Невзоров. Невзоровские среды. Коррупция, будущее России, выборы Единая Россия и Волочкова.

О.Журавлева― Всем привет! Это снова мы. Меня зовут Ольга Журавлева. И я из Москвы, а из Петербурга, из самой «Гельвеции» к нам присоединяется Александр Невзоров. Здравствуйте, Александр Глебович, давно не виделись.

А.Невзоров― Оленька, не сомневаюсь, не только я — все бесконечно рады вас видеть. Привет!

О.Журавлева― Мерси.

А.Невзоров― Оля, на этой неделе администрации президента предстоит явить невероятную, фантастическую ловкость рук. Помнишь, были такие сверхзнаменитые фокусники как Гудини, как Коппердфильд? Вот никто из них на такой трюк не был способен, потому что перед администрацией президента стоит сверхзадача. Ей предстоит взять в одну руку Путина, а в другую руку партию «Единая Россия» и так потереть Путина об «Единую Россию», чтобы не особо измазать в выделениях этой партии и так, чтобы эта партия снова запахла бы Путиным. Потому что избиратель, он идет только на этот знакомый запах.

И как выяснилось, ароматы Медведева, Лаврова или попадьи, или даже спорное красноречие Шойгу на избирателя так гипнотически не действует. Вообще, не растет, понимаешь, рейтинг у «Единой России», а опускается все ниже и ниже. И, честно говоря, конечно, у всех этих фронтменов партии очень неоднозначный аромат. Вот при самом скептическом моем отношении к российскому избирателю и к его разборчивости надо признать, что в России электорат состоит не только из грифов и гиен и явственный дух политической падали совсем не так притягателен, как это казалось в самом начале.

В общем, тяжелейшая задачка. Они один раз уже потерли, если ты наблюдала мероприятия «Единой России». Но партия «Единая Россия» Путиным пока не запахла. По крайней мере, ноздри народные приветливо не зашевелились, подчиняясь выработанному за десятки лет рефлексу обожания вождя — не зашевелились.

И сейчас будет эксперимент номер два. Их снова будут тереть друг о друга, устроив очередное единоросовское мероприятие с внедренным в него экспериментом. Исход эксперимента абсолютно неизвестен. Но, скорей всего, будет провал, потому что сильно тереть побояться. Все-таки партия очень вонючая на данный момент. И потом от нее даже и Путина будет отстирать почти невозможно. А вот те нежные взаимные прикосновения, которые они могут осуществить, они результата не дадут.

И мы еще видели, что с фронтменами партии, которые должны были зажечь регионы новым припадком любви к «Единой России», тоже, в общем, вышла ошибочка, потому что ни любви народной, ни авторитетности в народе у фронтменов-то не пахнет. Кремль сам создал миражи из этих персон, сам поверил, сам просчитался. Но мы помним, что если провалится «Единая Россия», то функцию обслуживания Кремля возьмет на себя любая другая партия, они все абсолютно одинаковые.

Кстати, Оля, я не знаю, мне померещилось или нет, но Лавров, один из фронтменов «Единой России», он что-то натворил со своей физиономией.

О.Журавлева― Мне кажется, Александр Глебович, у него давно уже начались какие-то проблемки.

А.Невзоров― Нет-нет, это вот подчиняясь кремлевской гиалуроновой моде, он, по-моему, тоже, что называется, накатил гиаулрончика. У него исказилась мимика. Он вообще стал похож на ондатру, растянутую на дыбе, и омертвела вся мышечная маска лицевая. То есть или это гиаулрон, или все-таки 5 часов перед встречей с вождем его связанного продержали в морозилке, чтобы с него как блохи попрыгали бы коронавирусы с его тела и костюма. И странности его тела, его мимики они очень сильно бросились в глаза. Я тебя попросил посмотреть в том месте, где Путин сообщает общественности, что частенько напоминает Лаврову, что тот является не министром обороны.

О.Журавлева― А то уж больное задорное у нас Министерство иностранных дел.

А.Невзоров― Да, непонятно, почему у нас Лавров вообразил себя министром иностранных дел. Потому что Лавров совершенно не умеет делать композиции из лесных корешков.

О.Журавлева― Да он и «Лебединое озеро» на танке не может сплясать, прямо скажем.

А.Невзоров― Если мы сейчас коснемся этого момента. Если бы это было какое-то министерство безумия, это было бы оправдано. Но вообще, честно тебе могу сказать, Оля, мне ужасно не нравится, что так наезжают на Лаврова, меня это расстраивает. Потому что в России только один человек, только один мог бы быть лучшим министром иностранных дел и лучшим дипломатом, чем Лавров.

В чем заключается тактика российской дипломатии? Как можно больше и как можно мощнее навалить кучу у соседей под забором или перед дверью. И в этом качестве Волочкова, конечно, была бы круче. Видели последнее прелестное сообщение? Волочкова без трусов и без штанов гадит где-то у своих соседей под забором. Конечно, понятно, что здесь уважать начинают за размер кучи и за мощь кучи. Ну, это же настоящая патриотика, это же те самые заветы. И вот в случае чего, конечно, Волочкова может Лаврова заменить.

Вообще очень много адских подробностей предвыборности, одна другой занятней. Мы сейчас к ним вернемся. Потому что я бы хотел рассмотреть два важнейших документа этой недели. Первый документ, с моей точки зрения, наиболее важный, обнаружен в Рязани при раскопках Рязанского кремля. Там нашли берестяную грамоту. Почему-то ее называли первой русской берестяной грамотой. И этот привет из далекого прошлого страны невелик. Это 8 сантиметров на 2 сантиметра. Это завет, наставление непонятно кому, судя по абстрактности, потомкам. Адресат очень абстрактно прописан. И там некто, уже, вероятно, полностью ознакомившийся с реалиями страны и все сообразивший, какой-то рязанский бедолага нацарапал: «Бегите отсюда!»

О.Журавлева― Ах, Александр Глебович…

А.Невзоров― Да, Оленька, да. И второй документ — это внезапный всплеск Путина про коррупцию.

О.Журавлева― Вы имеете в виду закон, там 30 страниц мелким убористым почерком…

А.Невзоров― Да. Эти новации загадочные, как карты Оронция Финеуса. Это заявление Путина о новом, победоносном витке борьбы с коррупцией. И теперь, понятно, что правоохранителям будет обеспечена шаговая доступность до любой банковской тайны. Регулярно будут поступать все сведения о расходах чиновников. Ни один золотой унитаз больше никогда не укроется от взоров налоговиков и ФСБ. Любые подозрительные покупки служивых людей будут служить основанием для самой пристальной оперативной разработки фигурантов вплоть до того, что прямо на мобильные телефоны оперов будут дублироваться все траты с карточек госслужащих.

И там есть к этому закону комментарий ДСП, и там прямо есть графа: «Настораживающие и подозрительные покупки». Ну, действительно, если какой-нибудь госхлыщ покупает пару пластиковых колонна в коринфском стиле, можно смело делать вывод, что очередная мелкая административная падла вьет очередное трехэтажное гнездышко, которое отделано в духе Ренессанса с позолоением всех выпуклостей с хрустальными окнами и тиграми в конурах при доме. Потому что на кой черт еще главе муниципального образования или какому-нибудь задроту вицику провинциального городка может понадобиться Коринфская капитель? Все ясно с ним: надо брать в разработку.

Вот откуда вдруг такой приступ ярости? Дело в том, что почему вообще Путин решил своей же собственной вертикали помешать жить красиво?

О.Журавлева― Александр Глебович, а вы думаете, это им помешает? Ну, кроме тех злосчастных глав муниципальных образований, о которых вы говорите?

А.Невзоров― Я сейчас объясню. Дело в том, что последний сезон игр Кремлевского престола, он не дал ожидаемых сборов. И Кремль насупился. И эта лапочка теперь хмурится и трясет всеми своими башнями, выясняет, кто может быть в нем виноват. А виноваты те, кто разворовывает народные средства на подходе к основному, генеральному получателю.

И это вообще проблема всякой коррупционной системы. Первые лица ведь не имеют возможности лично собирать средства. Возникают цепочки посредников. Для этого служит вертикаль, чиновничий весь аппарат. И эти цепочки сейчас борзеют, они теряют страх. Есть уже такое понятие, как «гаишное золото». Вот сияет гаишное золото особняков, усыпанные каменьями парадные портреты мелких всяких замчиков в нищих, разоренных городах. И всякие там обнаруживаются триллионы рублей в квартирах или в каких-нибудь совершенно «не починных» (от слова «не по чину) таунхаусов.

Это вызов власти, конечно. Это свидетельствует о том, что цепочки снова нуждаются в каком-то окороте. И вот сейчас, по мысли Путина, вероятно, пришла необходимость цепочки привести в чувства, и назрело время для войны коррупции. Потому что в России, как известно, три коррупции. Первая и главная — это слаженная могучая система. Под нее верстаются нацпрограмы, федеральные, региональные бюджеты. Если ее ликвидировать, Государство российское потеряет всякий смысл существования и тут же исчезнет без следа.

Это государствоообразующая коррупция, основанная на одной простой, ясной и понятной мысли, что не бизнеса лучше, чем Россия. И тому, кому посчастливилось захватить ведущие места может больше никогда ни о чем не беспокоиться до 12 колена вперед. Это спокойная, царственная коррупция, которой некого боятся вообще. У нее великолепная осанка, державное выражение лица. Правоохранительные системы выстроены специально так, чтобы она была в покое и в хорошем настроении всегда. Для нее принимаются законы, за нее голосуют фракции, истерируют пропагандоны, ее охраняют 10 различных спецслужб и бессчетные полки этих запотевших дуболомов.

Иногда публика видит отблески ее сокровищ в виде дворца в Геленджике или яхты, длиннее авианосца. Я подозреваю, там вообще были и двуглавый орел и тени царей и всех героев войн и так д алее. То есть на нее приятно посмотреть, она работает как часики. Она всегда бодра, уверена в себе, и ворует планово, грамотно то, что разрешено или, что специально выделено для этого воровства, а поскольку выделено все…

О.Журавлева― Те, кто сидят на потоках прямо.

А.Невзоров― Внутри нее нет ни споров, ни разногласий. Не будет ее, этой системы коррупции — не будет России. Это однозначно. И там юридическая чистота, там вообще загляденье. Такая возвышенная картина. В вхождение в высший коррупционный круг — это, конечно, главная и абсолютно неосуществимая мечта множества россиян.

Есть вторая коррупция. Это средний и крупный промысел всех чиновников, полицейских, губернаторов, министров, ректоров, генералов, митрополитов. Это хаотичная безумная с вечно мокрыми штанами, всех боящаяся коррупция. У нее нет такой величавой осанки. Но и в ней тоже есть свое очарование, в этой коррупции. Ее преимущество в том, что в нее реально пробиться одаренному гражданину России. Надо просто, что называется, никогда не сдаваться и не пассивно зависать где-нибудь там в учителях или менеджерах, а настойчиво бурить языком, башкой, органом породу российской реальности, не на секунду не опуская рук. И целеустремленный, дисциплинированный, влюбленный в страну в идею личного обогащения на этой стране гражданин имеет все шансы все-таки стать коррупционером. И Россия в этом смысле правда страна возможностей.

Ну, и третья коррупция — это коррупция народная на уровне пожарных, санитарных ведомств, торговцев, медиков. Это полностью стихийная коррупция, которая делает всякие отношения между россиянами чистым и беспощадным жульничеством в отношении других. Ничего другого нет.

И вот, судя по этому манифесту Путина, между этими тремя коррупциями сейчас ожидается война. Потому что чиновничья коррупция увлеклась, потеряла страх. И великая коррупция сейчас будет ставить ее на место и приводить в чувство.

И, кстати, Оля, это его заявление о коррупции было, пожалуй, единственным, что вообще из всех путинских словес зацепило на этой неделе. Нет, была еще одна забавность. Путин в 178-й раз объявил, что в России исчерпан лимит на революции, и что теперь все будет решать только эволюция. Вот это очень смешно: рассуждение динозавра о преимуществах эволюции перед революцией. Он не понимает, что революция еще может пощадить, а эволюция точно превратит в курицу.

О.Журавлева― Александр Григорьевич, ну, это своего рода аутотренинг. Вы же знаете, это популярная штука.

А.Невзоров― Да, конечно. И революцию можно победить, но вот с эволюцией даже полки золотовских дуболомов — ее не побить дубинками — они никогда не справятся.

Но вообще обрати внимание, характерная история и тоже примета времени. Раньше каждую реплику Путина разбирали под микроскопом, выискивали тайные смыслы, вся пресса этим занималась…

О.Журавлева― Вы так говорите «вся пресса» — какая пресса? Вы о чем?

А.Невзоров― Кто-то это делал зло и умно и кто-то это делал по-пропагандонски восторженно. Но сейчас понятно, что идет какая-то безостановочная шарманка унылой брежневщины, поток словес, которые не имеют ни малейшего отношения ни к действительности, ни к происходящему.

Мы вернемся сейчас еще ко всем этим сочностям перед выборами. Я хочу пару слов сказать, конечно, о Киеве. Трудно придумать — это касается любого города — что-то глупее военного парада. Понятно, что единственная цель всякого парада, проводящей его стороны — это соврать своим же гражданам о большом военном потенциале. Но единственное оправдание военного парада — это все-таки множественные инсульты вражеских наблюдателей за тем, что на этом параде продемонстрировано.

И у Киева вчера, если не ошибаюсь, была, конечно, потрясающе сказочная возможность существенно проредить российскую элиту, которая наблюдала за военным парадом на Украине, пучилась в телевизоры и заранее стонала от злобы.

У элиты все было готово для показательных инфарктов и для парочки сочных аневризмов мозга, все было подготовлено. Писатели, генералы, пропагандоны, они уже были готовы все отдать концы от ярости, услышав на официальном параде во время прохождения по Крещатику ужасную кричалку про Путина. Вы ее все знаете, процитировать в эфире я ее не могу.

О.Журавлева― Барабанный бой очень оттенял это.

А.Невзоров― Никак не оценивая содержание знаменитой кричалки, ее политические и поэтические достоинства и недостатки, я говорю только о ее скандалогенности, скандалоформности необыкновенной и способности заварить большую международную бучу. И в Киеве в день 30-летия независимости Украины идти парадом с этой кричалкой по Крещатику были готовы и добровольные батальоны и десантники, насколько я знаю, и пехота всякая и курсантство. Все было отрепетировано, все было готово к тому, чтобы кошмарная и невыносимая для Москвы кричалка прозвучала и на официальном параде. Это было бы очень эффектно, и, что самое важное, чрезвычайно урожайно по части инсультиков и наблюдателей с российской стороны. Но вот Зеленский, блин, не решился в последнюю минуту. Все-таки он слабак. Артист, что с него взять.

И эту инициативу кричалки на пораде затоптали.

О.Журавлева― На репетиции она была записана…

А.Невзоров― Да, да. А если бы это было на параде, это бы было совершенно офигический международный скандал, весь мир бы ржал и цитировал. Это бы ничего не изменило в отношениях Украины и России, но вот политический пейзаж был оживлен. Потому что даже после репетиции формальной, кратенькой частной пленочки репетиции этой кричалки в Киеве ночью на параде — вот даже этот малюсенький ролик вынудил делать в политических шоу рекламные вставки в три раза чаще, потому что надо было в три раза чаще менять подгузники ведущим. И ор стоял невероятный. Орали все от Скабеевой до Словьева — все, кому полагается орать.

Но я считаю, что тачка с с запачканными подгузниками пропагандонов — это совсем не тот урожай, который можно было собрать с этой истории.

О.Журавлева― Но вы поклонник все-таки такой, настоящей движухи. Я понимаю.

А.Невзоров― Конечно. Учитывая количество должностных лиц и энтузиастов, которые уже готовы были умереть от гнева, упущен очень важный шанс. А Зеленский, жалко — трусишка — дрогнул и испугался. И вообще Киев на этой неделе сплоховал, потому что он упустил много шансов.

Вот с «Крымской платформой», которая так долго готовилась, так пафосно анонсировалась, тоже, в общем, ни фига, честно говоря, не вышло, ожидаемого.

О.Журавлева― Ну, истерика в ответ была довольно бурной.

А.Невзоров― Понимаешь, все равно гора этого международного форума, где 46 европейских стран собрались и высказались по части принадлежности Крыма — вот нельзя сказать, что эта гора родила даже мышь. Потому что мышь по сравнению с результатом форума — это величественное и храброе существо, а получился такой тушканчик новорожденный. Какие-то дурацкие санкции опять, какие-то сморкания друг другу в манишки и ни одного резкого, радикального, ни одного остроумного предложения. Совсем хило. Вот резонанс от этого мог бы быть в сто раз сильнее.

А хулиганов, сорвиголов, храбрецов в политическом бомонде мира, оказывается, вообще не водится. Вот на всех звенят кандалы всяких приличий, толерантности. Ну чего, на форуме, конечно, подолдонили всем известные вещи. А Россия в очередной раз ответила истерикой, сообщив, что всех участников форума «Крымская платформа» она проклянет, наведет на них экономическую порчу, закидает фуражками, унитазы украдет с их баркасов и вообще заклеймит как недружественные страны. И вообще все участники взяты на карандаш и запомнены. То есть прозвучали стандартные угрозы. Исполняла, как обычно, Мария Захарова, но без огонька, не в танце. Хотя могла бы выложиться в этом вопросе побольше.

И саммит стал таким, в общем, нулевым по результатам, но все-таки аккуратно напомнил миру — это было, вероятно, нельзя, — что 46 стран мира, по сути вся европейская цивилизация считают захват Крыма преступлением, и не меняют, и не намерены менять свое мнение.

Кстати, Зеленский меня вообще что-то начал огорчать, потому что по сравнению с Порошенко он ни черта не делает для зачистки украинского пространства от РПЦ и ее ядовитого влияния. Он все пустил на самотек. Ну, и, конечно, не надо было наезжать на Кличко. Наезжая на Кличко и пытаясь его выгнать из мэров Киева, Зеленский, конечно, почти ничем не рискует, кроме окончательной утраты моего личного расположения.

О.Журавлева― Ну, Александр Глебович, мне кажется, что даже то, что Турция постоянно болезненно упоминалась в связи с «Крымской платформой», даже и это уже такой маленький, но приятный сюрприз для реагирующих в России.

А.Невзоров― У нас сейчас, я так понимаю, уход…

О.Журавлева― Да, уход, но не навсегда. У нас есть еще минутка до перерыва.

А.Невзоров― Мы можем вернуться к будущим выборам…

О.Журавлева― Вы не дали никакого совета по поводу выборов. Вы обрисовали эту страшную ситуацию администрации президента и «Единой России», но так и не сказали, а что им делать. Вы-то знаете наверняка.

А.Невзоров― Вот в этой ситуации я не знаю.

О.Журавлева― А какой-нибудь задорный рецепт, какой-нибудь хулиганский есть в этой ситуации, — нет?

А.Невзоров― Хулиганство в этой ситуации с участием «Единой России», к сожалению, ничто живое, а хулиганство — это живой процесс, — ничто живое невозможно. Это все равно, как пытаться получить детей от двух древнеегипетских мумий. Оттого, что вы их положите друг на друга и даже приведете верхнюю мумию в движение, Оленька, к сожалению, оплодотворения не произойдет. Хруст — да. Хруст раздастся, пыль посыплется, но детей не будет.

О.Журавлева― Это Александр Невзоров и Ольга Журавлева в «Невзоровских средах». Мы с вами встретимся после новостей.

НОВОСТИ

О.Журавлева― Итак, мы снова с вами. Ольга Журавлева и Александр Невзоров. Александр Глебович, у нас еще программа не выполнена. Продолжаем.

А.Невзоров― Мы вернемся сейчас к будущим выборам, потому что это дефиле началось. И на конкурс политической красоты вышли практически все, он дефилируют по подиуму, пленяя избирателей своими впуклостями и своими выпуклостями политическими.

И я тебе могу сказать, что иногда я вынужден согласиться даже с тем, кто утверждает, что аборты — это зло. Это, действительно, страшное зло в том случае, если доктор, например, перепутал входные отверстия: вместо матки он произвел чистку черепа, выскабливание черепа изнутри дочиста. И вот аборт мозга, он, конечно, дает поразительные, невероятные плоды.

Сама «Единая Россия», прослушав откровения министра обороны Шойгу кроликах, о баранах, о непомерном потреблении, она решила, больше с глобальным пиаром не париться вообще, просто забила на всякую интеллектуальную пропаганду и вульгарно сунула каждому пенсионеру по 119 долларов в лапу. Это деловой подход. Не это нравится. И может быть, на пару дней сражения пенсионеров за просрочку возле помойных бачков в «Пятерочке» они будут не такими напряженными, хотя их еще не дали, их дадут, если пенсионеры правильно проголосуют. Это примитивно, но в ЕР никогда никто ничего умственного не обещал.

Кстати, обрати внимание, тут был безумно дорогой аукцион, который назывался «Армия 2021», который обошелся не в одну сотню миллионов. Там репортеры — к вопросу о дефиле и о политических лидерах — заловили беднягу Зюганыча и задали ему простой, и, как выяснилось, страшный вопрос об обьюзинге. Красный вождь дико растерялся, пошел красными пятнами, потребовал переводчика для этого слова. Но потом начал выпутываться. Если ты прослушала, в общем, он плел… он нашел себе великолепное оправдание, четкое оправдание, навязанное кирзовой атмосферой аттракциона «Армия», типа того, что «я в армии долго служил», смысл получился такой, что «если я произвожу впечатление идиота, то по уважительной причине».

О.Журавлева― Ваш перевод мне нравится.

А.Невзоров― Там вообще было очень мило. Там был обещан какой-то сюрприз. Сюрприз оказался девой, которая танцевала на танкетке под звуки «Лебединого озера». Мы не знаем, была ли это Маша Захарова. Это точно была не Волочкова. Волочкова, как мы знаем, занята дипломатией, она работает с соседями и ей не до того. Может быть, это была сама Терешкова. Личность танцорки осталась неизвестной.

О.Журавлева― А вы, кстати, заметили, что под «Лебединое озеро» в это время на заднем плане танки тоже изображали кордебалет. Это так трогательно.

А.Невзоров― Министерству обороны удалось доказать, что русские танки для балета годятся и что в войсках поддерживается высокая балетоспособность и балетопригодность и есть, чем в будущей мировой войне поразить противника. И это было бы, безусловно, убедительно и прекрасно. Дело в том, что, к сожалению, американская сторона освоила и давно исполняет танец «Джавелинов». Это такая штучка. Если у вас есть штучка под названием «Джавелин», то у вашего противника нет танка без вариантов и гарантий.

Я тебе вообще могу сказать, что побед-то много. Мы обычно не говорим ни о чем хорошем, но давай порочной традиции положим конец. Потому что Россия помимо танца на танке одержала, наконец, первую весомую победу в космосе, вписав первый эпизод в звездно-мусорные войны. Очень был какой-то высокотехнологический китайский спутник и старым проверенным способом его удалось сбить на этой неделе. В космосе было насвинячено каким-то русским мусором так, что спутник напоролся на эти русские завалы, парящие в невесомости, и расколошматился. То есть старая правильная тактика: насвинячить так, чтобы враг сам сломал себе ноги, она оказалась абсолютно оправданная.

И у нас, поскольку это из области чего-то очень хорошего, сейчас понесло всех этих наших вакциноваров. Потому что они поняли, что то, что они изготавливают, это не просто какая-то вакцина — это жидкость политического значения. И желая, вероятно, помочь режиму они уже объявили, что работают над вакциной, которая будет сразу от всего: от ковида, от гриппа, от геморроя, от запаха ног, от либерализма — от всего она будет помогать.

И у нас есть еще красавчик, наш любимец Рогозин.

О.Журавлева― Приходил тут, да.

А.Невзоров― Он очень неаккуратно дал интервью. Он опять, конечно, заговорил про такс…

О.Журавлева― Он не сам, его спросили, Александр Глебович…

А.Невзоров― Да, его спросили. Но его-то спросили про такс, а он-то начал про подлодку «Курск», погибшую в известном море. То есть он вспомнил то, что представителю режима вспоминать никак нельзя. И смыл речевки Рогозина заключался в том, что этой трагедии бы не случилось, если бы экипаж «Курска» состоял бы из такс, умеющих дышать под водой.

О.Журавлева― И если бы все умели дышать под водой, как таксы, то все было бы по-другому.

А.Невзоров― И если бы морячки уже были научены дышать под водой, то тоже все кончилось бы ко всеобщему удовольствию. Но мы понимаем, что мы анализируем это только потому, что Зюганыч и Рогозин в своих репертуарах — это все равно глашатаи путинизма. И Зюганов-то еще ничего. А вот, с моей точки зрения, чемпионат по предвыборной фальши на этой неделе все-таки выиграл…

Оля, подожди, хочу вернуться — забуду — мы говорили про Машу Захарову. Но всем, конечно, надо ознакомиться — просто блистательный материал Пархоменко, где он устраивает Маше принудительный стриптиз, объясняя, в чем на самом деле различие закона об иноагентах в прессе в Америке, чем щеголяла Маша в расчете на полных идиотах, и как это великолепно сделал Пархоменко. Забыл бы. А всем нужно с ним ознакомиться. Действительно, блестяще.

Вернемся к предвыборной фальши. И чемпионат по предвыборной фальши, конечно, выиграла выхухоль. То есть мы знаем, что Выхухоль — это такое ласковое домашнее прозвище политика Миронова, главы партии «Справедливая Россия». Он решил помочь дотла сгоревшей Якутии и затеял потрясающий флешмоб. Он создал и разместил потрясающую шкодливую фоточку: он с бумажкой, на бумажке написано: Я/Якутия. Он мало напоминает Джордано Бруно и, тем более, он мало напоминает Якутию. И, более того, он мало напоминает даже пригоршню пепла.

О.Журавлева― Он там еще написал на якутском языке, в этом посте.

А.Невзоров― Да, по-русски и по-якутски. Но затевая такую акцию, Миронов мог хотя бы опалить усы или вымазать рожу сажей. Но у него лоснится физиономия, и даже кабинетик в Думе совершенно не задымлен. Пузишко у него мирно висит, подло подчеркивая кабинетность его переживаний. Но, конечно, при этом у него совершенно уморительная физиономия, как у кота, который ухитрился нагадить в очень высокий валенок. И это, конечно, можно в коллекцию физиогномики и антропологии эту фотографию добавлять.

Но он все равно не тянет на погорельца. Это халтура, потому что ведь скоро выборы. Так нельзя относиться. Надо к пиару относиться серьезней. Вместо этой формальной бумажки можно было покреативить. Потому что он мог бы для ТикТока снять ролик з печки в крематории. Запереться во включенной печи изнутри колошматить в дверь, пока силы бы оставались и кричать оттуда: «Я/Якутия» — и вот это, возможно, бы подействовало. Или он мог оголиться. — ему косплеи не впервой — и обклеить все тело елочками из конструкторов железнодорожных, макетов, символизируя якутские леса.

О.Журавлева― Не тем вы занимаетесь, Александр Глебович — вот что я хочу вам сказать.

А.Невзоров― Почему? Ты думаешь, что я должен учить? Нет.

О.Журавлева― Нет, вы должны получать большие деньги за пиар, рисуя эти картины.

А.Невзоров― Я понимаю. Вот представь себе, лежит Миронов, обклеенный ́этими елочками…

О.Журавлева― А вы руководите процессом.

А.Невзоров― Нет. и второй патроклоун есть там — Прилепин. Он с удовольствием водит паяльной лампой, сжигая эти елочки для того, чтобы придать картине бедствия максимальную правдоподобность. И вот тут, я думаю, если бы Миронов начал орать «Я/Якутия!», ему можно было бы даже немножко поверить, это бы сработало. Это бы произвело впечатление, потому что мы знаем, что для Миронов всякий косплей — он то в латах легионера, то он римский император, то он Екатерина Великая. Вот это была бы настоящая акция.

Но я надеюсь, что кандидаты будут сейчас придумывать что-нибудь позабавнее и все-таки потрудятся немножко. Пока только провис страшный, и беда — нет никакого пиара ЛДПР. Но там раздрай, раскол и бешенство.

О.Журавлева― Что случилось, Александр Глебович?

А.Невзоров― Это вот стали известны подробности конфликта между Жирик-отец Жирик-сын. И конфликт предельно любопытный. В партии папе было давно отведено место забавника-клоуна, а все управление осуществлял Жирик-сын по фамилии Лебедев. Он внешне не слишком симпатичный персонаж. Он пытался удержать эту партию в рамках хотя бы относительной вменяемости. Это очень нелегко. Он был посвящен во все адские проделки папы. И он знал во всех подробностях, кому за последние годы Владимир Вольфович показал то, что называется «джакузькину мать» и делал это с любовью и неудержимо. И вот Жирик-сын на протяжении многих лет прикрывал, он гасил все скандалы такого характера. И в какой-то момент он оказался низвергнут и вышвырнут родным папой вместе со всеми своими кандидатами и ставленниками.

А папе показалось, что сынуля начал превышать его по политическому весу. Но сынуля, действительно, выполнял сверхважную функцию — он покрывал все похождения, эти неаккуратные и самозабвенные, настолько самозабвенные, что никто уже даже не знал, куда складывать кассеты с видеофиксациями. И усилия уходили на сокрытие всяких банных джакузь, похождений дряхлого вождя. Конечно, последние пять лет это были не те боевые времена, когда вазелин в кабинет вождя носили ведрами. Это было все значительно спокойнее. Но в партии все молчат. Там сохраняется, во-первых, принцип партийного рабовладения, и на крючке партийного депутатства все очень крепко сидят. И там очень редко отказывают вождю, потому что применительно к этой партии слово «членство», оно всегда имело особый смысл и не потеряло его.

О.Журавлева― Вы мне скажите, чем сердце-то успокоится? Им вместе тесно, а врозь скучно. Это такая русская народная проблема.

А.Невзоров― Похоже, не кончится так все хорошо. Потому что если ты помнишь, именно Игорю Лебедеву, Жирика сыну ЛДПР была обязана спасением во время бешеного криминального скандала, возникшего после заявления гражданки Валентины Новак 75-го года рождения, медсестры. Его нетрудно найти в интернете. Оно везде публиковалось. Оно никогда не было ни опровергнуто, ни опротестовано, за него был никто засужен, никто не подал в суд. Там предметно и подробно описываются насильственные проделки и с этой медсестрой и с гибкими розовыми мальчиками, после чего сауна, как правило, была засыпана использованными презервативами и перемазано калом.

И вот Жирик-сын, он неумело, но очень храбро тушил эти пожары тысячами литров коньяка, тоннами купюр. Даже это заявление было затушено, дальше дело не пошло, но не опровергнуто никак.

Потом, конечно, Жириновский сильно себя закопал историей с Фургалом, когда на просьбу спасти Фургала, на вопрос, почему для Фургала ничего не делается, Жирик сообщил, что он получает в тюрьме отличное питание, а больше ему ничего и не надо. И стало понятно, что он даже палец о палец не ударил.

И теперь он лишился реального мозга и двигателя партии, то есть своего сына. Сынишка умотал в Штаты и по стране на всякий случай оставил закладки в виде уж совсем всякого гадкого видео, потому что папины нравы он знает.

Кстати, смотри, «Единая Россия», она сейчас в процессе пропаганды за себя раздает крышки для консервирования. Она понимает, что надо всякие особо беспокоящие отверстия затыкать. И поэтому россиян сейчас волнуют их банки с соленьями, поэтому они ездят и раздают…

О.Журавлева― То есть «Единая Россия» даже не догадывается о том, что проблема крышек для закатки решилась уже лет 15 назад. Их как грязи.

А.Невзоров― Дело не в этом. Я хотел спросить, а вот какая партия будет раздавать избирателю анальные затычки.

О.Журавлева― Ну, какая… Сами спрашивайте.

А.Невзоров― А какая будет раздавать затычки для бочек и кляпы на рты.

О.Журавлева― Та же, которая будет дубинки раздавать, автозаки наполнять.

А.Невзоров― Из Кабула новости. Ничего хорошего. Талибы, они ведь так долго всем рассказывали, что любят Россию, как они дружат с Россией, как они будут охранять Россию, как они договорились с Россией, что, в общем, талибы (запрещенная организация), они сообразили, что высокое звание друзей России надо оправдать и все-таки приступили к массовым расстрелам и зачисткам. Они зачем-то грохнули там популярнейшего тиктокера, который смел шутить по их поводу. И им надо всем просто представлять, что победившая вера, духовность, она выглядит именно так. После того, что мы видели этот дождик из кабульцев, который прошел над аэропортом, пришло очень много любопытной информации, в частности, что билет на самолет, на коммерческий рейс, чтобы оттуда свалить, стоил тогда миллион долларов. Миллион долларов платили люди, чтобы из этого вырваться. Миллион долларов вообще отличная штука. Миллион долларов имеет только один недостаток — он не всегда оказывается под рукой.

Поэтому на самом деле там очень много пухнет уже на жаре трупов, и там есть навсегда оторванные от семей дети, оттраханные девочки. И надо понимать, что те мужики, которые забавляли мир своими падениями с самолетов, в половине случаев просто уступали свои места в самолете женщинам и детям.

И мир очень быстро наелся этой драмы, очень быстро перестал на нее реагировать. Но напрасно, потому что это будущее, возможно, и всего будущего мира тоже.

О.Журавлева― Александр Глебович, как раз по этому поводу хотела вас спросить. У нас же странное какое-то… Что говорят пропагандисты, что думать об этом нужно патриотическому россиянину? Тут кто, Шойгу говорил, что Талибан — нормальные чуваки?

А.Невзоров― Адекватные, вменяемые. Посол говорил, что отличные ребята. Все говорили.

О.Журавлева― Встречались представители МИДа с ними…

А.Невзоров― Именно после этой встречи возросла вдруг активность этих террористов.

О.Журавлева― Потом выходят женщины в Москве с поддержкой афганских женщин, которые быстро погрузились из XXI века в XV. Их задерживают. Они там что-то несанкционированное, плохое делают, против Талибана протестуют. Объясните, а что должны российские граждане в связи с этим… как правильно для Кремля мы должны все это воспринимать? Не забываем еще про беженцев, которые и в Россию тоже уже сколько-то там тысяч было принято. И еще сколько-то будет не принято, разумеется.

А.Невзоров― Я подозреваю, что патриоты, они все равно будут ожидать, как голодные птенцы с разинутыми клювами, они будут ожидать червячка из Кремля, который должен… идеологический вброс. Они сами не решаются сами реагировать ни на что. Учить их совершенно бессмысленно. Мы как ненавидели террористов, так и ненавидим. Нас учить этому не надо, особенно всяких высокодуховных.

Но у вас же Москва не болеет этим. У вас Москва болеет, кипит и пузырится, что у вас поставили какой-то не тот памятник.

О.Журавлева― Это произведение искусства современного.

А.Невзоров― Я ничего не понимаю в современно искусстве. Я удивляюсь Москве. После того, как Москва уже украсилась этим клыковско-жуковским монументом…

О.Журавлева― У нас есть Калашников, у нас все есть.

А.Невзоров― У вас есть творение Церетели. Калашников. У вас есть князь Владимир. А это такая все материализованная фальшь. У вас в каком-то темном переулке притаился даже бронзовый Жирик. А вы все обращаете внимание на какие-то новые формы. И, с моей точки зрения, как абсолютно не понимающего в искусстве человека, все-таки непонятная дрянь лучше, чем непонятная дрянь.

О.Журавлева― Тут остается простор для творчества зрителя, конечно. Мне очень нравится эта глина. Она, действительно, очень такая, славная.

А.Невзоров― Я туповат по части искусства. Я просто наблюдаю, что еще был скандал в Токио, где украинские инвалиды-спортсмены сочли для себя невыносимым близкое соседство с российскими инвалидами-спортсменами. Заварилась какая-то буча, скандал. Но почему-то недовольна Россия. Вот Украина столько претерпела от России за последние 7 лет боли, горя, унижений. Она, вероятно, имеет право на любой демарш, обоснован он или не очень. Но вот Россия обижается, она принадлежит к тому редкому виду насильников, что изнасиловав, еще требует от жертвы аплодисментов и обижается, если они не звучат.

Теперь про «Дождь»*, конечно, не забыть.

О.Журавлева― Иноагентом объявлен.

А.Невзоров― И до какой степени импотентски и вяло отреагировал, чего-то проблеял Союз журналистов, чего-то проблеял Совет по правам человека. Все невнятное, все вялое. И все рыдают, все не понимают, как это могло произойти.

Но все эти рыдающие интеллигенты, они сами виноваты, потому что они придумали себе какую-то Россию «О, мне избы черные твои…». Потом они получают этой черной избой по черепу и горько плачут. Они навоображают себе, что Россия — это слезинка ребенка, Покрова не Нерли, всякие блоги. А потом выясняют, что Россия — это огромный клубок активной колючей проволоки, которая живет своей агрессивной жизнью и стремится распространиться повсюду. Это их фантазии.

Интеллигенты, они сперва долго целуются с гадюкой, а потом в гробу они лежат с кислым выражением лица, обиженные на нее. Россия всегда ведь концентрирует нечисть не только вокруг себя, но и в себе. И по этому поводу бесполезно закатывать глаза. Это реальность. Россия — это полицейское репрессивное государство стукачей, шпиономании, цензуры, произвола, диктатуры, расстрелов, холуйства и всевластия жандармов. Ну, вот такая она. Без этих компонентов она никогда не была бы Россией.

О.Журавлева― Падение пальто.

А.Невзоров― Понятно. Я держал изо всех сил.

О.Журавлева― Радио тоже должно знать об этом.

А.Невзоров― Надо выкинуть навсегда из головы ту придуманную интеллигентскую Россию, которой никогда и не было…

О.Журавлева― Ну, не скажите, Александр Глебович. Как раз люди помнят, что 20 лет назад были не все мертвые. А 30 лет назад было довольно много живчиков.

А.Невзоров― Понимаешь, это тот момент редкий, когда в 90-е годы Россия сошла со своей исторической орбиты, и она сделала несколько вдохов свободы. Но Путин вернул ее на эту историческую орбиту, на ее подлинный родной путь. Она никогда не была и не будет ни свободной, ни счастливой. А если она когда-нибудь будет свободной и счастливой, она и называться будет совершенно по-другому. Потому что жандармщина, цензура, насилие — это ведь не изобретение администрации президента. Это, скажем так, исторический стиль. Это страна мертвых механических генсеков, лагерей, каторг, виселиц, очередей, грязи и нищеты. Ну, вот такая она, и придумывать себе не надо никакую другую.

Я могу сказать, что сейчас можно сколько угодно рыдать и вспоминать «Дождь», любимый нами, но лучше просто взять и подписаться на «Дождь», потому что это единственное, чем ему сейчас можно помочь сейчас выжить. Там не те деньги от которых можно обнищать или обеднеть. Но это то единственное, что позволит телеканалу, у которого обрезаны все рекламные контракты…

О.Журавлева― Которого государство считает иноагентом.

А.Невзоров― Просто надо подписаться. И может быть, появляется тогда шанс «Дождик» спасти. И я, конечно, хочу сказать: «Слава Украине!» И мы ждем от Хабаровска обалденного голосования по тем выборам. И мы, конечно, говорим «Жыве Беларусь!» Ну, вот пока у меня флаг за спиной, надежда еще остается.

О.Журавлева― Александр Невзоров, Ольга Журавлева. Всем спасибо, всего доброго!

Источник: Эхо Москвы

Оставить комментарий

Войти с помощью:



Нет комментариев

Оставить комментарий

Войти с помощью:



Nevzorov.TV