Broadcasts Echo MSK

Невзоровские Среды — 4 Апреля 2018

О.Журавлева― И это «Невзоровские среды». 21-05 в обеих столицах. Меня зовут Ольга Журавлева. А из Санкт-Петербурга к нам должны присоединиться вот-вот наши дорогие друзья: Александр Невзоров…

А.Невзоров― Да, мы уже присоединились.

О.Журавлева― Чудесно. …И Виталий Дымарский. Здравствуйте, Виталий Наумович.

В Дымарский― Здравствуйте.

А.Невзоров― Оленька, привет!

О.Журавлева― Да, привет-привет!

 А.Невзоров― Хочу отметить, что это в первый раз, когда уже официально в эфире «Эхо Москвы» прозвучала музыкальная заставка, сделанная моим другом, великим композитором…

В Дымарский― …Современности.

А.Невзоров― Сергеем Шнуровым. Она пиратская, она бодрая, она такая, как надо. Мы находимся в гостинице «Гельвеция», где, впрочем, и всегда. Чтобы не забыть, сообщаю, что 13 апреля у меня лекция на DIGITALE. Это очень серьезное, самое, пожалуй, качественное мероприятие масштабное, которое проводится в Санкт-Петербурге. Ну, а теперь давайте приступим непосредственно к делу.

Должен вам сказать, что неделе ознаменовалась прелестными событиями. Во-первых, полностью и окончательно закрылось американское консульство и спущен американский флаг. На его месте, несомненно, будет поднят обрывок шкуры мамонта, и это будет весьма и весьма логично. Найдутся храбрецы патриоты, которые проберутся по крышам под огнем и водрузят этот символ современной России над разоренным гнездом американщины. Власть можно, таким образом, поздравить с еще одной крупной победой над здравым смыслом, цивилизацией и собственными гражданами.

Но помимо того, что это усиливает запах войны, есть еще один интересный момент. Можно петербуржскому консульству найти очень интересное применение, и мало того, что там вновь можно будет получать американские визы, грин-карты срочные, но еще это здание можно приспособить под патриотические цели.

О.Журавлева― Да вы что?!

А.Невзоров― Да, да. Можно организовать там патриотический квест, наняв соответствующих артистов, которые будут изображать морских пехотинцев и консула. Ну, брали же они фанерный Рейхстаг. Путь теперь берут визы на бересте и такие же грин-карты. В Америку по ним не пустят, но национальное самолюбие можно будет потешить, можно будет посморкаться в американские флаги, дойти до кабинета консула, сказать: «Ну-ка, гадина! Давай русскому патриоту сюда тащи быстро визу» — и чтобы он полз и держал ее в зубках.

О.Журавлева― Потушить окурок в цветах…

А.Невзоров― То есть понятно, что, к сожалению, ничего в ближайшее время не изменится, и трясина этой дикости засасывает и будет засасывать и засосет медленно, но верно. Вообще, Оля, Дымарский, вы должны были отметить, что трясина эта засасывает, но сейчас к этой трясине добавилось еще одно пикантное обстоятельство: появилось много знамений, много сильных и страшных…

О.Журавлева― Уж не от Невзорова ли ждем этих самых знамений? Это вроде не ваш профиль.

А.Невзоров― Это не мой профиль. Мне ужасно жалко, что я во всю эту галиматью не верю, но новая политическая эпоха, она ознаменована богатейшим урожаем бедствий, пожаров, смертей. И вот очень красивым штрихом служит последнее сообщение… Вы знаете, что всюду, во всех мистических сочинениях всякие катаклизмы, они обязательно сопровождаются, что называется, «и гробов обнажение», когда начинают из-под земли вдруг вытарчивать и вылезать какие-то древние страшные захоронения.

Это произошло. Это произошло в Туле, в центре Тулы. Там провалился асфальт, провалилась земля…

В Дымарский― А что вылезало?

А.Невзоров― И обнаружилась масса древних домовин, гробов – смотрите в своем интернете — со скалящимися скелетами. На этих скелетах обрывки одежд, клочья бород. Это действительно какое-то древнее кладбище. Вообще-то, я должен всех разочаровать, потому что гробов обнажение – это примета как раз полного благополучия. Это говорит о том, что… чем занимаются археологи? Археологи занимаются гробов обнажением, если мы внимательно рассмотрим их работу. И это как раз пример того, что в государстве всё очень благополучно. И археология как такая милая, принаучная наблюдательная дисциплина имеет возможность развиваться.

Но повторяю, это мы с вами так думаем. Есть масса слаборазвитых людей. Их прямо колбасит от всяких чудес, от знамений. Они верят в окаменевших девушек, исцеляющую силу ребер неизвестного животного, в память воды, в астрологию. И лучше бы, чтобы они углубились во все эти знамения эффектные, которое сопровождают новый срок Владимира Владимировича и, судя по всему, новый виток мракобесия в России.

Потому что перед Россией маячит такая чернота, которой сейчас уже могут позавидовать и Сомбреро и Лебедь Х и другие знаменитые черные дыры. Понятно, что Россия движется в правильном, именно в этом направлении. Но вот пусть любители знамений повесятся. Их слабую психику можно сейчас как раз надломить еще основательно. Пусть посмакуют, пусть поуглубляются, пусть организуют всякие конференции и патриотические, державные Заборские клубы, пусть доведут себя, наконец, до экстаза. Если кто-нибудь из них окончательно спятит от обилия знамений, то проблем прибавиться у них и убавиться у нас. Я думаю, мы в этом только заинтересованы.

Впрочем, вообще, можно таинственные знаки и не выискивать. Достаточно знаков явных. О степени погружения во тьму этих знаков все больше и больше. Они, конечно, уступают в живописности кемеровскому пламени и тульским скелетным оскалам, но, тем не менее, являются хорошим индикатором маразма в России.

Я сейчас начну чуть-чуть издалека. Вы все знаете, что на днях красавец янычар Эрдоган приревновал. Он на какой-то межпрезидентской тусовке отметил, что все барышни хотят фотографироваться только с Путиным и только рядом с Путиным кучкуются.

Ну, конечно, не за волосы – все-таки на людях, ему неудобно было – он чуть деликатнее, но девицу перетащил к себе под бочок и оскалился в камеру. А девица все равно преданно и с тоской смотрела в сторону Владимира Владимировича. Ничего удивительного, потому что как Эрдогана не корми, у Путина все равно ракета толще и длиннее. А известно, что девки любят не за кудри, не за белое лицо. И неважно, что это ракета мультяшная. Девушки и в Турции и в России, они одинаково веруют в мультики. Вот, кстати, можно ради потехи объявить конкурс, всероссийский сбор средств, например, на лечение почтальона Печкина, который, судя по последнему мультфильму, тяжело страдает от простаты.

В Дымарский― А есть свежий?

О.Журавлева― Есть. Виталий, Наумович, вы всё пропустили!

А.Невзоров― И гарантировано к концу недели этих средств будет достаточно, чтобы отправить Печкина в любую швейцарскую клинику. Но здесь примерно такая же история – с верой в мультики. Но я не об этом. Я о том, что на смену православию в Россию, кажется, приходит новый грандиозный культ.

Есть такой писатель Проханов.

О.Журавлева― Это наш любимец с Виталием Наумовичем.

А.Невзоров― Это любимец, да. Это один самых емких, сильных выразителей сегодняшнего мракобесия, державного угара. Вот он воспел ядерную ракету и ее потенциал уничтожить мир. Наконец-то, это свершилось. Является знаковым его сочинение о том, как ядерный «Сармат» летит в Америку; как шар огня и сгусток плазмы испепеляет Терезу Мэй…

О.Журавлева― Неправда! Неправда, Александр Глебович. Не клевещите на Александра Андреевича. «Ракета «Кинжал» превращается в шар огня и сгусток светящейся плазмы и прилетает к Терезе Мэй, чтобы той перед сном было удобней читать Евангелие».

А.Невзоров― Да, но мы понимаем, что здесь имеется в виду. Наконец, Проханов, который обрел настоящего кумира, он онанирует на эту ядерную ракету, описывая ее, Дымарский, вы себе не представляете…

В Дымарский― В прямом и переносном смысле.

А.Невзоров― Да. Она, по его мнению, величавая, стройная, прелестная, элегантная и глубокомысленно разглядывающая карту мира…

О.Журавлева― И еще знает языки.

А.Невзоров― Она знает языки. Вот на этом рукодельник Проханов не унимается и продолжает эти литературные фрикции, они нарастают…

В Дымарский― Я поражаюсь вашей начитанности. Где вы это находите?

А.Невзоров― В вашем интернете. Ракета уже в проклятом Голливуде, в Лас-Вегасе. Но он чуть-чуть не добрал с оргазмом, надо сказать, потому что финальный фонтан, он жидковат, и всё сводится к тому, что хорошо бы уничтожить, наконец, «Эхо Москвы» и заткнуть Невзорова. Но не единственный ракетопоклонник. Целое поколение…

В Дымарский― У него же целая книга на эту тему была.

А.Невзоров― Целое поколение ему подпевает. Они нашли, наконец, себе истинное божество, которое отомстит проклятому миру. Их бог – это ядерная ракета, испепеляющая, сжигающая миллионы людей и мстящая, наконец, Западу. Она будет мстить, вероятно, за ленд-лиз, без которого СССР разгромили бы еще в 42-м году. Она будет мстить за гумпомощь, которая шла в 90-м и спасла целые регионы от голода. Она будет мстить мерзкой Америке за гнилые сортиры россиян, за холодные школы, за вонючие свалки, за разоренные поликлиники, за вонь общаг, за воровство, за торжествующее невежество, за отсутствие будущего – она отомстить за всё.

Но Проханов немножко только не в курсе, что его ода ядерному уничтожению мира не дословно, но во многом повторяет тексты молитв карго-культов. Я говорил об этом в прошлых выпусках. Примерно так же веруют в свои соломенные ракеты и их возможности дикари в наушниках из бамбука и точно так же на них молятся. Поэтому вот здесь Александр Андреевич, что называется, недосмотрел. Но появление этого культа, этого обожествления ядерной ракеты, которая отомстит всему миру за сегодняшнее убожество – это очень интересная примета.

Затем все-таки давайте поговорим о последствиях Кемерова. Они оказались страшнее, чем предполагалось. Ну, во-первых, Мария Захарова написала стихи.

О.Журавлева― О да! Это, действительно, жутко.

А.Невзоров― Это жутко. Потом приторный митрополит Алфеев — есть такой, — они известен как Илларион. Он насочинял музыки, теперь будет пытать ею тех несчастных, которых пригонят к нему на концерт скорби. Но вообще-то, честно говоря, если рачительно подойти к делу, то применение можно найти и тому и другому – и стихам Захаровой и музыке Алфеева. Если там подсуетится МЧС, то то и другое можно использовать в системах тревожного оповещения вместо сирен. Услышав стихи Захаровой и музыку Алфеева, граждане действительно будут прятаться в любых убежищах, куда эти звуки не достают.

Вот, кстати говоря, о Захаровой, коль скоро она так разактивничалась. (Чтобы не забыть – но это к слову – сегодня 4 апреля – Всемирный день крысы). Можем констатировать фиаско российской дипломатии. Потому что вы посмотрите, если разобраться, у них ни фига не получается. Ведь неважно, какие танцы они танцуют и как хорошо они владеют словом «дебилы». У них очень хренов результат работы. Нужен-то именно результат. Вот шахтер сколько угодно может показывать черную, грязную физиономию, севший фонарик, но если нет добычи, то на фиг кому этот шахтер нужен.

Вот есть балеруны, которые никак не могут исполнить фуэте. Вместо этого дают нюхать свои подмышки и рассказывают, как они старались. Но фуэте-то не получилось. Такая же история все время с российской дипломатией. Она неспособна произвести продукт. Она может быковать, обзываться, но дело не делает. Всякая власть, так или иначе, обречена делать глупости, и она их делает. И в таких случаях выбирают кого-нибудь поумней, чтобы они отвлекали общественность мировую или умели глупость своего правительства представить как что-то полезное и всем симпатичное.

О.Журавлева― Александр Глебович, может быть, цель-то другая. Может быть, они изо всех сил делают как раз то, что должны?

А.Невзоров― Вот я не знаю. Пока усилия русской дипломатии напоминают известный прецедент с зимбабвийцами, которые долго отстаивали свое право сидеть на Ассамблее ООН голыми и грызть кости. С ними, как вы помните, был достигнут компромисс типа грызите кости потише, и всё будет в порядке. Но здесь даже компромиссов нет. Конечно, про дебилов милые шуточки, но эта угрюмая констатация способностей своих же сотрудников. Ни на кого особого впечатление не произвело. А все эти «Смотри в глаза!», «Жрать землю!», «Давай зуб!» — это тоже, и другие всякие изыски русской дипломатии, они публику позабавили, но успеха нет.

Вот не имеет никакого значения, что Россия сама о себе думает, какой она сама себя представляет. Важно, как ее воспринимают. Она не на первых ролях в мире, увы, она не распоряжается своей судьбой. Вот задача дипломатов — так отмакияжить сегодняшнюю угрюмо блатную физиономию страны, чтобы хоть кого-то ввести в заблуждение. Не получается вводить. Все эти хамствования со «Смотри в глаза!» не работают.

Всё это можно было бы себе позволять, и это было бы смешно, но с одним условием: если бы за рубль давали 60 долларов. Вот тогда бы все это были обязаны слушать, и даже некоторым было бы разрешено хихикать и кивать.

Но сейчас-то ситуация другая. Вот они, сегодняшние дипломаты не умеют даже отшучиваться: нет ни остроумия, ни умения. Вспомните, как русский посол в XIX веке блестяще быстро и тонко в одной ситуации – это по вашей части – отшутился. По вашей – потому что это так называемая история. После разгрома России в Крымской войне в Лондоне в составе дипмиссии был русский генерал, такой служака, который очень оглушительно часто и громко пукал на всех приемах. И один раз он настолько перебрал со звучностью этих звуков, что все сразу замолчали и замерли. И вот нашелся умница русский посол, который сразу встрял и сказал: «Ваши успехи в Крыму вынудили нас постоянно отстреливаться». И надо сказать, что под соусом этой не ахти какой шутки, в общем, была оценена тонкость русского дипломата. И вообще, тогда не благодаря этой шутке, но по сумме дипломатических усилий России тогда очень много простили.

В Дымарский― А вы говорите, Проханов. Тоже отстреливается.

О.Журавлева― Ну, уж простите меня, Александр Андреевич никогда борозды не портит. Он в таком стиле работает давно и своих принципов никогда не оставлял. Извините.

А.Невзоров― Даже непонятно, кто у нас хуже работает: дипломаты или пожарники в Кемерове.

О.Журавлева― А, действительно, с профессионализмом везде, в общем-то, не очень.

А.Невзоров― Да, но вот родители кемеровских детей подали иск в прокуратуру, обвинив пожарных в трусости и бездействии. Всё справедливо. И понятно, что, вообще, на любых пожарах количество спасенных людей обычно коррелирует с количеством погибших или пострадавших пожарных. Сейчас ведутся такие судорожные, напряженные поиски современных героев. Предлагают каких-то летчиков в Сирии, предлагают каких-то донбасских уголовников. Ну, в Донбассе понятно – в Донбассе людям предоставлена возможность грабить, убивать, насиловать. Им платят правом на беспредел, а люди это, понятно, принимают очень и очень охотно. Там за право быть бандитом, внушать ужас они готовы немножко и пострадать. В Сирии – потери, но это, скорей всего, по большей части фронтовые легенды, которые никакой серьезной подоплеки не имеют. Но сейчас, я подозреваю, этот героизм стал уже недостижимой вещью.

Любопытна, кстати, еще одна кемеровская подробность. Вот Тулеев…

О.Журавлева― А вот вы его ругали. А теперь-то он исправился.

А.Невзоров― Да, вот он доказал, что подхалимаж и самое дикое угодничество могут принимать какие угодно экзотические формы. Он первооткрыватель, изобретатель. Вот в виде прощального слова, прошения об отставке, причем чувствуется рука его наставника и воспитателя епископа Аристарха. Тулеев ведь давно лег не только под «Единую Россию», но и под бородатую власть тоже. Отставка добавила, надо сказать, этому кемеровскому Ыну еще один слой позолоты. Ему полагалось, вообще-то, честно говоря, по результатам его деятельности, холщовое рубище, сума и табличка на грудь: «Губернатор» — и от села к селу бродить. Конечно, таких широких дорог на Кемеровщине нет, но он как-нибудь протиснулся. Вместо этого он получил нехилую дачку, он получил бочку варенья и корзину печенья и всякие другие возможности обеспечивать свой дальнейший привес.

О.Журавлева― Я прошу прощения, у него должность появилась.

А.Невзоров― Оля, он стал депутатом и председателем законодательного собрания. Ведь есть же какие-то дураки, которые куда-то пытаются выбираться. Они там мучаются с выборами, с листовками, пьют волокордин, у них конкуренты… А надо, оказывается, всего-навсего дать разрешение на постройку огнеопасного сарая, дождаться, пока в нем сгорит 40 детей и спокойно получить мандат: никакой предвыборной борьбы, ничего не надо – всего-навсего 40 школьников.

Ну вот, что Тулеев? Кремль спокойно поводил этой красной тряпкой перед физиономией и убедился, что, в общем, никакие рожки не наросли, бычок пока по привычке лезет к вымени и не бодается, и власть показала, что пока она может справляться с ситуацией.

«Девочку в розовом», которая делала смертельный знак власти, отправили в Голландию на казенный счет. И занятно, с какой совершенно волшебной скоростью – отметим заслуги Кремля, будем справедливы – погасили мужика, потерявшего в «Вишне» всех своих детей и жену. Вот как праведен, красив и чист был гнев этого человека, сколько было высокой, великой скорби, страсти, какое было четкое понимание ситуации, того, кто виноват. Но начали работать заклинатели из администрации президента — и вот по волшебству мы увидели совершенно другого человека. У него уже глаза на лоб лезут от усердия к начальству. Хочется картину написать: «Аллегория благонадежности».

Вот, к сожалению, я ни черта не понимаю в живописи, но должен отметить, что на днях в Питере открывается большой вернисаж моего старого друга Лушникова, замечательная выставка художественных картин. И судьба Леши, который был, безусловно, одним из самых сильных и лучших журналистов страны, она очень показательна, потому что не все могут участвовать в этой медийной войне и по причине брезгливости и бессилия уходят, вот как ушел Леша Лушников в живопись.

О.Журавлева― Александр Глебович, простите, пожалуйста, у меня тут вопрос как раз по вашей части возник. Тут был какой-то скандал с папой римским по поводу ада. Там вроде сказал нет, а, может быть, есть… А вот существует какой-нибудь ад для тех людей, которые вдовца и потерявшего сестру и всех своих детей – из него делают эту фигуру: собирают пресс-конференции и всякое вот это прочее. Вот за это что должно быть, я хочу просто понять?

А.Невзоров― Подождите, Оля. Вот что должно быть – я боюсь, мое описание того, что должно быть, обязательно подпадет сейчас под какую-нибудь из статей Уголовного кодекса…

О.Журавлева― Боюсь, что и мое тоже.

А.Невзоров― Да, да. Я просто подставлю и вас и нашего прекрасного Дымарского. Мне этого делать не хочется. Но вы заметьте, что истерика продолжается – вот эта посткемеровская истерика. И дико фонтанирует лакейство, глупость. Вылезла там какая-то певичка, какие-то сенаторши, проявилась Мизулина. Кстати, я не помню, я не говорил, что сегодня день крысы международный?

О.Журавлева― Да, да, говорили.

В Дымарский― Можно еще раз повторить.

А.Невзоров― К нам едет красавец Ким из Кореи. Во всех приютах завыли собачки по этому поводу.

О.Журавлева― Ой, да ладно! Про собак это всё клевета.

А.Невзоров― Воют по существу, а вот российская элита, она теперь, протрезвев от своей фальшивой скорби, теперь обвиняет друг друга в пиаре. Они обвиняют в пиаре. Это означает, что они чуют, что кому-то удается пропиариться круче, чем им и предъявляют друг другу странные претензии. Хотя, в общем, трагедии и существуют, чтобы на них пиарились. Если мы даже возьмем классическую драму, мы увидим сплошно пиар. Вы давно не перечитывали «Гамлета», кстати говоря?

О.Журавлева― Да не так чтобы очень давно. Книжка хорошая.

А.Невзоров― Книжка смешная, глупая. Знаете, как в действительности звали героя в скандинавских сагах, откуда передрал Шекспир?

О.Журавлева― Ну, и как?

А.Невзоров― Омлет.

О.Журавлева― По-французски он тоже Омлет. Я была, кстати, в этом замке, Александр Глебович. Интереснейшее местечко: там действительно всё время дует.

А.Невзоров― Не знаю. Книжка сильно напоминает сценарий индийского кино, но я не про это, я вообще про трагедию. Вот на ней – а это трагедия – пропиарились все кому не лень, начиная от самого Шекспира, продолжая Лоуренсом Оливье, Смоктуновским… Все мерзавцы отпиарались на трагедии чокнутого датского хипстера и его девчонки в 17-м веке. Вообще, надо сказать, что всегда основной пиар делается на трагедиях. И все безумные акции, которые нас сопровождают и ждут… и вот сейчас они как сумасшедшие снова хотят сдавать кровь, и это же очень увлекательно…

О.Журавлева― Некоторые хотят ее пить, Александр Глебович. Простите, пожалуйста, мы здесь должны прерваться. У нас первая часть подошла к концу. YouTube-канал «Эхо Москвы» к вашим услугам. После новостей встретимся обязательно здесь же.

НОВОСТИ

О.Журавлева – 21―35. Продолжаются «Невзоровские среды». Если кто-нибудь скажет Дымарскому и Невзорову «наденьте уже гарнитуру – нам пора в эфир…».

А.Невзоров― Мы в «Гельвеции», в гарнитуре…

О.Журавлева― Отлично!

А.Невзоров― У меня подозрения…

О.Журавлева― Мы сейчас же приступим к подозрениям. Сначала я хочу сказать в чат YouTube, что всё мы внимательно читаем, пусть они не переживают. Передавайте приветы, откуда вы смотрите. Это тоже очень интересно. 19 раз задан один и тот же вопрос разными людьми и на сайте, и в чате, и СМС. Эта тема будет, не переживайте. «Хотелось бы слышать, о чем Невзоров разговаривает с Дымарским в перерывах». Но это наш большой секрет, я правильно понимаю?

А.Невзоров― Это не большой секрет. Это можно увидеть на канале «Невзоров ТВ» на YouTube. Я думаю, что у власти, конечно, сейчас – я вам могу сказать по секрету, я читал пару докладов и доносов – как они хотят закрыть YouTube! Как они мечтают это сделать!

О.Журавлева― О да!

А.Невзоров― Вот просто трясет и колбасит. Они считают, что YouTube сейчас – рассадник вольнодумства. Они интересные люди, они думают, что если убрать горшок, то люди перестанут какать. Я думаю, что если убрать горшок, то люди этим будут мазать им морды в первую очередь. Они не знают физиологии, они не знают, что ликвидация горшка абсолютно не влечет за собой прекращения каких-либо естественных политических или литературных, или киношных отправлений. Они очень наивные и очень тупые. Они сейчас, например, задумали дикую историю.

И если вам мало бедствий, то их прибавится, потому что весь этот пейзаж малого бизнеса России сейчас должен будет обогатиться несколько десятками висельников, которые будут весело качаться на фоне всей остальной российской картинку. Вы знаете, есть такая штука под называнием ЕГАИС?

О.Журавлева― Да, есть.

А.Невзоров― Есть система, которая контролирует каждую бутылку с вином от момента ее изготовления или установки на нее акцизной марки до магазина. Она видит, как эта бутылка идет, как она продается.

О.Журавлева― Как она выпивается.

А.Невзоров― Они сидят, потеют, видят… А количество контрафактного пойла, кошмарных подделок только растет и растет. Они всё это видят, а это всё растет. Но поскольку они сидят, пыхтят и потеют, им надо всё время доказывать свою нужность, они теперь решили… есть такая организация под названием Росалкогольрегулирование. Вот они допыхтелись до того, что они решили объявить пиво алкогольных напитком, и для всех тех несчастных, которые делают свой простой бизнес на этом невинном напитке, они хотят создать те же адские условия, которые они создали вообще для всего алкоголя.

В Дымарский― Онищенко давно уже объявил пиво, по-моему, алкогольным напитком.

А.Невзоров― Но Онищенко – одиночный безумец, а сейчас эти…

О.Журавлева― Подождите, но после определенного часа и пиво тоже не продают, и реклама запрещена и всё такое. Так в чем же драма?

А.Невзоров― Драма в том, что раньше этот бизнес, который во многом построен на пиве – мелкий, малый бизнес, тот самый, который давал надежду на хоть какое-то развитие среднего класса, — он был реален. Вот сейчас, когда это пиво вычеркивается и превращается в очередной жупел – вот с этим можно проститься.

Я хотел про другое. Я хотел сказать про то, что у меня зародились нехорошие подозрения.

О.Журавлева― Давайте.

А.Невзоров― Дело в том, что помимо того, что я у вас работаю на «Эхе», помимо «Дождя», канала «Невзоров ТВ», Инстаграма у меня есть как бы и другая публицистическая работа, и вот я в связи с ней был вынужден поинтересоваться тем, что сейчас происходит в России с мясом. И выяснил одну фантастическую историю, что, по идее, во дни печальные Великого поста потребление мяса и того, что в России почему-то называется сыром, должно было резко, грандиозно упасть и сократиться…

В Дымарский― Но…

А.Невзоров― Но никакого движения вниз так называемого рынка мясных продуктов в стране, где 76% православных скрепоносцев, не произошло.

В Дымарский― Может быть, это мясоподные какие-то продукты как сыроподобные…

О.Журавлева― Но Великий пост, Виталий Наумович, предполагает довольно жесткие ограничения не только по мясу, но и по молоку, и по всему-всему. Надо одной соей питаться.

А.Невзоров― МЫ видим, что, скорей всего, и здесь мы все коллективно друг друга дурим. Это замечательная черта и особенность сегодняшних дней. Тут, правда, в Санкт-Петербурге провалился детский крестный ход. Опять водили каких-то детишек, которые должны были требовать… Детский крестный ход за недвижимость: они очень хотят Исаакий. Но он провалился, детишек чего-то туда не набрали…

Вообще, очень интересно потом будет посмотреть, как будет выглядеть это православие без миллиардов субсидий, без рекламы на госканалах, без вседозволенности попов, без триллионной недвижимости, вот в режиме любой другой секты, которая существует по законам шоу-бизнеса.

В Дымарский― Вы говорите, вседозволенность попов. Вон там один спел «Мурку».

О.Журавлева― Да. Уже просто дырку проковыряли в Невзорове прямо с утра! Все уже поют.

В Дымарский― Все хотят про «Мурку». Хотят, чтобы вы спели.

А.Невзоров― Дело в том, что да, действительно, она появилась в большой интернет-свет благодаря мне…

О.Журавлева― Кто, кто слил вам видео?

А.Невзоров― Кто слил, я не скажу. Вы будете очень удивлены, это очень известная и звучная в России фамилия. Там действительно пляшет и поет поп, причем целый архимандрит, то есть монах…

О.Журавлева― Его уж сослали в Тирасполь обратно.

А.Невзоров― Пусть те хотя бы молились, пусть и в извращенной с точки зрения православия форме, а этот просто… причем это целый архимандрит Венедикт, он рукоположенец того самого архиепископа Саввы, который прямо на параде вживую гомосексуальным образом домогался курсантов, о чем даже генерал Родионов вынужден был написать докладную Алексию, еще тому патриарху, и его убрали. Но мы видели на этой пленке, как там бабы в платках подпевают, притоптывают.

Я вообще, честно говоря, похолодел, потому что я решил, что я безграмотен, что я не знаю, что такого не может быть на пустом месте, что у меня большой пробел в знаниях, что я вижу каких-то «муриканцев», и, может быть, существует какая-то святая преподобная праведная, может быть, равноапостольная Мурка, про которую я ничего не слышал. Я начал искать по всем святцам святую Мурку, выяснять, когда ее канонизировали, и кто написал этот образ, и есть ли акафист преподобной Мурки – ни фига не нашлось.

Но, как вы знаете, особых последствий у этой истории не будет. Единственное, что и архимандрита Венедикта…

В Дымарский― Надо очень точно произносить, чтобы не путать с Венедиктовым.

О.Журавлева― Зовите его просто архимандрит.

А.Невзоров― И архиепископа Савву – их избавили от необходимости красить на Пасху яйца. После визита в Управления патриархии их яйца, я думаю, покраснеют сами. Вероятно, они виноваты в том, что они попались. Вот надо предохраняться. Но это ничего не меняет. Орать блатнягу, как выясняется, можно и можно это делать в молитвенном доме. Ничьих чувств это не оскорбило.

О.Журавлева― Главное – видео не выкладывать, Александр Глебович, это же все уже знают, даже дети.

А.Невзоров― Да, да. Кстати, я вам же вам могу сказать, у меня же богатый опыт: я сколько видел этих поповских пьянок, – это нечто! Вот все люди нормальные, которые считают себя алкоголиками, которые считают, что они плохо себя ведут во хмелю, они не знают, что такое по-настоящему алкогольная разнузданность. Это заблеванные рясы, заблеванные кресты, это морды в икре, которые периодически в эту же икру и падают. И кощунства такие, что даже я их с завистью выслушивал.

Вот я помню одного благочинного, у него хобби было: он кидался севрюгой. Если не подавали севрюгу, он страстно обижался и больше никогда в этот храм не приезжал. Он нажрется… Севрюга должна быть в белом вине с ореховым соусом. Вот он брал пригоршнями севрюгу и по морда кидал И уклоняться было нельзя, потому что если ты уклонялся, ты слетал с настоятельского места. Рожу надо было подставлять. А после этого вызывалась старушка-свечница и благочинный лапы жирные об нее вытирал. Ну, потом он мочился на стол. Все орали «Многая лета». В общем, это была нормальна поповская пьянка, которых вы никогда в жизни не видели.

О.Журавлева― И слава богу, скажу я вам, Александр Глебович.

А.Невзоров― После второй бутылки коньяка они уже не помнят, в кого они верят: в Озириса, в культ Вуду. Им, честно говоря, все равно. И вот, кстати говоря, Оленька, я бы хотел воспользоваться возможностью и поздравить с днем рождения дорогого для нас человека. Я имею в виду Чаплина, у которого был на днях день рождения. Я ему очень благодарен, потому что если бы Чаплина не было, его надо было бы придумать, потому что, благодаря ему, мы знаем этот звериный оскал, мы знаем и людоедство, и трупоедство, и кровопийство той идеологии, которую он пропагандировал. Благодаря ему во многом стало понятно, что мы имеем дело с деструктивным, общественно опасным, очень кровожадным культом.

Притом, что он не плохой. Он всего-навсего настоящий христианин. Он воспитан верой в самом прямом смысле этого слова. Ведь поймите, не бывает никаких религиозных фанатиков. Нельзя быть немножко больным проказой. Он всего-навсего выполняет все предписания и требования. Ну, а чего вы хотите, когда почитайте вы 57-й псалом, где на каждом шагу то ноги надо омыть в крови нечестивого, то руки в крови грешного. Почитайте 136-й псалом, где черным по белому вам написано, что «блажен тот, кто возьмет маленького ребенка за ноги и разобьет его голову о камень». Это сказано буквально, какие бы сейчас не предлагались этому толкования стеснительными попами, которые уже начали стесняться и говорить: «Ах, вы знаете, это иносказания». А интересно, что еще у них иносказание? Благовещенье – тоже иносказание? Воскресенье тоже иносказание? Нет, там тексты абсолютно прямы.

О.Журавлева― Александр Глебович, можно один вопрос про Всеволода Чаплина? Как вы считаете, он честный или искренний?

А.Невзоров― Я подозреваю, что он всего-навсего такой декоративных христианин. Потому что если бы он был еще и подлинным христианином, было бы совсем плохо, но, вероятно, он бы тогда уехал проповедовать слово Божие куда-нибудь в ИГИЛ (запрещенная в России организация). Оттуда бы вернулась его голова в не самом лучшем состоянии. Но он не хочет, чтобы ему отрезали голову, потому что некомфортно: дорогая ряса запачкается. То есть он предпочитает такое комфортное христианство, демонстрировать его лютость и опасность, но при этом ничем не рисковать.

И, кстати говоря, та тетка, о которой сейчас пришло сообщение: в Иркутске многодетная мама, 35 лет, у нее ВИЧ, она запретила себя лечить, и уже доставленная в больницу, она категорически отказывается от всяких лекарств, уверяя, что «ранами Иисуса я исцелена». Такая же христианка, как должна быть.

В Дымарский― Раз уж мы заговорили на религиозные темы. А вот по поводу политической интриги, если она существует. Вот это непонятный звонок Путина Варфоломею с передачей привета от Кирилла.

О.Журавлева― О боже! Виталий Наумович, что за удивительная история?

А.Невзоров― С Варфоломеем у РПЦ отношения адские. И я думаю, что, возможно, это некий звоночек Гуне, чтобы все-таки Гуня как бы сидел и никаких позволял бы себе излишеств, к чему он периодически склонен.

О.Журавлева― Ой, Александр Глебович, а можно я вам цитату приведу? «Сребролюбие – есть опасная духовная болезнь, причем не столько трата денег, сколько их стяжание. Человек пленяется возможностью обретать некую материальную власть, главной целью становится приобретение материальных средств», сребролюбивый человек» может потерять все идеалы и жизненные ценности», — вот что сказал патриарх, про которого вы говорите всякие плохие слова. Видите.

А.Невзоров― Правильно. Так он же говорит про сребролюбие. Сребролюбие с его точки зрения, действительно, нечто унизительное. Когда есть золото, выбирать серебро было бы странно.

О.Журавлева― Я знала! Это провокация. Я знала.

А.Невзоров― Кстати говоря, вернемся к младенцам. Это не 136-й псалом, конечно. Но тут меня поразило. Вроде бы цивилизованный человек Рудковская и Плющенко. И удивительное откровения по поводу того, что детей 5 лет надо бить тонким ремнем. Но все знают нормальные люди, что тонким как раз больнее. Я надеюсь, что мальчик вырастет и вернет должок.

О.Журавлева― Правда, недавно Рудковская взяла свои слова назад и сказала, что она на самом деле не бьет своего сына ремнем, а только припугивает им ребенка.

А.Невзоров― Я думаю, что и этот должок тоже можно будет вернуть.

О.Журавлева― Да, чем будет пугать ребенок, интересно, действительно?

А.Невзоров― Если зашла речь о ремнях и задницах, нельзя, конечно, обойти вниманием красавицу Савченко, потому что, вообще, думать когда-нибудь, что эта героическая дама, которая так нравилась мне своей храбростью, сейчас войдет в историю, благодаря неудачной… видели последнюю фотографию, где она демонстрирует подлинные размеры своей попы? Вероятно, это что-то, что происходит с каждый человеком, с каждой дамой, по крайней мере , при заседаниях Государственной думы или Верховной рады. И наука – всяким героям и героиням избегать ненужных ракурсов.

Коль скоро о попах, я должен сказать, что сегодня я получил, наконец, от церкви летающего макаронного монстра удостоверение святого…

О.Журавлева― О, как это мило!..

А.Невзоров― Первый случай в истории мировых религий…

В Дымарский― Я вижу два удостоверения.

А.Невзоров― Да, два удостоверения. Второе удостоверение предназначена для человека, которого обвинили в сексуальных домогательствах, то есть для моего друга Сергея Шнурова. Да, Вокс обвинила его в том, что ей велели надевать черное белье. Но вероятно, это был день, когда черное белье как факт было посрамлено, потому что есть ситуации, которые не исправить даже черным бельем, и поэтому домогаться ее никто не стал.

Чего там Вокс? На моих глазах Шнур домогался 30 тысяч человек. Это было на стадионе. И надо сказать, домогался весьма успешно. Но поскольку он святой, я хочу обратить внимание, что любые обвинения его тянут на оскорбление чувств верующих.

О.Журавлева― Александр Глебович, я просто обращаю внимание наших слушателей, что на самом деле в обвинениях Алисы Вокс нет прямого указания на какое-то насилие, а она говорит: «Определенный флер постоянного харассмента и скабрезных шуточек». Так что насчет белья – это тоже неизвестно. Может быть, и шутка.

А.Невзоров― Про Алису Вокс… Вы хотите меня все-таки навести на мысль, что сегодня – Всемирный день крысы…

О.Журавлева― Я хотела вас спросить про Владимира Соловьева в Совете Федерации, но если вы о крысах, то бога ради.

А.Невзоров― Ну, Соловьев – это настолько банальное, скучное и примитивное существо, что…

О.Журавлева― Что он признан экспертом по угрозам и вызовам национальной безопасности.

А.Невзоров― …в Совет Федерации, где они хотели услышать ровно то, что услышали. Потому что кому-нибудь, кто мог бы предложит им храбрый, дерзкий и честный взгляд на сегодняшнюю Россию, они просто передохнут там от ужаса. Ведь там в основном пожилые люди, им будет тяжело и больно это слышать.

И это, кстати говоря, хорошо увязывается с тем, что сегодня происходит с наукой в России. Потому что выхода из проекта CERN, Россия, вероятно, сейчас выйдет – это еще такая, необнародованная информация – выйдет из замечательного проекта под названием Borexino. Это в Италии есть лаборатория, которая занимается определением изменчивости нейтрино. Знаете, что нейтрино — такая интересная, фантастическая сволочь, которая умеет менять свое амплуа и свои свойства, пролетая какие-то определенные расстояния. То есть они отделяются от Солнца в виде электронных нейтрино, и к нам на землю уже могут прийти в виде мюонных или тау. Это всегда волновало, это важный момент. И как раз именно русские ученые обещали, если не ошибаюсь, 30 грамм изотопа церия, потому что только на наших старых реакторах можно его наскрести. Это ценная вещь. Но сейчас, судя по всему, и это тоже сорвется.

Вообще же русская наука, она заслужила свою жалкую участь. Она заслужила и грошовые зарплаты и выклянчивание грантов и унизительную позитуру. Это расплата за трусость. Ведь обратите внимание: никто не восстал, когда ее попробовали на прочность, назначив Васильеву министром науки. Повторяю: Васильеву министром науки. Никто не восстал и не сказал: «Уберите её». Ни один человек. Промолчали.

О.Журавлева― Ни против одного министра никто никогда не восставал, Александр Глебович, дорогой.

А.Невзоров― Ну, теперь пусть умываются слезами в курилках. И вот это племя доцентов, конечно, жалкое племя и униженное. А вот завтра в какой-нибудь МФТИ приедет министр, этот же министр науки с Илларионом в ридикюле и обяжет доцентов сдавать тесты на ОПК, и, я думаю, они все выстроятся в очередь. Потому что было вот письмо десяти академиков, но со всеми академикам побеседовали, и все затихло. Что-то изменилось, да? И вообще-то, все получили, честно говоря, того, что заслуживают.

Но есть, правда, и хорошие новости почти из этой же сферы. С 1 января 2019 года наконец-то россиянам разрешено собирать в лесах валежник.

О.Журавлева― Там какая-то мутная история, потому что они какой-то закон там переписывали: то ли разрешат, то ли, наоборот, и валежник тоже запретят. Наверняка окажется чего-нибудь…

В Дымарский― Оля, по-моему, никто не знал, что его запрещают собирать.

А.Невзоров― Никто не знал, но наконец-то разрешено. И что касается науки, я с удивлением увидел, что все почему-то крайне озабочены фактором под названием «бегство мозгов». Вот теперь это носит такое название.

О.Журавлева― Да давно уже носит. Давно. Утечка мозгов – это у нас Путин еще говорил.

А.Невзоров― Нет, сейчас почему-то, как я знаю, в ходу термин именно «бегство мозгов».

В Дымарский― Раньше они текли, а теперь побежали.

А.Невзоров― И все озабочены, как этому препятствовать, что делать. Я могу как физиолог подсказать, что, на самом деле, препятствовать бегству мозгов очень просто. Есть так называемый pedunculi cerebri; — это ножки мозга. Их надо отрывать.

О.Журавлева― И тогда мозг не сможет бегать – очевидно.

А.Невзоров― Да. Это довольно важная структура, она ниже располагается, она в структурах среднего мозга и содержит в себе так называемую субстанцию nigra. Это важная штука. У патриотов, Дымарский, нет мозга.

О.Журавлева― Александр Глебович, возможно, у них просто нет мозга. Это всё объясняет.

В Дымарский― Нет, они опять начнут утекать просто.

А.Невзоров― Нет. Знаете, когда нет ножек мозга, то, как правило, люди не испытывают потребности даже в визах, либо испытывают потребности в тех визах, которые петербуржцы и другие россияне смогут теперь получать в обновленном американском консульстве закрытом, тот самом…

О.Журавлева― Театрализованном, о котором вы рассказывали.

А.Невзоров― … над которым будут развиваться клочья мамонтовой шкуры.

О.Журавлева― Спасибо большое! Александр Невзоров, Виталий Дымарский, Ольга Журавлева были с вами. На этом «Невзоровские среды» заканчиваются. До встречи!

Источник: Эхо Москвы

No Comments

Leave a Reply