Невзоров.Невзоровские среды 11.11.20 Дзюба, Карабах, Рогозин, Мясников, Симоньян, Яровая и грибочки.

О.Журавлева― Приветствуем всех! Это «Невзоровские среды». Меня зовут Ольга Журавлева, я из Москвы. А из Петербурга прямо из «Гельвеции» к нам присоединяется Александр Невзоров. Александр Глебович, здравствуйте!

А.Невзоров― Вот очень точненько подмечено, что из «Гельвеции». И сегодня это, в общем, самое приличное место в России. Я имею в виду еще и по уровню как бы воспитанности и так называемых приличий.

Прошу прощения, сегодня будет очень много безобразий. Но не я придумываю эту российскую жизнь. И выяснилось, что Россия готова отказаться от любых своих прав, кроме права на публичную мастурбацию. Потому что именно на этой неделе состоялся крупнейший, по крайней мере, на моей памяти, общенациональный парад онанистов за всю российскую историю. Для части населения, возможно, он компенсировал несостоявшийся в этом году парад Победы. Я имею в виду подробности жития великомученика Дзюбы. И самый грандиозный скандал года, вот подлинное восстание элит. Потому что страна поделилась на две неравные половины: на тех, кто, судя по всему занимался видеофиксацией самоудовлетворения и уронил эту пленочку случайно в интернет, и на тех, кто этого не делал.

Вот те, кто занимались и видеофиксировались, они с ужасом, вероятно, ожидают момента, когда видео с их участием тоже появится в интернете и поэтому изо всех сил топят за Дзюбу и за право, скажем так, это делать. А те, кто спокоен, кто не занимался этим, они предельно мерзко издеваются и над Дзюбой, и над, собственно говоря, любителями себя зафиксировать. Это важная тема и крайне интересная. Давайте к этому чуть позже вернемся.

Просто я обнаружил волшебную, сказочную новость в Калифорнии. Вот в Калифорнии недалеко от берега, совсем близко к берегу прогулочную лодку со старушкой, откровенно балуясь, проглотил кит, причем без всякого злого умысла. Вот я подумал, что бы было, если бы в этой лодке были Путин и Шойгу, например. Мы знаем, что они очень любят в отпускные дни рассекать по всяким северным рекам и другим морям. Там Шойгу еще, как правило, в такой бомжовской панаме. Вот что было бы в соответствии с поправками к Конституции, согласно которой Путин обнулен и вечен? Понятно, что кита ФСО выловит, но что дальше делать с этим китом, абсолютно непонятно.

О.Журавлева― Понятно.

А.Невзоров― Нет. Любой китовед вам объяснит, что нельзя убивать кита и нельзя вскрывать, потому что агональные судороги у водных млекопитающих настолько сильны, особенно кишечного тракта и желудка, что там может раздавить даже КамАЗ, не говоря уже о министре обороны и президенте. То есть связи никакой нет. Потому что ВВ мобильники не признает, а у Шойгу мобильник сел еще когда случилась неприятность с Шамсутдиновым. С тех пор он больше не заряжается.

В ките, в принципе, уютно, никто не достает с просьбами что-нибудь отслюнявить из бюджета. Михалков не претендует на личную встречу, не приходит ни на кого жаловаться Гундяев. Гундяев, он все-таки умный очень. Он научился бровками работать как лабрадор, любимая порода Владимира Владимировича. И обычно этими движениями бровей он сопровождает свои жалобы на проклятых атеистов. Но это не прибавляет радости от общения с ним.

И наступает такой шредингеровский момент, потому что непонятно жив Владимир Владимирович или мертв. Такой Путин Шредингера получается. Он есть, и его одновременно нету. Вот первый такой кит России с абсолютно обнуленным сроком. Меня тревожит, как в этом случае выглядело бы ежегодное послание президента.

О.Журавлева― Ну, как – звуки из кита.

А.Невзоров― Есть в Сингапуре, по-моему, самый большой – 45 миллионов литров аквариум, и можно себе представить, что в Кремле быстренько делается аквариум на всю стену. И вот почтительно замерший зал. И из аквариума внимательно кит разглядывает Валентину Ивановну, Кадырова, Жирика. И все молчат час, полтора. На них смотрит кит. И столько в его взгляде послания, что зал не выдерживает, он встает и аплодирует долго и страстно киту. А кит в ответ выпускает фонтанчик из верхнего дыхальца. Лучшее, что может быть, если вообще это станет традицией избирать в России президентом кита. И это сразу решило бы массу и внутриполитических и внешнеполитических проблем.

Но давайте перейдем к главному событию недели – об онанизме футболиста Дзюбы.

О.Журавлева― О, боже! А можно не относиться ни к какой из указанных вами категорий и просто считать, что это личное дело Дзюбы и дай ему бог здоровья?

А.Невзоров― Нет, подожди, это личное дело Дзюбы, безусловно. Но коль скоро это приобрело масштаб общественного явления, коль скоро мобилизованы все так называемые силы и элиты России, мы не можем остаться в стороне.

А вот ты знаешь, кстати, как православие боролось с онанизмом в семинариях?

О.Журавлева― Руки поверх одеяла?

А.Невзоров― Нет, нет. И чем кончилась, главное, эта борьба. Оно боролось с помощью керосина. В бурсах и семинариях было принято мазать семинаристам паха перед сном. А утром инспектор проходил и нюхал ладони. И у кого руки воняли керосином, тех стыдили, срамили, обрекали на епитимью, на покаяние. Так продолжалось некоторое время, пока процедуру не взяли в руки иеромонахи. Вот они стали мазать керосином ладони семинаристов, а утром обнюхивать их паха. И начались массовые опоздания на утренние службы, потом на вечерние службы. И есть даже письмо ректора, которые написал жалобу в епархиальное управление: «У иеромонахов усы и бороды так и воняют керосином, что сослужить с ними вместе всенощное бдение нет более никаких моих возможностей.

Но вообще стыдиться всего этого люди начали довольно поздно. Потому что мы знаем, что египетские фараоны, они совершали обряд публичной мастурбации в Нил. Это повышало плодородие. Единственный, кто за всю историю считал это каким-то недопустимым, страшным грехом помимо всяких ханжествующих персонажей, был Кант. Он думал, что это хуже, чем самоубийство. Святые, тот же самый Василий Блаженный или Кочанов онанировали публично.

И вот сегодня в России мы видим, что с некоторым опозданием тоже прошел День народного единства, потому что вот какое было единодушие проявлено! Как один поднялись все стеной от Собчак до Джигурды. Встали стеной, почуяв покушение на основное право россиянина. Это, кстати, совершенно нормально, потому что страна давно живет в режиме мастурбации и привыкла к этому делу. При СССР мастурбировали на джинсы и на журнал «Америка». Потом сменились немножечко полюса, и теперь – на портрет Асада, на ракеты, на какую-то старую войну и на армию.

В общем, пикантное видео Дзюбы вызывало общий восторг, и люди встали плечом к плечу. Это дорогого стоит. Вот где она, оказывается, болевая основная точа народа, на которую надави и не знаю, как народ, но элита точно восстанет.

Смотри, дамы хором восхищаются красотой и мощью дзюбиной мастурбации, причем и светские и медийные дамы. Что-то неодобрительной крякнул только мой друг Вася Уткин, но был зашикан. А как умилилось РПЦ! Но я, кстати говоря, вместе с РПЦ тоже умилился. И даже все знакомые архимандриты отметили, что Дзюба-то футболист практически, оказывается, миссионер. Потому что он прекрасно подготовился к процессу и для успешного завершения процесса надел свой лучший золотой крест, который отчетливо виден в кадре. Это практически святость. Вот наличие дрыгающегося в ритм православного креста превращает этот акт практически в миссионерство, Оленька. И попы потирают руки, они счастливы, что получили на халяву такую потрясающую рекламу своего концерна. Главное, чтобы Дзюбу сгоряча не канонизировали, потому что они и такое могут. Да, ты хотела что-то сказать.

О.Журавлева― Я хотела сказать, что дело пахнет керосином. Уже все сразу поняли, откуда происходит это устойчивое выражение. И вот здесь мы должны сделать перерыв на рекламу.

А.Невзоров― Да, действительно.

РЕКЛАМА

О.Журавлева― Мы снова с вами – Ольга Журавлева, Александр Невзоров. Александр Глебович, продолжим.

А.Невзоров― Да. И дело пахнет керосином. Я хотел на это выйти, но слушатели «Эха» меня предвосхитили. Короче говоря, одолело беднягу футболиста его одиночество. Но скоро у него появится товарищ. Дело в том, что так же романтично, как спорт мученика Дзюбы звучит другая история этой недели. Все уже знают, что от Трампа уходит Трампиха. Это вы помните, красотка с прищуром велоцираптора. Вот она решила, что всё, хватит. И ее можно понять, потому что единственное, что еще стояло у Трампа, это было знамя в Овальном кабинете – знамя США.

А сейчас он, конечно, нафиг никому не будет нужен. Он жадина, скандалист и вдобавок выяснилось, что он «щенок Путина». Это открытие сделал, как ты помнишь, Байден во время предвыборных дебатов. Потому что он может оказаться очень опасным переносчиком «Спутника-5», путинской вакцины, которая, в общем, как выясняется, не менее опасна, чем сам ковид. И, более того, он оказался старым щенком Путина. Долго-долго бедный Трамп ждал под столом, когда ему под стол сбросят, наконец, косточки Асада, и он так и не дождался.

Трамп бывает забавен. Но он демонстрирует исключительную, как правило, тупость, такую тупость американской глубинки, ничем не лучше русской, между прочим. Потому что тупость – вещь абсолютно интернациональная и, как вольтова дуга, одинаково выглядит во всех странах мира.

Трампова вся риторика про свободу, про демократию, про правду, про честность, она не стоит ни цента, потому что мы видим, что у него на глазах усатый садист Лукашенко издевается над целой страной, маньяк, который насилует Белоруссию как хочет, пользуясь добродушием ее населения, а Трамп не пошевельнул и пальцем.

И еще мне приятно было отменить, что состоялся еще один долгожданный и совершенно очаровательный, с моей точки зрения, скандал. В Одессе, как мы знаем, долгое время стоял памятник Екатерине II.

О.Журавлева― На Екатерининской площади.

А.Невзоров― Совершенно верно. Он когда-то считался довольно большой достопримечательностью Одессы. Но, как я понимаю, одесситам он сильно надоел. А у памятников есть такое свойство сильно надоедать. Это правда. Как только памятник перестает забавлять, как-то он перестает вдохновлять, он начинает просто мозолить глаза. Но одесситы развели какую-то нездоровую радикальщину. Они го хотят просто снести, собирают подписи. Вообще, я подозреваю, что виной этому дефицит одесситов. Надо одесситов где-то специально разводить и завозить в Одессу. Потому что нормальные одесситы тут же бы приняли правильное решение: они был приделали этой Екатерине II голову Жванецкого. И сам Жванецкий, узнав об этом, ржал бы на всё Новодевичье даже сквозь два метра земли. Потому что это великолепный выход из ситуации. Ведь он для Одессы все равно сделал больше, чем эта сладострастная тетка из далекого прошлого, уже никому не нужная и никому не интересная, никому ничего не говорящая.

А Жванецкий, дав свою голову, он бы, конечно, создал новый импульс нового интереса и к Одессе, и к ее достопримечательностям. И все были бы счастливы, включая посмертно Михаила Михайловича. Потому что вот с этим пещерным почтением к памятникам так называемой старины пора кончать. Это могло бы послужить началом блестящей новой акции, когда по всему меру надоевшим памятникам меняют головы на новые.

О.Журавлева― Я просто обратила внимание, что там, в этих акциях против памятника были замечательные плакаты «Стоп империя!», «Катя-палач», «Кровь Украины на руках Екатерины».

А.Невзоров― Да и фиг с ней.

О.Журавлева― Еще интересно, что Екатерина как символ русского влияния. Не знаю, была бы она довольно этим или наоборот, но, конечно, Екатерина – это наиболее русский персонаж из всех возможных. Только с Дюком можно сравнить.

А.Невзоров― Я предлагаю просто забыть ее нафиг. И вспомнить про болезнь Паркинсона у Путина.

О.Журавлева― О, да! Вас очень просят об этом вспомнить.

А.Невзоров― Во-первых, Паркинсончик – это дело житейское и, в общем-то, возрастное и неизбежное. Но особых иллюзий я никому не рекомендовал бы питать, хотя всё может быть. Паркинсон внезапен, у него бывают крутые виражи и повороты…

О.Журавлева― Но это же, простите, очень долгая болезнь, она не развивается в течении недели.

А.Невзоров― Да. А интеллигенция, она прямо как живой воды напилась из этого известия. Все ходят счастливые. «Паркинсон» – любимое слово. Вот не стоит лелеять никаких надежд и думать, что вот прямо завтра психиатры начнут колотить в ворота Кремля рукояткам носилок и гудеть клизмами. Нет, этого тоже не будет. Более того, даже самое сумеречное состояние властителя России отнюдь не означает прекращения его власти. Как раз напротив. В самое разное время, вспомните, эта бедная страна управлялась лицами с самыми тяжелыми психическими отклонениями. И чем тяжелее были эти патологии, тем успешней она управлялась и лучше слушалась.

А вот самые тяжелые формы, абсолютная невменяемость, они обеспечивали и такую же невменяемую, тотальную, повальную любовь населения. И это тоже было, потому что тогда-то возникали все культы и поклонения. Кстати, не только в России. Потому что во всем мире – и в Европе, в Азии, в Африке была масса правителей, абсолютных дегенаратов, садистов, шизофреников, солдафонофилов. Но, правда, их там старались забыть, и только в России именно патология почему-то обеспечивала даже и посмертную колоссальную любовь народа. Потому что вот из огромного количества начальников, которые были в этой стране, народная память держит любовно в себе и сохраняет этого Иоанна IV, который по-французски называется terrible, то есть ужасный, который называется Грозный; и Осю Джгуашвили-Сталина, который совершенно по непонятной причине, без всякой необходимости убил миллионов 30 своих налогоплательщиков. Действие как минимум нелогичное.

А Паркинсон вообще фигня. Это вообще, скажем так, скорее моторная болезнь, чем психическая. Потому что Паркинсон не обеспечить такого поклонения, как шизофрения. И на похоронах Путина – а они рано или поздно будут, как ваши, как мои, как любого другого человека – никто уже не будет прямо вот так сотнями падать в обморок, сраженные чувством нестерпимого сиротства, как это было на похоронах Сталина. Потому что Путину если чего и не хватает для полного совершенства как лучшему правителю России, так это, в общем, не хватает, конечно, шизофрении.

Вот чтобы русские полюбили по-настоящему, надо убить их как минимум 30 миллионов. Тогда они начинают любить. А с учетом того, что Ося Джугашвили сильно задрал планку этого максимума (или минимума) для любви, то меньше, чем за 75 миллионов трупов любить в этой стране правителя никто не будет. А такие масштабы – 75 миллионов репрессированных истерзанная экономика России обеспечить не может.

О.Журавлева― Да у нас взрослого население уже столько не будет.

А.Невзоров― Да, да. А вот что касается всяких неприятных моторных нарушений, они, действительно, очень легко убираются нейростимуляторами, которые вживляются в мозг, которые имеют связь с пультиком. И вот здесь, конечно, очень важно обеспечить охрану, очень важно обеспечить безопасность. Потому что если кто-то настраивается на волну этого нейростимулятора, то клиента можно заставить делать шпагаты, плясать, вскидывать руки, вприсядку, полонез, как угодно. Действительно, надо следить, чтобы никто не настроился на эту волну. Причем следить не каким-то глупым способом с помощью свинцовой кепки. Конечно, всякую мелкую моторику с Паркинсончиком связать трудно. Бисером не повышиваешь.

О.Журавлева― Мне кажется, он и сейчас не особенно вышивает бисером.

А.Невзоров― Ну, и тем более хорошо. А у России рычаги управления большие как голова Сечина, нос Яровой. То есть я думаю, что это как в БелАЗе. И вопрос с управлением такими крупными рычагами вообще решается абсолютно элементарно, и никаких проблем не будет.

Но вообще пока всё это в режиме какого-то вздора. Потому что, ну, подумаешь, сказали что-то американские психиатры, что-то они ляпнули. Пока никаких других подтверждений нет. Как я понимаю, сейчас мы удаляемся на рекламу.

О.Журавлева― Еще не удаляемся. Буквально на минуту вы расходитесь с реальностью.

А.Невзоров― Более того, мы видим, что на данный момент проявлена некоторая подленькая, но качественная политическая мудрость. Потому что турка Эрдоган, у которого серьезные претензии на Крым, он предложил ВВ померятся пипирками в Карабахе. Понятно ведь, откуда растет конфликт. А дальше началась такая, хорошо знакомая мальчиковая известная еще по пионерлагерю сцена у стеночки. Эрдоган расчехлился – и стеночку у Арцаха показательно обмочил. Сейчас от стряхивает, кокетливо осматривается по сторонам: все ли оценили мощь, все ли оценили силу струи и пенность. Ну, и счастлив президент Алиев, которому тоже доверили подержать в нужный момент.

А Россия эту внешнеполитическую нужду справила как-то странно. Она не снимала штанов, не расстегивала и неизвестно, справила ли она ее вообще. Вот у армян обоснованные подозрения по этому поводу, что, в общем, Россия, пообещав помощь, их кинула.

О.Журавлева― Вот здесь мы делаем интригующую паузу, простите, Александр Глебович, потому что мы должны продолжить эту тему после новостей.

НОВОСТИ

О.Журавлева― Мы снова с вами. 21-33. Ольга Журавлева из Москвы, а из Петербурга Александр Невзоров и это главное. Александр Глебович, давайте все-таки с Карабахом…

А.Невзоров― Поговорим еще про тонкие кружева этой путинской политики…

О.Журавлева― Говорят, прямо удача дипломатическая России, пишут специалисты.

А.Невзоров― Непонятно, что здесь, потому что удалось не раскрыть главный секрет. Действительно, туркам было очень интересно посмотреть на возможности России.

О.Журавлева― Они для этого вертолет сбили, простите?

А.Невзоров― Вертолет сбили, я подозреваю, действительно искренне по ошибке, а потом принялись извиняться. У меня такое бывает. Я чего-нибудь собью, а потом начинаю извиняться и обещать, что я больше не буду. Но собью основательно, конечно. Я очень люблю это делать.

Но вот здесь Россия сохранила интригу про свою реальную военную мощь. Все ведь гадают: есть у России эта мощь или это всё, как всегда, ложь? Потому что Россия – это давно имя лжи, синоним лжи, по крайней мере, на всяких международно-военных аренах. И вот Россия сохранила интригу, как будто мощь как раз подгонялась под ее размер, вернее подгонялся тот самый храм цвета жабы имени старцев Миноборония и Победобесия, который недавно был открыт.

И вот эта величайшая интрига современности – владеет ли Россия какими-то удивительными возможностями – я подозреваю, что Карабах ради этого и затеяли. Потому что как определить боеспособность вражеской армии, можно ли с нею подраться за Крым? Конечно, затравленные срочники, они показывают серьезнейшие успехи в меткости стрельбы по офицерскому составу. Как в Воронеже недавно произошло. Очередной срочник выполнил очередной норматив по стрельбе в майоров и старшин. Хотя до результатов Шамсутдинова не дотянул и рекорд пока не переплюнул. Но это частный успех – успех в стрелковой подготовке. А стрелковая подготовка в современных войнах очень мало чего значит.

Я удивляюсь, что никто еще из изнасилованных, опущенных и избитых юных защитников отечества не шарахнул по родной части ракетами. Когда это произойдет, мы можем говорить, что да, действительно, какая-то подготовка есть более-менее серьезная.

У нас ведь, смотри, Оля, была иллюзия в том, что в России существует здравоохранение и медицина.

О.Журавлева― У кого-то была, у кого-то особенно и не было.

А.Невзоров― Нет, была, она у всех была. Она была тотальной. И вот на днях тут красавец Мясников состроил максимально бесстыжие глазки и сообщил, что на самом деле систему здравоохранения России разрушили россияне тем, что начали лечиться. А система совершенно для этого не предназначена. У нее другая функция.

О.Журавлева― Скупили лекарства.

А.Невзоров― У нее функция: ленточку разрезать, погасить горящий аппарат ИВЛ. У нее вообще больницы проектируются без учета каких-то подъездов для каталок. Они проектируются, прежде всего, как декорация, по которой может пройти президент, может войти губернатор. Именно такого рода требования предъявляются в первую очередь архитекторам. Вот все эти грузовые лифты – всё это фигня. Никого это не интересует. Должна быть перспектива прохода для высокого начальства. Русские больницы – это декорация для прохода номенклатуры. И не надо их наделять другими смыслами.

Если у кого-то были надежды, что есть медицина, это его проблемы.

Вот смотри, пока не запел Рогозин, были какие-то иллюзии, что существует русская космическая отрасль и что космос кто-то собрался покорять. Теперь выяснилось, что все триллионы Роскосмоса, все его силы ушли на 4 космические песни. Правда, их сочинил Рогозин. На сайте Роскосмоса можно найти все четыре. Вот вместо видео про открытие лунных баз, про покорение Сатурна размещены песни Рогозина. Я рекомендую послушать. Песни, правда, чудовищные, совершенно, но надо послушать, потому что это самые дорогие песни в мире. Дороже не существует. Вы еще никогда не слышали песню за триллион долларов – те деньги, которые были выброшены на развитие и презентацию Роскосмоса. То есть это самые дорогие песни в истории человечества, поскольку Роскосмос, собственно, ничего кроме них и не породил.

Вот еще, правда, он подал заявочку в Роспатент. Он хочет теперь создать товарный знак «Поехали!»

О.Журавлева― Да-да.

А.Невзоров― Но Роспатент оказался тверд, и он говорит: «Мы дадим вам это слово как товарный знак, закрепив за вами, но только в комплекте со словом «крыши» и никак иначе». Я думаю, что такой значок на лацканах работников Роскокосмоса будет очень даже хорош.

Вернемся нашей, конечно, болезненной теме об интриге, есть ли армия и есть ли в реальности военная мощь? Потому что, с одной стороны, конечно, всякие парады, всякие хроники, хвастливые речи.

О.Журавлева― Но еще нам напоминают наши слушатели про нашу торговлю оружием по всему миру. Мы просто производим огромное количество.

А.Невзоров― Да, конечно. Это другая история. Торговля идет по накатанной. И вполне можно поверить, что торговля есть, как нам могут напомнить и о воровстве, и мы тоже не будем сомневаться в факте того, что это имеет место.

Но есть, правда, подозрение, что никакой мощи нет, а есть толпы очень дорогих содержаний, но полностью демотивированных впившихся людей, которые единственно, что умеют, так это доводить до стрельбы срочников в казармах и воруют, разумеется, всё, что под руку подвернется.

И вот этот турецкий поход на Карабах, который был предпринят, он, действительно, объясняется только мучительным желанием вычислить, выяснить, на что же способна Россия, которая явно стоит за армянами, которая должна была что-то отчебучить. Но армяне на Россию понадеялись зря. Почуяв этот нездоровый турецкий интерес, Россия сделал вид, что вообще очень занята, про дружбу забыла и помогать не стала, хотя и обещала. И равнодушно наблюдала, как в этой оттренированной тоннами рахат-лукума турецкой пасти исчезают самые вкусные куски Карабах, а армяне с этим, действительно, ничего не могут поделать. Хотя храбрый народ. Посмотри, какое они показали мужество, как они ворвались в парламент, но правда, в свой. Тоже загадка.

О.Журавлева― Там же Пашинян самая главная фигура и в поведении России, как нам объясняют всякие аналитики и в реакции, соответственно, в Армении. Какова роль личности в истории? Почему из-за Пашиняна такие программы удивительные?

А.Невзоров― Нет, Пашинян здесь вообще не при чем. Я думаю, его роль будет здесь двести двадцать пятая. И Кремль давно научился на лица, которые не испытывают, не проявляют к нему внешнего почтения, относиться снисходительно и почти милосердно.

Правда, удивительно, почему эти армянские храбрецы и патриоты ворвались в парламент, а, например, не в штаб ВВС Азербайджана. И почему они избили собственного хилого и милого интеллигента, спикера армянского парламента, а не наглого, на радостях обожравшегося бараньих яиц Алиева. Сейчас они говорят, что просто перепутали Мирзояна и Алиева. То есть мы видим бешеные страсти.

Они отрезонировали, обрати внимание, и здесь, в России. Отметилась даже наша любимица красотка Симоньян. Она разместила под портретом Пашиняна, кстати говоря, удивительные записи: «Гори в аду, тварь!» – 7 раз. Ну, вот на непосвященных людей это может произвести, конечно, неприятное впечатление. Но именно с этого обращения хорошо воспитанные армяне теперь всегда начинают разговор о политике друг с другом и этим же обращением заканчивают.

О.Журавлева― Ну, в России, честно говоря, это тоже распространено.

А.Невзоров― Но у нас нет такой совершенной фразеологии, такой формы «Гори в аду, тварь!» – и начать разговор и этим же пожеланием закончит. Нам над этим, конечно, надо работать.

Но вообще там сейчас, в Ереване очень большая буза. Пашиняна, правда, там стерегут полицейские. Это ничего не значит. Полицейские принципиально неглупый народ. Потому что Армения не обзавелась же Росгвардией. То есть у нее нет оружия, которое направлено и ориентировано только на расправу с народом.

Но там прекрасно, что в каком бы то ни было виде это прекратилось. Потому что вот эту войну… конечно, с этой мерзкой войной надо было кончать любым путем. Я понимаю, что теперь все войны будут такими. Но война превратилось в такое уродство… Это я тебе говорю как человек, прошедший 7 нормальных войн. Мне еще достались нормальные войны с атаками, окопами, перебежками. Мне достались прекрасные, скажем так, войны, которые очень много напоминали о достоинстве и о храбрости. Но сейчас, когда просто с каких-то непонятных дронов людей размолачивают в мясо бесконтактно вот эти приспособления, – это, конечно, омерзительная война. Я бы в такой уже участвовать точно не хотел, несмотря на то, что, как ты помнишь, одно время это всё практиковал.

О.Журавлева― Ну, если та война, по-вашему, была нормальной, то я с вами соглашусь, что…

А.Невзоров― По сравнению с этой на той войне было место и дерзости, и храбрости, и меткости, и напору, и удачи, и сорвиголовости тоже было место. А сейчас выпендривайся как угодно – над тобой зависнет эта невидимо откуда прилетевшая дрянь и превратит тебя в разбросанные куски дымящегося мяса абсолютно без каких бы то ни было сантиментов и героизма. Обидно, черт возьми. С такой войной, конечно, надо кончать.

И точно так же, как, например, действует ковид. Одно дело благородно умирать от чахотки где-нибудь на чердаке…

О.Журавлева― Или в Ментоне.

А.Невзоров― Да, совершенно верно. Другое дело – эта страшная, скотская смерть, которую мы видим в Телеграм-каналах, где показывают ковидные морги, их забитость, переполненность. Но с ковидом и так всё понятно. Непонятно только, как быть бизнесу, как быть людям, которые пытаются удержаться до сих пор наплаву. Потому что бизнес, конечно, опять примеряет белые тапочки. И делает это с рыданием. И правильно примеряет, потому что это ковидное кольцо сжимается и просвета не видно. И веровать в эту животворящую российскую вакцину уже никто не верует. Уже вакцинированные алтайские врачи показывают высокую заболеваемость ковидом и где-то уже хрипят. И почувствовав слабину на рынке, что открывается некая перспектива, некое окно, вот сейчас главное слово в деле вакцинопроизводства, вакцинодейства взяла Якутия. И она собирается гнать вакцину из березы – из березовых наростов и из березовой коры.

О.Журавлева― Чудно.

А.Невзоров― Если питерская вакцина звалась «Спутник», то ́эта будет называться «Березовский». Вологодчина в качестве сырья для вакцины может предложить лапти. При наличии хорошего самогонного аппарата вакцину можно выгонять, собственно, и из них. То есть понятно, что вакцину будут делать все.

О.Журавлева― Была же на этой неделе, по-моему, информация, что Pfizer прошел 3-й этап тестирования вакцины и всё уже, что называется, на мази. В нее можно верить?

А.Невзоров― Нет, они сами не говорят, что на мази. Там верить можно. Мне абсолютно там непонятно, каким образом они разбираются с механизмом прикрепления коронавируса к клетке. Там почему-то нигде толком об этом не рассказано, хотя я верю, что этим занимаются люди, которые этим занимаются всю жизнь, следовательно, являются специалистами. Возможно, какие-то надежды есть. Но лучше не обольщаться. Вообще, все не было ты так страшно и бизнес не был бы так разрушен, если бы в стране было бы здравоохранение. Не пришлось бы якутам сейчас мучить березы и издеваться над ними.

Мы видим, что в России для того, чтобы решить вопрос с ковидом полностью и однозначно, надо всего-то 500 современных больниц и 50 медицинских вузов или даже училищ. Да, это минимум. Вот будут больницы, будут просторные изоляторы, будут легионы хорошо оплаченных медиков – не придется еще пару поколений превращать в локдауны, не придется прикрывать бизнес и разрушать общество. Не будет расти злоба, паника, и подвалы не будут забиваться трупами, переоборудованные в морги.

О.Журавлева― А вы считаете, что в какой-то из стран мира таким образом решено?

А.Невзоров― Считаю. Потому что мы видим, как Китай, который получил это всё в марте, в марте же начал строить клиники. Вы знаете, сколько они их сдали?

О.Журавлева― Где они взяли столько врачей, как они их так обучили быстро?

А.Невзоров― Ну, потому что они сообразили, что придется либо подыхать и по подвалам копить трубы, либо надо строить больницы. У них тоже… И в Европе такая же задница с не созданным здравоохранением. Но сейчас-то там идут пересчеты бюджетов. Там же циферки-то в евро отнимаются и у жандармерии, и у вояк, и у всех в пользу медицины и в пользу построений вместо всяких церквей, вместо всяких полигонов… Причем нужны же настоящие больницы, а не сметанные на скорую руку какие-то койки, которые появляются то в витринах посудных магазинов, то в выставочных залах. Это всё не заменит больницы, не заменит медицину. Надо сейчас просто взять и произнести вслух слова, что здравоохранение в России – это здравоохранение абсолютно нищей страны. Потому что 98% больничных учреждений медицинских не являются кондиционными и не являются не то что современными, а вообще способными хоть на что-то. И в этом только проблема.

А 500 больниц и 50 медвузов, Оля, это фигня на самом деле. Это стоимость годового содержания РПЦ или уголовников на Донбассе. Вот всего-навсего нужно отказать себе в этих забавах. Сейчас, к сожалению, понятно, что не китайцы и за полгода никто не сможет это построить. Но, тем не менее, это единственный путь. Да, ковид будет жрать, но от этого ковида можно будет защититься, можно будет изолировать, вылечиться, если отобрать бюджеты у пускателей дурацких ракет и носителей фуражек и ряс.

О.Журавлева― А вот скажите, как вы относитесь к мерам локдауна? Вот только сегодня опять появилась информация, что рекомендовано и в Петербурге тоже перевести на дистанционное обучение студентов всех уже без исключений. В Москве вообще проходят митинги, собирают подписи родители. Они считают, что Собянин нарочно придумал это дистанционное обучение и теперь его под флагом ковида пытается внедрить, потому что он не хочет, чтобы дети получали образование, чтобы дети небогатых родителей вообще учились, и вообще, Собянин на ковиде каким-то образом пытается нагреть руки при помощи дистанционного обучения. Скажите, он прав?

А.Невзоров― Собянин – не русский царь. Только русский царь мог принять закон о кухаркиных детях, когда беднейшим слоям запрещалось получать образование.

Собянин, насколько я понимаю, сам делал себя, делал мучительно, сложно и понимает цену образования. Нет, его можно подозревать в чем угодно кроме этого. Тоже не мой герой, скажем так, но будем справедливы.

Вообще, все эти антиковидные, ковид-диссидентские течения, они и будут разрастаться, они будут возникать именно потому, что нет той убедительной и победительной силы, которая могла бы с этой болезнью справиться и расставить все точки над «и». Нам не хватает этих 500 больниц, эти 50 медучилищ…

О.Журавлева― То есть вы говорите о перспективе. Люди не видят конца и края, поэтому получается то, что получается.

А.Невзоров― Да, совершенно верно. поэтому и возникает питательная среда для самых диких, нелепых извращений по этому поводу. С этим можно было бы разбираться быстро и аккуратно.

Вот пришел вопрос. Отвечу. У нас тут Яровая выдвинула инициативочку, что за собственное мнение о Второй мировой войне будут давать 5 лет. И при Следственном комитете специальный отдел, который будет тоже вычислять людей, которые либо неправильно понимают и неправильно говорят о Второй мировой. И я могу сказать, Оля, да и фиг с ними. Потому что вот они создали этот миф, с помощью которого они очень успешно лоботонируют население, и они этот миф будут защищать, как колдунья защищает рецепт приворотного зелья, с такой же страстью. Их можно понять, потому что они сделали инструмент пропаганды, он работает, они не хотят, чтобы его кто-нибудь зазубривал, царапал и тупил. Это, действительно, очень эффектная, очень правильная лоботомия. Потом след от лоботомии покрывается пилоткой сталинской армии. Если вы видите кого-нибудь в пилотке сталинской армии, значит, операция прошла успешно. То есть у них очень правильное желание. Имеют право сажать тех, кто портит их инструментарий.

О.Журавлева― То есть просто того, кто «неправильно» думает. Давайте зафиксируем.

А.Невзоров― Но они совершенно не понимают, с кем они связались. Они не понимают, что они уже проиграли, потому что они не знают новых поколений, и они не знают, с каких карт эти новые поколения могут пойти и ответить на эти адские ужимки Яровой и на все эти особые отделы Следственного комитета. Поколение скажет: «Чё? Нельзя думать на эту тему? Да и фиг с этой вашей мировой войной. Берите ее себе».

О.Журавлева― Думайте сами о ней.

А.Невзоров― Да. Вас могут посадить за то, что вы неверно оцениваете, даете недостаточно восторженную оценку, например, маршала Победы Скарабеева. Но вам никто ничего не сделает, если вы просто забыли об этой войне и сообщили, что она вам неинтересна нафиг и начисто. Вот неинтересно, не помню и знать ее не хочу, любите ее сами, понимайте сами. И именно это заявит поколение, которому и пропаганды, и жандармы будут навязывать этот свой военный миф. И в общем, это очень правильно.

И скажем так, до Следственного комитета, до Яровой у мифа о войне был маленький такой шансик периодически оживать и дышать, а теперь, в общем, и его уже никогда не будет.

И вот у нас еще из запретительных мер отметился опять О, Пресладкий – это прозвище…

О.Журавлева― Илариона (Алфеева), я уже запомнила.

А.Невзоров― Он призвал приравнять карикатуры на святых к оскорблению чувств верующих.

О.Журавлева― Господи, а святых-то сколько!

А.Невзоров― И глупость, она поразительна. Вот они тоннами издают свою литературу, они без конца печатают свои октоих, Четьи-Минеи. Они делают всё, чтобы закрепиться на этом рынке, производить огромное количество своих пропагандистских материалов. И никто, ни одному атеисту не придет в голову сообщить им про то, что оскорблен здравый смысл, наука, разум, развитие, будущее. Пожалуйста, не суйте нос в наших Хокингов, наших Дарвинов, наш «Шарли» – и никто не будет совать нос в ваши сочинения. Мы же молчим о том, что они напрямую пропагандируют экстремизм.

Оленька, я тут даже выписал. Я же педант. Вот как ты думаешь, кто сказал: «Врагов же моих, которые не хотели, чтобы я царствовал над ними, приведите и избейте предо мною». Кто это сказал?

О.Журавлева― Кто по латыни говорил.

А.Невзоров― Это слова Иисуса.

О.Журавлева― Значит, по-арамейски все-таки.

А.Невзоров― Это Евангелие от Луки 19.27. Это он так говорит в форме притчи, но он говорит именно это. «Тех, кто не согласен со мной, приведите и избейте предо мной». Ни один атеист, между прочим, по этому поводу не пишет доносов и не требует запретить явно экстремистской направленности книжку.

О.Журавлева― Были, кстати, эпизоды, когда боролись с экстремизмом везде.

А.Невзоров― Были, но они были мелкие, они исходили не от авторитетных атеистов. Тут надо думать о том, как жить вместе, не мешая друг другу, а не пакостничать, не склочничать и не плодить эту самую рознь и раскол.

О.Журавлева― Буквально несколько секунд. Я хочу вам дать задание на следующую программу. Потому что вопрос пришел дорогостоящий за 50 долларов от Алексея.

А.Невзоров― А деньги кому, Оля?

О.Журавлева― В фонд мира. Я надеюсь, Соломину. На самом деле это эховский чат, поэтому в фонд «Эха» должно идти. Так вот вопрос будет про Байдена. Если вы в следующий раз о нем что-нибудь интересное сможете рассказать…. Вы же педант, вы же поищите, вы же сделаете далеко идущие выводы: развалится Америка, не развалится, с Байденом или без него. Кстати, следующие «40 минут» в 22 часа как раз будут обсуждать того самого Джо Байдена. В «Одине» сегодня – Алексей Нарышкин.

А.Невзоров― Хорошо. У меня с ним, кстати, есть парочка общих знакомых.

О.Журавлева― Да вы что? Прекрасно! Мы придумали, о чем мы будем говорить в следующую передачу. А на этом прощаемся. Александр Невзоров, Ольга Журавлева.

Источник: Эхо Москвы

Оставить комментарий

Войти с помощью:



Нет комментариев

Оставить комментарий

Войти с помощью:



Nevzorov.TV