Невзоров. Невзоровские среды 05.05.21 Марс, Пасха, Жириновский, Захарова, Лукашенко и Моргенштерн.

О.Журавлева― Добрый вечер всем! Приветствуем вас! Ольга Журавлева из Москвы, а из Петербурга, из «Гельвеции» – Александр Невзоров. Здравствуйте, Александр Глебович.

А.Невзоров― Да, добрый вечер, Оленька. И добрый вечер всем.

Ну смотрите, поскольку земля оттаяла, то Россия вполне готова к третьей волне коронавируса, безусловно. Есть последние интересные данные о том, как индусы в Индии, умирающие просто на каждом шагу, дерутся за кислород. И есть понимание того, откуда там эти сумасшедшие цифры. Они совсем недавно на радостях провели большой религиозный праздник, который у них называется, мне кажется, Кумбха и который в разных местах страны мобилизовал почти 150 миллионов человек паломников. И именно в тех штатах, где больше всего индусских церквушек, там больше всего смертность. А она действительно сумасшедшая, при этом половина еще не учтена.

И там сейчас уже отменяется тактика последней парковки, потому что на парковочных площадях, где сжигаются покойники, места уже нет, поэтому очередную отковиженную бабушку просто грузят на багажник машины, везут в свое местное садоводство и там жгут на садовом участке на своих 5 сотках.

И в России, надо сказать, что конечно ожидается этот новый, сладко пахнущий сандалом и слонами индийский штамм. Идет война индийская, смертельная война. И ей совершенно пофиг вакцина. Ожидания ее не напрасны, потому что первая ласточка прилетела, 42 студента уже приземлились из Индии во Пскове. И я думаю, что те самолеты МЧС, которые создают показуху помощи, курсируя туда-сюда, на них тоже можно надеяться, что они что-нибудь принесут на хвосте.

Вообще, если ситуация повторится в России – а это вполне возможно, потому что в тот кошмар, который был прошлым мартом, тоже никто не верил, если бы о нем заговорили заранее, – если она повторится в России, насколько кремационные потребности будут совместимы с этими новыми правилами разведения костров на садовых участках и в садоводческих товариществах. Оля, ты зря…

О.Журавлева― У нас с этим строго. Я представляю себе.

А.Невзоров― Это можно только в железных бочках. И в этом случае непонятно, как это надо будет осуществлять, то ли вниз ногами, то ли вверх ногами. Потому что если это делать вверх ногами, будем откровенны, не все еще в стране могут позволить себе делать качественный педикюр, и это тоже может выглядеть зловеще.

Но вот сейчас мне понравилось, что открыли стадионы, усадили граждан как можно теснее друг другу, предоставив возможность обмениваться вирусами. И вообще это правильно, потому что перед дачным сезоном пробки надо как-то уменьшать. И это тоже неплохой способ.

И вот печальная новость по поводу то ли ковида, то ли не ковида…

О.Журавлева― Сердечнососудистого или какого-то еще.

А.Невзоров― Какого-то, да. Умер тот самый замечательный человек, которого мы все ждали на послании президента, которого мы все ждали в Государственной думе, на похоронах, на парадах, на премьера патриотического кино. Умер Хуан Хойя Борха. Это тот, помните, испанский потрясающий безумный комик, который стал великими мемом всего интернета и который умел ржать так заразительно, что никто не был свободен… Действительно, это было безумно смешно. Я представляю себе его на послании, он действительно был бы там… практически через каждую фразу уместен. Его будет очень не хватать России.

О.Журавлева― Это правда. Его даже звали El Risitas/Хохотун.

А.Невзоров― Хохотун.

Я понимаю, что всех интересуют новости про Моргенштерна.

О.Журавлева― О, да.

А.Невзоров― И о том, как удалось Моргенштерна уложить под капельницы, где он оказался после встречи со мной. Да, действительно, после нашей беседы ему пришлось провести некоторое время под капельницей. Но дело даже не в том, почему он там оказался. Дело в том, что там было в капельнице. Его реплика (ее легко увидеть в Инстаграме) настолько взволновала администрацию президента, что его вынуждены были прокапать одним из самых чистых веществ во вселенной. Самое чистое вещество во вселенной – это слезы Кириенко, конечно же. И причем они возвращают в лоно Кремля кого угодно. Это очень мягкий способ. Можно посмотреть.

Там очень смешно, когда Моргенштерн вдруг называет Путина лохом, это всё появляется в Инстаграме, а потом появляется свирепая надпись Моргенштерна: «Удоли» – через «о». Я пишу: «Фиг». Но с ним обошлись еще деликатно, надо сказать, потому что другим, менее авторитетным представителям шоу-бизнеса, судя по Слепакову, просто ставят капельницы либо со слюной Соловьева, либо закачивают последний роман Проханова, мелко измельченный клизмальным способом. Есть еще другие патроатизаторы еще большего действия. Ну можно передать Маргарите Симоньян для грудного вскармливания бобровым мясом. То есть можно вернуть человека…

О.Журавлева― В лоно политической ориентации?

А.Невзоров― Да. А ты думаешь, почему кремлевские артисты так складно говорят о поправках в Конституцию, о новшествах вроде возвращения пятилеток? Это всё бобрятина, кстати говоря. И вот Моргенштерн почему-то пропал бесследно.

О.Журавлева― Говорят, его в армию забрали.

А.Невзоров― В том-то и дело. Я думаю, что если не сработали слезы Кириенко, и он повторил свою ужасающую реплику, то искать его надо безусловно в армии где-нибудь в тайге у Шойгу. Я думаю, что если действительно его забрали в армию, то сейчас он в большой компании «дедов» он рассказывает о том, почему и кого из них он съел. Не думаю, что это особенно приятная для него процедура. Но вот если он меня каким-нибудь образом слышит, то пусть он просит оттуда перевод в 4-ю пехотную дивизию в Форт Карсон. Там у него гораздо лучше пойдет служба.

Мне был он интересен…

О.Журавлева― Да, кстати, хотела спросить, какие у вас-то впечатления? Какие у него впечатления после встречи с вами, мы все видим. А у вас, что?

А.Невзоров― Капельница, совершенно верно.

О.Журавлева― А у вас-то что?

А.Невзоров― Знаешь, это такой адский концентрат, это такой, несмотря на свою крайнюю молодость, кусок тьмы, той тьмы, которая называется молодежью сегодня. Плюс мне было еще интересно найти этот концентрат всякой молодежности и его изучить. И посмотреть. Ведь как только поэт начинает что-нибудь соображать, он тут же теряет способность писать стихи. Но там это пока совмещается. Я ничего не понимаю в рэпе, более того, мне ужасен любой. Но, тем не менее, персонаж конечно масштабный.

Хочу отметить, что мое предсказание по поводу провала фильма – Бекмамбетова, да? – оно полностью сбылось.

О.Журавлева― «Девятаев» фильм называется, если что.

А.Невзоров― С бюджетом, по-моему, в 625 с половиной миллионов. И он за уик-энд – это финансовая цифра, потому что это показательная – он едва собрал то ли одну шестую, то ли вообще неизвестно какую, проиграв всем. Я уж не говорю, что он проиграл американскому фильма Гая Ричи. И он проиграл даже древнему «Властелину колец», получив сборы в 21 раз меньше, чем та реставрированная пленочка Джексона… Причем, понятно, что даже этот весьма скромненький сбор «Девятаева», он склепан из курсантов, школьников, бюджетников, пациентов ПНИ, зэков и других лиц, которые просто в силу зависимого беспомощного положения вынуждены под госпропаганду подставлять свои мозги. В общем, в результате… Чего ты такое…

О.Журавлева― Я просто с интересом читала отзывы. Действительно, многие, кто сходил, отозвались вполне положительно: «слезы душат», «очень трогательно», там масса всего. Александр Глебович, мы уже много раз говорили. Ну, невозможно сравнивать какие-то сказки или даже Энтони Хопкинса, простите…

А.Невзоров― Оленька, я не сравниваю. Я говорю про то, что патриотическое кино…

О.Журавлева― Вы деньги сравниваете.

А.Невзоров― Она вызвала интерес у 0, 27 процента населения России. И я сожалею, что в режиссерской репутации Бекмамбетова пробита такая незашиваемая дыра. Потому что нефиг было заниматься художественным пропагандонством и ставить на карту репутацию.

О.Журавлева― Вы не верите, что это искренне? Что ему, действительно, понравилась история?

А.Невзоров― Конечно, нет. Когда вот такой надпарижной фанерой свистит какая-нибудь мелочь, которая снимает «28 Космодмьянских», то безразличие публики можно списать на безликость режиссуры, на кустарщину. Но, как выяснилось, и фамилия крупная по российским масштабам, режиссера не играет никакой роли, потому что военно-патриотическая тематика не интересна вообще никому, в принципе, в России. Это удивительное открытие, потому что мы же понимаем, что всё это пропагандонство – это подгонка к дате. У них там, по-моему, какое-то мероприятия 9 мая. И для такого кинца это самое благоприятное. Ведь снова звезды приобретают свой рубиновый облик. Это важнейший момент. С начала мая все идет по возрастающей.

Все в бантах цвета колорадского жука. Калясчки ездят со стволами, направленными друг к другу «Можем повторить». Вот все победобесие разворачивается, наступает у них, как я понимаю, 9 Мая – бабах! – а вот 10-го уже всё кончилось, магия развеялась. В народных головах совершенно другие пилотки. И вот эту идеологическую рыже-черную елку до июня в доме держать никто не хочет. Ее выносят сразу. Наваждение проходит, осыпаются рубины со звезд Кремля. И звезды над Кремлем становятся морскими и начинают шевелиться, напоминая народу об утраченных пляжах Турции. Приходит «бессмертный пляж» на смену всему. И Сталин воспринимается только в плавках и только тем, что он своей физиономией напоминает турка-аниматора. И никакой другой основы для идеологии нет.

То есть мы видим, что все равно это провал, так или иначе, несмотря на огромность вбуханных средств. Но есть у нас еще один прекрасный провал, потрясающий и горький, Оля, еще более масштабный провал. Дело в том, что в этом году на всех 12 тысячах площадок трагически провалилось шоу под названием «Пасха»…

О.Журавлева― Да, ладно!

А.Невзоров― Которую давала РПЦ. Во-первых, как выражаются артисты, «упал зритель». Вот непосредственно массовка, участники сократились в три раза, причем это эмвэдэшная строгая, холодная статистика. На днях она все равно будет опубликована, как ее пока не замалчивали. Она всплывет. И по сравнению, например, с 2019 годом, когда 4,5 миллиона посещали пасхальные богослужения, сейчас – 1,5 миллиона. И доступ был свободный, никаких ограничений нет. Рекламная кампания была проведена, как всегда, мощно. А в пасхальную ночь верующий обязан быть в своей общине. И это само по себе трагедия для РПЦ. Мало того, что растаяла эта массовка, так еще жутко упал средний чек, потому что раньше верующий тратил на магические услуги в пасхальную ночь от 2,5, до 3 тысяч рублей. А теперь он потратил от тысячи до 1,5. Одна площадка для проведения шоу заработала около 190 тысяч всего. То есть всё упало втрое.

С учетом того, что исходящий реквизит очень дорогой, необходимый для этого пасхального шоу – это большое количество всяких спецбулочек, это спиртное красного цвета, это ладан, это яйца, гонорары хору, поповские зарплаты, химчистка постфактум, это банкет с осетриной, это разовая отстежка заезжему митрополиту и епископу, отчисления в епархию. В общем, все приходы вышли в лучшем случае в нули. Это впервые за 25 лет, а кое-кто и в резком минусе. Я уж не говорю про то, что масло для лампад они выжигают 20 литров за пасхальную службу и жгут только исключительно репейное дорогое. Вот касса крякнулась.

О.Журавлева― Я хотела вас спросить, может быть, все-таки, действительно, ковид серьезно подорвал ситуацию? Люди боятся ходить в места массового скопления.

А.Невзоров― Когда они боятся ходить – это значит, что они, прежде всего, делают некий выбор. Они делают выбор между своим страхом, между своим комфортом и между своими православными обязанностями. И это конечно прежде всего действительно финансовая трагедия. И на пороге РПЦ впервые возник призрак вареной трески, которая может на поповских банкетиках заменить севрюгу. И эта треска улыбается и шепчет: «Здравствуй, Гуня!» Ну вот какое христианское сердце может это выдержать?

О.Журавлева― Другой вопрос. Александр Григорьевич, вы обратили внимание на другое выступление патриарха, где он вдруг начал призывать всякие кары за тиранию?

А.Невзоров― Это называется коагуляция, это такие вибрирующие движения. Ведь призыв не переходить к тирании – он может быть обращен к кому угодно – к любому римскому императору, к любому мозамбикскому диктатору…

О.Журавлева― Ой ли?

А.Невзоров― Если верить житиям того времени, той конкретики и того азарта обличительного, которым отличались все раннехристианские храбрецы, епископы, патриархи и проповедники, которые всегда называли тиранов по именам. Вот видим, что региональный бог наш не смог собрать зрителя, участника кричалок, напевок, любой приносителей. Притом, что уже не секрет, что сами епархиальные поборы, они невыносимы.

Недавно был случай, когда очень заслуженный поп, весь из себя в орденах и в отличиях, он, получив в очередной раз из епархии бумажку о том, сколько он должен принести оброк в эту епархию, он увел себя за сарай и из жалости сам себя пристрелил, потому что за такие деньги он не способен.

Но надо сказать, что не везде шоу прошло гладко. В Бурятской епархии, а она знаменита прежде всего тем, что прямо в этой церкви дьякон растлил как минимум 10 мальчиков прямо там же – вот ее обильно полили солярой и подожгли. Региональный бог самостоятельно справиться не смог – вызывали МЧС.

Тут вопрос ко мне пришел воинствующий: «Что такое воинствующие атеисты?» И считаю ли я себя таковым. Нет, если я, то не воинствующий атеист, потому что я очень заинтересован, чтобы церковь цвела, процветала и безобразничала как можно больше. Я же их изучаю, это мои жуки. Я хочу, чтобы они протянули как можно дольше. Я только говорю, что надо поставить кассовые аппараты, обложить нормальными налогами, а еще лучше было бы вести налог на гражданских лиц, называющих себя православными – налог на содержание церкви.

О.Журавлева― Десятина.

А.Невзоров― Еще вернемся на секундочку к «Девятаеву». Когда они делают такие фильмы, неужели они серьезно думают, что их «Зои», их «Войны и миры», всякие «господи помилуй» могут конкурировать во влиянии и в силе с «Аватаром» или «Джеком Воробьем»? Они серьез считают себя конкурентами?

О.Журавлева― У меня просто вопрос. Я просто хожу на работу вместе кинотеатра «Художественный», на котором прямо пишут, что там показывают и когда там написано: «Энтони Хопкинс», «Отец» и все представляют себе, что речь идет о тяжелой драме, вообще история старения, отношений и так далее, но люди почему-то идут – потому что Энтони Хопкинс?

А.Невзоров― Культура при всем моем пренебрежении к этому слову, оно имеет свой вольтаж, она имеет свой тротиловый эквивалент. И вот Россия давно и безнадежно проиграла конкурентную войну с западной культурой. Есть, конечно, набор юродивых, которые пытаются держаться, но мы видим по тому же писательству. Ведь Прилепин с «Отцом» имеет не только внешнее сходство, он имеет внутреннее сходство, и он хороший показатель этого конца литературы, культуры. И современная российская культура, она просто не существует, ее нет, у нее нулевое влияние. Потому что именно влияние определяет силу культуры.

Когда я говорил про Моргенштерна, я понимаю, что те люди, которые что-то устраивают для молодежи, вообще не имеют ни малейшего понятия о том, что такое молодежь. Оля, у них нет в головах ни Ленина, ни Сталина. У них не даже Венедиктова. У них нет и меня и вас, Оленька, тоже нету. Там всё настолько чужое, непонятное, незнакомое, не имеющее никаких точек соприкосновения с тем, что понятно нам, что любые деньги, любые усилия ничего не изменят. И вот думать, что с помощью этой нафталиновой старой культуры что-то можно повернуть, на что-то повлиять… Да, сейчас, как ни странно, все эти Пушкины и все эти «господи помилуй», они сейчас могут быть вбиты только дубинками. Когда-то эти все «Русланы и Людмилы» были веселые новации и шли на ура, но они отработали. Они уже ушли.

И это подтверждение того, что пластам культуры надо давать умирать своей смертью, а не делать из нее идеологию и не тащить ее в какое-то будущее, где ей места нет. А вот реальной культуры нет. Реальная культура в другом. Вот что такое марсоходы они понимают, они знают… Кстати говоря, я удивляюсь, почему, собственно говоря, эти жадины в НАСА не дадут в Россию несколько хороших панорам Марса? И можно было бы где-нибудь на региональных правительствах, на комитетах по благоустройству поставить пленочку, которая снимает марсовский марсоход на рассмотрение. И тут же люди из комитета по благоустройству скажут, что, конечно, видеообзор региона – да, не решен вопрос с автобусными остановками, мы это знаем, и вот здесь бы хорошо, конечно, горочку, детскую площадки, но вообще надо ставить вопрос о выделении дополнительных бюджетных средств по озеленению, потому что так жизнь нельзя. Вот у молодежи этого маросохода гораздо больше в голове, чем у тупарей из региональных правительств.

О.Журавлева― С одной стороны, очень конструктивное предложение. Я поняла, как использовать Марс.

А.Невзоров― Россия опять свою агонию пытается выдать за свой экзотический танец, думает, что это безумно красиво и приглашает партнеров к этому танцу. И мы видим, что желающих-то, честно говоря, нету. Притом даже либеральный экономист, наш друг Иноземцев вдруг решил, что экономика России устойчива и не разрушаема. Правильно совершенно. Ты видела Хиросиму на следующий день после бомбы?

О.Журавлева― В общем, об этом он и говорил, что развиваться это устойчиво не может.

А.Невзоров― Разрушить невозможно. «Титаник» второй раз не потопишь.

О.Журавлева― И фарш невозможно провернуть назад. Здесь мы сделаем небольшой перерыв. Александр Невзоров и Ольга Журавлева вернутся к вам после новостей.

НОВОСТИ

О.Журавлева― Мы снова с вами – Александр Невзоров и Ольга Журавлева. Александр Глебович, простите, пожалуйста, но тут просто забрасывают вопросами. Вы видели видео, как в Саратове бабушка обратилась к Володину?

А.Невзоров― Да, видел. На меня не произвело, честно говоря…

О.Журавлева― Она там еще про «воруют и богу молятся» – как раз в вашем духе.

А.Невзоров― Я полагаю, что общий градус отношения к происходящему должен быть гораздо жестче и выше.

О.Журавлева― Человек пожилой.

А.Невзоров― Подозрительно мирная она. Вот у меня другой вопрос. Ко мне очень часто обращаются со странными вопросами, но этот побил все рекорды. Рам спрашивают о том, как я отношусь к тому, надо ли брить подмышки. Но вообще я должен сказать, что я жил и родился в СССР, а СССР – это страна небритых подмышек, и я в ней вырос.

О.Журавлева― И не только СССР, кстати говоря.

А.Невзоров― Да, не только СССР, но СССР держался в этом вопросе дольше всех. Я помню, что трамвай, когда вы заходили и видели массу рук, схватившихся за верхний поручень, можно было всегда полезть к кому-нибудь под мышку и потом в отражении посмотреть, идет тебе челочка или не идет. Советские дамы, они, конечно, укорачивали подмышечный волос до разумной длины, кос никто не заплетал, но зато, поскольку можно было подолгу и дешево лежать на пляжах в Сочи и Геленджике, то там, действительно, в этом подмышечном волосе чайки спокойно откладывали яйца и обустраивали гнезда

И на второй вопрос я отвечу. Наконец, удалось добить художника Копейкина, он завершил, как я понимаю, работу над новым полотном тем самым полотном «Невзоровских сред»…

О.Журавлева― Оптимистичное что-то? Что за вами сейчас?

А.Невзоров― Это у нас висит «Росмордор», которая висит всегда, но будет специальная картина, и вот об этой картине известно уже кое-что. Известно, что у нее очень крепкий подрамник, что у нее очень качественная краска и укрывистость даже в один слой очень хорошая. То есть то, что это будет шедевр, нет никаких сомнений.

Давай отвлечемся немножко грустной российской реальщины. Посмотри, как у нас публика отжигает. Под публикой я имею в вижу Елизавету II…

О.Журавлева― Вот. Вы же хотите говорить про бабушек. Вот я чувствую.

А.Невзоров― Она совсем недавно похоронила мужа – Елизавета II, королева Англии, – но она, как выяснилось, в часовню в Виндзорском замке совершенно сама не собирается. Она начала зажигать. И этот отжиг он начала с того, что отметила, специально наградила королевскими регалиями бренд и производство секс-игрушек. Вот есть ли связь? А вот посмотри…

О.Журавлева― Я верю вам.

А.Невзоров― Есть ли связь между утратой супруга и глубокой посвященностью Елизаветы в специфику этих аксессуаров, неясно. Но этому бренду теперь присвоена королевская эмблема. В качестве предлога избран тот факт, что на 365% была повышена прибыль этой компании. А знаменита эта компания Lovehoney тем, что занимается она абсолютно тем же самым, чем занимаются все подобного рода конторы. Но директор этой конторы некто Бонд, просто Бонд. Более того, она знаменита тем, что Lovehoney гарантирует, что перехват контроля над их устройством во время его использования невозможен.

А это ведь общая, судя по всему боль, потому что в соседней квартире за стенкой кто-то может играть в танки или в Minecraft и из-за не аккуратного движения мышкой пользователи сексуальных игрушек вынужден бегать вокруг люстры по потолку, хотя совершенно не хотели бы это производить.

А если направление попадает в лапы злоумышленников, то тогда наступают просто жуткие последствия, особенно это касается политиков. И это очевидно совершенно, даже правильно вставленные игрушки приводят к чудовищным последствиям и речам. Они подталкивают, вероятно, своих владельцев на трибуны и заставляют делать удивительные заявления, например, того же Лукашенко и того же Жириновского. Это лучшая иллюстрация моих слов.

Помнишь, как Лукашенко в красках, с кровью, сочно рассказывал, как за миллион долларов снайпер, переодетый, если не ошибаюсь, тайным куличом, будет выцеливать его высокий лоб, как он туда загонит пулю, сколько будет крови, как будет рыдать белорусский народ и как возбудится НАТО. Он рассказал всё о покушении на себя, но тут же вдруг выяснилось, что, вероятно, эти речи были вызваны чем-то, что имело внешнее управление, потому что вышел тихий, спокойный его подчиненный, его доверенное лицо Карпенков, начальник внутренних войск, сказал, что никакого покушения вообще не планировалось, никакого переворота не планировалось.

О.Журавлева― Он их назвал мелкими мошенниками и «крадунами».

А.Невзоров― Крадуны, совершенно верно. Надо заметить, что Владимир Владимирович, который тоже рвал на себе тельник за Лукашенко, что нельзя же вот так брать и стрелять президентов, он тихо эту скандальную ситуацию на цыпочках покинул без комментариев. А выяснилось, что всего-навсего под плинтусом безнадежно проигранной белорусской революции завелись два веселых клопа-пушкиниста, которые разрешили на ситуации заработать. Ну, а почему бы, собственно говоря, и нет? Они взяли и обложили налогом ряд заинтересованных лиц типа: «Давайте денежки, и мы на эти денежки организуем военный переворот. У них и в мыслях ничего подобного делать не было. Они собирались набрать денег и свалить куда-нибудь на Мальдивы и там жрать свои коктейли на лилового заката.

Но этот Карпенков честно рассказал, что никто ничего делать не собирался, да они и неспособны никогда на это, потому что государственные перевороты штука увлекательная, но требуется некоторая подготовка. Правда, не всегда всё безнадежно в Беларуси, потому что по последнему сообщению там 80 человек эмэдэшников и военных сегодня и вчера простилось со своими погонами и наградами. Это были люди, которые неявно, но ощутимо пытались содействовать народу, пытались содействовать тем людским массам прекраснодушным, интеллигентным, которые хотели стронуть совершенно.

Вот мы видим, что эти неуправляемые или управляемые откуда-то извне устройства действуют не только на Лукашенко. Вот тут коммунисты вдруг спелись с Дерипаской и поддержали его.

О.Журавлева― Дерипаска взял свои слова очень быстро.

А.Невзоров― Он-то взял, но они, во-первых, взялись в анналах. Во-вторых, их подхватили коммунисты. Главное, чтобы Дерипаска не повез катать коммунистов на своей яхте, потому что потом никогда не расплатятся по исполнительным листам. Но надо сказать, что коммунисты с таким изумлением сказали, что мерзкий богач-то прав. Как будто не они ввели эту нищету в абсолютнейшую норму своего времени. Ты вспомни, они были законодателями нищеты, проповедниками нищеты. Если у тебя была какая-нибудь другая мебель, а не ДСП, то к тебе тут же наведывались сизоносые опера…

О.Журавлева― Вы сейчас отождествляете тех коммунистов и других коммунистов, а это же совершенно другие люди. Вам не кажется?

А.Невзоров― Они настаивают на том, что они являются правопреемниками. И те коммунисты требовали только типовое, только убогое. И они установили…. ну конечно, это не они сделали, это сделали русские цари, но они сделали нищету абсолютным стандартом. И тем не менее они корчат очень удивленные рожи – как так получилось.

И мы видим, что опять-таки управляемые или управляемые извне устройства делают странные вещи, потому что возбудился Жириновский и предложил вообще убрать понятие президент и вести понятие «Верховный правитель». Ну у Жириновского какой-то ягодичный зуд. Он обожает обнажить задницу и долго расписывать, насколько по ней пороть лучше и комфортней, что она уже не такая пружинистая, то есть не отлетит неконтролируемо плеть, и очень красивые полосы оставляет. И действительно, они очень любят, вот они бегают за своими царями и уговаривают их выпороть.

Потом меня, честно говоря, удивила красавица Маша Захарова. Надеюсь, что происшедшее с ней не связано никак с этими приборами. Она для того, чтобы разъяснить всем политическую ситуацию, почему они хорошие, почему кремлевский режим хороший, а вокруг все сволочи и плохие, она вдруг привела в пример Антония Великого, основателя монашества, который утверждал, что «я единственный здоровый, ко мне приходят 8 больных и начинают говорить, что я больной, но это же не так».

Вот очень интересно представление Маши о том, что такое здоровый человек. Что такое Антоний Великий, с точки зрения Маши Захаровой единственный здоровый? Это существо, которое никогда не мылось, причем никогда не мылось до такой степени, что однажды оказавшись на одном корабле, он спровоцировал выкинуться за борт весь экипаж. Это было нечто невиданное. Он общался с миром обычно из своей могилы через маленькую дырку. Он был безграмотен и проповедовал неграмотность в обязательном порядке. Он очень сердился, когда его оторвали от просмотра увлекательных галлюцинаций, потому что основным делом его жизни был просмотр различных галлюцинаций про бесов, которые предстояли ему то в виде зоопарка, то в виде перепончатых чудовищ с крыльями.

То есть тот, кто не моется, он не умеет читать, переругивается с демонами и живет в могиле, с точки зрения Маши Захаровой здоровый человек, а все остальные, которые ему сообщают о том, что он больной, они-то и есть больные. То есть представление о психическом здоровье у Маши очень специфическое. Хотя, может быть, это завуалированная ирония и, может быть, Захарова хотела рассказать о сегодняшнем месте России в международной картине. Тогда да, тогда действительно и могила, и галлюцинации и всё остальное, всё сходится.

Мы очень редко с вами говорили на такую тему, как Габышев.

О.Журавлева― Кстати, о шамане. Вот вы сейчас описывали Антония Великого. Я-то думала о шамане, которого как раз объявляют больным.

А.Невзоров― Да, я изучил вопрос. И теперь готов ответить. Дело в том, что я ведь не всезнайка и не могу быть во всех бочках затычка. Мне необходимо было разобраться глубоко и основательно с тем, что такое шаманизм. И вот те обвинения, которые предъявляются Габышеву, официальному шаману психиатрами и милицией, они все лежат абсолютно в русле обязательных традиций шаманизма. Вот всё, что действует Габышев, продиктовано именно традициями шаманизма. Он не вносит от себя ничего нового, не единого слова. Даже так называемое экстатическое путешествие, которое обязан предпринять шаман с целью борьбы с какими-то не теми духами. Оно может быть на расстоянии 10 метров, оно может быть на расстоянии 10 тысяч километров. Это тоже обязанность шамана.

И предъявлять Габышеву психиатрические претензии, обрекать его на насильственное лечение психиатрическое, что с ним сейчас собираются делать, это равносильно тому, чтобы митрополита Илариона отправить в психиатрическую клинику из-за того, что он что-то рассказывает о Троице или совершает ритуал елепомазания.

Тут есть игривый вопрос. Я с твоего позволения отвечу, что сейчас «пасхальные дни, вас узнают, и наверняка простые люди из самых лучших побуждений вам говорят «Христос воскрес!» Как вы отвечаете?» Я отвечаю нежно и уважительно, спокойно абсолютно. Я же понимаю, что если человек обращается ко мне к некой абсурдной для меня фразой про воскрес, я могу сказать, то «ушел в собес», «съел протез», «сел в портшез», «на елку влез»…

О.Журавлева― А вот с портшезом мне нравится.

А.Невзоров― У меня, как ты знаешь, всякие события, связанные с Моргенштерном, позволили мне глубже заглянуть…. Я просто знаю, какой силы был скандал из-за этой невинной реплики про Путина, драму можно наблюдать у меня в Инстаграме во всех подробностях. «Удоли!», – написал он немедленно. «Фиг! – написал я – Не удолю!». Но мы понимаем, до какой степени изменилась администрация президента, так называемая «апэшка». И если вы рисуете себя и администрацию президента как сборище очень серьезных персонажей серопостюмных и важных – ни фига подобного. Это очень квазисовременные бородачи в панамах, в рваных джинсах, все на жаргоне, все на кальянах, все на вейпах. Но все равно «апэшник» вычисляется очень легко, потому что заходит, например, речь о каких бы то ни было протестных митингах, он обязательно где-то найдет щель, чтобы вставить слова: «Ну это же всё проплаченные школяры». Если заходит речь о Майдане, он обязательно всунет куда-нибудь про раздаваемую водку, всё остальное.

О.Журавлева― Про «печеньку».

А.Невзоров― Это очаровательные люди, предельно обаятельные, трудно вычисляемые. Но вот они научились, что называется работать. Посмотри, как они точечно и аккуратно работают с медийыми персонажами.

О.Журавлева― Так вы сейчас говорите о том, что АП повлияла на Моргенштерна, которых хотел «удолить» свои слова?

А.Невзоров― Не знаю. Я тебе предлагаю строгую фактуру. Я вижу, что есть, например, Ксюша Собчак. Понятно, что она не слишком умна, но есть вещи абсолютно очевидные наряду с формой земли. И вдруг она у себя начинает тихой сапой объяснять, что вот какая трагедия «железный занавес», который опускается, который опускается, который разделил и разделяет США и Россию. И тут же идет ремарочка, что он же опускается с той стороны, с американской стороны, не с этой. Вроде бы очевиднейшая вещь. Но пример, насколько тонко, нежно может работать с медийными персонами администрация президента. Молодцы, конечно.

О.Журавлева― А вы не могли бы поработать со слушателями, чтобы они поняли, в чем суть истории? Когда Америка перестает выдавать визы – потому что у них нет людей, которые бы это делали, правильно?

А.Невзоров― Потому что и лишили технической возможности обслуживать все те визовые тяжелые, сложные, многоступенчатые процедуры, которые полагаются по их американскому, но и по российскому закону тоже. Их лишили возможности работать. Это очень красиво было обставлено. Но теперь да, действительно для россиян возможность получения американских виз программа навсегда можно об этом забыть, только где-нибудь в какой-нибудь Греции или в Израиле, если у вас есть время там стоять в очередях.

И мы видим эти аккуратненькие вбросы, потому что вроде это белиберда абсолютная – свалить «железный занавес» на американцев. Но эта белиберда может на чьих-то поврежденных полушариях все-таки осесть, а для референтной Ксюшиной группы определенные послушания, они, скажем так, норматив – это характерная вещь.

Я еще хочу ответить на один вопрос. Я говорил об том в программе «Наповол» у себя, которая идет по воскресеньям по поводу этого ужесточения людей в отношении младопропогандонов, Леси Рябцевой, Красовского. Тут единственная претензия, которую к ним можно предъявлять – это претензия по поводу того, что не стоит, блин, покупать квартирку в Помпеях накануне извержения «Везувия». Не надо наниматься матросом на «Титаник» перед его выходом в последний путь.

Но вообще надо относиться с пониманием. Это интимный процесс. Вот Красовского я бы вообще не рекомендовал осуждать. У него болеет собака, и лечение очень дорогое. А вся эта ваша либеральная публика, она же дикие жмоты, и, естественно, куда ему было обратиться, как не в искрящуюся самоцветами сокровищницу Симоньян, которая готова за всё это платить. Поэтому старайтесь все-таки к этим ребятам относиться, какую бы ахинею омерзительную они не несли, понимать, что в принципе если болеет собака – а что еще? И взять денег больше неоткуда.

О.Журавлева― Александр Глебович, это очевидный вопрос, который тут же приходит в голову. Это значит, что случись какие обстоятельства в моей или в вашей жизни, мы с вами тоже подхватим котомку и пойдем на Russia Today, правда?

А.Невзоров― Я опять-таки отсылаю к программе «Наповал», я там всё сказал про то, что я наемник, а не ассенизатор.

О.Журавлева― В общем, про себя-то я знаю… Давайте расскажем людям.

А.Невзоров― Я хотел сказать о том, какая удивительная пристальная работа – и это важно знать всем, – когда возникает некая претензия на национального героя, на национальный авторитет, на кого-то очень мощного и значимого для целого ряда поколений. Вот я тут поизучал, как американцы тестируют претензии своих героев Второй мировой войны на то, чтобы значиться и числиться героями. Потому что был в 3-й канадкой дивизии такой блистательны персонаж Лео Мажор. Он совершил много невероятных поступков. Он один раз в одиночестве взял в плен 93 немца. Он в одиночку освободил швейцарский город Цволле, который должны были начать бомбить. И много десятков лет существовали очень ядовитые, очень подлые, очень обидные сомнения в том, что он говорит правду, притом, это был еще тот хулиган. Вот у него был командующим фронтом генерал Монтгомери. И когда Мажору прямо за город Цволле, который он в одиночку взял, предложили орден, он сказал, что «из рук «придурка», – имея в виду своего генерала, Монтгомери, – я никаких наград не возьму».

И, тем не менее, его почти 50 лет, которые прошли со Второй мировой войны – это давнишняя, не сегодняшняя история, его долго тестировали, выясняли – с предельной, я бы сказал, дотошливостью.

Потом был такой герой Второй мировой войны Джеймс Хил – это 1-я британская парашютно-десантная бригада – который с помощью револьвера обезвредил три, правда, итальянских танка. И тоже это были вплоть до следственных экспериментов, на которые таскали этого Джеймса Хила. Он показывал, как ему удавалось сквозь смотровые щели стрелять…

О.Журавлева― Почему так важна доподлинность этих история? Мы же знаем, как это работает.

А.Невзоров― Потому что эти лавры, они приносят существенные выгоды носителям этой славы. Мы знаем, что был такой персонаж знаковый Боб Гувер – это был американский ас, который был сбит, попал в концлагерь, и там он собрал в концлагере из запчастей истребитель, угнал его и ухитрился на нем улететь. Вся эта история сопоставлялась, изучалась, и вроде все сошлось, и потом тоже, конечно, все захотели иметь своего Боба Гувера и придумали своих Бобов Гуверов просто на основании мелких фантазий.

Меня спрашивают, как сохранять хладнокровие. Я думаю, что на этом будем завершать, потому что на этом будем завершать. Вот как сохранять мое невзоровское хладнокровие? Я вам могу дать совет: не считайте Россию родиной. Потому что если вы считаете ее чем-то очень близким и очень важным, никакое сердце не выдержит наблюдать, что с ней вытворяют. Потому что если это очень близкое вам, очень болезненное, очень важное, то, конечно, видеть изнасилование этого близкого существа толпой уродов абсолютно невыносимо. И поверьте, не злоба и не сатиричность в моей голове… Вот если бы я видел что-нибудь благородное, справедливое, кроме этого бесконечного заколачивания гвоздей в гроб еще живой страны, я бы первый, вероятно, об этом сказал.

О.Журавлева― Спасибо большое! Александр Невзоров, который на сегодня сказал всё. Ритуальные слова.

А.Невзоров― Естественно, разумеется, слава Украине! Жыве Беларусь! И те 80 человек, которые был разжалованы, лишились погон и нагрдад, им большое спасибо и привет. Они доказали, что они вменяемые, адекватные. И, разумеется, маленький, милый, очаровательный храбрец Хабаровск. Потерпи еще чуть-чуть.

О.Журавлева― Ольга Журавлева, нельзя, всем спасибо, всего доброго!

Источник: Эхо Москвы

Оставить комментарий

Войти с помощью:



Нет комментариев

Оставить комментарий

Войти с помощью:



Nevzorov.TV