Невзоров.«Невзоровские среды» 24.06.20. Парад, Путин, поправки, монастырь, Навальный , хайп, могилы.

О.Журавлева― 21 час и 7 минут. Вас приветствуют «Невзоровские среды». Ольга Журавлева из Москвы, а из Петербурга – Александр Невзоров. Здравствуйте, Александр Глебович!

А.Невзоров― Да, действительно, из Петербурга. Слушайте, а вам в Москву, насколько я знаю, подвезли свеженького коронавируса из Киргизии.

О.Журавлева― Да.

А.Невзоров― И хотелось бы узнать, хорош ли он, сортовой ли, крупный ли?

О.Журавлева― Мне кажется, прекрасный.

А.Невзоров― И там надо просто внимательно смотреть, чтобы пепломеры, отросточки были все целенькими, и чтобы липидная мембрана была нигде не промята, не продавлена, потому что иначе – брак и отказываться.

У нас здесь, в «Гельвеции» всё в порядке. Обещал выйти Дымарский, но почему-то надул. Вообще, он должен прийти как символ того, что кошмар кончился. Кошмар продолжается. Но всем, в общем, надоело играть в полупокойников, и все решили уже приступить к активной жизни.

Оля, вы знаете, что вот во Владивостоке опять отменили очень популярный конкурс, который там проходит. Это конкурс по выкапыванию могил на скорость и на глубину. Причем его не просто отменили – его перенесли в Омск. И принять участие в этом конкурсе мог бы, в принципе, любой желающий: и профессиональный могильщик и просто любитель покопать могилы. Главное – соблюсти размерность могилы и абсолютную, идеальную отвесность стенок. Этот важный, конечно, в условиях коронавируса конкурс, его перенесли на неопределенную дату.

И, вы знаете, я думаю, что это правильно. Я думаю, что это абсолютно верно. Потому что, зачем мелочиться и размениваться? Вот зачем на какие-то мелкие конкурсы и одиночные могилы, когда 1 июля все вместе, организованно, всей страной можно пойти и выкопать к чертовой матери этой стране одну общую, единую могилу одну на всех, причем с идеально отвесными стенками, чтобы никто никогда из нее бы не выбрался.

Причем, насколько я понимаю, граждане расположены это сделать – именно выкопать по всем этим параметрам.

У нас, кстати говоря, на невзоровском канале на YouTube работает чат, равно как и на «Эхо Москвы», и туда можно писать вопросы.

Вообще, в России ко всему готовятся очень основательно. И очень основательно, насколько я знаю, готовились к сегодняшнему параду на Красной площади. И не дали свершиться, в общем, одному ужасному и позорному событию. Была предотвращена конфузнейшая ситуация. Вот в подготовке к параду было совершено самое главное: проявлена, ныне забытая такая, настоящая чекистская бдительность. И Верзилов, о котором вы, вероятно, знаете много – это акционист, это блестящий парень…

О.Журавлева― Издатель «Медиазоны» еще на всякий случай.

А.Невзоров― Издатель «Медиазоны», он арестован. Дело в том, что у него нашли авоську, тщательно подготовленную и особо опасную авоську. И вот по заключению экспертизы она представляет собой вязанную из синтетического волокна конструкцию с ручками. Размер авосечной ячеи примерно 5 сантиметров.

Согласитесь, что само по себе это подозрительно. Вот как только у него нашли авоську, эксперты криминалисты поднапряглись, и всякие сомнения в том, что именно готовилось, отпали после первых просмотров кадров событий на площади Тяньаньмэнь – вы помните, да? – где какой-то маленький китаец с авоськой встает поперек танковой колонны – и колонна останавливается. То есть стало понятно, что Верзилов, вероятно, на параде задумал натяньаньмэнничать. И если у него есть авоська, то, в общем, никаких других доказательств не надо. Вышинский еще говорил: «Авоська – царица доказательств» – вы помните.

И это, действительно, был очень опасный замысел, потому что у большинства российских танков тормоза хреновые. И если бы Верзилов встал на пути танковой колонны, передний танк почти несомненно бы на него наехал. А если бы это была «Армата», то при наезде на здоровенного, судя по фамилии, Верзилова неизбежно бы последовало ее разрушение – конструкции. Могли бы пострадать ни в чем не повинные танкисты.

Представьте себе это жуткое зрелище. Вот как бы радовалось НАТО. Это была бы огромная куча зеленой фанеры, исцарапанные танкисты, да еще и с грохотом из всей этой кучи вывалился бы унитаз, потому что известно, что «Армата» – это единственный танк в мире, оснащенный полноценным сортиром. То есть это бы был жуткий скандал.

И Верзилов, который осмелился встать на пути кремлевского культа, он заблаговременно все-таки был за счет того, что у него нашли авоську, был помещен в тюремную камеру. В общем, гениально.

И парад в общем и целом, прошел гладко. И на всякий случай, чтобы совсем всё прошло гладко и хорошо, его возглавил такой искони русский настоящий танк Т-34. В качестве справочки могу сообщить, что Т-34 всегда собирался только на американских, английских ленд-лизных станках, имел американский тракторный двигатель, получаемый также по ленд-лизу. Разработка и патент корпуса танка Т-34 – это американец Кристи. Приборы наблюдения и наведения – с британского танка МК-4. Но это ладно.

В Севастополе все-таки этот танк Т-34 не выдержал и на какую-то толпу наехал, потому что умеет ездить только по прямой. И вот мне еще из парадных происшествий очень понравилось, что произошло в Калининграде. Там маршировала толпа военно-морских девушек, и одна из этих девушек в процессе маршировки потеряла туфельку.

О.Журавлева― Она была в туфлях?

А.Невзоров― Это форменные туфли, да, специальные туфли. Стали искать девушку по этой туфле. Началась чистая «Золушка». И максимум, кого смогли найти, это был какой-то пожилой мичман, потому что 45-й размер туфельки ему оказался немного великоват.

О.Журавлева― Акселерация, Александр Глебович, ну что вы!

А.Невзоров― Ну, вот так вот.

Смотри, у нас гонка вооружений, которая всегда была между вечными конкурентами – между Россией и Америкой, она превратилась в гонку маразмирования, и в Америке теперь отказываются, ты знаешь, сейчас от эскимо. Тоже есть некоторый инсайд. Потому что эскимосы рыдают и протестуют. Это был единственный след в цивилизации, который этот мужественный и интеллектуальный народ оставил – эскимо. А вот сейчас лапа дядюшки Сэма и этот след стирает.

Причем протестовать эскимосы, конечно, попытались, но особо протестовать негде. Они знают, что если теперь что-то не нравится, то виноваты белые, надо устраивать погром. Белые быстро нашлись в данном случае. Это были медведи. С этим тоже всё в порядке. Разгромили несколько льдин, перенасиловали белых, разумеется.

И еще подвернулась какая американская арктическая экспедиция полярная, которая немедленно встала на колени. И пока эскимосы думали, что бы имелось в виду, эта экспедиция вмерзла коленями в лед и была на следующий день объедена как раз озверевшими от насилия медведицами.

О.Журавлева― Александр Глебович, я только один нюанс хотела добавить, что инуиты, действительно, считают это название неприятным для них.

А.Невзоров― Оно не неприятное. Так называли их индейцы.

О.Журавлева― Да, «поедатели сырого мяса». Они не то чтобы не едят сырого мяса, но это не очень уважительно, скажем так.

А.Невзоров― Это не очень уважительно, но, тем не менее, это все равно было брендом.

О.Журавлева― Что касается мороженого, то тут я полностью с вами согласна.

А.Невзоров― Безусловно, было брендом и это было брендом не только мороженого, но и народа, будем откровенны, Оленька.

О.Журавлева― Ну да, возможно.

А.Невзоров― Причем, вот я знаю, что обитатели резервации апачи почувствовали – еще тысяч 12 апачей живет там, за Оклахомой, – что сейчас и им тоже будет плохо и что единственный знаменитый вертолет американских сил «Апач» может быть тоже переименован из уважения к племени. Но это не важно.

Кстати, еще был один чудесный аттракцион в свое время. И жалко, что никто еще протестующим, вот тем белым, который участвуют вместе с афроамериканцами в погромах, удивительно, что никто не подсказал. Помнишь, по Европе, по Америке странствовали специальные человеческие цирки. Это в больших клетках содержались африканцы частично голые, которых можно было покормить сквозь прутья, можно было наблюдать за их бытом, за их совокуплениями, за их едой, за их сном.

И вот теперь на самом деле, кто сильно обременен совестью за века рабства, мог бы предложить себя в качестве таких же бесплатных фигурантов такого зоопарка, настоять на водружения в клетку и быть вывезенными куда-нибудь на недельку в Гарлем, например. Это были бы специальные зоопарки для тех белых, у которых преизбыточна совесть.

О.Журавлева― Мне кажется, был такой перформанс. По-моему, Марина Абрамович сидела в каком-то помещении…

А.Невзоров― Да, её все трогали за сиськи.

О.Журавлева― Да, ее трогали, били, плевали в нее, делали всё, что угодно. Так что опыт уже есть. Люди ведут себя в этих ситуациях одинаково, кто бы ни сидел в клетке.

А.Невзоров― Давай вернемся к парадам. Мероприятие стоило, если не ошибаюсь, миллиард. И по мере того, как корябался московский асфальт, передавался друг другу COVID-19, в общем, так издевательски и драматично таял тот небольшой суповой наборчик президентов, которые должны были украсить главную трибуну.

Понятно, что эти президенты и так были персонами такого эконом-класса, весьма себе даже второстепенными президентами. Но и они посыпались и все сообщали, что приехать они не могут, причем с какими-то невероятными объяснениями.

Президент Хорватии не поехал, потому что у него сломался самолет: сдулось переднее колесо шасси и неделю его надували. Президент Азербайджана не нашел второй носок и тоже поэтому сообщил, что прибыть не может.

У чешского президента вскочил на носу прыщик в форме памятника Коневу и понадобился временный демонтаж, потому что в таком виде ехать было нельзя.

Премьер Японии – ну, тот понятно, тот точил катану, чтобы отрезать себе все-таки маленький кусочек Курил и хотя бы на карте.

Президент Армении не мог приехать: у него лаваш стынет.

Президент Израиля побоялся пропустить пару серий нового еврейского сериала, очень популярного.

У туркменского владыки день рождения, но, правда, 29-го, но скатерть надо гладить уже сейчас.

О.Журавлева― Вступил в возраст пророка.

А.Невзоров― Да. У всех жутко уважительные причины. Впрочем, и тех, кто приехал, тоже не всех пустили, потому что главного киргиза мира тоже не пустили на парад, потому что выяснилось, что он как раз ту самую новую дозу коронавируса, особого такого, сортового, он прислал.

И обрати внимание, насколько это всё драматично и насколько красиво и страшно. Потому что Путин ведь, он так долго шел к этой почти пустой трибуне, к этому радикальному одиночеству на ней. Пустой – конечно, в переносном смысле этого слова, потому что мелкоты всякой набилось очень много.

Вот почему не поехали? Ведь и армяне, и хорваты, и азербайджанцы, они, в принципе, готовы посещать любой парад. Это хорошая ритуальная развлекуха, это тусовка. Кормят, возят, пылинки сдувают. И они, будучи публикой-то не особо обремененной интеллектуально, они нормально относятся к военным парадам. Но не военным парадам как к образу мыслей и не к военным парадам как к руководству к действию. Вот они готовы тусоваться, чокаться, чмокаться, но они не хотят быть участниками кремлевской религии Победы.

Вот эту мелкоту, которая собралась, можно не считать. Это была, в общем, массовка. И, как это видится со стороны, там был, по сути, только они тени секретарей ЦК. Но, конечно, из всех теней он был самой крутой тенью.

Почему, вообще, возникли такие проблемы с носками, самолетами, с лавашами? Я думаю, сработала Путинская статья. Она показала, насколько в мозгу ВВ прочны цепи прошлого. А чехи, хорваты, армяне, они насиделись на этих священных советских цепях. Они помнят их звон. У них на шеях еще у всех багровые зарубки от железных ошейников, которыми СССР удерживал Союз нерушимый и оккупированных соседей.

Поэтому такой убогий набор гостей. Приехали только те, кто, в общем, надеялись что-нибудь выклянчить, либо хотели капитально прогнуться на тот случая, чтобы Кремль помог им удержать власть.

Вот серб Вучич. Вот, вообще, у него проихиндейское выражение лица, даже когда он ничего не замышляет. А тут он явно замышлял, причем понятно, зачем приехал – он приехал донести на Черногорию, на своих соседей, настучать, что там сильно-сильно обижают попов. Там, действительно, возвращают на то место, которое попы могут занимать по Конституции.

Узбекистанец, который приехал, как я понимаю, вообще оказался там с оказией. Он вообще привез в Кремль пару чемоданов с помидорами. И так тревожно сидел, барабаня по чемодану, и был печален просто как секс Канделаки с футболистом – это её собственное выражение.

И, по крайней мере, со стороны как это виделось, над всей этой печальной массовкой как последний жрец кремлевского культа, возвышался ВВ, держа вырванное у свободы сердце в одной руке и каменный нож в другой.

Зря он вообще разместил эту статью именно сейчас, потому что публика же впечатлительная, всё понимает. И если бы он повременил бы немножечко, то парочка еще каких-нибудь президентов приехала, картинка была бы посочнее.

Ведь смотри, что украшает, прежде всего, парад. Ни кивера, ни пуговицы, ни «Армата», а вот эти длинные перечисления имен и должностей гостей, которые прибыли. Главное, только когда перечисляешь эти имена, не конкретизировать и не заострять на пустяках. Потому что когда диктор говорит: «Президент Молдавии», – это звучит. И лучше никому не говорить, что это просто какой-то Додон. Либо, например: «Президент Белоруссии». Ну, мы знаем, что на днях, обратившись к белорусской оппозиции, Лукашенко униженно просил не называть его «усатым тараканом».

О.Журавлева― И «Сашей 3%».

А.Невзоров― Да. И его, в общем, не послушались. Он знал, что есть на планете единственное место, где его просьба может быть уважена – это трибуна кремлевского парада, поэтому усатый туда рванул без размышления. Приехал, чтобы хоть один день не слышать нигде про усатого таракана. Хотя на параде это тоже был прозвучал здорово: «Усатый таракан» – и крупный план Лукашенко. Это живило бы мероприятие. Более-менее, был бы ифарктик, может быть, суицидик, но это тоже, в общем, сработало бы и добавило перчика и нервов.

Обрати внимание, один прецедент все-таки был, насколько я знаю. Его не акцентировали в трансляции. Дело в том, что проезжало несколько БРДМчиков, а на БРДМчиках укреплены две такие сегментированные гибкие антенны, и проезжая мимо Лукашенко, они загадочно шевелили этими двумя антеннами просто как огромные тараканы. Тогда Григорьевич за сердце схватился…

О.Журавлева― И поэтому говорят, руку не пожимал, отсаживался, не вставал.

А.Невзоров― Да, да. Когда все потом пошли к Вечному газу, за этой всей маленькой президентской тусовкой – танец маленьких президентов вспомнили тоже на Красной площади во главе с Путиным, – Лукашенко плелся сзади грустный и вообще ни с кем не разговаривал.

Кто был, мы знаем. Мы можем, в общем, лучше по говорить, кого не хватало на этом параде. Не хватало тех настоящих, реальных героев наших дней, героев современности, людей, которые являются лидерами мнений.

Вот мне, например, не хватало Бони, потому что, во-первых, не все еще охвачены знанием про мировой заговор говорящих пауков-масонов. Посетители парада – это очень благоприятная среда для распространения конспирологических версий. Но, вообще, вот зря. Скептицизм такой, он нелепый, потому что выяснилось, что помимо всего прочего Боня – это большой подарок науке. И до того момента, когда она заговорила, наука не знала, что бывает говорящий силикон и бывают силиконовые мысли. Нет, все знали, что эти кремнийорганические соединения, они далеко не так просты. Но что силикон мыслит, силикон разговаривает – вот это был, действительно, огромным открытием.

Правда, вот защитники этой девушки говорят, что при таком количестве силикона губы начинают говорить сами по себе, не контролируемые всем остальным организмом.

О.Журавлева― Мне кажется, наука в большом долгу.

А.Невзоров― Да, да. Хотя, как выяснилось, по уровню развития Боня оказалась равна Никите Михалкову. И я вот, кстати, не следил, а вот Михалков что делал в «Доме-2»? Он же тоже, как я понимаю, оттуда?

О.Журавлева― Нет.

А.Невзоров― Нет? Странно.

О.Журавлева― Он просто, может быть, сосед или мимо проходил.

А.Невзоров― Сосед. Ну, теперь это называется соседом. Там, конечно, не хватало Захаровой, потому что последнее время она бегает как пудель счастливый после выставки, где дали медаль. Она недавно получила за отличный экстерьер на международной арене. Правда, третье место по прикусу, но давайте как бы не будем будировать лишнего.

Не хватало схиигумена Сергия, потому что он был такой же ряженый, как и все остальные на этом действии, и он мог бы поучиться проводить парады Победы. Ему предстоит еще провести свой парад победы в Екатеринбургской области, которую он, вероятно, одержит и над местной властью и над епархией РПЦ.

А мне там не хватало на этом параде, конечно, Андрея Неретина, это депутата Наливкина. Это великий совершенно человек. Блистательный актер.

О.Журавлева― У него тоже ведь страшные неприятности из его блистательной карьеры, насколько я знаю.

А.Невзоров― Возможно. Но вот пойми, это человек, который может один заменить всю думу. И депутатистей его нету. Он недавно отсидел только за то, что исполнил роль в очень коротком безумно смешном ролике. после перерыва, я думаю, мы вернемся к статье Владимира Владимировича Путина.

О.Журавлева― Да что вы говорите! Наверное, копать еще и копать. Непаханое поле у нас, вы знаете, здесь в «Невзоровских средах». Не забывайте, что можно писать, присылать смайлики, картинки в чат YouTube. Можно писать на номер: +7 985 970 45 45. Я туда тоже заглядываю. Картину с Буратино можно увидеть только в YouTube, поэтому обращайтесь туда. Меня зовут Ольга Журавлева. Мы с Александром Невзоровым вернемся к вам после новостей.

НОВОСТИ

О.Журавлева― Мы снова с вами. Ольга Журавлева из Москвы, а из Петербурга – Александр Невзоров. Александр Глебович, вы хотели про статью еще сказать.

А.Невзоров― Да. Оля, не забывает, у нас все равно чрезвычайно серьезная программа, поэтому я предлагаю вернуться к серьезной теме и к статье. Вообще, я бы посмотрел на эту статью, если бы она не была подписана Путиным и эту статью отдали бы на растерзание на какой-нибудь истфак первокурсникам. Я бы посмотрел, что из нее сделали.

Но сейчас обрати внимание на позы историков – как они потрясающе молчат, улыбаются, машут, кланяются, хвалят просто взахлеб, умиляются просто до оргазма. Им что делать? У них у всех анусы, опечатанные ФСБ. И накинуть на вентилятор они при желании всем не могут вообще ничего.

Но, вообще, Делать статьи к дате – это очень дурная советская привычка. И оценщики этой статьи, они, в общем, неправы. Потому что одна цитата Гитлера, другая цитата Гитлера, здесь какая-то неточность – это абсолютнейшие пустяки. Потому что размещенный Владимиром Владимировичем труд о Второй мировой войне – это не статья, это не исследование, это не научный труд. Это символ веры. Это некое подобие Никео-Константинопольского Символа веры. Как вы помните, тот был принят как единое интеллектуальное правило для всех.

И вот эта статья – это тоже канон, это расширенный указ президента о том, как ныне следует говорить, а главное – как следует думать о Второй мировой войне. Статья Путина категорична как рецепт слабительного и настолько же дружелюбна. Вот есть одна только закавычка, на которую никто не обратил внимания – такая очень трогательная, очень советская хитрость, которая говорит о Путине как о большом знатоке русского народа. Дело в том, что ведь она создана для американского авторитетного ресурса. Не для российской газеты, не для российских сайтов. Она создана для американского ресурса. Почему?

О.Журавлева― Очень сомнительного ресурса, между прочим.

А.Невзоров― Нет, вот давай не будем. Он нормальный, интересный, реальный ресурс. Почему все-таки для американского? Оля, потому что 80-е. Вы не помните, а в Петербурге было Красное Село – место, где торговали «Жигулями» по записи. И там был свой Карл Абрамович, торговец этим тольяттинским храмом, который сперва показывал весь этот металлолом с перекошенными дверьми, а потом вел вас в специальный маленький гаражик. Там отворялись двери. Там стояла примерно такая же «шестерка», как и все остальные. Но он долго ласкал багажник, он наглаживал задние фонари и говорил: «Это экспортный вариант». И все падали в обморок вот восторга.

Владимир Владимирович не дурак, он тоже понимает понятие «экспортный вариант». Эти слова, они как молния озаряют все советские мозги, и мозги в ответ преданно светятся. К экспортному варианту доверие все равно в сто раз больше, потому что то, что сделано не для своих, а туда, оно гарантировано лучше. Даже те же самые «шестерки», они на экспорт гарантированно не шли, потому что она там никому были на фиг не нужны. Они разбредались по советским салонам, где с наценкой продавались.

Так вот и у Путина экспортный вариант: изготовлено для Америки. Чисто русский продукт для внутреннего употребления. Но если он экспортный, он действует сильнее, чем для внутреннего рынка. Это такие маленькие русские хитрости. Вещь воспринимается почти как заграничная, авторитетность повышается в пять раз.

Чего ты ржешь? Он знаток, Оля!

О.Журавлева― Вы правы.

А.Невзоров― Но меня, честно говоря, совсем не беспокоит Вторая мировая война и всё, что с ней связано. Но даже я при скромном наборе знаний не согласен там, разумеется, ни с одной запятой в этой статье. Почему – потому что мне симпатичней другой набор вранья.

Но когда про путинскую статью говорят, что это «9 тысяч слов лжи», как выразилась мировая критика, то это несправедливо, потому что то, что он пишет, никак нельзя назвать ложью. Да и вообще история – это та волшебная дисциплина, где нельзя ложью называть какую-то одну трактовку или одну версию. Там единый массив лжи – вся история.

И в стухшей рыбе, Оленька, пойми, тухлым будет абсолютно всё. Да, это как пристал полиахроик типа александрита, который меняет цвет в зависимости от того, при какой температуре ты его смотришь, в какое время суток, под каким углом. И такая же абсолютно история с историей.

Можно я две минуты поумничаю? Я это редко делаю. А почему, кстати, я это редко делаю? Мне напрямую один раз было показано: «Вот смотри, Глебыч, давай ты скажешь что-нибудь предельно умное, вот что-нибудь скажи». И я говорю: «(Индолил)-аминопропионовая кислота», или: «трансназосфеноидальный доступ». И вижу, как рушится рейтинг передачи, то есть идет веерное отключение. Даже на слове «Индолил-аминопропионовая кислота» на середине народ отключается. И это, кстати, абсолютно правильно, потому что в таких случаях и зритель и слушатель абсолютно прав. Вот понимание, знание – это костяк. Пожалуйста, имей его, укрепляй его, наращивай его. Но от спортсмена требуется показывать хороший прыжок, а не хороший скелет.

И вот эти публично умничающие люди, щеголяющие терминологией, они напоминают спортсмена, который выбегает с огромным рентгеновским снимком своих костей с УЗИ голеностопа, с кучей справок, но при этом подпрыгнуть смогут на полтора сантиметра. Вот вообще любые знания специально они нужны только для свободы мышления, а если этой свободы нет, то, в общем, знания приобретены напрасно. Выучить 2 тысячи формул, 2 тысячи терминов и 2 тысячи дат может любой идиот.

Так вот, значит, смотри, поумничаю. И раз и навсегда тебя, скептичную попытаюсь убедить в том, каким барахлом является история. Вот представь себе шестичленное уравнение с пятью неизвестными.

О.Журавлева― Меня уже тошнит.

А.Невзоров― Причем желательно нелинейное. Это нерешаемо, в принципе, хоть ты кто – хоть ты Больцман, хоть ты Перельман – это нерешаемо. Если это дать искусственному интеллекту, он крякнется по всей планете, перегреются и взорвутся все компьютеры в результате попытки решения такого шестичленного уравнения с пятью неизвестными нелинейного. Возникнет бесконечное множество вероятных ответов. Вот что такое история. Следовательно, правды в ней никогда не будет и быть не может.

И вот, кстати, пришел очень правильный вопрос из Ярославля. Там идет смертельная борьба, чтобы закрыть музей «Новой хронологии». Есть такое исключительно бредовое направление.

О.Журавлева― Математическое, кстати.

А.Невзоров― Да, совершенно верно. созданное Носовским и Фоменко по альтернативной хронологии, по новой хронологии, по новой истории. И вот оно там, в этом музее материализовано. И его хотят закрыть нафиг. И у всякого, кто воспитан на всяких классических образцах типа Александров Невских, татаро-монгольских нашествий, от Носовского, Фоменко крыша едет вообще сразу и капитально. Она взрывает все хрестоматийные представления. Она является белибердой – всё то, что предлагает Фоменко и Носовский.

Но самое интересное, что классическая история тоже является белибердой. И образуется чудесный хаос в головах. Поэтому я считаю, что всю это носовско-фоменковщину надо продвигать, потому что она работают на свободу мышления. Почему? Одна белиберда в процессе повреждения другой белиберды тоже повреждается без возможности восстановления. Это вот как есть Бутафорские терема и есть шар-баба. Кроша бутафорские терема шар-баба сама лучится и разваливается. В результате нет ни бутафорских теремов, ни шар-бабы. Это же красотища, Оля.

И в очередной раз мы тогда можем убедиться, насколько всякое прошлое не имеет по логике никакого значения. А в России оно, это не имеющее значение прошлое, ядовито, смертельно токсично. И, более того, имеет адски сильные позиции, подтверждением чего и является сегодняшняя эта кошмарная скандальная заваруха на Урале, где мрачный харизматик, бывший уголовник, великолепнейший, офигенный актер схиигумен Сергий поднял мятеж против РПЦ и местной власти. И вот сейчас эта история не погаснет, потому что туда уже, каркая, летит домдвашное воронье в лице Ксюшки за хайпом. Следовательно, всё будет нагнетаться.

А Сергий оказался крайне любопытным персонажем, потому что он не просто схиигумен, который воздвиг какую-то обитель. Он, оказывается, все окрестные леса на много сотен километров в глубину пронизал сетью скитов, схронов, землянок, где и бывшие зэки и тайные монахи. Это очень экзотическая фигура, этот Сергий. И сопоставим с ней, во-первых, мой друг Боня будет терять очки, и акции РПЦ все равно будут падать. Хотя уже мобилизовали гундяевцы каких-то своих схимников, которые теперь сердито крутят кадилами и проклинают бедного Сергия.

О.Журавлева― Может быть, это нунчаки. Мы просто не всё знаем.

А.Невзоров― Вот самое занятное требование этого схихулигана Сергия – это увольнение Гундяева с должности патриарха Московского по статье и, желательно, с занесением в трудовую книжку. Я думаю, что если бы Гундяев там случайно оказался, в этом монастыре, митру бы нему натянули точно до подбородка.

О.Журавлева― Вы говорите, он теряет очки. Мне кажется, он и вставные зубы потерял, потому что последнее его выступление по поводу торжественного праздника по поводу 22 июня у многих уже вызывало некоторые озноб, изумление.

А.Невзоров― Подожди, Оленька, а ты можешь вспомнить что-нибудь умное, что он говорил?

О.Журавлева― Ну, вы знаете, когда-то давно…

А.Невзоров― Вот легко издеваться над пожилым человеком в такой тяжелой шапке. А вот вспомнить что-нибудь умное, чтобы можно было сопоставить и сказать: А вот в этот раз он был неправ… Это у него профессия такая – говорить абсолютнейшую ахинею. Но мы видим, что эти настроения, страшные уральские восстания просто в РПЦ, они распространяются гораздо быстрее, чем COVID-19. И богословы и православные писатели уже инфицированы. Почему – потому что в отличие от бутафорской РПЦ в этом есть настоящее православие. Это и есть подлинное православие. Будет осада монастыря – будут и мученики. Вот Сергий делает то, о чем они все мечтают, вот эти, действительно, ортодоксы. Потому что, как говорил Игнатий Лойола, выдавливать из человека атеиста лучше всего при помощи асфальтового катка.

О.Журавлева― Да, Лойола был специалистом по асфальтовым каткам.

А.Невзоров― Да. Я уж не говорю про всякие радости, которые приносит экзорцизм. Наблюдать, как вместе с пеной выходят бесы из какого-нибудь либерального политика, а лучше из всех сразу. Они очень этого хотят. Причем, там, действительно, православие во всем и православно всё. Вот, например, как избивали детей в этом монастыре. То есть, есть масса уже серьезной инсайдерской и, в том числе, уже опубликованной информации, что там делали с детьми. Туда, действительно, очень много приводили детишек. И эти избиения проходили предельно православненько. Били либо шлангами, либо электрокабелем.

Причем, в основном – ты же знаешь, – контингент суровый. Это уголовники с Донбасса, которые прошли на Донбассе определенную школу, и они втроем, как правило держали – я знаю только про девочек, я не знаю ничего про мальчиков – трое держали, а один бил – бил сильно. И обычно избиения происходили не где-нибудь, а в трапезной, в столовой. Туда собирали всех девчонок с монастыря. Туда много привозили детей для того, чтобы церковники внушали бы им свои идеалы. И там от 7 до 13 лет девчонки наблюдали за тем, как избивают тех девочек, которые позорят обитель. А позор обители заключался в том, что увидели один раз девчонку в брюках. Там стирались какие-то юбки у нее. А девочке было тогда, по-моему, 10 или 11 лет.

И тут же Сергий дал команду выгнать ее за это из монастыря. Предварительно сто поклонов, выпороть, на сутки коленями на горох. И потом вытолкать.

Вот он подлинное, живое, настоящее православие. И вот тот закон о семейном насилии, который мечтает продавить красотка Пушкина, он ведь своим коротенькими, толстенькими щупальцами в такие места, как эти монастыри, он залезть абсолютно неспособен. И влиять на те дикие ситуации, которые там творятся, он тоже неспособен.

О.Журавлева― Слушайте, но хоть в дома бы он был способен залезть и то спасибо.

А.Невзоров― Но в домах нет такой системной практики совершенно безоглядного насилия. Вот мы сейчас видим, в интернете появилась, набирает мощу – кстати, люди могу присоединиться – петиция о снятии попадьи Кузнецовой с должности уполномоченного по правам ребенка при президенте. Я подозреваю, конечно, что эта петиция – напрасный труд. Потому что если есть в России человек, абсолютно категорически никак не подходящий к этой должности, он обязательно будет найден и в этой должности утвержден, потому что это особая кремлевская политика.

Ну, вот эти православные издевательства над детьми – это тема серьезная, болезненная, и Кузнецовой здесь демонстрируется полная профнепригодность, потому что она здесь, по тексту петиции, явно злоупотребляет служебным положением, продавливая интересы церкви, но никак не детей. Потому что, сколько даже у нас на «Эхе», Оля, вспомни, обсуждалось самых дикий прецедентов насилия над детьми, и избиений, унижений – и всегда эта уполномоченная по правам ребенка ни единым словом не демонстрировала своих познаний, заинтересованности или готовности принимать меры. Это, в общем, понятно, что преступления своих она научилась заминать.

Но у нас вообще как бы с умниками всё в порядке. Я тут искал, для выпуска сегодня, когда смотрел ленты, три самых главных глупости недели. Первая глупость на первом месте – это Франц Клинцевич. Он теперь вопит, что защитники Ефремова усугубляют вину Ефремова своим заступничеством. Вот как можно защитой усугубить вину? Второго покойника ни одна защита никогда не добавит в кровавую картину. То есть, какая у человека в голове должна быть перманентная абракадабра, говорящая о больших проблемах в черепе? Потому что, когда вступались за попа-педофила Грозовского. То по их логике попам вступаться было можно.

На втором месте потрясающая глупость, и она опять принадлежит Францу Клинцевичу. Он победил себя, который был на третьем месте. Он вышел на второе место. Это размышления о том, что на самом деле афроамериканцы под влиянием жуткой обстановки в Америке они не кончают собой, а происходят тайные линчевания. И это с высокой официальной трибуны в России этот весь бред несется.

Но стало мне интересно, что все-таки на первом месте из глупостей. И знаешь, оказалось, что на первом месте тоже Франц Клинцевич, который побил себя на втором месте и на третьем месте. Оказывается, подлинной целью сбитого малазийского «Боинга» – это я цитирую по Клинцевичу – было уничтожение Путина. Украинцы задумали уничтожить Путина, поэтому бандиты из ДНР выстрелили ракетой по малазийскому «Боингу». Такая вот, я бы сказал, логика типичная для инструктора политотдела.

Кстати, пришел вопрос, на который я отвечу. Меня все очень обвиняют, и пресса гудит и бухтит по этому поводу, что я говорю, что закон не должен быть один для всех и закон не один для всех. Ну, а при чем здесь, собственно говоря, Невзоров? Вот никакого равенства нет просто по факту. Его нет – это реальность России. И почему тогда вашим попам, вашим ментам, вашим чинушам можно быть неравными перед законом, а нашему Ефремову нельзя быть неравным? Ведь все прецеденты неравенства перед законом созданы и отвертеться невозможно.

Если бы я, Оля, глядя вам в глаза, сказал бы: «Оля, в России все равны перед законом», ты бы хохотала безудержно, потому что это было самой серьезной глупостью, которую бы я сказал за всю историю «Невзоровских сред». Этой равности перед законом в принципе нету, ее не существует. И это надо признать.

И, вероятно, по факту этого неравенства надо каким-то образом законодательно оформить, потому что оно есть, и это касается не только ДТП, не только по педофилам. Кстати, в РПЦ… но даже не буду, потому что надоело уже педофильские скандалы… Сейчас в Курганской епархии… фиг с ними, в общем. Но вот, например, в Свято-Казанском монастыре попы расстреляли собачий приют. Там 6 или 8 собак.

О.Журавлева― Почему они вооружены, Александр Глебович? У меня вопрос такой странный.

А.Невзоров― У них был там какой-то дьякон с берданкой, который, собственно, всё это соверши, несмотря на то, что вся эта документация уже поднята, никого дела не возбуждено. То есть вот это равенство перед законом – абсолютный миф.

Или вспомните Чаплина. Дикий экстремизм, пропаганда войны, пропаганда уничтожения человечества, призывы к уничтожению инакомыслящих. Абсолютно никаких проблем у мальчика никогда не было.

И еще ко мне пришел вопрос. Вот видели сегодня на параде эту несчастную Юнармию в красных пилотках, в каких-то смешных облачениях. И спрашивают меня, согласен ли я прочесть лекцию, если меня пригласят в Юнармии? Ну, у меня, как всегда, всё вопрос цены. Если мы договоримся по финансовой части, то нет. И вопрос, могу ли я повлиять на их мировоззрение? Я могу сказать, что мне примерно полтора часа в реальном времени надо было бы для радикального изменения примерно 15% мировоззрения этих юнармейцев так, чтобы по завершении лекции 15% спустили бы красные пилотки в унитазы. Ну, еще примерно 15% яд вольнодумства, Оленька, попадет в кровь и начнет по этой крови циркулировать, и это тоже сработает, но сработает, конечно, не сразу.

О.Журавлева― А кто будет тогда служить в полиции и в армии, если вы так будете травить Юнармию?

А.Невзоров― Слушай, это наши с тобой проблемы?

О.Журавлева― О’кей, хорошо, как скажете.

А.Невзоров― Абсолютно.

Вот смотри, по поводу армии, Родины, Юнармии. Вот тут опять наехали на Навального. На него возбудили очередное дело по оскорблению ветерана. Вот мне интересно, причем здесь в этой ситуации Навальный. Вот смотри, где-то, по-моему, в Питере какой-то старый ученый морж из Арктического института сейчас загремит по шпионской статье. По каким-то зыбким намекам ему шьют – повязали ему, конечно, шпионаж – шьют ему измену Родине.

И смотри, какая получается петрушка. Измена Родине, а сцену ревности устраивает ФСБ. То есть ты изменил Клаве – а скандалит Маша. Это замечательная иллюстрация моей мысли, что понятие «Родина» – это величайшее, гениальнейшее разводилово, конечно, из всего остального, из всех вообще возможных разводил. Потому что всегда мы говорим о режиме. И когда мы говорим о, например, «Бессмертном полке», мы видим, что этот «Бессмертный полк» обильно украшен фотографиями сталинских палачей, расстрельщиков, которые по две тысячи человек точно отправили на тот свет. И выясняется, что, оказывается, в общем ряду фотографий им самое место. Или там какие-нибудь дружинники заградбатальонов, которые укладывали сотнями безоружных напуганных мальчишек, когда те начинали отступать.

Или вот смотри, у нас до сих пор нет у ветеранов какого-нибудь однозначного правового статуса, который бы запрещал Навальному высказывать о них свое оценочное суждение, свою точку зрения. Он ничего больше не сделал. Он всего-навсего высказал свою гражданскую позицию в ответ на то, что совершили они. Просто надо до конца определиться, был ли сталинский режим преступным. Если он был преступным, то все, кто помогал ему сохраниться, все, кто его поддерживал, все, то его защищал, они, в общем, тоже переводятся в совершенно иную, к сожалению, категорию из почетной.

О.Журавлева― Никто, мне кажется, в ближайшие десятилетия не признает сталинский режим преступным, и вы даже знаете, почему именно.

Александр Глебович, нам пора прощаться, вы не поверите.

А.Невзоров― Я тебе не оставил времени на рекламные объявления?

О.Журавлева― Ну, оставил, но так, немножечко. Я напоминаю, что в «49 минутах» в 22 часа – тема: Джон Болтон. В 23 часа в повторе программы Михаила Куницына был гостем Евгений Ямбург, заслуженный учитель России. А после нуля часов – «Один» у нас Алексей Нарышкин. И вот здесь, Александр Глебович, я должна уже с вами официально попрощаться, пожелать нам обоим, чтобы к нам вернулся, наконец, Дымарский.

А.Невзоров― Да, Он обещал. Один у вас Нарышкин, а Венедиктов у вас, я подозреваю, Тор. Он не похож.

О.Журавлева― Скорей всего, поэтому ему так понравилось называть ночную программу этим словом. Вот, собственно, мы открыли все наши секреты. На этом можем прощаться. Александр Невзоров, Ольга Журавлева. Всего доброго!

Источник: Эхо Москвы

Оставить комментарий

Войти с помощью:



Нет комментариев

Оставить комментарий

Войти с помощью:



Nevzorov.TV