Невзоров.Невзоровские среды 14.04.2 Путевки в Турцию, война, новый самолет Путина и смертность.

О.Журавлева― Всем привет, всем добрый вечер! Это «Невзоровские среды». Ольга Журавлева из Москвы, а из Петербурга, из самой «Гельвеции» – Александр Невзоров. Здравствуйте, Александр Глебович!

А.Невзоров― Мое глубочайшее почтение.

Оленька, вот ты заметила эту потрясающую сцену созвонки Путина с Байденом? И эта сцена, наверное, всё расставила на свои места, потому что мы видели, как они гладили друг друга по головкам. В общем, этот разговор – это по сути дела поглаживание по головкам. И вот у Владимира Владимировича рубль встал, а у Байдена ничего не встало. И это лучшим образом характеризует удельный вес персонажей и всю экономику, и политическую ситуацию. Вот, оказывается, на доллар ядовитые ласки Кремля никакого не оказывают влияния, а на рубль очень прохладные и формальные ласки США немедленно оказывают такой эрегирующее действие. Мы видим, что он действительно сразу увеличился в размерах, а уж ощущается на целых 17 сантиметров.

Вообще смотри, из всех маньяков, из всех палачей самые опасные это те, которые вдруг в какую-то минуту начинают считать себя докторами, спасителями человечества. И нам всем, я полагаю, сказочно везет, что мы живем в обалденную эпоху торжества абсолютного зла, когда именно это свершается, когда маньяки начинают ощущать себя докторами. И мы видим, как это зло торжествует, и мы все уже на этом эшафоте, все абсолютно. И менять ситуацию некому, и теперь уже надо не скулить и не жаловаться, а в лицо врачам и могильщикам только смеяться, чем, собственно говоря, мы и занимаемся.

Вот в будущей и, возможно – я не знаю, что там еще встанет у Кремля – неизбежной войне русско-украинской Россия будет воевать, надо понимать, только за одно – за звание страны-преступницы, за звание полного изгоя, за звание полного и невменяемого агрессора, нуждающегося в строго международной изоляции и внешних полицейских мерах – вот это то, за что будет воевать Россия. Это не романтика добровольного полуудаления от мира, такого вот красивого схимничества, что мы тут исполняем некий секретный наказ, который вам всем неведом в вашей гейропе – нет, это просто на манер предвоенного Ирака, до того, как туда вошли американцы. Мне просто повезло, я как раз там был, в Ираке сразу, когда заканчивалась война, и я видел, что такое настоящая изоляция.

И надо понимать, что в России, если эта настоящая изоляция придет, не будет не только нормальных компьютеров – не будет даже «Жигулей», не будет самолетов, потому что всё либо комплектующие, либо те станки, которые эти комплектующие производят. Вот этого не будет ничего. Я уж не говорю про всякую Dolce & Gabbana, Balmain, лекарства, фильмы… Да-да, Оля. То есть прибавится ко всем радостям еще и откровенное одичание, то есть будут попы и «Зои» 24 часа в сутки – попы и «Зои». И будут союзники типа Мьянмы, Нигерии, но они ничего кроме пальмовых листьев и усиленных доз СПИДа и ракушек, может быть, ничего предложить не могут.

Правда, единственное утешает – Северная Корея. Северная Корея тут внезапно может порадовать и приготовить кое-что утешительное. Ты знаешь, там фабула была пересказана в программе «Наповал», которая идет в воскресенье на моем YouTube-канале, что веселый вполне Ким Чен Ын сообщил своему населению, что «ребята, приближается голод – умрет примерно 3 миллиона населения, ну так уж получилось по разным причинам». Но в принципе, это фигня, и он тут же всех утешил, чтобы сгладить эту неловкость с покойниками, он открыл стратегический секрет, который заключается в том, что Северная Корея построила подводную лодку немыслимых размеров, немыслимого водоизмещения. И сейчас Северная Корея ищет где-нибудь море, в котором эта подводная лодка может поместиться, потому что пока ни одно море не подходит. И как только это море будет найдено, хоть какое-то, Северная Корея не будет иметь в этом море просто уже никаких конкурентов, никто не поместится больше. И свою политически и духовно близкую сестру – Россию выручит из абсолютно любой задницы, из любой ситуации.

Это вообще всё сейчас кажется нереальщиной, но Оля, 5 лет назад практика повальных арестов, наличие большого количество политзаключенных, тайных гэбэшных отравлений, синих трусов, бесконечных дел про измену Родине, беспредела Росгвардии, – всё это тоже казалось фантастикой.

О.Журавлева― Ну не скажите. С того момента, когда в 14-м году все наконец осознали, что России воюет с Украиной, уже многие люди, по-моему, пропали. Нет?

А.Невзоров― Пропали-то многие. Я говорю о соображающих, а не пропадающих. Пропадающие меня не волнуют, потому что они пропадают. Меня волнуют те, которые остаются и сохраняют способность соображать.

Вот смотри, до режима сейчас начинает доходить, что в вере доверять нельзя никому, даже тем, кто демонстрирует какую-то внешнюю формальную лояльность. Сегодня Минюст сообщил о том, что планируется создание мест заключения нового совершенно типа, новое слово в тюремном искусстве. Это будет симбиоз СИЗО и зоны. Каждое на 3 тысячи мест. Такая же сеть как «Лента», «Пятерочка», но этого будет очень много.

О.Журавлева― Но санаторно-курортная такая.

А.Невзоров― То есть мы поместимся там все. Это уже такие вполне себе концлагеречки без каких бы то ни было прибавочных радостей. Но для страны, которая готова принять титул «страна-преступник» с нескрываемым удовольствием, это вполне объяснимо.

Если Россия выиграет в результате войны с Украиной, ей этот титул, как я уже говорил, обеспечен. Если проиграет, то обеспечен тоже. И исход войны никакой роли не играет, потому что надо понимать, что на Украине при любом раскладе сконцентрируется вся жалость, всё сочувствие всего мира. Окровавленная, опаленная, она будет фигурой номер один мирового пейзажа долгое время, может быть, даже целый месяц.

Вообще, честно говоря, я не понимаю, что мешает ДНР и ЛНР переселить. Есть такие чудесные места. Есть тундра, есть Забайкалье. Кабаны там не знают украинского языка, никогда не оскорбят слуха дээнэровцев и элэнэровцев…

О.Журавлева― Вот сейчас аккуратнее с Забайкальем. Сергей Самойлов из Читы пишет нам: «Чита – это столица Забайкалья, если кто не в курсе».

А.Невзоров― Но оно огромно, там поместится такое образование. Там же, благодаря тому, что действует целлюлозно-бумажный комбинат, там русский дух, там Русью пахнет. Там будет где подышать всем этим наследникам Моторолы полной грудью. Там не висят на деревьях «распятые мальчики», не летают украинские беспилотники. То есть это вполне могло бы быть счастливым анклавом.

Но мы сейчас позволяем себе ёрничать, хотя обязаны понимать, что реальность войны, и войны страшной абсолютно велика.

Вот тут прошла забавная очень проверка боеспособности Российской армии.

О.Журавлева― Внезапная.

А.Невзоров― Это было локально, это было очень точечно, но это было очень красноречиво. Это произошло здесь, в Петербурге. Шел взвод курсантов Петербуржского военного училища. Все отличники боевой и политической и прочей подготовки. Они встретили трех веселых кавказцев. Три веселых кавказца избили взвод – 30 человек. У курсантов перелом шейных позвонков, разрыв мягких тканей живота и так далее. А кавказцев, разумеется, ищут. Это разговор о мотивации и готовности, способности драться.

Причем приятно, если всё это произойдет – иранский вариант – то нас уже не будет никогда беспокоить, как каждого из нас воспринимают за границей. Уже не придется объяснять таксисту, что «я из России, но я не расист…».

О.Журавлева― И я не буду вас травить.

А.Невзоров― «У меня нет «Новичка» с собой». Невыездными станут все, поэтому переживать не надо.

О.Журавлева― Никто и не переживает. Уже все невыездные. У нас, по-моему, сейчас этот вопрос не стоит.

А.Невзоров― У нас невыездные как бы по уважительной причине. Потом, конечно, красавица Набиуллина наденет свою последнюю брошку и никогда ее больше не снимет. Я сейчас объясню, почему я про брошку. Дело в том, что Набиуллина очень давно общается с посвященными людьми – это уже не секрет – с помощью брошек. Она подает тайные знаки, у нее есть воркующие и топчущие друг друга голубки, есть симбиоз жабы с гадюкой, есть нападающий ястреб на этих брошечках. Вот, например, совокупляющиеся жабы обозначают, что борьба за рубль еще ведется, долгая работа по откату на 8 копеек, нужно демонстрировать это биение рубля и доказывать, что он жив хоть в каком-то виде, борется за жизнь. А если ястреб, то значит Центробанк присматривает себе новую цель среди коммерческих банков.

О.Журавлева― Вы злой, Александр Глебович. Может быть, на самом деле Набиуллина хочет сообщить, что ее держат в заложниках.

А.Невзоров― Я злой?

О.Журавлева― Да. И вы все брошки неправильно трактуете… подмигивания этого на камеру.

А.Невзоров― Ты знаешь, главная брошка, она пока еще не применялась. Но мы понимаем, что в какой-то момент Центробанк, как и все остальное, накроется этой брошкой известной формы. Но это как раз произойдет в случае войны. О том, как будет выглядеть эта брошка, я оставляю на усмотрение каждому, на фантазию каждого.

Вообще бы надо было самым парадным и мощным известным событием недели назвать День космонавтики. Хотя благоразумие подсказывало России, что лучше бы эту тему не трогать, что лучше бы помолчать.

О.Журавлева― Да вы что! Это же скрепа.

А.Невзоров― Это скрепа. Именно для того, чтобы что-то сохранить в памяти, об этом лучше было бы молчать. Потому что выглядело так, что собрались очень злые печальные лилипуты и долго не понимали: «Как это у нас такие великаны родители – почему мы такие маленькие? Может быть, мы тоже великаны, просто небольшого размера?»

О.Журавлева― Болели. 16 минут – на всякий случай сообщаю – упало пальто.

А.Невзоров― Папа – великан, мама – великан, а мы вот такого размера.

О.Журавлева― Ну это же старый детский анекдот: болел просто.

А.Невзоров― Да, да. Это вот понятно, почему родились эти карлики. Но мероприятия были совершенно невероятные. Я все отсмотрел. Мне очень понравилось, что в Красноярске, в Институте нефти и газа долгое время грустно лежал булькающий, шевелящийся огромный презерватив со странными надписями, в котором происходили какие-то процессы.

О.Журавлева― Это же космонавт был.

А.Невзоров― Подожди. Презерватив был размером вот с эту студию. Когда руководству института задавали вопрос, оно мрачно объясняло, что таким образом отмечается День космонавтики. И те, кто видели это украшение, сразу смотрели на окна и не понимали, какой же калибр у местных студентов, если они это выбрасывают из окон. Но студенчество было ни при чем. Там действительно сделали 17-метрового космонавта надувного резинового. Но делали те же самые руки, которые делают все космическое. Резиновый космонавт недолго постоял, затем он быстренько порвался и начал изображать алкоголика то в весомости, то в невесомости. Потом его начало сильно колбасить, потом начался у космонавта эпилептический припадок. А потом он стал бить запотевшим забралом шлема в здание. Вот он олицетворял всю драму «Роскосмоса». И очевидцы, с которыми я по секрету связался, сообщили, что надувной этот резиновый покоритель космоса при этом стонал с интонациями Рогозина, и в какую-то минуту резина не выдержала, он рухнул – юбиляр – этой резиновой огромной бесформенно презервативоподобной кучей под окнами университета.

Потом еще в Петербурге был свой цирк. У нас ведь есть такой зоопарк имени Макарова, который иногда называется законодательным собранием – это более точное… Но это действительно зоопарк имени Макрова с удивительными тварями. Эти удивительные твари одеваются в рыжие костюмы с надписью «НАСА» для того, чтобы отпраздновать День советской космонавтики и с табличкой «Поехали!» То есть они могли бы рекламировать Яндекс.Такси в лучшем случае, если физиономии их были поприятнее. А так это похоже на расшалившийся апельсин-мутант.

Но вот если происшествие в Красноярске можно списать пусть на символическую, но все-таки случайность, то во всех остальных случаях это не получится, потому что День космонавтики – заявляю ответственно – стал тестом на адекватность, и этот тест прошли не все. И ярче всех, ослепительней всех блеснул мэр города Коряжма – вот у кого надо учиться! – мэр города Коряжма. Оказывается, в таком небольшом городе такие колоссальные запасы нерастраченного безумия. В день космонавтики мэр вывел на сцену весь дамский управленческий аппарат. Там были застенчивые счетоводы, такие широкофюзеляжные чиновницы, толстоногие секретарши, были вполне симпатичные, кстати, дамочки, и были такие дамы, которые без слов объясняют, почему этот город называется Коряжмой. Что такое коряжма, ты знаешь, да? Это утопленник. Но это не просто утопленник. Это гнилое бревно-утопленник.

То есть такое административное стадо примерно в 40 голов было выведено на сцену. Они все вышли, встали, имея посредине мэра. Вообще этого одного выхода было достаточно для того, чтобы обеспечить космический эффект, даже бы если ничего не произошло. Но оно произошло, Оля.

И вот мэр, который расположился посреди этих 40 особей, он откашлялся, сделал умное лицо. Все напряглись в ожидании очередной идиотской речи. И вдруг он закричал песню, Оля. Он закричал песню, в которой было всего несколько слов. А коряжнихи стали мощно содрогаться в такт этой песне.

О.Журавлева― Господи, ну это же старый добрый монтаж. Это же пирамида, еще какие-то прекрасные вещи.

А.Невзоров― Нет, нет. Ты не знаешь, что пел мэр.

О.Журавлева― Что?

А.Невзоров― Мэр пел и кричал песню: «Я ракета! – кричал он. – Я ракета!» Первый раз, кстати, слово «я ракета» произнес без особой уверенности, но поглядел на своих девок и более уверенно… Тоже было непонимание. Тогда он изобразил при помощи соединенных рук над головой какой-то фаллический символ и еще раз прокричал про то, что он – ракета. И тут действительно началось! Дамы в бешенстве запрыгали вокруг него. Это 5 тонн админресурса с учетом еще причесок, бус и сережек местного изготовления – это еще тонна. Нормальные люди стали выводить детей из помещения, потому что побежали по фундаменту трещины. И вот этот единоросс-мэр, показав еще раз фаллический символ, он перешел к совершенно излишним откровениям. Мало того, что он ракета, следующие слова песни «Я ракета»: Раз – стыкова, два – стыковка, раз – стыковка! Два – стыковка!» Вот началось самое интересное. Постепенно ускоряя… Других слов в песне не было. Они все вошли в экстаз про стыковки. Вот удалось ли ему пересчитать все стыковки – при этом он так делал глазками – неизвестно. Пленка драматически умалчивает, потому что она обрывается. Дамы краснели. Это было заметно даже из зрительного зала. Это было заметно на песне. И вообще понятно, что со словом «стыковка» возникали особые совершенно ассоциации. Немудрено в небольшой Коряжме, где все стыковки, в общем, всегда на виду. Мэр не унимался, но к сожалению, дальнейшего мы не увидели.

Вот пришел вопрос. Я на него быстренько отвечу, поскольку вопрос от умного мальчика 9 лет. Некто Семен, умный мальчик 9 лет. Он спрашивает, надо ли уважать старших. Да ни в коем случае, Сеня! Потому что все эти люди – мэр Коряжмы, президент России, Байден, Рогозин – это всё старшие. Вот ты подумай сам, надо ли уважать старших? Я думаю, что уважать старшего за то, что он старший и только за это ни в коем случае не следует.

О.Журавлева― Александр Глебович, простите, вы сами уже сказали про Путина. Тут не унимаются наши саратовские зрители…

А.Невзоров― Про то, что он привился.

О.Журавлева― Нет, про то, что он отметил День космонавтики в Саратовской области. Он приезжал в Саратов. Там заселяли отдельно карантинниками на 2 недели пансионат. Там вообще событие, можно считать, века случилось в регионе.

А.Невзоров― Он еще и привился второй раз.

О.Журавлева― Ну привился он постфактум, я так понимаю. Сначала День космонавтики отпраздновал.

А.Невзоров― Я не понимаю, постфактум – не постфактум. Никаких симптомов, никаких последствий абсолютно. Кстати, у меня тоже никаких симптомов, никаких последствий.

О.Журавлева― После прививки.

А.Невзоров― А я не прививался.

О.Журавлева― А, понятно. Вы мне объясните одно – волнуются граждане – почему умалчивают об этом визите, почему мало о нем сообщают? Что происходило? Может быть, что-то важное случилось. Я кроме этих карантинников никаких новостей не видела. Что там Путин сделал-то хорошего?

А.Невзоров― Да ничего он там не сделал. И вот так обсуждать прямо каждый его шаг неинтересно. Гораздо интересней, как РПЦ отмечало День космонавтики. РПЦ начала с того, что она почтила память Белки и Стрелки, рукой местного попа из Апатитов пристрелив кроткую чудную собаку, всеобщую любимицу. Вероятно, вспомнилась проповедь того времени, что первой небеса осквернила собака. Это было очень модной темой РПЦ и не только.

О.Журавлева― Но, по-моему, все-таки дрозофилы первыми осквернили небеса.

А.Невзоров― Да, но дрозофилы их не беспокоят. А вот собака, которая не допускается в алтарь, вот она осквернила небеса.

И еще вложение солидное в космологию и одновременно в теологию. Выяснилось, что конечно же бесы – это инопланетяне. Потому что некто hieromonk – но это не плохое слово, это иеромонах по-английски – иеромонах Серафим в 70-м году еще установил, что инопланетяне – это просто бесы, которые являются, совращают праведников, соблазняя совершить с ними стыковку в какой-нибудь извращенной форме. И это было подтверждено на днях иерархами РПЦ, что никаких инопланетян нет, и те, кто считается инопланетянами – это просто бесы.

О.Журавлева― А я читала, что установили новый какой-то порядок изгнания бесов.

А.Невзоров― Это мы дойдем сегодня. Это еще не о публиковано. Этот документ об экзорцизме не опубликован.

Я еще хотел вдогонку к космической теме — и к войне, и к теме Северной Кореи и ее подводной лодки – сказать, что Кремль отказался приглашать на 9 Мая – не него там какое-то, я плохо помню, мероприятие на Красной площади….

О.Журавлева― Оно не юбилейное, можно никого не приглашать.

А.Невзоров― Но он отказался приглашать представителей развитых стран очень ловко. Потому что у нас недалеко открывали филиал «Пятерочки» и тоже не позвали ни Меркель, ни королеву английскую, никого не позвали. Из опасений, во-первых, что эти дамы могут скупить всю воблу. Особенно подозрительная королева, которой сейчас надо устраивать поминки по принцу Филиппу. Конечно, ее звать не стоило.

И еще у нас по официальной части важный момент – это возможная высылка русских дипломатов из США. И крики Захаровой, что мы этого не допустим и что Россия зеркально…

О.Журавлева― Слушайте, они всё время туда-сюда дипломатов шлют из всех стран во все страны…

А.Невзоров― Нет-нет, там какая-то массовая высылка. И конечно, турецкая дерзость, которую позволил себе Эрдоган, хитрый турок, который быстро выучил Россию. Он вообще предсказывает Путина на пятерочку. Вот он сделал Путину козу – сообщил, что «Крым-то не ваш» – с милой турецкой улыбкой. Он знает, что в ответ Россия может со зла только у себя самой что-нибудь откусить – в общем, собственно, ей кусать некого – и впиться себе в бок. Найдет еще какое-нибудь непрокушенное местечко и вопьется, совершит очередное членовредительство. Потому что мы знаем, что когда ее ставят в угол, она принимает санкции в основном против самой себя.

О.Журавлева― Это называется «бомбить Воронеж», Александр Глебович.

А.Невзоров― Да. У Эрдогана это великолепно получилось – понаблюдать, как Россия выдирает у себя из бока очередной кусок мяса. Сейчас, по-моему, реклама – нет?

О.Журавлева― Какая реклама? Сейчас новости. Это совершенно другой разговор. Новости у нас буквально через минуту.

Тут у нас коряжменцы очень переживают. Не все уверены, что вы правильно рассказали эту историю. Там было всё… В общем, продолжайте писать, я всё внимательно читаю.

Меня зовут Ольга Журавлева. У нас… в гостях, хотела сказать – у нас на хозяйстве Александр Невзоров.

А.Невзоров― Не было такой песни? Была такая песня. Мэр кричал? Кричал. «Я ракета!»? Ракета.

О.Журавлева― Что вы сразу заводитесь? И вы ракета, и я ракета. Давайте встретимся после новостей.

А.Невзоров― Вы бы видели этот гарем.

О.Журавлева― Посмотрим.

НОВОСТИ

О.Журавлева― Мы снова с вами – Ольга Журавлева из Москвы, а из Петербурга Александр Невзоров. Мы верим вам. Всё, что вы говорите, всё чистая правда. Я уже зареклась проверять всё, что высказывает Невзоров, и вам не советую.

А.Невзоров― Оля, я тебя подводил хоть раз, Оля?

О.Журавлева― Нет.

А.Невзоров― Никогда.

О.Журавлева― Просто вы мастер художественного слова. Не все это способны оценить. Продолжаем.

А.Невзоров― Смотри, вот Эрдоган, он позволил себе такой выход. И тут же получил страшный удар по щам: прервали авиасообщение, объявили турецкие курорты жутко заразными. Это была страшная месть, адекватный ответ. Причем, что в России царствует абсолютный, стопроцентный коронавирусный пофигизм, он на высшей точке. Правда вот The New York Times взяла и бестактно поворошила кладбище России и опубликовала безликую, бесстрастную таблицу смертей, где на первом месте в 20-м и 21-м году сияет как полярная звезда Россия вопреки всей ее официальной статистике.

О.Журавлева― Подождите, Александр Глебович. Мы уже много раз в эфире говорили в разных передачах. Просто речь идет о так называемой избыточной смертности. Измеряется она разными способами. Естественно, в нее попадают далеко не только жертвы ковида, но всевозможные другие. Там и за 5 лет…

А.Невзоров― Да-да, примерно то же самое говорили… Говорят, что это покойник выходного дня. Потом он снова занимается своим делом. Покойники шаговой доступности, не шаговой. Надо очень четко стратифицировать. Мы знаем.

О.Журавлева― В любом случае у нас избыточная смертность значительно, в 3 раза превышает смертность от ковида, правильно?

А.Невзоров― Да, совершенно верно. И не разобраться, кто именно заразнее. Вот этот конкурс «Кто заразнее: Турция или Россия?» – там, я думаю, будет 1:1 уверенно. Но, тем не менее, 530 тысяч человек, которые поверили власти и потратили все свои годовые накопления на путевочку в Турцию и билеты, они все сгорели к чертям. Вот эти полмиллиона граждан Российской Федерации ответили за слова Эрдогана. И конечно никакой компенсации им не будет. Может быть, будет, но через суд. Как функционирует суд в этих вопросах, мы знаем.

И вообще Ростуризм сообщил, что он готов поменять любую путевку в Турцию на любую путевку в Челябинск или Уфу.

О.Журавлева― Ну ладно-ладно! В Сочи и Краснодарский край.

А.Невзоров― Всякие там предлагаются туры – Валдайчик всякий…

О.Журавлева― Конечно. Карелия еще есть. Много чего есть.

А.Невзоров― Забайкалье то же самое. И вот нашелся некто умник – зампред Совета Федерации Ко́сачев, который призвал…

О.Журавлева― Косачёв.

А.Невзоров― А почему он тебе не нравится Ко́сачев?

О.Журавлева― Хорошо, пусть будет.

А.Невзоров― Это романтичнее. …Который призвал проявить патриотизм и пренебречь Турцией навсегда.

О.Журавлева― Из патриотизма.

А.Невзоров― Да. Потому что Турция страна-враг: она сомневается в принадлежности Крыма.

О.Журавлева― Подождите, Александр Глебович. У нас же была история: сбивали летчика и расстреливали его.

А.Невзоров― Был такой инцидент.

О.Журавлева― У нас посла в Турции тоже застрелили российского.

А.Невзоров― Да, и посла застрелили в Турции. Там вообще много происходило удивительных событий.

О.Журавлева― И всё как-то помидорами обошлось недолго.

А.Невзоров― Да. И в данном случае призывают тоже на всё плюнуть, всё бросить и наполнять местные отдыхательские бараки советской родины. Косачевы не стали к нему прислушиваться.

О.Журавлева― Это комитет по международным делам, мне кажется. Это его работа такая.

А.Невзоров― Он зампред Совета Федерации.

О.Журавлева― Значит, так тому и быть.

А.Невзоров― Лучше не пытаться всунуть патриотизм, даже самый тоненький и хлипкий, между россиянином и турецким пляжем. Патриотизм будет немедленно расплющен и скончается в муках. Все ведь декларации, всё болтовня. И Косачеву надо было конечно вздыхать не со своего советофедерационного дивана, а надо было лично ехать туда, лично ехать к российским туристам. Там же большинство пляжей, особенно при отелях, они платные: четкий вход, четкий выход. Он бы мог перехватывать на подходе русскоговорящих граждан с полотенцами, уводить с собой под гриб и там заговорщическим шепотом говорить: «Я Косачёв, зампред Совета Федерации. Давайте покажем презрение к турецкому сервису, и вы не пойдете туда, на лежак. Граждане, самолет в Челябинск через 2 часа, мы вам там песочку насыплем, чтобы вы могли лежать. Там тоже теплеет. И вообще не дадим соблазну этого моря заглушить в вас любовь к Родине». Но диалог Косачева с гражданами, которые все-таки прорвались в Турцию, предсказать нетрудно. Вообще он мог встать даже на пенек у входа на пляж и кричать пляжующим: «Россияне, невозможно отдыхать в этой стране! Давайте дадим туркам отпор: писать в бассейне, толкать аниматоров…».

О.Журавлева― Всё, что вы рассказываете, и так происходило в Турции, по-моему, уж извините.

А.Невзоров― Не демонстративно. Ну последние фразы он кричал бы из машины с красным крестом, куда опаленные тетки в панамах засунули бы его с помощью секьюрити отелей, которым в общем удалось проникнуть в заковиженное турецкое пространство из России. Но с этим уже понятно. Скандал красивый.

Вот мне очень понравился дипломатический скандал, чем он закончился – с высылкой дипломатов. Обещание дать адекватный ответ сдержали. Долго думали, как умыть ЦРУ и Госдеп, как сделать больно в ответ на их высылку – и подняли цену на майонез на 10% в России. Почему жертвой происков американской дипломатии стал внутренний российский майонез, в общем непонятно. Но я подозреваю, что Изборский клуб…

О.Журавлева― Лоббировал какой-нибудь жировой комбинат?

А.Невзоров― Нет, он там нашел какого-нибудь преподобного старца Майонезия с пророчествами о будущем России, и там: «В ответ на изгнание послов своих подними цены на майонезы свои». Может быть, потому что у майонеза самая иностранная фамилия из всех продуктов. Хотя нет, есть, честно говоря, иностраннее. Может быть, они перепутали с Моргенштерном, с которым у них сейчас особые счеты.

Вот слушайте, кстати, ко мне пришел вопрос. Я ответ на него знаю. Но все вы такие умные, и я ценю злость и остроумие слушателей «Эха». Меня спрашивают: «Соловьев прикидывается? Вот он прикидывается? Много же есть примеров, когда в кино нормальные люди, артисты цивилизованные играли дикарей с клыком кабаньим в носу, приносили жертвоприношения на астекских башнях, снимали скальпы. Вот он прикидывается? Он артист, который за деньги изображает идиота или он действительно существо, которое потеряло связь с реальностью?».

Вот отвечать можно у нас в YouTube, у вас в YouTube, где угодно.

О.Журавлева― Пожалуйста, канал «Эхо Москвы» к вашим услугам.

А.Невзоров― Да, и канал «Невзоров ТВ». Самые крутые ответы я озвучу в программе «Наповал» в воскресенье.

О.Журавлева― Хорошо.

А.Невзоров― Кстати, тоже интересный момент. Вопрос. Оля, ко мне бывают невероятные вопросы.

О.Журавлева― Ко мне тоже.

А.Невзоров― Ну к вам понятно – вы очаровательная женщина. Почему вопрос о том, как должны вести себя супруги во дни Великого поста, приходит мне? «Вы всё знаете про религию, – пишут мне. – Идет православный Великий пост…». Дело в том, что я получаю массу информации по этому поводу. Самое интересное в этом всем, что сейчас вообще как бы формально две недели Великого поста, а также пасхальная неделя должны быть абсолютно стерильны от каких бы то ни было отношений между супругами. Это как бы по Номоканону. Но вы наверняка не знаете, что появилась офигительная практика – вот голову даю на отсечение, и даже сама Оля, ехиднейшая и всезнающая не знает – как теперь исповедуются молоденькие девицы. Молоденькие девицы, когда приходят к своему попу, нарушившие, в частности, правила Великого поста и супружеского воздержания, они приходят с айфоном, на которых записаны домогательства мужа. И они включают бедному попу соблазн. Это звучит на весь молитвенный дом, на всю церковь звучат визги, голоса, стоны и так далее, потому что как правило все равно девицы перед своими мужьями устоять не могут, но они показывают попу, что это на самом деле не их легкомыслие, а их грехопадения связаны исключительно с настойчивостью супруга. И вспотевший поп, он что-то бормочет про Номоканон и Дионисия Александрийского, который прописывал, как это всё должно быть.

Кстати, про измены. Арестован очередной профессор за очередную измену Родине.

О.Журавлева― Да, физик, по-моему, если не ошибаюсь.

А.Невзоров― Он никакой гостайне не причастен. Он передавал какие-то российские технологии. Слушайте, за это медаль надо давать, потому что способ передать российские технологии – это способ разорить любую стану, куда они были переданы и откинуть ее в развитии лет на 40 назад.

И еще из церковных новостей мне очень понравилось, что теперь Кирилл Гундяев, он еще и прививарх. Он тоже привился.

О.Журавлева― Мы так долго ждали этого, Александр Глебович. А ему ведь служить еще Пасхальную и дальше.

А.Невзоров― Я думаю, что он опытный дяденька. Он посмотрел на погром Среднеуральского монастыря – вы видели, как всё это происходило.

О.Журавлева― Кстати, он его уже вроде официально берет под крыло обратно.

А.Невзоров― Когда тех же самых росгвардейцев, которые крестят себе лбы, целуют бездумно какие-то иконки, вот они с такой же радостью бездумной резали двери, взламывали замки, выводили онкологических больных монашек на мороз и в никуда гнали их как стадо. Притом, что меня трудно заподозрить в симпатиях к этим людям, но они никакого зла никому не причиняли. Они тихо разводили свое мракобесие – да и хрен с ними. Пусть бы разводили. Зачем это унижение? И вот Гундяев посмотрел и понял, что в какую-то минуту он может оказаться на их месте. Что в ту секунду, когда РПЦ не впишется в один и тот же поворот с путинской системой, с ним будет то же самое, что и с Сергием.

Вот он посмотрел и после этого, я думаю, он вбил себе в задницу на всякий случай десять вакцин, потому что сейчас это примета необыкновенного верноподданичества.

Вообще, кстати говоря, я выяснил, что оказывается, кандидаты политических наук – депутаты, они жалуются на очень неудобно устроенные кафедры для выступления в Государственной думе, потому что невозможно забраться и сесть на корточки на эти кафедры. А депутат от Крыма пообещал дать Западу по зубам.

О.Журавлева― Который про передвижения войск рассказывал?

А.Невзоров― Да, да.

О.Журавлева― Его зовут Михаил Шеремет.

А.Невзоров― Нет, другой. Руслан… Понятно, что мышление не входит в круг обязанностей депутата. И вот эти повадки, мировоззрение, лексика – всё в неприкосновенности доставлено от того пивного ларька, где будущий депутат провел юность, детство, отрочество, зрелость и где вероятно получал диплом кандидата политических наук.

Этот очередной виток маразма, который мы сейчас видим и переживаем, он конечно приведет к еще более интересным открытиям, когда мы будем узнавать о людях то, чего мы не знали о них никогда.

О.Журавлева― Позвольте, но вы говорили, что этот виток уже чуть ли не последний.

А.Невзоров― Это последний, но это будет ярчайший… К сожалению, Оля, слово «последний» имеет тяжелый негативный смысл. Вот я говорю именно о нем. Потому что сейчас мы видим, что сейчас, вслушиваясь в разговоры сбивателей известного «Боинга» над ДНР, где погибла масса туристов, мы понимаем, что люди, которые его сбивали – а эти телефонные разговоры наконец опубликованы – что эти идиоты так и не поняли, что они сделали и не понимали до самого конца. Они были уверены, что они сбивают украинский истребитель. Перепутать гигантский «Боинг» с истребителем – это даже не уровень психоневрологического диспансера.

Кстати говоря, про самолеты, Оленька. Есть президентский самолет. Он называется «борт А». А наземные службы и диспетчера, естественно переставляют букву, он называется «А борт». И когда сообщают, что приближается «А борт» – это значит, что приближается самолет Путина.

И вот опять-таки сведующая, ехиднейшая Оля, ты не сможешь предсказать, чем закончится мой рассказ. Я о том волшебном ноу-хау, которое принято. Сейчас Путин построили новый самолет, тоже Ил-96 300. Старый примелькался уже и не интересен. Новый изнутри украшен шелковой патриотической вышивкой павлопосадской, ювелирные изделия из Златоуста – роскошь невероятная. И поимо наименования «А борт» его еще называют «летающий Кремль». Там есть спортзал, спальня, бар… ты сейчас спросишь про аквадискотеку. И что в этой ситуации звучит как-то уже совсем обнадеживающе – есть медблок с реанимацией.

О.Журавлева― Ну а как вы думали? Ведь Ил-96 300 предназначен для дальних перелетов.

А.Невзоров― Да, это вершина отечественного авиапрома, абсолютное чудо техники, тоже широкофюзеляжное, как чиновницы Коряжмы. Поразительно, причем эти Илы, которые на самом деле действительно в свое время при совке делались очень неплохо, они не смогли конкурировать ни с «Аэробусами», ни с «Боингами» именно потому, что они получались чудовищно дорогими. И кстати говоря, цену, которую пришлось государству уплатить за «А борт», не указывают, чтобы не расстраивать население. Это мудро. Но примечательно другое – примечательно, как решен в этом случае вопрос с запчастями. Вот угадайте, каким образом решили вопрос с запчастями? У этого самолета с собой нет вообще ничего: ни запасных иллюминаторов, ни заклепок, ни моторчиков…

О.Журавлева― Но в полете это вряд ли пригодится.

А.Невзоров― Никакой технической хрени. Подожди, вот он где-то садится. Обычно всякие проблемы мелкие, но тем не менее, могущие разрастись, они выясняются на земле. Там нет даже запасных с собой журналистов. Есть вделанные в сиденья в прихожей этого самолета несколько дежурных журналистов, но запасных нет в этом самолете. Если он сел где-то в иностранном аэропорту, там есть всё и для «Арбузов», и для «Боингов» и ничего нету для «Ила».

О.Журавлева― Я знаю, как решить эту проблему. В каждой точке еще один Ил-96 300 просто стоит на земле.

А.Невзоров― Нет. Просто полный комплект запчастей летает за президентским «Илом» в виде второго Ил-96.

О.Журавлева― Тоже вариант.

А.Невзоров― Тоже с вышивкой и реанимацией. И там кстати располагается комплект запасных, встроенных в кресло журналистов…

О.Журавлева― Запасной Путин там располагается, я надеюсь?

А.Невзоров― Да-да, ему просто надо перейти. То есть сразу видно, что это самолеты президента очень богатой страны, где всё в порядке с больницам, с сортирами, квартирами, дорогами, где уж абсолютно некуда девать деньги.

И вернемся еще тоже к дипломатам. Я когда выслушивал очередные протесты Запада, очередные крики возмущенных – в данном случае Латвии – ты знаешь, там российский военный атташе перешел на чисто лавровский язык – ну там: «ешь землю, смотри в глаза» – на откровенный язык показывания факов тем, кто был недоволен его дипломатической деятельностью… Вообще вот Лавров, Путин, Мишустин, Захарова, они ведь рискуют не собой. Они от любых бедствий и проблем защищены бункерами, диппаспортами, спецтранспортом, а вот этими миллионами людей, которые им доверились, и та задница, в которую они так уверенно ведут людей, им самим конечно не грозит, они говорят: «Только после вас. Проходите, пожалуйста».

О.Журавлева― Ну, а куда потом они все, кстати, денутся? Вот вы говорите, что народ пострадает там, сям, всё закроют, еды не будет. А они куда денутся? В Италии их примут или в Израиле?

А.Невзоров― Оля, я экспериментатор. Мне нужно смотреть… Вот я бы не хотел предвосхищать результаты опыта. Я понимаю, например, всё про Мишустина теперь. Вот кого он тебе напоминает? Мне он напоминает такого безумного физрука в палате паралитиков, прокаженных и безногих. Бравый безумный физрук. Вот он насмотрелся на физиономии членов правительства, работников аппарата, они видит эти брионивские костюмы…

О.Журавлева― Так он налоги всю жизнь взимал, у него другой взгляд

А.Невзоров― Он живет в такой особой капсуле, и ему вся Россия видится как сборище богатых, энергичных, благоденствующих жуликов. Эти жулики сморкаются в своих уездных городах в стодолларовые купюры, подтираются акциями. У пенсионеров подушки набиты жесткими пачками евро, которые мешают старушкам полноценно высыпаться, а рублевые накопления где-нибудь в погребах уже не позволяют поставить банки с солениями.

И вот этот безумный физрук строит этих паралитиков на бодрую, энергичную зарядку, заставляет бежать стометровку. Он палит из стартовых пистолетов, Он их подгоняет. Ему хочется применить свои способности. Он действительно бешеный, страстный фискал, налоговик. И он не понимает, что всё то, чему он поклоняется, всё то, что он делает, применимо только к совершенно другим обществам, к другим людям – к здоровым, к иным, и абсолютно неприменимо к России. Где даже если кто-то побогаче остальных, на этого кого-то, кто побогаче, все равно подвешена куча людей, куча родственников, куча помощи и куча подпитки для тех, кому значительно хуже. В России эта круговая финансовая порука очень мощна.

Вот мы сейчас упустили бы тему про вакцину «Спутник». А она важная, потому что вижу, что сейчас все силы медиа и все финансы брошены на зажатие этого скандала со «Спутником V»…

О.Журавлева― Так вроде там и скандал уже внутри самой Словакии… Зузана Чапутова хочет одно, а ее там какие-то…

А.Невзоров― Не совсем так. Дело нее в даме. Дело в том, что у реального «Спутника V» очень мало общего с теми параметрами, которые были предъявлены в журнал «Ланцет». «Ланцет» действительно неподкупная, великолепная контора, действительно беспристрастные люди, которые могут что-то оценить. Оказывается, им было нарисовано нечто совсем другое. Это были мечты скорее, нежели реальная картина. И в данном случае Словакия, получив эту вакцину, она как та невеста, которая доверилась брачному объявлению про 17 сантиметров, но она зачем-то оттянула перед самой свадьбой резинку и выяснила, что в общем не 17, а 3. Она сделала анализ этого «Спутника».

О.Журавлева― Проверили, да. Теперь в Венгрию пошлют в специальную лабораторию, которая как-то там авторизована, и всё это будет… И даже, по-моему, хотят они рассекретить договор о поставке. Я не знаю, почему он секретный.

А.Невзоров― Вот я боюсь, что действительно всё так и будет.

О.Журавлева― Ну, так выяснится, что это отличный «Спутник» и все счастливы.

А.Невзоров― Нет, но сколько деньжищ уже вбухано за его победу.

Еще один важный вопрос. Хочу успеть ответить, поскольку он тоже от ребенка пришел. Меня воспитал мой Сашка, что детям надо отвечать. Вопрос заключается в том, какие преимущества в высоком интеллекте. Нет преимуществ в высоком интеллекте. Вот посмотрите, например, Занзибар. Там туристы едят осьминогов. Ну какие преимущества может предоставить интеллект. Хотя должно быть по-другому.

О.Журавлева― К сожалению, надо заканчивать.

А.Невзоров― Тогда слава Украине! Тапок таракану! И привет, храбрый, маленький Хабаровск!

О.Журавлева― Ольга Журавлева и Александр Невзоров были с вами. Всем спасибо, всего доброго!

Источник: Эхо Москвы

Оставить комментарий

Войти с помощью:



1 Комментарий

  • beladona787
    16.04.2021 at 10:14

    Добрый день
    Конечно , Мерзкая Карлица артист . Но , вот беда , артист совершенно бездарный и паталогически
    жадный до денег . Придется ради гонорара мазать бошку дерьмом , будет мазать . Сходить
    публично под себя , сходит . А под дурачка косить , это такая перестраховка на будущее . Но ,
    повторяю , артист весьма , весьма посредственный .
    Albert . г. Вильнюс

  • Оставить комментарий

    Войти с помощью:



    Nevzorov.TV