Невзоров. Невзоровские среды. Кабул, Навальный, выборы, кандидаты, день отца, Шойгу и кролики

Л.Аникина― Добрый вечер! Вы слушаете «Невзоровские среды». Радиостанция «Эхо Москвы». В студии Лиза Аникина в Москве. И в Санкт-Петербурге, в Гельвеции — Александр Невзоров. Здравствуйте!

А.Невзоров― Привет, Лизонька, привет всем.

Конечно, проектировщики и конструкторы самолетов всех будущих должны теперь предусмотреть сидячие места снаружи самолета, то есть под брюхом, под крыльями и на фюзеляже, где-нибудь наверху. Потому что то, что произошло в Кабульском аэропорту, где прошел дождик из трупов тех, кто ногтями цеплялся за обшивку американских самолетов и при наборе высоты просто не удержался, — вся эта ситуациям может повториться абсолютно в любом аэропорту мира, в том числе, в России.

И картину из этого Кабульского аэропорта увидел весь мир. Вы бы знали, сколько, например, счастья они вызвали в России в православно-патриотической среде. Судя по всему, эта среда надеется, что когда-нибудь и в Шереметьево и во Внуково интеллигенты, либералы, журналисты, зацепившиеся за шасси последнего «Боинга» будут также сыпаться с километровой высоты на парники и окрестные садоводства. И мечты эти, как я понимаю, совершенно взаимны, потому что примерно о том же, но с менее оптимистическими перспективами мечтают и либералы, представляя себе на месте несчастных афганцев, которые цепляются, пытаясь удержаться за ледяной борт, российских министров, пропагандонов. То есть вот умелая, взвешенная, мудрая внутренняя политика путинизма сделала все, чтобы основными чувствами социальных групп в России друг к другу стали бы именно такие мечты. И, конечно, день ото дня эти чувства только укрепляются.

И, разумеется, главной темой сейчас является Афганистан. Оказывается, как умеет умиляться МИД, как он становится словоохотлив и любвеобилен, когда речь заходит о запрещенной в России террористической администрации Талибан*. Вот он сообщил, что нет ни малейших оснований беспокоится из-за событий в Афганистане, и что они, талибы, запрещенные сущие лапочки, вот наши такие запрещенчики, прямо вот самые любимые, они будут поддерживать порядок, благополучие и всегда-всегда будут хорошими.

«Мне об этом говорил какой-то высокий дядька в огромной чалме, то ли самый главный, то ли нет, но чалма очень большая, и вид у него, кстати говоря, был тоже очень важный», — вот примерно так выразился спецпредставитель Путина в Кабуле по фамилии — не трудно догадаться — Кабулов. Там у них все очень просто, у спецпредставителей. И все назначения осуществляются элементарно, то есть в Кабул назначают Кабулова, в Тбилиси назначают Тбилискина, в Катманду отправляется товарищ Кокаинов, а в Осло может ехать просто любой представитель президента.

И вот удивительную эти риторику Лаврова о невероятной адекватности террористической организации подхватил и посол в Кабуле, он тоже всех назвал нормальными, адекватными мужиками. Надо сказать, что эти мужики, действительно, какое-то время подлизывались, юлили. И вот теперь в изложении всего МИДа это, оказывается, милейшие, безобидные ребятишки, которых какой-то враг занес, впилил прямо в реестр террористов, экстремистов.

Притом, что, действительно, террористы, экстремисты, захватившие Кабул, пообещали с сегодняшнего дня стать абсолютными паиньками, вообще забыть, как ты знаешь, про наркотики. По утрам они будут чистить зубы, они не будут сморкаться в портьеры. Эти любимый российского МИД клятвенно пообещали ограничить количество участников групповых изнасилований девочек максимально до 6 участников, но не более. А головы родителям этих девочек они теперь будут отрезать только под местным наркозом и только стерильным одноразовым инструментом.

Это они сообщили, правда, утром. Но днем уже забыли о своих обещаниях, расстреляли 4 человек, зацепили при этом каких-то журналистов, этом, было, по-моему, в Кандагаре и принялись по базе переписи населения кабульской, которую тоже бросило правительство Афганистана, очень увлеченно отыскивать девочек 12, 13, 14 лет и делить их, расписывать между всеми участниками захвата Кабула, но не больше трех штук в одни руки. Причем так увлеклись, что там же в компьютерном правительственном центре друг друга перестреляли.

Россия по понятным причинам ликует, конечно, потому что вроде бы ситуация, которая жутко попортила репутацию и настроение США и понятно, что все талибские успехи вдруг внезапно начались после того, как Лиза, ты помнишь, что эта милая организация навестила Москву.

Л.Аникина― Торжественные переговоры.

А.Невзоров― Да. Это очень опасные эксперименты, потому что этот роман с Талибаном, роман с террористами напоминает печальную ситуацию, которая была на этой неделе с китаянкой из провинции Гуанси. У девушки в вагине взорвался введенный туда вибратор. Я боюсь, что в отношении МИДа России со стороны Талибана случится то же самое.

В общем, выяснилось, что эти паиньки, они преимущественно полные дикари, которые в своей жизни отчетливо видели только задницу осла, идущего впереди по горной узкой тропе. И все мироощущение этим видением занято. Все, что не напоминает им этот предмет, они готовы расстреливать и насиловать.

И в кандагарском парке развлечений эти паиньки долго балдели, они с воем с визгом заняли карусели, детские машинки, носились, и вот, накатавшись, накрутившись, потом проблевавшись, они решили, что чувства, вызываемые каруселями — это, наверное, тот самый атеизм, которым их с детства пугал мулла. И поэтому хозяину парка тут же отрезали без наркоза голову, а аттракционы к чертовой матери спалили.

Вот у них всего второй раз появилась возможность подчистую, полностью и бесконтрольно захватить всю страну и присосать весь мировой терроризм к изувеченным, но все же ресурсам довольно большого государства.

Л.Аникина― Так они же торжественно заявляют, что мировой терроризм ни в коем случае не будет работать на территории Афганистана, вот честное слово.

А.Невзоров― Слушай, если бы я был в их организации, я бы еще и не то заявлял. Вообще верить им — это все равно, что верить Министерству иностранных дел Российской Федерации, либо правительству Российской Федерации, либо президенту Российской Федерации. Я не рекомендовал бы над собой ставить такие эксперименты.

Но вообще, когда советская армия показала, как надо бежать из Афганистана, она в свое время тоже бежала из Афганистана, бросив все, кто имел неосторожность связать с ней свою политическую, военную или агентурную судьбу. Вот там расправа была еще скоротечнее, еще свирепее. Но тогда организация под названием «паиньки», то есть Талибы еще не существовало, но афганцы вытворяли абсолютно то же самое.

И вот теперь вроде бы всего два дня они владеют целой страной, паиньки-то наши, а вся жуть мира уже воодушевилась. Вся жуть мира уже приосанилась, налилась важностью, уже везде распускаются хвосты духовности и благочестия. В России, в частности, муфтий Северного Кавказа почтеннейший Исмаил без всякого стеснения теперь уже прямо, без колебаний, открыто с огоньком предложил подвергнуть всех женщин России обрезанию.

Л.Аникина― Ну, так есть, на кого равняться, такой пример перед глазами.

А.Невзоров― Причем, знаешь, по какой необходимости? Чтобы разврата не было, чтобы сексуальность уменьшилась. «Рожать им это не помещает», — сказал почтеннейший Исмаил. Как я понимаю, это была реакция почтеннейшего на авторитетный и достоверный доклад о том, как в подведомственных ему городах и аулах России насильственно свершается женское обрезание. Он прочел доклад, сказал: «Да, так это же здорово. Так и надо. А чего так мало?»

Там, действительно, перечислены и населенные пункты и описаны процессы. Где-то девочек калечат в 4-летнем возрасте, где-то в 12-летнем, но это в зависимости от местных пристрастий. Но вообще эта методика применима к женщинам любого абсолютно возраста. И, судя по тому, что в России с верой и с духовностью каждый день все лучше и лучше, россиянкам тоже придется когда-нибудь испытать это сомнительное удовольствие.

Потом есть еще, не забывай, инфибуляция, которая тоже развивает эти скрепные традиции. Вот сейчас я вижу физиономии, милые лица, которые отвечают мне хорошими улыбками. Это кажется абсолютной нереальщиной, абсолютной дикостью, невозможной в принципе, которую даже представить себе нельзя. А вы, милые мои, вспомните, лет 20 назад ситуации, при которых попы громят и закрывают планетарии и поликлиники с тем, чтобы отобрать эти здания, — кому-нибудь такая ситуация могла бы показаться реальной? Да никогда. Или представить себе, что ряженые бородатые дурачки, обвешенные фитюльками и тряпками, будут иметь право засовывать нос под любую юбку, чтобы обсуждать, а допустим ли в этом случае аборт или недопустим.

Ведь 21-й век уже преподнес такое количество сюрпризов, связанных с чистой духовностью, что ждать можно чего угодно. Тот же самый почтенный муфтий, он серьезная фигура на Кавказе, его мнение считается мнением номер один все равно, и он не шутит, и он говорит не только о своей пастве и не только о мусульманах, он говорит обо всех. И если бы у него была возможность осуществить этот свой клац-клац-план, то он просто сделал бы это. Ему нужны для этого некие права. А с какой скоростью они получают права, мы знаем.

Потому что каждый день, каждый час, каждые сутки у разносчиков духовности, мракобесия и злобы прибавляется чуть-чуть новых возможностей. Каждый новый день добавляет им прав и привилегий и вполне возможно, что следующим этапом борьбы за нравственность, вслед за абортами будет и эта деликатная тема. Ну, а почтеннейший Исмаил станет министром обрезания Российской Федерации и займет свое место в кабинете министров, не исключено.

Потому что любая религия — это такой пожиже или погуще тот же самый Талибан. Вот берите талибов и разводите из современностью, прогрессом, знаниями определенными, и вы получите ту или иную религию непременно.

А вот вкус злобы, нетерпимости к иным мыслям, к иным взглядам сохраняется. Там, где талиб отрезает голову, православный пишет донос или громит выставку. Но природа проявления этих чувств совершенно идентична.

Потом, Лиза, смотри, большим событием является трагедия нового самолета Ил-112, где правда погибли три очень классных человека. По-моему, кстати говоря, почти последние люди, которые соглашаются испытывать российские летательные аппараты. Потому что этот полк испытателей, он настолько прорежен и столько людей из него ушло, что скоро испытатель самолетов станет самой редкой профессией в России.

Все кончилось печально. Но это произошло только по причине завышенных требований к новому «Илу», потому что какие-то сумасшедшие люди, они захотели, чтобы эта штука еще и летала.

Л.Аникина― Это перебор.

А.Невзоров― Да, конечно, вот согласно документам, которые я изучил, новый «Ил» и так превзошел все свои возможности на испытании, выполнив три наземные пробежки по территории аэродрома. Ну да, ему удалось один раз крутануться над Воронежем, тем самым городом, где его склепали, и он какое-то время удерживался там, в воздухе, неимоверным усилием воли пилотов. Ну, ты посмотри сверху на Воронеж, туда даже падать страшно, даже самолетам Ил-112. Там стоит грохнуться и взорваться, тут же со всех сторон потянутся местные, решил, что открылась новая, халявная пока свалка, где платить не надо, и уже через сутки самолет накроет таким слоем мусора, картона, отходов строительного и бытового, что ни одно МЧС уже этого самолета не найдет.

То есть понятно было, что самолет красиво стоит и что никакие полеты ему не нужны. Это очень эффектная вещь, новый транспортник. И российские самолеты вообще не предназначены для таких глупых забав. Недавно, помнишь, предъявляли новый истребитель сверхсовременный, невероятный. Там все прошло отлично, потому что там прямо была табличка: «Истребитель нелетающий». И все было в порядке, всем было спокойно. Его дело стоять, воспитывать патриотов отечества и иногда по аэродрому можно прокатить начальство. И для патриотического воспитания и пропаганды этого вполне достаточно.

То есть эта изумительная традиция создания нелетающих самолетов в России сохраняется. Она первая на этом месте. Вот удивительно конечно, когда они решаются втравливать в такие дела таких роскошных людей, как летчики-испытатели — я имею в виду в полеты, — почему забывается давняя великая традиция авиации в новый самолет на все испытания обязательно сажать всю кодлу конструкторов, разработчиков, механиков, всех авторов этого шедевра и всех ответственных лиц.

Л.Аникина― Вы чиновников забыли.

А.Невзоров― Да, ответственные лица, конечно. Потому что с этим «Илом» все на самом деле так же смешно, как с этим космическим модулем «Наука», который оказывается конвульсировал не 2 часа, как я сказал, на подлете, а все 8 часов. И не только топливные системы — я ввел вас в заблуждение — отказали все системы вообще. Так и вот Ан-28, который, помните, кувыркнулся, упал в тайгу; Ан-26, который врезался в сопку. Это, оказывается, все старые, антикварные советские самолеты 60-х годов, которые полностью не соответствуют нормам летной годности, даже советским нормам 80-го года. И вся эта смертоносная рухлядь — это основные самолеты внутренних линий России. У них нет вообще никаких систем безопасности. Ну, просто тогда их не было.

Вот еще есть гордость авиапрома — хваленый Ил-14, который таскают по всем авиавыставкам, его, оказывается, в 1985 году склепали в Афганистане, а теперь каждый год перекрашивают и выдают за новое изобретение.

И вот рухнувший в Подмосковье транспортник — это технический выкидыш печальных 80-х годов. И все долго-долго радовались в концерне «Ильюшин», что этот транспортник тихо стоит, можно сказать, в полном смысле этого слова драндулет, стоит где-то, зарастает мхом, загаживается птицами, стоит в полном забвении. Он бы так и стоял, и ничего бы страшного не произошло. Но бывают ситуации, в которые всего-навсего нужно добавить чуть-чуть Рогозина. Да, корпорацию «Ил» возглавил Алексей Дмитриевич Рогозин, отпрыск, талантами явно пошедший в папу. Ну, и вся история реанимировалась, и решили, что да, этому «Илу» надо летать.

У нас из тюрьмы подал голос Навальный. Я очень надеюсь, что он выйдет живым, здоровым и что с ним все рано или поздно будет где-нибудь хорошо. Вот там пламенные слова про то, что предательство, что все разгромлено, что разгромлено любое сопротивление. Ну, так как бы этого и следовало ожидать. Потому что либералы попытались народу навязать цивилизационные нормы. Это гигантская ошибка. Народу цивилизационные нормы на фиг не нужны. Он не хочет жить в стандартах цивилизации. Это абсолютно чуждая, враждебная ему среда. Люди хотят жить так и не хотят другой жизнь, что будет, вероятно, доказано ближайшими выборами. Только в пригибку, только в унижении перед ордами жандармов, эфэсбэшников, под плетьми, только под ипотекой, только в нищете.

Вот слушателям «Эха» это все кажется чем-то немыслимым, невозможным. Но вы знаете, существует своеобразные организмы в живом мире, которые выбирают свой средой условия абсолютно невероятные. В «черных курильщиках», в геотермальных источниках живут вестиментиферы, которые пытаются взвесями серных выделений, которые существуют в немыслимых температурах или при немыслимом давлении.

Вот точно так же, вероятно, советский, российский человек приспособился к особым условиям. Он не хочет их покидать. Потому что нацепить пилотку сталинской армии, навязать бант из колорадской ленты, есть в деревенский уличный сортир и там под визг радио полуразложившегося Жирика размышлять о величии своей страны. Это и есть уют, это есть счастье. Им нравится это. Извлеченный из этой привычной среды организм начинает хиреть и гибнуть. Точно так же вытащите вестиментифера и предложите ему проживание в каких-нибудь прозрачных, очищенных и благородных водах.

И никто на самом деле, если вдуматься, не имеет права навязывать народу стандарты жизни. Это наши проблемы, нас меньше. И если бы мы могли им давать то же самое, то есть давать право на коллективную манию величия, то, вероятно, и мы бы могли тоже у них забирать взамен все. Потому что если бы это было иначе, то, Лиза, давным-давно к Кремлю прикатили бы 100 тысяч автомобильных покрышек, и все кончилось бы за 2 часа. Конечно.

Эти страшные слова либералы бояться сказать себе. Если бы это все было не так, то красавец Лавров представлял бы Россию не в ООН, не перед Европой, а исключительно в поселке Чокурдах как глава муниципального образования. А чё? Он длинный, физиономия длинная, голос громкий. Из него бы вышел отличный глава северного полярного поселения. Но ночам Лавров ходил бы в тундру, искал там яйца полярных сов и этим яйцам шепотом бы объяснял, что талибы — это адекватные ребята. А Маша Захарова была бы звездой местного ДК, потому что «Калинку» никто лучше ее в этом поселке не спляшет.

Л.Аникина― Потрясающая картина.

А.Невзоров― Да, вот так бы оно было, если бы настроение и ощущение людей было бы чуть-чуть иным. То есть русские очень увлеченно острят тот кол, на который их периодически сажают, насаживают и еще проворачивают его несколько раз.

Л.Аникина― Кстати, о выборах. Движение «Голос», видели, наверное, внесли в новый список иностранных агентов. У нас же эти выборы, получается, вообще будут веселые.

А.Невзоров― Ой, у нас будут веселые. У нас же вообще всякая мерзость… У нас же нет понятия «скорость света». Ну, вот нету. В России есть понятие «скорость тьмы». И вот все, что касается распространения тьмы, это с бешеным успехом распространяется. Сейчас по всей стране сотни тысяч билбордов с лакированными мордами кандидатов. Никто из них не отказался от участия в этих выборах, ни один человек, хотя каждая лакированная морда знает, что она идет занимать чужое место, что настоящий хозяин этого места скручен, схвачен, замордован, засужен, посажен, не допущен, изгнан из страны.

Понятно, что те, кого власть так торопливо и так подло сажала по тюрьмам и психушкам, они легко бы у лакированных морд в честной игре без сомнения бы выиграли.

Сейчас мы продолжим.

Л.Аникина― После новостей буквально пару минут.

НОВОСТИ

Л.Аникина― Мы продолжаем эфир. Это Лиза Аникина в Москве, Александр Невзоров — в Петербурге. Мы остановились на «наглых мордах и глянцевых плакатах».

А.Невзоров― Да, потому что тех настоящих людей, которые, безусловно, бы выиграли в честном бою их и изолировали, чтобы обеспечить своим лакеям победу. Вот Кремль в этот раз решил вообще ничем не рисковать. Он уменьшил ячейки этого сита, что бы ни одна тварь, осмеливающаяся думать и иметь свое мнение, сквозь эти ячейки не проскользнула. То есть эти выборы изначально нечестны и нелегитимны. Еще до всяких подрисовок, до всяких вбросиков. Понятно, что кошмара потом добавит админресурс, который по российскому обыкновению туповат. Юродивая Эллочка устроит как минимум 8 истерик, и админресурса будет время блеснуть талантами.

Слушай, я постоянно качу — это нетрудно было заметить — качу на спорт и на спортсменов, какие он, с моей точки зрения, глупые. Но даже спортсмены, увидев, что на старте сильнейших из них, реальных кандидатов на победы и рекорды вдруг начали вязать, хватать, валить на землю и увозить, — вот даже спортсмен откажется от участия в таком соревновании, сочтя это дело абсолютно неприличным и даже оскорбительным. И такое было в истории спорта. А лакированы морды, они в этой игре себя чувствуют отлично, и никто по так называемым этическим причинам ведь не снялся.

Ладно там, единороссы, которые заводятся простым ключиком от детской механической жабы. У тебя была такая игрушка?

Л.Аникина― Нет, у меня был медведь.

А.Невзоров― Но и всякие там радиоуправляемые КПРФ-цы и так далее. Вот надо сказать, что даже вся мелколиберальная тусовка — не только КПРФ, не только едросы — вся мелколиберальная, питерская, в частности, тусовка, она, сложив губки куриными попами, тоже вклеилась на эти билбордики, и у ни тоже нет ощущения, что они участвуют в чем-то позорном. Они не заметили, что сопричислились к тем же самым лакированным мордам с такими же фальшивыми, смешными лозунгами.

Я очень хорошо отношусь к Навальному, но я напоминаю, что голосование умным не бывает, оно, в принципе, глупый поступок всегда, тем более, в предложенных условиях, когда разделение кандидатов по партиям — это абсолютная иллюзия и обман. Все одинаковые, на каждом лбу клеймо покорства. Все очень просто. Вот сам факт допущенности к выборам стал абсолютным и безошибочным маркером абсолютной послушности этого существа режиму. Вообще, есть ли в мире умалишенный с достаточно тяжелым диагнозом, чтобы могли поверить в честность российских выборов или в обещания кандидатов.

Особенно смешно звучат заверения коммунистов про отмену пенсионной реформы. Они же вроде обязаны быть знакомы с документами бюджетов, с основными финансовыми документами страны на ближайшие 10 лет, и они обязаны знать, что это абсолютно невозможно.

Ну, красненькие ладно, они очень любили всегда поврать публично и сейчас получили такую возможность. И они все, в отличие от меня, подажного и беспринципного мерзавца, они любят часами говорить про честь, совесть и народ.

Знаешь, Лиза, я вот никогда на выборы не хожу и ни за кого никогда не голосую. Вообще не принимаю участия в бессмысленных политических обрядах. Но, возможно, даже я когда-нибудь на выборы схожу.

Л.Аникина― Это в каких условиях?

Л.Аникина― Вот если хоть один кандидат на своем агитационном билборде возьмет и честно напишет, зачем он идет в думу или в местных горсовет: «Хочу много денег и мигалку на крышу». Или появится кандидат, который на своем плакате будет не фальшивить про прогрессивный налог и пенсии, а храбро аршинными буквами напечатает: «Я либо депутат ГД, либо сяду по 105-й. Выручайте, люди добрые!» Вот тогда я, действительно, схожу.

И главное, непонятно, зачем этот спектакль при таком страхе народа, при такой коллективной покорности, за каким чертом играется этот спектакль, эта комедия выборов? Потому что взяли, завтра опубликовали новый состав Думы — всё, вопрос решен.

Л.Аникина― Ну, чтобы все видели, какая у нас демократия.

А.Невзоров― Я понимаю, да. Но вот власть опять набирает массовку для этого своего бесконечного сериала. А ведь с этим народом можно делать абсолютно всё.

Лиза, но не обошлось без радости, потому что опять взошло солнце русской политики.

Л.Аникина― Как славно.

А.Невзоров― Проблистал солнышко министр обвороны Шойгу. И теперь он присоединился к числу всех тех умников, которые решили всех научить жить. Но, правда, был допущен один милый прокольчик. Вот если Шойгу все-таки назначат временным президентом, то уровень жизни будет исчисляться не в каких-то скучных МРОТ, он будет исчисляться в кроликах, Лиза. В кроликах, как исчисляет его Шойгу. Выяснилось, что у него такое мировоззрение пожилого удава, который все блага жизни исчисляет в кроликах. У удава всё просто: проглотил кролика и спи покойно. «Зачем тебе 10 кроликов? — с удавской горечью спрашивает министр у россиянина, — зачем этот культ потребления? И вообще, зачем холодильники? Кроликов надо хранить, для этого понадобятся холодильники. Это опасный агрегат. Людям они не нужны. А вот министерству бы они пригодились. Потому что если бы у нашего новейшего «Ила», который разбился под Москвой вместо двигателя были бы холодильники, возможно, трагедии бы не произошло».

И наблюдая за этой, я бы сказала, презентацией сказочной народной мудрости министра, я подозреваю, что не только я, не только слушатели «Эха», но, что называется, уписывается в штаны и весь Кремль, потому что ведь они его, что называется, выпустили поговорить на обкатку.

Кстати, я тебе прислал последний «Наповал», где я описываю… я долго искал самый идиотический, с моей точки зрения, поступок человека. Так вышло, что я нашел в результате себя самого. И поступок самый идиотический по праву принадлежит мне. И там, действительно, есть абсолютно уникальные кадры, как я спускаюсь в подземную полость, образовавшуюся в результате подземного ядерного взрыва.

Л.Аникина― Но кадры правда, потрясающие.

А.Невзоров― Да. И там эта полость. Я хочу сказать, что судьба остальных участников этого сошествия, она сложилась счастливо, она сложилась удачно. Все умерли еще до «Крымнаша». Автором идеи, причем, был не только я. Мы ее породили… был такой депутат Верховного совета СССР полковник Петрушенко, безумец, лысый фанат советской ядерной программы, такой апостол бомбы. Это, конечно, был провинциальный замполит из далекого гарнизона, но он заставлял дрожать маршалов, министры залезали под столы, если в кабинет входил Петрушенко. И у него была мечта. Он считал, что подземные ядерные взрывы позволят в ближайшем будущем переселить половину населения СССР в подземные города, созданные тысячами этих взрывах, и что людей там можно будет надежно изолировать от американского влияния, от американской же бомбардировки, от джинсов, от жвачки и гей-парадов и другого разложения.

И он меня тогда на голубом глазу, наверное, месяц яростно уверял, что там нет никакой радиации. Он, кстати, звал туда прогуляться Горбачева Михаила Сергеевича. На правах депутата Верховного Совета СССР он имел возможность добраться до тела генсека. Михаил Сергеевич, правда, злоупотребив служебным положением, сообщил полковнику Петрушенко, что он идиот. А я в общем, не стал, да и азартно очень было.

И в общем, тогда полковник, действительно, собрал эту экспедицию к центру земли в эту полость. Кого-то силой там назначили, какого-то бедного генерала, то-то сам вызвался, как некоторые идиоты (ну, идиотов в России всегда хватало). Но самое прекрасное было, что отряд спускается черт знает, куда, все разбирают резиновые бахилы, маски, проверяют фонарики на касках. Больше всех шумит, проверяет и примеряет полковник Петрушенко.

И вот когда мы спустились и прошли два километра, я устроил перекличку. Ребята, полная темнота, чернота. Это дичайшая ситуация: «Такой-то, такой-то… Полковник Петрушенко!» Молчание. То есть он успел каким-то образом свалить по пути. То есть такой вот совковый патриот и, конечно, великий хитрец. Он имел, наверное, чертеж штольни, аккуратно отстал от группы и бочком-бочком на воздух. Либо на первом километре стояли какие-то вагонетки. Петрушенко — человек прыткий, мог запрыгнуть, отсидеться в вагонетке, а когда группа за поворот — все-таки советский замполит, подготовка хорошая — бежать может… я его с тех пор, кстати, больше не видел.

До него было не дозвониться ни по спецсвязи, ни по городскому. И только когда в Минобороны меня вызвали к Грачеву после Чечни, я увидел в коридоре знакомую лысину. Но лысина услышала мой голос. Я призывно заорал: «О! Николай Семенович!» — и лысина припустила с адской скоростью, оставляя светящий, дымящийся след как комета.

Возможность вот такие удивительные были тогда события. И удивительна была моя глупость.

Вот я бы еще хотел поговорить про Резервный фонд России. Потому что если на Россию сейчас глядеть со стороны, не зная всех реалий, она, вероятно, выглядит совершенно одуревшей от денег и благополучия страной. Она выглядит такими эмиратами, которые истекают долларами из всех щелей и просто не знают куда деть 7 миллиардов…полтриллиона… Вот не знает, мучается. Маются там ребята в своих правительственных учреждениях, спотыкаются о гигантские пачки и баулы с деньгами. И вот эти сверхбешеные деньги гнетут Россию.

И вот появляется два каких-то абсолютно не связанных мира — мир откровенной русской нищеты, где во дворах магазина «Пятерочка» пенсионеры дерутся за право доступа к продуктам в помойке, мир, где по сообщению не очень умного губернатора Кобзева — это иркутский губернатор, — он доложил Путину, что гражданское население плакало от счастья, увидев, что для них сделали детский сад. Вот есть мир этих гнилых, сто раз переклепанных самолетов прошлого века, которые являются основным средством сообщения между сотнями русских городов. И мир неудержимо жирующих попов, чиновников, пропагандонов, где долго думают: Вот в самолете нужен один спортзал или два? Поликлиника, медпункт, бар и обеденная зала, ну, и вышито шелком все, разумеется, должно быть по стенам. Но вот тут как-то вышли из положения. Находчивые люди все-таки в России. Нашли, куда день никому не нужные 7 миллиардов.

Л.Аникина― Ну, наконец-то.

А.Невзоров― Мучились, мучились и придумали. За 7 миллиардов будут строить очередную прекрасную декорацию режима, которая должна скрыть от мира, от интернета, реальную Россию. В интернете будет создано 200 интернет-проектов духовно-патриотически нравственной направленности. На это выделено 7 миллиардов рублей из государственного Резервного фонда в дополнение к тем 3 миллиардам, которые создатели новой патриотической реальности уже получили. Это будет глубоко нравственный, выстраданный контент, то есть смертельная скукотища про Невских, Мининых и Пожарских, про сталинских солдат, добрых попов и вечные огни. Понятно, да? Другого содержимого просто не предполагается.

Ну, и выборы у нас тоже собираются стать долларовой вакханалией, потому что расход так называемых кандидатов — я не делю их по партиям, это все равно одна партия холуев, — он уже перевалил, их бюджет за миллиард. Это еще без всяких трат на организацию этого процесса.

Но, Лиза, мы помним, что у нас на дворе август месяц и что завтра очередная годовщина ГКЧП. И про то, что перед тобой человек, который проходил по делу ГКЧП, который писал «Слово к народу». Я тогда очень увлеченно во все это играл. Но я тогда не разлюбил еще фашизм, извините, был у меня такой период. Но вот все-таки наиболее ценные впечатления, которые я редко с кем делился, они были не на той, не боевой, не на свободной, не на восставшей стороне, а наиболее ценные впечатления были все-таки на этой, на гэкачепистской стороне. Там все понятно. Там храбрецы, там воодушевление. Там рецепты коктейлей Молотова, там трясут патлами поэты и бегают пианисты с автоматами. Тогда очень азартно ломали СССР. А на этой, гэкачепистской стороне было гораздо интересней. И, кстати, наблюдения по сегодняшним дням в сто раз ценнее.

Я же, скажем, серьезную часть жизни прожил с твердейшей верой в могущество и силу КГБ. Просто я с детства видел эту систему и вырос в ней. И я же увидел, как в 91— году в год КГЧП КГБ слился и растворился буквально за полтора дня без следа, без остатка. Я помню 20 августа или уже 21-е в управлении Ленинградского КГБ. Дико воняло горелой бумагой. Потому что на всех этажах в сортирах или на подоконниках с открытыми окнами, чтобы не было совсем задымления, все жгли какие-то бумаги. Причем жгли не агентурные карточки, не берегли чьи-то репутации, а жгли бумаги, имеющие отношение к ним самим. И писали заявы об отставке.

Я вот бродил там как Кентервильское приведение. Забрел к Анатолию Алексеевичу Куркову, он был начальник управления КГБ по Ленинградской области. По крайней мере, по кастингу это был именно тот человек, который должен был возглавлять управление. Он сидел абсолютно трезвый, абсолютно приветливый. Сидел и каллиграфическим почерком писал прошение об отставке. Ушел он, правда, не 21-го, ушел он 25-го. И примерно такая же ситуация была, я знаю, на Лубянке. Потому что все тогда окончательно дрогнули и разбежались, когда Собчак пробрался на 5-й канал и сделал оттуда это историческое заявление про КГЧП.

И я вот думаю и вспоминаю те мгновения. Я ведь ходил и, действительно, имел возможность все изучить. И вот тогда, на тот момент в здании Ленинградского КГБ было примерно 2000 тысяч хорошо вооруженных мужчин, 2 тысячи сотрудников. И этого было бы совершенно достаточно, чтобы ликвидировать и митинг у Мариинского дворца, раскидать любые баррикады, отключить ленинградскую телевышку. И когда я это сказал Куркову, он так каллиграфически дописал последние слова прошения об отставке, поставил точку, и сказал: «Из них из всех пойдет один парень. И я его знаю. Пойду я и пойдешь ты, и мы будем там три дурака с «макаровыми».

Но армия и внутренние войска, они слились с абсолютно такой же скоростью и испарились бесследно, только чуть позже. Потому что чекисты достаточно умны и всегда чутче реагируют на ситуацию.

То есть я вижу, до какой степени все эти госструктуры, которые пугают и леденят нас своей мощью, до какой степени они ранимы и развалисты. И я не думаю, что-нибудь поменялось.

У нас, кстати, помимо того, что нам собираются вменить в обязанность праздновать еще один День Победы…

Л.Аникина― Но больше праздников — это ведь хорошо, это ведь чудесно.

А.Невзоров― Теперь еще и собираются внедрить День отца. Вот будет такой как бы российский праздник День отца. Это очень хитрая инициативочка. Вроде бы ничего криминального. Там воображение рисует бедного, взлохмаченного безумца с очками наперекосяк, 4 бутылки с молочной смесью под мышкой, который тащит ребенка в садик.

Но вот очень интересны даты, которые предлагаются для Дня отца. Это либо 6 декабря, либо 18 декабря. Это дни рождения Сталина. То есть это будет не просто день отца. Это будет День отца народов, День Сталина. А потом все скажут: Какое удивительное совпадение.

Я отвечу еще на один вопрос, почему верующие такие обидчивые? Ну, во-первых, потому что это им позволено и это поощряется. Когда им не было позволено, они не были обидчивыми. Ну, и потому что атеисты для них — это жители чужого враждебного мира, которые своей логикой, своим трезвым словом всегда могут внести диссонанс в их представление о мире, потому что всякая фантазия, всякая галлюцинация — это очень хрупкая штука.

Вот представь себе, есть некое учение. Вот есть очень много тысяч человек, которые уверовали в то — жрецы этого учения внушили, — что чемодан на колесиках рожают специально обученные зебры в специальных заповедниках. Эта картина, кстати, ничем не более абсурдная, чем трехдневный мертвец зомби, который прошел привычные стадии разложения и он совершает вертикальный взлет и скрывается в стратосфере, совершая так называемое в вознесение.

И вот много лет люди живут с убеждением, что чемоданами на колесиках они обязаны зебрам. У них есть специальные галереи, где выдающиеся зебры представлены портретами этих зебр и выдающиеся чемоданы.

И тут появляетесь вы и сообщаетесь, что вы думаете по поводу зебр и чемоданов. Вот поймите, ему самому-то сложно представить себе зебру, которая рождает чемодан на колесиках, а тут вы со своим Дарвином. Ну, как здесь не впасть в истерику. И плюс надо понимать, что религия — это, конечно, самый мощный генератор ненависти. Это генератор не только измененного состояния сознания, но и ненависти к тем, кто этот наркотик употреблять отказывается по разным причинам.

Вообще успех благочестия, духовности, православия огромные на данный момент. Вот опять недалеко от Выборга сожженная заживо, судя по всему, дама, новорожденный тоже сожженный. Заживо был сожжен ребенок или предварительно был убит, пока неясно. Там висит особый крестик. И там какая-то, впавшая в религиозную истерику мамаша уничтожила и себя и ребенка. То есть народец постепенно, но воцерковляется. И трудно было бы ожидать чего-нибудь другого от учения, которое предлагает набор дичайших совершенно шизофреников, убийцы, террористов в качестве примера для подражания.

Я говорю, например, про культ святых. На днях у них был день Василия Блаженного. Вы знаете все слова Василий Блаженный с детства, но понятия не имеете, чем этот парень прославился. Этот парень прославился актами эксгибиционизма, потому что в эрегированном виде он ходил по торговым рядам в Москве и на потеху местным девкам на эрегированное достоинство одевал бублики. Вот сколько сможет одеть бубликов, столько и унесет, и столько и раздаст благодарным нищим. И это, кстати говоря, и было главным его делом и главным мерилом его святости.

Мне пришли очень интересные инсайдерские сведения. Меня почему-то очень полюбили близкие сторонники схиигумена Сергия, который, как вы знаете, сломался, обещал больше никогда не говорить ничего про Путина плохого, просил, чтобы его выпустили из тюрьмы. Он построит себе в лесу избушку и будет там исключительно молиться. Оказывается, во время допросов один из следователей, узнав про то, что Сергий молитвой общается с богом, следователь спрашивал: «Сообщали ли вы своему богу о злоупотреблениях федеральных или региональных властей? Называли ли вы какие-нибудь фамилии в своих молитвах или жалобах?» То есть все понятно. Все безнадежно. И надеяться абсолютно не на что.

Но хочу сказать все равно: Слава Украине! И жыве Беларусь, безусловно. И посмотрим, как поведет себя Хабаровск, который будет пробным камнем для очень многих ситуаций. Пока ему привет.

Л.Аникина― На этой оптимистической ноте мы заканчиваем. Это был Александр Невзоров из Петербурга. С вами была Лиза Аникина. Всем большое спасибо, всего доброго, до свидания!

Источник: Эхо Москвы

Оставить комментарий

Войти с помощью:



Нет комментариев

Оставить комментарий

Войти с помощью:



Nevzorov.TV