Broadcasts Echo MSK

Невзоровские Среды — 25 Июля 2018


О.Журавлева― 21:07 в Москве. В «Невзоровских средах», как полагается – Ольга Журавлева из Москвы, а из Санкт-Петербурга из Гельвеции Александр Невзоров и Виталий Дымарский. Здравствуйте, господа!

А.Невзоров― Здравствуйте! Мы правда, находимся в гостинице «Гельвеция». Из таких насущных объявлений я могу сказать только о том, что в галерее «Свиное рыло» в Петербурге открывается или уже открылась выставка Аполлона Шнурова, сына Сережи Шнурова. И выставка интересна не только тем, что это сын Сережи Шнурова, но и тем, что, в общем, мальчишка, действительно, делает потрясающие штуки.

Но давайте все-таки приступим к темам, потому что вы тут проворонили один очень важный момент.

В Дымарский― Кто проворонил?

А.Невзоров― Вы все проворонили. Всё могло за эти дни измениться и всё могло пойти иначе. Вообще, у России был очередной сказочный шанс, который она проворонила.

В Дымарский― В Хельсинки?

А.Невзоров― Когда в 812 году пришли французы, исключительно бездарность их руководителя, который вроде бы выиграл все сражения, но проиграл при этом войну, помешал при этом войну, помешала России интегрироваться снова в Европу и стать снова цивилизованной страной.

Вот примерно та же беда произошла и на этих днях. И опять шанс был упущен. Почему французскую сборную по футболу поселили в Истре. Я наблюдал кадры, как рыдали девушки, провожавшие французскую сборную. И было понятно, что французы чемпионы не только в футболе. Но вот сквозь слезы этих девушек истринских светилось и тихое счастье от пережитого. Они понимали, что такого больше никогда не будет, но, тем не менее, они рыдали, они светились счастьем.

Вот если бы французскую сборную поселили бы не в Истре, а, например, поселили бы в здании Государственной думы, то можно себе представить тихое, удовлетворенное состояние всех в этой думе. Там бродили бы забывшие про свои скрепы, про свои пакости, про своего царька, про свое безумие, про желание нагадить всей стране, — бродили бы депутаты и думские дамы, особенно одна из них. Наверняка бы она на следующее майское шествие с портретами уже шла бы не с портретом Коли Кровавого, а с портретом нападающего Килиана Мбаппе. И вообще, все могло бы посыпаться и пойти с этой минуты иначе. Но шанс был упущен, поскольку французскую сборную поселили все-таки в Истре.

Но я хочу сказать, то все-таки сейчас как бы информационным товаром номер один по-прежнему является ярославская колония. Мы видим, что Россия представляет собой тот же самый абсурдный набор фактов, который мы попытаемся сложить в какую-то единую мозаику. Хотя ярославский скандал является хитом продаж на информационном рынке, мне не очень это понятно. Это штатный, банальный и, в общем, я бы сказал, сравнительно невинный инцидент, сравнительно со всем тем, что обычно происходит в русских тюрьмах. Потому что мы сидим сейчас с вами, беседуем, а в одной из 800 тюрем и колоний гарантировано кого-нибудь пытают, насилуют, опускают, кто-то рыдает, кто-то стонет, кто-то орет от боли. То есть это происходит и в настоящую минуту сейчас. Но когда я стал знакомиться с этим делом, я там обнаружил нюансы, которые вот прямо по моей части, и я хочу о них рассказать.

Вообще, меня удивило, что никто так и не разобрался в этой ситуации и никакого внятного ответа на то, почему это произошло, я, честно говоря, так нигде и не на нашел. Хотя задачка очень простая.

О.Журавлева― Александр Глебович, простите, один момент. Я знаю человека, который ответил на все вопросы. Это заместитель начальника ФСИН, который сказал, что заключенный очень много нарушал дисциплину и это все объясняет.

В Дымарский― И провоцировал.

А.Невзоров― Ничего это не объясняет. Давайте не будем цитировать чиновников в фуражках, мы понимаем, что разум вообще не живет под фуражками. Он не выдерживает, это не его среда. Он не может сохраниться под фуражкой.

Давайте начнем с того, что имеет ко мне непосредственное отношение. Во-первых, нюансы. Вот вы, наверное, уже слышали про православный Понос, про православный Прыщ и про православного Брежнева. Все 16 истязателей проводивших пытки идентифицируют себя как православные, а Прыщ, Понос и Брежнев – это клички этих вертухаев, которыми они оперируют при внутреннем общении.

Я посмотрел на дела этих ребят, ознакомился. Я могу сказать, что это не уроды, не изуверы. Это не извращенцы. Это обычные русские ребята. Сегодня среда отформатировала их вот в этих гогочущих садистов, пытателей, вертухаев, а в 17-м веке они, вероятно, так же гогоча, жгли старообрядцев, наблюдая за тем, как волосы слизывает с головы первыми космами пламени, как лицо постепенно покрывается пузырями так, что лица становится не видно.

А потом, в 19-м веке они бы на Бородинском поле сражались бы за веру, царя и отечество, в киверах, получали бы ордена, может быть, украсили бы собой галерею 12-го года. А в начале 20-го века, может быть, они расстреливали бы Николая Кровавого. А потом они трудились бы на комсомольских стройках. Потом мы могли бы их увидеть где-нибудь на Курской дуге. Ну, а в начале 19-го века они бы переоделись в малиновые пиджаки и золотые цепи.

То есть это обычный пластилин, из которого среда и система лепит всё что угодно, от маньяков, до монстриков, до героев в зависимости от того, в чем она нуждается на данный момент. Система лепит. Обычный пластилин, ничего более.

Мы знаем, что у России сильные пальцы и все движения отработаны. А почему происшедшее неизбежно, закономерно и почему оно будет повторяться, я сейчас поясню. Секрет, который так никто и не разгадал, с моей точки зрения, заключается в следующем. Вот в 90-е годы такого быть бы не могло. В ответ на такое любая зона встала бы и разорвала бы всё в клочья. Вот тогда было и пламя и погромы, и всё что угодно.

Но с тех пор власть научилась особенно в колониях давить любые бунты и любые всплески. Самые свирепые, самые квалифицированные держиморды в руководстве без интеллигентских штучек. Мощнейшая агентура среди осужденных, суперские спецсредства подавления, видеоконтроль, электронные блокировки дверей, секторов, скорость реакции тюремных спецназов, которые уже теперь не чикаются, они убивают. То есть зэки знают, что подавление беспощадное, и никто не церемонится, убивают сразу.

И вот тогда любая тюремная администрация боялась бунтов. Сейчас она не боится и поэтому легко беспредельничает. Она знает, что ответа зоны не последует нигде. Зона будет молчать в тряпочку.

В Дымарский― Скажите, а вот это гласное обнародование этих случаев – реакция не зону уже в данном случае, а реакция общества, реакция власти будет или нет?

А.Невзоров― Давайте чуть позже мы коснемся. Я хочу дообъяснить. Ну, и не забывайте, что этот курс полицейщины, жандармщины, державщины. Ребята тюремщики ощущают себя частью сверхмощной государственной машины вседозволенности. Им это поют во все уши, и тем самым их беспредел уже освящен.

Но справедливости ради отметим, что в 90-е годы этого беспредела администрации не было, был беспредел зэков, и они, действительно, устраивали по любому поводу и пытки и изголятельства над другими заключенными. Я могу сказать, я ведь большой специалист. Мне довелось в сво6е время участвовать в парочке штурмов тюрем вместе со спецназом тогда, и я даже был таким дураком, что однажды менял на себя какую-то заложницу. Я не хвастаюсь. Я в качестве подтверждения того, что я не хвастаюсь, могу сказать, что сейчас бы я уже этого делать не стал. Ну, просто я большой специалист в этих вопросах, я помню те зоны.

И вот это равновесие между зоной и администрацией, которая, на самом деле, является гарантом отсутствия таких вот прецедентов, оно утрачено и, кстати, его никогда, наверное, и не было. Но мы продолжим эту тему, потому что она важная.

О.Журавлева― Мы продолжим эту тему после небольшого перерыва. Александр Невзоров, Виталий Дымарский, Ольга Журавлева к вам вернутся.

О.Журавлева― 21:18. Продолжаются «Невзоровские среды». Александр Глебович, Виталий Наумович, вы с нами? Я бы хотела некоторый поворот по вопросу Дымарского. Вот вспомните, как шла борьба общественная, в том числе, с такой организацией как «Комитет солдатских матерей» против дедовщины, против издевательства таких же, в общем, в армии. Гласность, скандалы, суды, публичные слушания и так далее. Может быть и зонами это может быть.

А.Невзоров― Оля, подожди, не забегай вперед. Мы сейчас к этому перейдем. Я бы хотел все-таки огласить нюансы, которые мало кому известны и которые, с моей точки зрения, важными являются потому, что они способны похоронить набор определенных иллюзий.

Вот когда я заговорил про то, что все эти ребята идентифицировали себя как строго православных людей, хочу сказать, что все они участвовали в молитвенных неделях, крестных ходах, они носили через все исправительные учреждения какие-то иконы. В самом этом исправительном учреждении регулярно проводится комплекс мер духовно-просветительной направленности, религиозные церемонии. Ведь зэки, в общем, народец такой, не слишком развитый в массе своей, и он, соответственно, исповедуется. То есть попы, которые курируют это заведение, они прекрасно знали о том, что там происходит, и они тоже благословляли эту пыточную реальность. Они даже освящали знамя колонии, которое, по крайней мере , на неделю будет таким символом русского позора. Потом объясню, почему только на неделю.

Там даже было специально выделенное лицо – некий поп Запрягаев, ответственный за окормление испарительно-трудовых учреждений Ярославской области. И вообще, тот, кто думает, что религия способна исправлять какие-то нравы, исправлять поведение в лучшую сторону, он и в этом случае тоже может распрощаться с иллюзиями.

Теперь по поводу общественности. Общественность, понимаете ли, ахнула, причем на всех социальных этажах она как-то хором ахнула, молчаливую ухмылку хранят в себе совсем уже мракобесы, так как пытки – это тоже одна из скреп. Они радуются, что эти пытки где-то вышли на поверхность. Но особенно мне забавен визг интеллигенции. Вот они, действительно, интеллигенты не знали, что в тюрьмах пытают, опускают, насилуют ежедневно?

О.Журавлева― Многие знали.

А.Невзоров― Бессудно убивают… Вот что рядом с нами, на расстоянии вытянутой руки, всего лишь за колючей проволокой находится мир, который живет по законам палеолита. И то, что произошло в ярославской колонии, — это не ЧП, а норма. Вот ЧП – это отсутствие пыток, ЧП – то обращение к зэку на вы или попытка помочь пожилому зэку, который поскользнулся, встать – вот это абсолютное ЧП. А самым главным ЧП было бы, конечно, соблюдение законности. Но, поскольку прецедентов такого рода нет, то мы и не можем представить себе, как это могло выглядеть, и какую страшную кару понес бы тот, кто это пытается сделать.

В Дымарский― Интеллигенция интеллигенцией, но должна как-то реагировать власть. И та же самая интеллигенция – они же не молчали, говорили, и год назад, кстати, про этот случай говорили.

А.Невзоров― Сейчас я объясню. Все обязаны знать, что любой человек в России, который получает срок, он по умолчанию в комплекте с этим сроком получает набор унижений, избиений, гноблений, травм и очень специфических заболеваний. Но, тем не менее, я думаю, что ярославский изолятор при всей драматичности, он будет символом позора в течение всего недели, не более того. Публика съест этот информационный товар, который ее так возбудил, рыгнет, забудет и снова будет искать себе новые раздражители: кто в кого пивом плюнул…

Вот я вижу, что ярославский конфликт теснит уже, например, прошедшая по всем интернетам фотка Шараповой. Теперь все гадают, действительно, ли Шарапова настоящая или это резиновое существо, которое надо надувать, и все теперь гадают, почему надувательный клапан у нее расположен в таком месте. Ознакомьтесь с этой фоточкой. И забудут. Это опять будет удел нескольких чокнутых, которые не будут находить никакого отклика в этом общественном пространстве. Как только это перестанет быть информационным товаром, — а это произойдет уже через пару дней, — это дело… Оля, ведь если Россия – это некая монета…

О.Журавлева― Монеточка.

А.Невзоров― То почти всегда обсуждается одна ее сторона. Мы обсуждаем маленькую, хорошо очищенную сторону, где «Зенит-Арены», где питерские пабы, где бродят шальные лысые маникюрши, бьют голы, проходят фестивали, чемпионаты и это всё хорошо.

Но у маленькой сияющей монетки есть оборотная гигантская сторона, она в миллионы раз больше лицевой. Такое может быть, если мы вспомним квантовую физику и случае тензорной асимметрии это возможно. Вот математики меня правильно поправили, что здесь лучше бы выглядела метафора гиперметрического неэвклидового пространства. Такое возможно. Маленькая блестящая страна невероятно черная. Это оборотная сторона все чернее и чернее. Она никогда не посветлеет. И я боюсь, что эта оборотная сторона и есть Россия.

А ярославская колония – это часть этой фундаментальной черноты. И эта черная сторона России не посветлеет никогда. Это натуральный ад, она многосоставна. Помимо тюрем есть сельские поликлиники, есть гниющие села, толпы алкоголиков.. Есть ложная история с придуманными героями. Есть монастыри, живущие по пещерным законам. Есть личные очковые сортиры числом порядка 30 миллионов штук, те самые с выгребными ямами, которые пузырятся…

О.Журавлева― Что вы рассказываете, как будто я их не видела?

А.Невзоров― С пузырящимся месивом из бумажек, фекалий. Вот для наглядности могу сообщить. Если все эти 30 миллионов выгребных очковых сортиров собрать в одно место, они займут площадь в 150 квадратных километров. Это площадь равная сухому пространству в столице США города Вашингтон. Представьте себе этот городишко. Но такого, в общем, в России очень много. И расстраиваться, наверное, по этому поводу не стоит, да уже поздно.

В Дымарский― То есть вы нас обрекаете уже до конца.

О.Журавлева― Да похоронил уже нас Невзоров.

А.Невзоров― Я не обрекаю, я говорю про то, что поскольку Россия самая кантовая страна и страна самой квантовой реальности я вам рассказал про тензорную асимметрию.

В Дымарский― А асимметрия может смениться в другую сторону?

А.Невзоров― Не знаю.

О.Журавлева― Чтобы блестящая была побольше.

А.Невзоров― Асимметрия может меняться в любую сторону в любую секунду. Блестящая была побольше… Оля, оставим это вам в ваших прелестных мечтах.

В Дымарский― Это еще один чемпионат мира по футболу.

А.Невзоров― Ведь смотрите, надежды-то нету, потому что ведь то, что мы видим, это не жестокость, это обычная абсолютно примитивность.

О.Журавлева― Невежество?

А.Невзоров― Жестокость и примитивность. Что вы хотите? Вот мы видим гогочущих вертухаев. Но, по идее, на другом полюсе должна быть какая-то элита. Но ведь эта русская элита – это же набор дремучих дур с надувными губами, и у каждой в качестве секретного клада есть нимб чистого идиотизма, который она возьмет, да и нацепит на себя. Это касается и организаторш многомиллионных корпоративов…

В Дымарский― Я думал, что вы про кокошники.

А.Невзоров― Вот Ксения Анатольевна, она ведь в очередной раз отмочила. Она взялась рекламировать – не падайте, пожалуйста, — водородную воду, причем страстно и убежденно как панацею от всего, как великое средство. Сообщаю тем, собирается потратиться на это дело, что водородная вода – это обычное примитивное сверхжульничество, рассчитанное на людей, которые даже с двадцати метров никогда не видели учебников физики и химии. Это даже не поклонников Чумака и Кашпировского, это для последователей Гробового. И таких, как выясняется, преизбыточно везде.

Мы помним замечательный случай – Дымарский помните? – питьевой солнцезащитный крем. Там было сказано, что одна ложка крема обеспечит трехчасовую защиту, и толпы велись. Вот водородная вода, страх ГМО, астрология, суточная очередь к поясу какой-то богини – это всё компоненты серости, из которой состоит элита тоже России. Это есть везде – такой маразм, — но в России концентрация этого маразма особенно опасна.

В Дымарский― Что-то вам Собчак покоя не дает.

О.Журавлева― Водород беспокоит.

А.Невзоров― Меня в данном случае беспокоит водород. Но в данном случае не трудно же пальчиком ткнуть, — есть же такое понятие, как Кокрейновский фильтр, есть замечательная организация, которая проводит метаанализ всех абсолютно лекарственных средств в мире; это одна из самый авторитетных организаций, — и посмотреть, грубо говоря, а проходит ли по спискам Кокрейновского фильтра эта организация. Так всё просто. Потому что когда речь о водородной воде, в крайнем случае, мы можем сказать, что речь идет, вероятно, о тяжелой воде.

О.Журавлева― Ну да.

А.Невзоров― Но и тритиевая и дейтериевая вода…

О.Журавлева― Не полезна для здоровья.

А.Невзоров― Ну, дейтериевая – наплевать, она не вредна, по крайней мере, но тритиевая, она откровенно радиоактивна. То есть понятно, что мы имеем дело с каким-то бредом.

В Дымарский― По-моему, Невзоров хочет рекламировать эту воду.

А.Невзоров― По поводу бреда. Вот мы с вами сидим, веселимся, а в это момент прекрасного и, я бы сказал, вполне себе цивилизованного, современного попа выгоняют с работы. И мне его жалко, потому что поп наслушался своих проповедей, настругал массу детишек, он ничего не умеет, кроме того, что произносит завывания, заклинания и костюмироваться, а его выгоняют с работы. А знаете, Оля, за что? За то, что он воспользовался пылесосом.

О.Журавлева― Боже! Александр Глебович, давайте сделаем паузу. Мы должны послушать новости, а потом вы расскажете про пылесос. Это очень интересно, я не могу это пропустить. Александр Невзоров, Виталий Дымарский, Ольга Журавлева. Мы вернемся после новостей. Ждите пылесос.

НОВОСТИ

О.Журавлева― 21:35. Продолжаются «Невзоровские среды». Чат YouTube я вижу. Кто не видит Невзорова, Дымарского и Журавлеву, загляните на YouTube. А эсэмэски принимаются всё так же: +7 985 970 45 45.

Итак, Александр Глебович, что там с пылесосом?

А.Невзоров― Есть постановление Красноярской епархии церковного суда, который признал употребление пылесоса кощунством, поскольку пылесос был употреблен в алтаре. И тот несчастный поп, который воспользовался пылесосом – некому непонятно, может быть, он всосал святого духа, возможно, произошла какая-то казусная история, но, так или иначе, поп лишен сана и отстранен. Ребята, я напоминаю, сейчас 2018 год! По Марсу ползает марсоход, редактируется геном где-то. Существует и процветает квантовая теория. А в Красноярске церковный суд за использование пылесоса выгоняет человека с работы и объявляет это недопустимым кощунством. Правда, рядом еще примостилась Ксюша Собчак с водородной водицей, которая ничем в данном случае не лучше.

О.Журавлева― Может быть, это был робот-пылесос, а он такой, какой-то очень человеческий, может быть, он вообще женщина.

А.Невзоров― Нет, это был маленький пылесосик. Поп оправдывается, что пылесосик был маленький и сосал не сильно. И вот когда красноярский суд услышал про то, что сосал не сильно – всё, было категорическое решение из сана его изъять.

О.Журавлева― Всё понятно: гори оно огнем.

В Дымарский― Я вам хочу сказать, что пылесос очень хорош против комаров.

А.Невзоров― Есть еще несколько прелестным подробностей. 65 миллионов рублей планируется РПЦ потратить на создание реестра атеистов. Там не будет, как они обещают, никаких карательных мер. Исключительно для того, чтобы препятствовать контакту служителей культа с людьми из этого списка.

А вот украинская таможня изловила курьера, который тащил из Киево-Печерской лавры в Москву очередной чемоданчик с долларами. Это был, конечно, иподьякон, один из курьеров. Понятно, что Москва готовится основательно к отпадению Украинской церкви.

И вообще, все очень в православной жизни обильно, пышно и весело. Причем я совсем не все православные события беру в поповедение, некоторые откровенно пропускаю. Вот, например, для нас малосущественен очередной иеромонах, но начался суд над очередным педофилом иеромонахом Милетием. Там, правда, фигурируют не как у Грозовского девочки, а мальчики, но это. Там, правда, фигурируют не как у Грозовского девочки, а мальчики, но это не характерно именно для России, потому что мы знаем, что христианские священники к маленьким попкам дышат, вообще, очень неровно, что доказано в ходе тысячи процессов католического мира о педофилах.

О.Журавлева― Но у них хоть целибат, простите.

А.Невзоров― У них целибат весьма условный все равно, потому что при каждом их попе существует матушка экономка. Но вообще, хотите, я вам расскажу, что такое сексуальное православное просвещение. Вы знакомы с этим, нет?

В Дымарский― А там есть такое?

А.Невзоров― Да, есть. И это полностью всех замыкается на фигуре святой Глендухи. И в семинарии, когда семинаристы задают вопрос о том, «как же нам отвечать на сложные вопросы девушек?» им предлагают в качестве примера святую Глендуху. Известно, что это особа была помещена в свое время в публичный дом, и там должна была подвергнуться, естественно, поруганию со стороны похотливцев, но их бог, который наблюдал за этими сценами неотлучно, он делал так, что в самую ответственную минуту, когда похотливец был уже готов исполнить свое намерение, святая Глендуха становилась невидима. То ли она целиком становилась невидима, то ли какие-то органы ее становились невидимы. Конечно, у клиента ехала крыша и он с криками выбегал из помещения.

Поэтому основной православный секспросвет заключается в том, что настоящей религиозной фанатичке ни о чем беспокоиться и не надо. В нужную минуту либо она сама, либо некоторые органы станут невидимы, и это полностью обескуражит любого насильника и любого домогателя. Вот что такое секспросвет по-православному.

О.Журавлева― Александр Глебович, простите, у меня тут вопрос возник. Опять ругают Туринскую плащаницу фальшивой и прорисовано там вроде кровью и все, вообще, неправда. Что так покоя-то не дает? Давно ведь вроде решили, что радиоуглеродный анализ показал, что это какой-то 12-й век…

А.Невзоров― Нет, это чуть позже. Вообще, углеродный анализ был проведен независимо тремя разными лабораториями в трех разных университетах. Сомнений никаких нет. И надо сказать, что Римская католическая церковь тут же сдала эту плащаницу, тут же от нее отреклась. И она, по представлениям римо-католиков, является предметом церковно-прикладного искусства, но совсем не какой-то святыней.

В Дымарский― Артефактом.

А.Невзоров― Да. И надо сказать, что еще в 1389 году некто епископ Пьер Дарцис, смеясь, рассказывал, что он знает живописца, который изготовил эту плащаницу и что там был просто применены всякие интересные техники. И дело даже не в том, что в очередной раз пытаются ее поднять, но пытаются снова ее воскресить, снова сделать ее объектом поклонения.

Дело в том, что даже по собственным представлениям христиан, если они верят во всю эту евангельскую историю, никакой плащаницы бы быть не могло, потому что, если вы возьмете известный еврейский трактат (есть такой трактат времен Второго храма, где описывается захоронение древних евреев, вы только упоминание о пленах, многочисленных бинтовидных, бинтообразных пеленах, которыми обвивался покойник, как это было, в частности, в случае с Лазарем, когда происходило так называемое воскресение Лазаря: бедного Лазаря разматывали.

Дело даже не в этом. А откуда, вообще, взялась уверенность, что основатель христианской религии Иисус Иосифович был распят так, как это изображается на картинках? Конечно, художники пытались нарисовать некий героический образ, смотрящий перед собой, полный драмы. Причем ни один из художников никогда распятия не видел. Подлинными авторами распятия были грубые римские легионеры, которые по свидетельству Иосифа Флавия – вы наверняка помните его иудейскую войну – описывают, что этих приговоренных, поскольку это была самая позорная казнь, приколачивали в к крестам в самых смешных и невероятных позах.

Потом, не надо забывать, что легионерами, которые приколачивали людей к крестам, двигали совсем противоположные чувства, не такие, как художников. Более того, у них еще и была необходимость оградить себя от тяжелых мокротных плевков, потому что, как правило, распинаемые были люди, скажем так, недостаточно хорошо воспитанные…

О.Журавлева― Ну, знаете!..

А.Невзоров― Конечно. Более того, они боялись сглаза, они боялись того, что распинаемый может подать знак сообщникам. Затем во время компрессионной асфиксии, которая образуется во время так называемого распятия, выделяются те физиологические жидкости. То есть наиболее частой формой распятия было распятие лицом к кресту, а совсем не к публике. Таким образом, легионеры страховались и от плевков, и от сглаза…

О.Журавлева― Ну, Александр Глебович, ну символизм, ну что делать.

А.Невзоров― Об этом много пишет Иосиф Флавий. И эта подлинность, скажем так, начисто перечеркивает всю историю с плащаницей и с расположением тела в ней и с этим отпечатком. И это помимо всей науки, которая вроде бы тоже расставила точки.

В Дымарский― Но это же не принципиальное значение имеет – положение тела.

А.Невзоров― Это не имеет принципиального значения, но, согласитесь, это любопытно.

О.Журавлева― О, да. Можно перейти уже к гражданским новостям.

В Дымарский― А это были какие?

О.Журавлева― Это были мы как бы сейчас о духовности говорили, а сейчас переходим к светскости.

«Глубоко убежден, что гражданская война – это худшее, что может случиться со страной и с обществом. Последствия гражданских войн изживаются десятилетиями. Преодоление тяжелых травм, нанесенных гражданских войной, возможно лишь совместными усилиями общества и профессиональных ученых. И сегодня нам особенно важно подойти к этой теме взвешенно и компетентно», — сказал господин Нарышкин на собрании Российского исторического общества. Почему сегодня нужно с гражданской войной?.. Кстати, Виталий Наумович, может быть, вы что-то знаете. В связи с чем у нас острота гражданской войны возникла?

В Дымарский― Да нет, у меня такой же вопрос: почему вопрос о гражданской войне вдруг возник?

А.Невзоров― Да дело даже не в том, что возник вопрос о гражданской войне. Но вот эта вся публика и тот же самый, в общем, неглупый Нарышкин, они себе от этой гражданской войне предлагают рассуждать в категории дурацких буденовок и папах. Они н понимают, что в современном контексте гражданской войны и любой вообще войны будет гораздо уютнее, потому что сейчас есть возможность селфиться на фоне огромных пожаров. Сейчас есть возможность транслировать… Представьте себе пожар Москвы с возможностью трансляции в YouTube. Это за первые десять минут – 10 миллионов просмотров.

В Дымарский― А сколько рекламы можно поставить.

А.Невзоров― Да, сколько рекламы можно…

О.Журавлева― Водородной воды.

А.Невзоров― Да. Дело не в этом. Дело в том, что гражданская война, она всегда присутствует в виде некой страшной тени, которую отбрасывает любое гражданское общество, но каким образом они борются с гражданской войной? Каким образом они мечтают ее предотвратить? Они говорят публике: «Знаете что, давайте вы полностью и безоговорочно примите наши убеждения, давайте вы разделите все наши чаяния и все наши представления, и тогда мы объединимся». Они не понимают, что у людей могут и должны быть диаметрально иные представления.

В Дымарский― Я понял, это называется «гибридная гражданская война».

А.Невзоров― Да. Они как бы предлагают, что «давайте мы все объединимся на основании безоговорочного подчинения нам, давайте вы тоже будете целовать портреты Николая Кровавого, давайте вы будете выслушивать бесконечное вранье про эту историю». Вот с тем же самым Войковым…

О.Журавлева― Вы будете целовать портреты прямо на станции Войковская.

А.Невзоров― Мне бы хотелось сказать пару слов в защиту этого человека. Давайте разберемся, собственно, а что он делал? Был ли это акт бандитизма, было ли это актом какой-то примитивной, звериной свирепости или это была казнь по идеологическим соображениям? Это был фанатизм идеологического типа или это был бандитизм и разбой?

Обратите внимание. Вот как в 18-м году происходили расстрелы? Вот так, чтобы взять и расстрелять здоровенных девиц — такого не было. Их сперва насиловали. Здесь мы не видим никакого изнасилования. То есть мы понимаем, что имеем дело с фанатиком, имеем дело с идеологически предельно убежденным человеком. Ну, а чем, извините, фанатизм сегодняшних церебожников лучше фанатизма Войкова? Любой фанатизм имеет одну и ту же природу. Мы понимаем, что этот фанатизм может аукнуться и иметь такие же страшные проявления…

В Дымарский― Но детей-то убивать…

А.Невзоров― Так а по всей России на ту минуту убивали и детей и людей. Это было расстрельной реальностью. И, кстати, то, что происходило в Ипатьевском доме, больше было похоже на казнь, чем на все то, что на тот момент могла предъявить Россия с бесконечными расстрелами бесконечных семей, которые, кстати говоря, произошли по причине того, что главный герой драмы в Ипатьевском доме не умел управлять и довел эту бедную страну до этой ручки.

В Дымарский― Ну, там уже после него…

О.Журавлева― Другие умельцы тоже были.

А.Невзоров― Ему-то, что называется, припомнили. А мы до сих пор оперируем дикими, дремучими, старыми понятиями. Типа, например, есть понятие «измена Родине». Вот сейчас, насколько я понимаю, предъявлено обвинение ученому физику…

О.Журавлева― Кудрявцев, по-моему, его фамилия.

А.Невзоров― Ну, сильно не последний человек в отечественной физике на сегодняшний день. И я понимаю власть, которая хочет предъявлять и имеет право предъявлять такие обвинения. Но давайте тогда переформатируем, назовем точнее, это измена не Родине, это измена режиму, потому что никто не знает, что такое Родина, это слишком туманное понятие. Никто не знает ее истинных потребностей и никто не знает, кто способен больше ей навредить.

Но, черт возьми, давайте сейчас каждый пощупает в кармане мобильник. Ведь, в действительности в Советском Союзе были произведены первые разработки по мобильной связи и мобильным телефонам. Действительно, это было в зачатке, но это было блестяще. И немедленно на эту историю накинулись люди в погонах, спрятали ее от всего мира, засекретили. А эта несчастная Россия, если бы принялась вовремя всё это разрабатывать, она была бы, может быть, сейчас лидером в сфере мобильных технологий. Вы понимаете, какие это доходы и какие-то престижности.

Точно так же надо понимать, что любой научное открытие, любая научная информация имеет априорное по умолчанию право на свободное хождение между всеми учеными мира. Это основа науки. И нельзя ничего консервировать и нельзя не из чего делать тайну. Это, во-первых, предельная глупость. Во-вторых, это, в общем-то, преступление против науки.

О.Журавлева― За свободу!

В Дымарский― Извини, Оля, говорят, что он, знаете, какую главную тайну-то выдал, этот Кудрявцев? Что ничего это не работает.

А.Невзоров― Да, скорей всего то так. В общем, со всем сторон мы видим какие-то смешные, нелепые и предельно мерзкие проявления от людей, от которых мы этих проявлений не ожидали, как я понимаю.

О.Журавлева― Что вы имеете в виду? Вы не ожидали от Владимира Путина, что он исключит Максима Шевченко из Президентского совета по межнациональным отношениям? По-моему, вполне логично.

А.Невзоров― Нет, Шевченко доигрался. Хотя он терпеть меня не может, всяко меня поливает – Шевченко, — но я должен сказать: сильный, мыслящий, неожиданный и еще много переживет метаморфоз и не пустой человек, который много ищет правды и, наверное, какую-то правду найдет. Хочется сказать ему слова поддержки. И хочется отметить то, что… ну, помните, как я оказался прав с Энтео? Когда Энтео был символом мракобесия, маразма и его имя употреблялось как нарицательное, я говорил, что интересный, умный мальчишка, который долго будет искать правду у будет невероятные отмачивать фортеля на пути поисков этой правды. И насколько же я оказался прав, насколько Энтео изменился сейчас и насколько он абсолютно другой.

И вот, я думаю, что с Шевченко, несмотря на весь его как бы гиньольный имидж, будет примерно то же самое. Он сильный, серьезный мужик, и, я надеюсь, он сможет реализоваться.

В Дымарский― А он разве не в Совете был по правам человека.

О.Журавлева― Оттуда тоже он ушел, но он ушел по собственной инициативе.

А.Невзоров― Мы знаем эту собственную инициативу.

О.Журавлева― Он заявление делал официальное.

А.Невзоров― А позже этого был Совет по делам национальностей, и оттуда его тоже поперли. Притом, что на сегодняшнем блеклом и, я бы сказал, омерзительном в кадровом смысле фоне, он, наверное, одна из самых сильных и интересных фигур.

Вот у нас берет и Познер заявляет вдруг по поводу пенсионной реформы, что он вообще не понимает, как можно не хотеть работать. Ну, правильно, он думает, что все работают Познерами, что всем платят деньги только за то, что…

О.Журавлева― За то, чем мы с вами сейчас занимаемся.

А.Невзоров― Да, прийти куда-нибудь и, что называется, самореализоваться. Как и казачки думают, что работа заключается в том, чтобы штаны с лампасами носить и бить нагайками всяких студентов по их оппозиционным физиономиям. Конечно, они готовы это делать до 90 лет, о чем они и сообщают.

О.Журавлева― Да, но не так, оказывается, всё происходит.

А.Невзоров― Не так совершенно всё происходит. У нас что ни возьми, какие-нибудь неприятные отвратительные сюрпризы. Даже вот певичка, которая так долго держалась в статусе безупречной, туманной интеллектуалки, вдруг взяла и проявила себя просто как… ну, последняя неумная…

В Дымарский― Вы кого имеете в виду?

О.Журавлева― Земфиру.

В Дымарский― Которая взяла и совершенно беззащитную, маленькую девчонку тоже певицу, которая боготворит ее, — взяла и обозвала некрасивой. Вы представьте себе, Дымарский. Вы не можете себе этого представить.

В Дымарский― Я-то не могу, конечно.

А.Невзоров― Представьте, какое это, наверное, для девчонки на всю жизнь клеймо и проклятье и насколько надо быть не интеллектуалкой, а халдой, безжалостной, тупой для того, чтобы так сказать про беззащитного, кто ответить не может. Вот ей богу, Филипп Киркоров по сравнению с этой вашей Земфирой это просто чудо разума и тактичности. Он смешной, он нелепый со всеми этими своими выходками…

В Дымарский― Земфира может это говорить о Монеточке или о ком-то, я уже не помню, о ком…

О.Журавлева― О Гречке.

В Дымарский― А вы не оскорбляете Филиппа Киркорова?

А.Невзоров― Я подтруниваю над Филиппом Киркоровым.

В Дымарский― Он теперь, знаете, как будет переживать всю жизнь?

А.Невзоров― В данном случае я говорю, что по сравнению с Земфирой, это просто глыба мысли…

В Дымарский― Кто?

А.Невзоров― Киркоров, конечно.

О.Журавлева― То есть наоборот всё. Виталий Наумович, у нас всё как раз по-другому.

А.Невзоров― Глыба мысли и воплощение интеллектуализма.

В Дымарский― Нет, ну, смешной там почему-то…

О.Журавлева― Ну, это хорошо. Он артист, он пародийный снял клип. Он вполне самоироничен.

А.Невзоров― Он залезает в какие-то купели с какой-то освященной водой. Зачем-то трясет жирными телесами по монастырям на виду у монахов…

О.Журавлева― Вот сейчас, Александр Глебович, вы встаете на плохую дорожку!

А.Невзоров― И в какой соблазн он вводит бедную братию.

В Дымарский― Я не вижу принципиальной разницы между Невзоровым и Земфирой.

А.Невзоров― Я к нему по-доброму отношусь.

В Дымарский― По-доброму, а Земфира – по-злому.

А.Невзоров― Так сказать про девочку – нельзя.

О.Журавлева― Виталий Наумович, сейчас я соглашусь абсолютно с Невзоровым, потому что можно говорить про музыку или про тексты, но вот просто сказать, что она некрасивая совсем и нечего ей там делать – это как-то ну, нехорошо, правда, тем более, что певице 18 лет.

В Дымарский― А это про кого?

О.Журавлева― Про Гречку.

В Дымарский― Монеточка, Гречка, Манка, Рисовая каша… Кто там, чего там?

О.Журавлева― Виталий Наумович, вот вы сейчас тоже встаете на плохой путь. Речь шла про Гречку.

А.Невзоров― Справедливо было отмечено, что скандалы всех этих девочек, они, конечно, более значительное явление, чем их концерты. И их невыступления, они более заметное явление.

О.Журавлева― На «Нашествии».

А.Невзоров― Вот с «Нашествием» тоже красиво. Понятно, что, наконец-то, Министерство обороны запустило свои щупальца в «Нашествие», милитаризировало его. Оно там должно все заставить танками и обвешать камуфляжем. Кого-то это, наверное, не смутит.

О.Журавлева― Но группа «Порнофильмы» не придет туда. И я считаю, что это прекрасно.

А.Невзоров― Я, правда, не подозревал о существовании такой группы, но неважно. Теперь, благодаря тому, что она не пришла, она стала известна всей стране.

О.Журавлева― На этом мы заканчиваем наше блистательное выступление Александра Глебовича Невзорова. Виталий Дымарский и Ольга Журавлева ассистировали, как всегда, маэстро. Всем спасибо, всего доброго!

Источник: Эхо Москвы

3 комментария

  • Reply
    Vlad
    08.08.2018 at 01:28

    Отметим, что на передаче Невзоровские среды на радиостанции Эхо Москвы А.Невзоров в грубой манере отозвался о высказываниях Президента Ильхама Алиева за якобы высказанную им на съезде ПЕА точку зрения о том, что необходимо вернуть Ереван Азербайджану.

  • Reply
    Cheater
    13.08.2018 at 20:40

    Дoлги нужнo отдавать

  • Reply
    Cheater
    19.08.2018 at 12:07

    Долги нyжнo отдавaть

  • Leave a Reply