Донбасс, потом установили там уголовную диктатуру. Вот кто виновник-то. Это проказник Варфоломей.

О.Журавлева― Из-за своей русофобии, видимо.

А.Невзоров― Он и виноват. Это из-за него располыхалась ненависть. Это из-за него в отношении России гарантирована многим поколениями самая серьезная вражда.

О.Журавлева― Удивительно.

В Дымарский― Сейчас он этот раскол, видимо, затвердит, тем не менее, что Украинскую автокефалию признает.

О.Журавлева― Ну, так он как раз и говорит о сценарии признания автокефалии.

А.Невзоров― Эта истерика Чаплина, как и истерика сейчас любого православного попа, потому что они понимают все грандиозные последствия этих непосредственно событий, и, в том числе, для них, потому что их приходы точно так же неспособны себя содержать. Они точно так же дотационны.

О.Журавлева― Мне все равно кажется, Александр Глебович, что какой-то есть еще прибыльный бизнес, и что не единственные пожертвования прихожан поддерживают на плаву.

В Дымарский― Еще «Софрино», а как же!

А.Невзоров― Есть прибыльный бизнес, потому что 57% россиян не верят, например, в высадку американцев на Луну, но верят в волшебные свойства ребер Николая Чудотворца.

В Дымарский― 45% в инопланетян верят.

О.Журавлева― Главное, что все они верят в Невзорова, Дымарского и Журавлеву. Мы на этом заканчиваем. Спасибо большое, джентльмены, всего хорошего!

Источник: Эхо Москвы

1 Comment

  • Reply
    umreshvdikixmucheniyax.bybrnjnt@mail.ru
    07.09.2018 at 11:54

    при всём моём уважении..ты кто ? а невзоров…невзоров сын…невзоров мать… или простой дешёвый провокатор??

  • Leave a Reply