Broadcasts Echo MSK

Невзоровские Среды — 29 Августа 2018


О.Журавлева― 21 час и 4 с половиной минуты в Москве. Вас приветствует наша неувядаемая троица: Ольга Журавлева из Москвы, а из Санкт-Петербурга Виталий Дымарский и Александр Невзоров. Здравствуйте, джентльмены!

В Дымарский― Мы здесь. Не увядаем.

О.Журавлева― Прекрасно.

А.Невзоров― У вас было сообщение.

В Дымарский― Да, у меня было сообщение. Было и есть, но уже недолго будет. Завтра будут «Дилетантские чтения». Поэтому все, кого это интересует: Леонид Млечин о Гражданской войне как о 100-летней войне в России. В России тоже своя 100-летняя война была, но она называется Гражданской.

О.Журавлева― Как раз 100 лет прошло, и она всё еще никак не кончилось.

В Дымарский― Вот в том-то и дело. Об этом и будет речь. Так что завтра – отель «Гельвеция». Санкт-Петербург, Марата-11. Милости просим.

О.Журавлева― Места еще есть?

А.Невзоров― Сегодня мы тоже в «Гельвеции». Мы понимаем, что кончается август, что скоро полетят над «Гельвецией» гуси, они будут гадить, терять перья и у Юниса Теймурханлы поймать одно из этих перьев и написать очередной шедевр по гостиничному бизнесу.

О.Журавлева― Александр Глебович, простите. Пока вы приступите к началу, можно я тоже сообщение сделаю? Дороги наши слушатели, у нас есть YouTube-трансляция. У нас всё время всё меняется. Вот на канале «Эхо Москвы» непременно трансляция есть, и для заинтересованных секретное декольте будет показано в перерыве. Преступайте, Александр Глебович!

А.Невзоров― О!

В Дымарский― Александр Глебович, тогда надо нашим людям сказать, когда они увидят декольте, чтобы они не забывали ставить лайки.

О.Журавлева― Именно.

А.Невзоров― Хорошо. Ребята, смотрите, у каждой недели должна быть какая-то единая, крайне характерная и характеризующая эту неделю фраза, которая должна прозвучать обязательно. Такая фраза, разумеется, есть. Вообще, ее должен был бы сказать своей партии Дмитрий Медведев. Но поскольку он тогда пропал, то, вообще-то, это я могу обратиться к «Единой России» со следующими словами: «Ребята, кокса нет, но вы держитесь».

Дело в том, что, как вы знаете, разыгралась драма с задержанием и изъятием нескольких тонн брикетированного и аккуратно расфасованного в упаковки с символикой «Единой России» кокаина. Но вообще, вся эта ситуация, она позволяет по-другому взглянуть на эту партию, гораздо более оптимистично. Мое мнение о «Единой России» улучшилось, потому что до этого дня я был уверен, что все члены «Единой России» регулярно принимают нафталин.

Конечно, остались вопросы по пакетикам. Непонятно, это суточная доза, разовая? Все оправдания, которые звучат, они всерьез приняты быть не могут. Понятно, что это некий сухой партийный паек. Понятно, что он не доехал и поэтому в Государственной думе, там всё очень грустно. Там люди ползают просто как притравленные мухи. Не принимаются законы, сколько лобков не потрогано… То есть никакой законодательной активности нету.

Но вот самые лютые приметы недохавшей партии, они на данный момент зарегистрированы в городе Псков. Там уже держаться не могут. И местный главный единоросс, пребывая в состоянии, которое наркологи называют абстинентный синдром, он обклеил Псков плакатами «Враги народа», но почему-то на эти плакаты разместил свою собственную фотографию. Но это объясняется просто – что, в общем, пакетики до адресатов не дошли, и это сейчас мы все почувствуем.

Такая же драма наблюдается и в концерне «Калашников». Вы знаете, что концерт возглавляют тоже члены «Единой России». И только абстинентный синдром мог заставить их выкатить на полном серьезе на публику нечто, напоминающий поваленный набок дачный сортир в стилистике 70-х годов и объявить эту конструкцию главным конкурентом на рынке электромобилей на ближайшие 10 лет. Это еще грубо измазано масляной краской…

В Дымарский― А очко вертикальное?

О.Журавлева― Виктор Наумович, держитесь!..

А.Невзоров― И в Ярославле, там дела, вообще, очень хороши. Мы говорили о Пскове. Говорим сейчас о Ярославле. Там мэр, тоже единоросс, у него тоже, судя по всему, синдромчик, потому что он собрал население и прилюдно начал увечить сковороды и какую-т другую посуду, сопровождая свои выходки странным смехом. Это произошло в ту же минуту, когда обнаружилось, что в ярославских колониях пользуются не только какими-то замшелыми методами пыток заключенных, но изобрели и новый передовой способ пыток, который бы тут же зафиксирован на видео и предъявлен широкой публике. Он получил уже вирусное распространение и в интернете. Но с большим интересом его просматривают в колониях России начальники колоний. Вероятно, возможно, ему будет придан статус учебного пособия в ближайшее время, чтобы даром добро не пропадало. Конечно, его придется визировать как учебное пособие, но это не проблема. Для этого надо будет этому жуткому ролику придумать соответствующее музыкальное оформление.

И очень туда бы подошло церковное пение. Есть известное песнопение: «Да молчи всякая плоть человеча и да стоит со страхом и трепетом». Это, вообще, могло бы быть гимном ФСИНа. Это очень духовненько. Тогда известная религиозная фанатичка, которая сейчас возглавляет образование в России, Васильева, она наверняка это утвердит как как учебное пособие. Конечно, можно что-нибудь подложить подраматичнее типа 136-го псалма, где «На реках Вавилонских, тамо седохом и плакахом, внегда помянути нам Сиона». Но она настолько драматично, что, может быть, она еще пригодится как музыкальное сопровождение видео еврейских погромов, если до них дойдет дело…

О.Журавлева― Про ксенофобию – чуть позже, да?

А.Невзоров― Оленька, обязательно мы ее коснемся. Как выяснил ВЦИОМ, вдруг эта ксенофобия резко подскочила в России. И в Кремле удивляются, откуда, собственно, она взялась. Хотя ничем, кроме возгонки и разжигания ксенофобии, они последнее время не занимались, пусть невольно. Но мы, действительно, этого еще коснемся.

О.Журавлева― Я просто хочу в Питер послать мысль. Дорогие специалисты, у нас почему-то видеоизображение от вас замерло. Это, конечно, очень красивая картинка, но наши слушатели на YouTube очень нервничают, почему вы не шевелитесь…

А.Невзоров― У нас на YouTube картинка не замерла, и можно будет смотреть на канале «Невзоров ТВ».

О.Журавлева― Давайте про экстремизм.

А.Невзоров― Давайте за экстремизм. Вот я отмечу, что есть песенки, в которых обещают ни больше ни меньше блаженство за то, кто убьет новорожденного ребенка. Причем в песенке рекомендуют схватить ребенка за ножку и изо всех сил ударить его об камень. Вот они свободно распеваются в православных церквях. Это как раз тот самый 136-й псалом: «Блажен, иже имет и разбиет младенцы твоя о камень.». Это призыв к массовому убийству детей, совершаемому с особой жестокостью. И, с точки зрения церкви это поступок – это очень хорошо. Автор его считается Богоотцом, пророком и вообще примером для многих христиан и верующих. Он тоже был, кстати, организатором массовых убийств, которые совершались с особой жестокостью, когда живые люди запекались, распиливались пилами, Но у христиан он считается святым.

И вот заметьте, когда пропагандируется этот экстремизм, то никакой ОМОН, никакая Росгвардия никуда не вваливается, никого не винтит и никого не сажает, и не выламывают двери, как выламывают бедным студентам в однокомнатных хурщевках. Хотя это такой махровый уж прямо экстремизм эстремизмыч — клейма негде ставить. И Управление «Э» — управление по борьбе с экстремизмом, — оно каждый раз поджимает хвост в этих случаях и, по сути дела оказывается прямым покровителем экстремизма. Но это так, к слову. Возможно, туда тоже не доехали заветные пакетики, и этим тоже всё объясняется.

Процесс над Матузной и все остальные процессы над невинными людьми в России тоже, вероятно, объясняются перебоями с пакетиками, потому что через полтора года или раньше все будут разводить руками и говорить, что они не понимают, как вообще так получилось.

О.Журавлева― Хороший прогноз. Про Медведева вас прямо спрашивают: побил ли Путин Медведева, и был ли у него синяк – спортивная травма, которую он лечил?

А.Невзоров― Не знаем, был ли синяк. Мы только видели, что он где-то был. И все надеялись, что он не участвует инкогнито в шоу «Замуж за Бузову» (все остальное можно было бы пережить). Но он вернулся очень довольный, масляный и загадочный. Но я думаю, пусть с ним разбирается его супруга, где он пропадал.

О.Журавлева― А может, она уже разобралась?

А.Невзоров― Но где бы он не был, улыбается странно и где был, не говорит.

В Дымарский― Вы его видели, да?

А.Невзоров― Его все видели. Что касается фингалов, то, скорей всего, мы можем констатировать, что в этой эпической битве Навального и Володина все-таки пока одерживает верх Володин и политическая физиономия Володина, в общем, украсилась, я бы сказал такими виртуальными, но очень убедительными фингалами. Вы знаете, что я с особой нежностью отношусь к этим двум персонажам, но признаем откровенно, что пока, действительно, верх за Навальным.

Вот от всей этой национальной трагедии с пакетиками брезгливо очень дистанцировался Путин. Он это умеет делать. И он в таком, резко приковбоенном виде, в стилистике зрелого Юла Бриннера из «Великолепной семерки» он где-то мотался по тем лесам, где, судя по всему, обычно бомжует Шойгу. И, судя по состоянию его панамы и общему виду…

О.Журавлева― Это сказочный лес, Александр Глебович.

А.Невзоров― Это абсолютно сказочный. Оля, ты даже не подозреваешь, до какой сказочности он дошел, этот лес. Потому что дело даже не в Путине, который в ковбойской шляпе, в таком резко вестернизированном виде рассекает, дело в обеспечении всей этой истории. И я подозреваю, что целое подразделение ФСБ, во-первых, должно получить всякие высокие награды, потому что изображать стадо диких кабанов, которые пробегают мимо президента, — это, конечно, тончайшая работа.

В Дымарский― Шойгу в бинокль смотрит.

А.Невзоров― Нет, он просто смотрит в бинокль, а мимо пробегает стадо диких кабанов. И я подозреваю, что вожаку точно дадут Героя России. Тогда понятно, каким образом нужно будет награждать тех, кто работал подосиновиками, голубикой и другими дарами леса.

О.Журавлева― Ой, кстати, ягоды! «Собирает лесную ягоду и есть ее», — написано об отдыхе.

В Дымарский― Медведев же тоже грибы собирал, нам же показали.

А.Невзоров― Я просто хочу вернуться к шляпочке Путина, потому что если взять и поставить рядом, например, скрепоносца Путина и Трампа с его жалкой крашеной желтенькой челочкой, и какого-нибудь несведущего, девственного человека спросить, а кто из этих парней президент Америки, то нет никаких сомнений, что несведущий и чистый человек ткнет пальцем не в Трампа в его кошмарном обкомовском костюмчике, а непосредственно в вестернизированного Владимира Владимировича.

Причем, Путин, вы знаете, так увлекся своими лесными похождениями, что пропустил большой церковный праздник, что для него нехарактерно. Правда, это был праздник Успения. Владимиру Владимировичу Путину, который практикует постоянные опоздания, праздник Успения как бы не совсем близок. Зато он пришел и сегодня отмочил про пенсионные реформы. Разбираться в этом не охота, поскольку понятно, что это тот же самый шанкр, но помягче.

О.Журавлева― Александр Глебович, простите, один коротенький вопрос по этому поводу. Некоторые пишут: «Он взял на себя ответственность за вот это безобразие».

А.Невзоров― Не взял. Я же говорю: шанкр, но мягче. Причем надо заметить, что когда мы говорим о президентах, мы обязаны делать такой как бы психиатрический уклон разговора, потому что даже легкое соприкосновение с этой должностью, даже кандидатство в президенты, оказывается, радикальным образом меняет мышление человека и его поведение.

Например, есть красавец, усач Грудинин, кандидат в президенты. Еще живы до сих пор, насколько я знаю, и где-то ходят люди, которые почему-то когда-то решили, что Грудинин относительно вменяемый персонаж. Это было очень смело предположение. Дело в том, что с вменяемостью, там, судя по всему всё плохо, мы имеем дело с откровенной манией величия. В прессу попала рейдер…

О.Журавлева― Который рассылается по городам и весям, куда он едет.

А.Невзоров― По городам и весям. Дело в том, что Грудинин затеял такое турне по России…

В Дымарский― Он что, корпоративы проводит?

А.Невзоров― Нет, я расскажу, куда он ездит. Там тяжелейшая мания величия. В этой рейдере… Оказывается, усатый колхозник, разъезжая по России, ставит организаторам своего тура следующие условия. Ну, понятно, что «лексус» или «мерседес» прямо к трапу самолета.

О.Журавлева― Оба.

А.Невзоров― Два охранника: один в форме, другой в штатском. Два гостиничныъ супрлюкса. Ну, тут Грудинина можно понять. Может быть, в одном он складывает клубнику, в другом удобрения, а сам ночует в лифте, но это неважно. Более того, очень смешное требование только натуральных продуктов. То есть дяденька, оказывается, совсем серый как штаны пожарника. Определенные оговорены типы минеральной воды, количество пузырьков, газов в каждой бутылке. Опахало из, разумеется, перьев молодого страуса клубничного цвета.

В Дымарский― А с чем он ездит-то?

А.Невзоров― Подождите. Вообще, страшно представить себе, как выглядели бы похороны Грудинина, какой высоты должна бы быть пирамида, размер саркофага и сколько должно быть заколото агрономов над его гробом. Вот, вообще, он оказался таким абсолютно Тутанхамончиком.

А весь этот пафосный тур с «лексусами», «мерседесами», опахалами и номерами, оказывается, предпринят для того, чтобы Грудинин встретился с комсомольцами какого-то совхоза в Якутии, вот ни больше ни меньше. Вот вам и Тутанхамон…

О.Журавлева― Откуда же они возьмут натуральные, как там пишут, продукты? В Якутии же все продукты ненатуральные.

А.Невзоров― Если у нас останется время, мы обязательно про натуральность продуктов поговорим, потому что меня эта тема уже достала.

То есть вы видите, что вот соприкосновение с президентством, оно, конечно, увечит мышление безжалостно.

О.Журавлева― Может быть, это просто звездная болезнь?

А.Невзоров― От Тутанхамона не отстает наша «старушка-двухпроцентщица» Собчак. Я понимаю, что уже тошнит и не хочется на эту тему говорить, но она сама настолько грозно и шумно о себе заявляет, что удержаться невозможно. Я подозреваю, что она именно поэтому о себе и заявляет.

Помните, Оленька, в XVIII века была такая прелестная манера: поэтические обозначения для разных частей дамского тела? Обычно изображались пухлые, очень розовые дамы, у которых стояли таблички с указателями: «Вот это вот холмы Дианы», «А вот это грот Амура». Но это было тогда. Сейчас вот наша голая «двухпроцентщица» вываливает себя в Инстраграм. Но там, где в XVIII веке было написано про грот Амура, почему-то надпись «Гитлер», про Гитлера.

О.Журавлева― Виталий Наумович, это книжка такая.

А.Невзоров― На этом самом месте. Ну, вот какая эпоха, такие и «гроты Амура»

О.Журавлева― Между прочим, голые женщины, которые выставляют себе в Инстаграме, разные, редко довольно прикрываются книжками.

А.Невзоров― Да, особенно называя некоторые фрагменты тела Гитлером. Но она хотела о себе напомнить. Молодец. У нее это получилось. Туда же, кстати, в светскую хронику можно было бы добавить какое-то непонятное, очень пикантное, очень загадочное происшествие со стилистом Зверевым. Стилист Зверев отчаянно пищал в аэропорту на досмотре. И его довели до белого каления безостановочными проверками, а сам он объяснял, что на нем пищит крестик и пищит молния на ширинке. Понятно, что там делает крестик, но зачем на этих штанах молния, в общем, это большая серьезная загадка.

О.Журавлева― Александр Глебович, вы злой.

А.Невзоров― Я злой? Насчет того, что я злой. Я отвечу быстренько на один вопрос, который мне жутко понравился. Мне редко нравятся вопросы. И вот тут до выпуска его задали. Меня спрашивают, существует ли какая-нибудь книга, которая рассказывает о человеке всё, вот прямо всё, которая дает самое полное, четкое, объективное объяснение о том, что за существо такое – человек? Такая книга, в которой были бы подробно, точно, скрупулезно описаны все желания, мечты, возможности, все наклонности человека. Разумеется, это должно быть без глупого худлита и научных умствований. Вот, грубо говоря, если бы в руки представителю другой формы жизни эта книга попала бы, чтобы он мог себе составить полное представление о том, что такое человек.

И я вам скажу, что такая книга, безусловно, есть. Она есть, она физически существует. Об этом почему-то никто не знает, хотя она находится в свободном доступе и в абсолютно свободной продаже. Это Уголовный кодекс. Именно он является наилучшим, наиболее точным и совершенным портретом человека, портретом того явления, которое называется человек. Но вот глупые Homo, они не воспринимают эту книгу как таковую. Они ищут ответы во всякой нафталиновой белиберде типа «Войны и мира» или где-нибудь еще.

В Дымарский― Высоцкий пел об этом, помните?

О.Журавлева― «Открою кодекс на любой странице, и не могу, читаю до конца».

А.Невзоров― И, кстати говоря, еще один важный момент. Тут очередная инициатива, в Санкт-Петербурге кстати говоря. Мы знаем, что главным сырьем для выплавки идеологических свитков до сих пор остается Вторая мировая война. И сейчас в Санкт-Петербурге снова вдруг решили поездить на этой войне. И теперь на домах… ходят патриоты и развешивают на домах специально изготовленные, очень такие, я бы сказал, авантажные объявления. На этих объявлениях перечислены все погибшие в блокаду жители этих домов, кто умер от голода, кого разбомбили.

Но здесь патриоты, они, скажем, не очень последовательны, потому что у них есть любимый слоган «Можем повторить». И вот удивительно, что эти объявления на этих домах, они без слогана «Можем повторить».

О.Журавлева― Ну, Александр Глебович, на самом деле, есть много таких традиций в разных странах и у нас тоже есть. «Последний адрес», например: какие люди из этого дома были вывезены и расстреляны. Кто погиб в блокаду – тоже вполне разумно. Хорошо бы знать, представлять себе масштабы этой жизни прекрасной.

А вот «Можем повторить» — это, конечно, да…

А.Невзоров― Очень хочется мне обсудить, Оля, — и настало время это сделать – развратность церковников.

О.Журавлева― А мы разве не обсуждали в предыдущие годы?

А.Невзоров― Мы частенько обсуждаем, но сейчас у нас появилось много новой фактуры, во-первых. И появилась возможность сделать некие пикантные соображения, если не возражаете.

Дело в том, что это уже не некая экзотическая приправа к редкому событийному фактору. Это уже такое ежедневное информационное блюдо, банальность, что называется, которая вошла в жизнь, закрепилась и стала очень привычной частью медийного пейзажа.

Вы знаете, кому принадлежат слова, обращенные… Вот когда были собраны митрополиты, епископы и архиепископы, — им в глаза было сказано: «Вы скоты, вы хуже скотов» — и перечислены все их художества. Это сделал царь Иван Грозный на церковном соборе. И надо сказать, что ни одна из перечисленных им фигур, разумеется, на Ивана Васильевича не подала за оскорбление чувств верующих, потому что никто не хотел тогда на свою задницу приключения под названием кол.

О.Журавлева― Время такое было, Александр Глебович.

А.Невзоров― Возможно. Время было суровое. Но если бы вспоминали слова Ивана Грозного о скотах и «хуже скотов» только благодаря каким-то документам и памятникам, это было бы одно. Но сегодняшняя реальность подкидывает нам удивительную фактуру, данные, информацию. Дело в том, что мы можем сейчас воочию на наглядных, живых примерах убеждаться, что все не выдумки Ивана Грозного, не выдумки атеистов, не выдумки, размещенные в замечательной книге Грекулова «Нравы русского духовенства».

Насколько я понимаю, вы бы хотели вернуться к этой теме после перерыва, да?

О.Журавлева― Совершенно верно. Сейчас мы внимательно слушаем новости, не забываем ставить лайки в YouTube. Вернемся после новостей.

НОВОСТИ

О.Журавлева― И снова с вами «Невзоровские среды». 21-35. Мы продолжаем. Виталий Дымарский, Александр Невзоров и Ольга Журавлева. Мы здесь. Давайте уж, наконец, про разврат.

А.Невзоров― Мы говорили о развратности православного духовенства. С того момента, когда Иван Грозный собравшимся митрополитам, епископа и архиепископам говорил: «Вы скоты, вы хуже скотов» прошло много лет, прошло много веков, за время которых только укреплялась эта репутация. И сейчас мы можем убедиться на удивительных примерах сегодняшнего дня, вот на той информационной повестке, которую подкидывает нам буквально прошедшая неделя.

Вот в той новой пьесе «Три сестры», которую сейчас пишет Следственный комитет в соавторстве с покойным господином Хачатуряном, наконец-то, прокуратурой достоверно установлена сексуальная составляющая. Она предельно грязна, и я не хочу ее всю полностью выворачивать для опытного и много чего уже пережившего вместе со мной слушателя «Эха Москвы».

Но понятное дело, что этот молитвенник, этот благочестивец Хачатурян, которые не фотографировался иначе, как с кадилами и со стихарями, он пытался этих бедных девочек заставить орогенитально лечить себе простатит. Вот этих своих дочерей. Но при этом при всем он не чувствовал себя ни мерзавцем, ни развратником, потому что, как вы сами понимаете, у него была очень хорошая идеологическая основа, с помощью которой он себя оправдывал.

Вот как вы думаете, Дымарский, как православная церковь называет человека, который по пьянке трахает своих дочерей, вот каким словом?

В Дымарский― Видимо, каким-то приличным.

А.Невзоров― Она называет словом «праведник». Именно так величают святого и праведного Лота. Впрочем, христиане они, вообще, очень любят перемешивать сперму с кровью. И вот пришла информация из Нило-Столобенской пустыни о том, что там, что называется, нашалил послушник.

Он подманил на так называемую духовность 14-летнюю милую девушку верующую, которая приехала в монастырь за духовностью и, соблазнив ее соответствующими разговорами, аксессуарами – крестиками, бороденками – и другими аксессуарами духовности, он затеял с девушкой, естественно, длительный миссионерский разговор. Не очень понятно, как долго беседы о духовности продолжались, но вот эта усиленная работа по спасению души, она совершилась, разумеется, изнасилованием с последующим расчленением.

О.Журавлева― О, господи! Расчленения я как-то не ожидала.

А.Невзоров― Да, я тоже не ожидал. Но если вы помните, я вам рассказывал о подлинной причине закрытия Киево-Печерской лавры? То есть это некая монастырская традиция.

О.Журавлева― Александр Глебович, это вообще традиция. У нас папа римский всю неделю это расхлебывает.

А.Невзоров― Да, совершенно верно. К этому я сейчас обязательно подойду. Но о чем мы говорим, когда Грозовский, уже осужденный, уже прошедший и проваливший все апелляции, он остается, что называется, священником. Церковь не снимает с него сан, тем самым подчеркивая для всяких дурачков типа нас с вами, что с ее точки зрения, она не признает преступником того, кто в детском православном лагере с маленькими девочками совершал всякие разные художества.

Вот старых, все видевших, все слышавших прожженных оперов рвало, когда они выходили из той комнатки, где проходили допросы по делу Грозовского, рвало буквально. А девочки просто не очень понимали, что с ними делает этот ласковый бородатый и говорящий постоянно про бога дядя.

И, более того, эта церковь, отметим, она через наиболее дикую часть своих клиентов, а именно через казачество, она еще делает всё от нее зависящее, чтобы другие девочки тоже бы никогда не поняли, что с ними делают бородатые дяди и не были бы готовы к этим ситуациям.

В том же самом Ярославле, где мэр единоросс портит сковороды и тарелки, прошел крестный ход так называемый, благословленный тем же самым мэром. Причем основным лозунгом крестного хода было то, что через сексуальное просвещение идет уничтожение русской духовности и русского народа, то есть долой секспросвет!

Это я к тому, что будьте очень, братцы, бдительны, особенно когда попы приближаются к вашим детям, потому что за те годы, которые прошли с памятной речи Ивана Грозного перед митрополитами и архиепископами, попы отшлифовали свою тактику до абсолютного совершенства и достигли в лицемерии невиданных высот. Она так научились играть в проникновенных, возвышенных…

В Дымарский― А во что они играют в случае с Грозовским? Они каким-то образом свою позицию объясняют?

А.Невзоров― Нет. Они просто не снимают с него сан. Они абсолютно в курсе всего в истории с Грозовским.

О.Журавлева― Александр Глебович, а вы считаете, что подростки, которые не падки до церковных этих штук, они что, лучшими делаются? Вот у вас в Санкт-Петербурге чудесные подростки избили 20 человек.

А.Невзоров― Да, у нас подростки чудовищные. Не 20. 16. И здесь мы, говоря о происшествии с подростками, которые в районе Таврического сада избивали прохожих, мы подходим, конечно, вплотную к жуткой для многих нормальных детей теме 1 сентября. Потому что 1 сентября им предстоит принести цветы на могилу целого года своей жизни, которая будет напичкана немыслимой белибердой.

И забацавшая себе такую, я бы сказал, тифозную причесочку, министр образования хочет, наверное, напомнить, что годы военного коммунизма не за горами. Но мы сейчас этому еще вернемся.

Давайте мы обсудим этот питерский случай. Известно, что эти избиения и эти хулиганства творили члены интернет-секты, которые проповедуют тюремные обычаи, тюремные взгляды, тюремную этику и воспевают всякого рода тюремщину.

Оля, ну, а чего вы хотите? Вообще, россиянин, он живет с мыслью о тюрьме. Тюрьма – это некая реальность.

О.Журавлева― Тем более, что сейчас даже будут за уволенных пенсионеров в тюрьму сажать.

А.Невзоров― И вот эта подготовка к тюрьме, тюрьма как некое возможное будущее, она всего-навсего материализуется у этих жутких подростков. К тому же не забывайте, что в России существует абсолютное и, я бы сказал, справедливое презрение к законам. Ведь, на самом деле, нигде – ни во Франции, ни в Голландии, ни в Австралии – никто законы не любит. Закон – это договор: Не делайте того-то – и никогда у вас не будет неприятностей, вам не придется иметь дело с силой государства. Но в России-то всё иначе. Даже если ты абсолютно законопослушный человек, если ты выполняешь все требования, все условия, все параграфы, в любую минуту ты можешь оказаться в тюрьме, хоть ты сто раз невинен…

О.Журавлева― Или вообще министр.

А.Невзоров― Или всего-навсего мило пошутил в интернете или стал ненужным как министр. Понятное дело, что никакого уважения, почтения к законам в России в принципе быть не может, потому что их исполнение не гарантирует самого главного правила, по которому исполнение закона освобождает от насилия со стороны государства. Посадить в России могут любого без всяких причин, без всяких оснований.

О.Журавлева― И многим это нравится, Александр Глебович.

А.Невзоров― Многим, вероятно. Просто я хочу передать от многих тысяч людей, которые мне пишут и со мной связываются, слова поддержки всем тем людям, которые сейчас находятся под следствием – и Матузной и всем остальным, — потому что понятно, что это невинные, абсолютно невинные люди, которых пытается сейчас прожевать российское государство.

Кстати говоря, никто особо не сомневался, чьи уши торчат из этой ситуации. Но вот Сызранской епархии вдруг сдуру взяла и созналась, что она выделила целый отряд каких-то воцерковленышей и попов, которые сидят и в интернете отслеживают так называемый экстремизм, а потом доносят туда, куда надо.

О.Журавлева― Так им еще и платить будут.

А.Невзоров― Да, конечно, им будут платить. И тогда всё войдет в какой-то страшный цикл, потому что для того, чтобы платить всё возрастающему количеству стукачей, надо будет облагать еще большими налогами. Будет появляться еще больше недовольных, на которых тоже надо будет доносить. Это потребует еще больше денег. И, вероятно, Россия закончится на двух стукачах, одному из которых заплатят, а другому нет. Вот это и будет, вероятно, тем самым финалом. Ну, а пока мы видим, что челюсти государства работают не так, как в 37-м году, по крайней мере, без привычного веселого хруста. Но я подозреваю, что вставные железные челюсти Фемиды российской, они украдены, попилены и проданы как ценный металл. Сейчас его ищут. Возможно, найдут, возможно, нет.

Но не забывайте, что в России при условности законов, теперь – это мы возвращаемся к разговору об этой дикой, отмороженной молодежи – очень плохо обстоит дело с социальными лифтами.

О.Журавлева― Вы сейчас как Медведев с Путиным говорите: молодежи не хватает внимания, социальных лифтов, их упустили…

А.Невзоров― Совершенно верно. В обычных лифтах нагажено, кнопки оплавлены. Но сейчас все эти основные социальные лифты. Они остановлены. И молодой человек, который хочет подняться куда-то социально выше, он либо должен превращаться в партийного слизня, — а не все так блистательно умеют лгать, изображать любовь к президенту, верность скрепам, не у всех есть актерские способности, не у всех они развиты…

О.Журавлева― Но есть еще полиция, ФСИН. Туда попасть гораздо проще, тем более, ты такой фанат тюремной всей ерунды.

А.Невзоров― Туда можно попасть, но для того, чтобы попасть туда, там тоже надо иметь ярко выраженный, что называется, партийный окрас и быть способным на очень правильные реплики в нужном месте и в нужное время.

Конечно, есть бизнес. Но эти дети наблюдают за гибелью этого бизнеса и понимают, что сейчас начинать его абсолютно невозможно, потому что количество кровососущих чиновников, оно полностью превысило возможности среднего бизнес-организма прокормить этих чиновников.

Кто-нибудь видел, как в страшные годы в Конго огромные быки падали под тяжестью этой мелкой нечисти, которая на них налетала и высасывала?.. Вот так сейчас примерно чувствует себя и весь русский бизнес. К тому же мы знаем, что вся эта тюремщина и весь этот мрак, он очень одобряем обществом. Мы видим, что наш бегемотик Соловьев — кремлевский пропагандон – он не больше ни меньше как откровенно поддержал посадки за репосты…

О.Журавлева― «Этих сопляков», — сказал Соловьев.

А.Невзоров― «Этих сопляков», как он выразился. Да, совершенно верно… Я вот не очень слежу за личной жизнью Поклонской, но я знаю, что она вышла замуж и подозреваю, что все-таки она немножко ошиблась с Соловьевым, потому что она вполне могла бы выбрать бегемотика, и это был бы для меня очень любопытный симбиоз фанатички-царебожницы и кремлевского пропагандона. Но она выбрала другого Соловьева, лишив меня возможности пронаблюдать, как бы этот симбиоз мог бы выглядеть, по крайней мере.

В Дымарский― Говорят, что даже она беременна уже. Вы знаете это?

О.Журавлева― Боже мой, Дымарский!..

В Дымарский― Фотографии не смотрите Поклонской?

О.Журавлева― А вы, значит, смотрите, Виталий Наумович?

В Дымарский― Я смотрю.

О.Журавлева― Вы открылись для меня с новой стороны.

В Дымарский― Если говорят, что недавно она только замуж вышла – уже беременная. Видимо, непорочное зачатие.

А.Невзоров― Кстати, хочу пояснить свою иронию по поводу здорового органического питания. Важная тема, и мы собираемся на эту тему поговорить. Это, вообще, очень смешно. И когда сейчас человек говорит о каких-то натуральных, без химии продуктах, это, конечно, всегда примета крайне нецивилизованного человека. У меня недавно был очень легкий смешной разговор с каким-то зожником, сторонником здорового образа жизни, который клялся мне, что он всё всегда употребляет исключительно без химии.

О.Журавлева― И без физики, видимо, живет.

А.Невзоров― Да, без физики живет, без химии употребляет. И я могу просто порекомендовать очень интересный эксперимент, который может поставить каждый. Но, в принципе, любого зожника можно уложить в глубокий обморок. Потому что я между делом предложил это стороннику безхимийных, натуральных продуктов… я его спросил, за какие деньги бы он согласился употребить продукт, который содержит пальмитолеиновую, стеариновую кислоту, этилэтаноат, разумеется, всякий метилбутил, метилпарабен? Он сказал, что никогда в жизни он ни за какие деньги не возьмет в рот. А это всего-навсего я описывал состав обычной лесной черники. Вот той самой лесной черники…

О.Журавлева― От которой вся польза. Которую Путин ел.

А.Невзоров― Еще неизвестно, кого он ел в лесу. Потому что мы знаем про неограниченные возможности ФСО к маскировке и мимикрии. Но давайте не будем этой сколькой темы касаться.

Мы можем добыть эту чернику естественным путем. Мы можем ее синтезировать без всяких проблем, потому что все компоненты ее химии известны. Конечно, для того, чтобы получить прямо вот ягодки, тогда это всё придется начинать ДНК, и одна черничина будет стоить тысяч 40 долларов. Гораздо проще ее вырастить на кустике. Но черничина, которая создана химическим образом и которая вырастает на кустике, ничем не будет отличаться друг от друга, по крайней мере, до тех пор, пока она в обычном этом желе.

Это всегда очень смешно, поэтому очень смешна была эта реплика Грудинина.

О.Журавлева― Александр Глебович, я хотела вас про натуральный продукт спросить.

В Дымарский― У нас остался с прошлой программы должок у Александра Глебовича.

О.Журавлева― Да, про Вайкуле вы так и не сказали.

А.Невзоров― Про Вайкуле, да. Вайкуле вроде бы решила напомнить, что она принадлежит к той части человечества, которая не признает Крым российским. Это есть некая данность, некая реальность. Действительно. 36 стран мира, вся Европа, весь цивилизованный мир Крым не считают российским. Зимбабве, Афганистан и сама Российская Федерация считают Крым российским. Вот есть две четкие точки зрения. И человек считает или не считает Крым российским в зависимости от того, к какой части человечества он относится: к цивилизованной или нет. Вайкуле красиво начала…

О.Журавлева― Но взяла свои слова назад.

А.Невзоров― Но слилась, стала что-то блеять, но это ее не спасло, потому что если общественность кого-то решила все-таки мазать фекалиями, она будет это делать вне зависимости от того, как персонаж при этом начнет униженно, жалобно и извиняющимся образом пищать. Все-таки ее продолжили травить. Кстати, приятно, что та самая Гречка…

О.Журавлева― Я же вас про продукты и спрашиваю. Натуральный продукт – Гречка.

А.Невзоров― Юная певица, узнав, что ее против ее воли попытались пришить к каким-то выборным процедурам…

О.Журавлева― В Ульяновске концерт только для тех, кто проголосовал.

А.Невзоров― И узнав об этом беспределе, она сказала – правда, она сказала это в более энергических выражениях, я бы сказал, в терминах народной гинекологии и проктологии, — она сообщила, что концерт отменяет и участвовать в этом свинстве ни в коем случае не будет.

О.Журавлева― Хорошая молодежь у нас, Александр Глебович.

А.Невзоров― Мы видим, что есть Вайкуле, которая извилялась задом, и ее это, кстати говоря, действительно, не спасло от продолжения травли. Ее продолжают травить и осуждать всё кто может. То есть если вы что-то натворили, смело стойте на своем. Это единственное, что внушает толпе, так называемой публике хотя бы какую-то осторожность, какую-то опасливость. Ведь Вайкуле же не просто глазки выцарапывают, уже поднимали ногу не только народные артисты, но даже какая-то уже полностью мелюзга и то вот как спаниель на тумбу орошали Вайкуле, скажем так.

О.Журавлева― Скажите, вы про «православный Ватикан» готовы сказать пару слов? Он же Сергиев Посад.

А.Невзоров― Бывший Загорск, бывший Сергиев Посад, вероятно, сейчас будет полностью переоборудован под нужны гундяевцев, под нужны РПЦ…

О.Журавлева― Может, дорогу проложат.

А.Невзоров― Они хотят отгрохать «православный Ватикан». При этом они, понятное дело, не остановятся перед выселением десятков, может быть, сотен семей людей, которые не хотят уезжать из Сергиева Посада, у которых там родились и умерли родители, которые привыкли к определенным пейзажам за окном и к определенному, пусть небольшому, но своему комфортику…

О.Журавлева― Но им вроде дома обещают построить.

А.Невзоров― Им вроде бы обещают где-то построить дома, но мы прекрасно знаем тот раж, ту инициативность эрпэцэшников, когда это касается бизнеса и недвижимости, и что они в первую очередь очищают недвижимость от публики и начинают уже работать сами на себя. А заботу на тех, кого они выселили, они перекладывают на плечи государства, то есть на наши с вами плечи, как это было в Соловках, где всё гражданское население или население, которое осмеливалось тоже претендовать на право жить на этих островах, было вытеснено, выдавлено под разными предлогами и, кстати, как правило, весьма грубо и некрасиво.

В Дымарский― А вообще, весь этот проект, кто будет оплачивать – церковь?

А.Невзоров― Весь этот проект будете оплачивать и вы тоже, господин Дымарский из своих налогов.

О.Журавлева― Да, к сожалению, мы все будем его оплачивать, деваться некуда. Александр Глебович, скажите, пожалуйста, все-таки про эту удивительную историю с хулиганством, с обливанием святой водой в Молдавии. Я ничего не поняла и нигде не нашла эту историю. Откуда это взялось?

А.Невзоров― Там какая-то девушка, которая в суде решила отстаивать свое право говорить и думать то, что она считает нужным, столкнулась с каким-то, судя по всему, не вполне вменяемым служителем РПЦ молдавских приходов, который взял и вместо того, чтобы продолжать нормальный цивилизованный разговор, начал ее кропить, как они выражаются, святой водой.

Девушка оказалась не лыком шита и написала заявление и подала в суд за хулиганство на этого церковника, потому что совершенно непонятно, чем ее он там брызгал. Ведь мы же знаем, чего там они могут подмешать.

И суд обязал мало того, что компенсировать ущерб, так еще и извиниться перед этой женщиной этого церковника, признав его действия абсолютным хулиганством.

О.Журавлева― То есть так можно было – вот что самое главное.

А.Невзоров― Так можно, да.

О.Журавлева― Спасибо большое! Александр Невзоров, Виталий Дымарский и Ольга Журавлева. Всего доброго!

Источник: Эхо Москвы

No Comments

Leave a Reply