Невзоров. Невзоровские среды на радио «Эхо Москвы» 24.02.2021

О.Журавлева― Мы снова с вами. Всем добрый вечер! Ольга Журавлева из Москвы, а из Петербурга, из «Гельвеции» — новый визуальный ряд, но там всё так же Александр Невзоров. Александр Глебович, здравствуйте!

А.Невзоров― Да, мы в «Гельвеции», действительно, это правда.
Оля, как ты думаешь, зачем нужно в обязательном порядке возвращение 90-х?

О.Журавлева― Молодость, Александр Глебович. Приятно вернуться.

А.Невзоров― Дело в том, что должен быть период, когда грабить государство могут, в принципе, все на примерно равных основаниях. Это всегда прекрасный период, потому что все диктатуры всегда рушились, потому что разграбление страны запиралось в каком-то узком кружке опричников. И в 90-м году, как ты помнишь, те ребята, которые сегодня определяют нам порядок жизни, они пользовались в основном паяльниками.

О.Журавлева― И утюгами.

А.Невзоров― К 2021 году паяльники окончательно сменились законами, то есть остались все равно паяльниками, только стали толще. Закон, действительно, толще паяльника, но в умелых руках он может быть еще больнее. И они, ухмыляясь, принимают паяльник за паяльником, паяльник за паяльником для того, чтобы тот, кому ему вводят, сразу бы умирал от боли и от ужаса.

Мы к этому вернемся, к 90-м годам, но меня сейчас гораздо больше волнует, куда именно Никита Михалков собрался выслать Владимира Путина.

О.Журавлева― Кстати.

А.Невзоров― Да, он предложил лишать гражданства всяких заклинателей, призывателей и одобрителей санкций и безжалостно этих людей высылать из страны. Вот мне интересно, куда он собрался выслать Путина и где государство находится, которое ему примет вообще? И есть ли такая страна, которая примет Владимира Владимировича? Или ему придется остаток жизни на нейтральной полосе с чугунком и чемоданчиком так и досидеть до старости.

Причем с 14-го года о пользе санкций больше всего говорил Владимир Владимирович, и большинство санкций, в общем, призвал именно он. И ему вторил и другой тоже кандидат на вылет из страны, лишения гражданства, тоже Владимир, но Гундяев, потому что он ведь в свое время глаголил, что если бы санкции не наложили, нужно было бы их выдумать, и про то, что импортозамещение пойдут на пользу России, и про это, что это фантастический шанс для индустриализации страны. И еще были всякие сановные призыватели и заклинатели санкций.

И странная вообще инициатива Михалкова. Чего это он вдруг такой отважный? Либо у него с памятью хуже, чем у аквариумной рыбки Данио рерио. У той все-таки на протяжении почти полутора лет может какая-то остаточная информация сохраняться.

Но, вообще, плохо, конечно, когда всего одна извилина, и она сделана таким тупым предметом, потому что в кремле-то шуток не понимают, и они-то помнят, что они говорили про санкции. И вообще Михалков вместо всех этих «выслать!», «лишить гражданства!» мог бы придумать, что-нибудь новенькое. Например, в судебном порядке приговорить судом к просмотру программы «Бесогон» или набора собственных фильмов. Но это, правда, была бы предельная жестокость, а он гуманист, вероятно. А можно было бы замуровывать в стену геленджикского дворца как нашаливших монахинь.

А то мы помним, что они довысылались в свое время, долишались гражданства. И потом, в 91-м году небольшая толпа поддатых и разгневанных юнцов к чертовой матери разогнала огромную армию, Политбюро, ЦК, Верховный Совет и заодно КГБ и все остальные структуры, причем это произошло, как ты помнишь, меньше, чем за сутки. А в этот раз произойдет, вероятно, еще быстрее. Но потом, вероятно, все вернется на круги своя, потому что эти пятна кошмара все равно будут присутствовать на картине России. Потом эти пятна кошмара начнут сливаться в чуть более крупные кляксы. Потом эти кляксы потянутся друг к другу, и всё опять затянет тем же самым кошмаром, в котором мы, собственно, и живем сегодня. То есть всё вернется, отчасти и возвращается.

Вот смотри. К вопросу о том, как правильно надо вызывать полицию. Ее вызывать можно только правильно, потому что вообще понимаешь, что большинство маньяков, в том числе, и сексуальных, эти люди очень романтические и очень увлекающиеся. И если на вас уже напал маньяк, уже раздел и уже насилует и у вас есть какая-то возможность позвонить в полицию — звоните, только ни в коем случае не говорите, что вас насилуют: они не поедут. И надо сказать, что вас вовлекают в несанкционированный урок полового воспитания. Вот тут милиционеры, я думаю, рванут сразу.

О.Журавлева― А может, сразу кричать: «Навального на царство!» или что-нибудь такое?

А.Невзоров― Подожди. Вот в Кемерове была прекрасная история, где 7 звонков в полицию. 3 часа там убивали девушку всеми способами, какими только было возможно. Она орала на весь дом. Вся лестница была забита соседями, все звонили в полицию. А полиция забила на всё это дело болт, ухмылялась. Причем прикладывали телефоны к двери, чтобы милиционеры могли слышать в трубке крики. Но полиция не поехала.

Вот если бы они всего-навсего сказали, что в квартире №570 слышен шум митинга, шествия и из-под двери видны…

О.Журавлева― Нежелательные организации.

А.Невзоров― Световые пятна, которые оставляют фонарики, — вот, я думаю, через три минуты менты бы уже вынесли дверь, следом бы приехало ФСБ, вынесло бы и ментов и еще весь дом бы тоже скрутили и девушка о сталась бы жива. А там была вполне себе обычная бытовая история. Там красивая девочка и какой-то ревнивый самец. Традиционные семейные ценности: кулаком в морду, носком сапога в висок. В общем, убил, конечно. Такое бытовое забивание дамы.

О.Журавлева― За то, что она хотела уйти от него всего лишь.

А.Невзоров― Да. Ну, потому что не все садисты и дегенераты ушли работать в ОМОН и в Росгвардию, поэтому что-то осталось пока еще и на гражданке.

И всегда всё в этой несчастной стране будет, конечно, ходить по кругу. И, судя по всему, по кругу прошел и возвращается Дзержинский Феликс Эдмундович. Я об этом говорил в своей программе «Наповал» в воскресенье. И сейчас вроде бы Дзержинский уверенно выигрывает конкурс, хотя включены самые адские механизмы, подключилось РПЦ, чтобы этого не допустить. И все черносотенные, православные все поповские сайты, митрополиты, епископы и архиепископы безостановочно ездят в Кремль, напоминают о том, сколько именно попов Феликс Эдмундович в свое время нащелкал, и что установка ему памятника есть, по сути, оскорбление чувств верующих. Это отчасти правда.

Вот смотри по поводу церкви. Мы просто давно не говорили. Сейчас объясню, чем заканчивается красивая история со схиигуменом Сергием.

О.Журавлева― Она уже заканчивается?

А.Невзоров― Она заканчивается. Сергий первым заговорил о миллионах долларов в РПЦ. А вот популяция мрачных кремлевских жаб, которая, в общем, привыкла, что крупные, большие купюры кружат где-то в зоне досягаемости их языков, и только они имеют возможность их перехватывать, они впервые задумались о том, какие действительно в глотку РПЦ засасываются суммы. Они получили возможность заглянуть в эту глотку. И эта тема им, в общем, уже понятна, все стеснения отброшены. И отчасти поэтому, из-за того, что мимо кремлевского генеральского носа летают большие доллары, конечно, им во всяком снисхождения вопросах Дзержинского было отказано. И для них теперь всё понятно. И стало понятно, какие суммы реальности приносит этот шоу-бизнес. Кстати, шоу-бизнес переживает тоже жуткие трудности, как любой другой шоу-бизнес. Если ты следишь, возможностей, напомните себе, всё меньше и меньше.

Такая есть героиня Инстаграма под называнием Инстасамка…

О.Журавлева― Если бы не вы, я бы о ней не узнала. Спасибо вам.

А.Невзоров― Нет, она была полита зеленкой, и это единственная ее возможность привлечь внимание, потому что безостановочно показывать ягодицы и выдавливать прыщи — это приелось. И вообще, когда над русским шоу-бизнесом вырос яростный такой, ядерный гриб в форме поющей Бузовой, то всем стало понятно, что им конец, и они теперь спасаются мелкими скандалами.

А вот в РПЦ, там зеленой мордой особенно не поторгуешь, поскольку публика уж очень, я бы сказал, старорежимная, уж очень ей надо все современенькое и, тем не менее, всё очень респектабельное. Хотя, в общем, этот потребитель консервативен, но сейчас РПЦ пытается спастись очень забавным образом. Это касается неправедного, страшного для них марсоходия. И вот не прислали текст молебна о поломании богопротивного и мерзкого марсоходия. Лучина ему в зад! — как выразился один из архиереев — Пиндосская карямба, которая пачкает землю марсианскую.

О.Журавлева― Вы сейчас серьезно, Александр Глебович?

А.Невзоров― Абсолютно. Ты же знаешь, что у меня очень богатая агентура в церковной среде. Ну, некоторый оживляж еще вносит, конечно, криминальная хроника. Потому что недавно, если ты наблюдаешь за этим, в Тихоновском монастыре покрали частицы мощей Матроны. Но никто не знал, что именно украли. Все знают, что украли ковчежец блестящий золотой. В нем находились мощи Матроны. Но никто не знает, какая именно часть тела там была. А я знаю, потому что я запросил архиереев, епископов и архиепископов, и мне сообщили, что это то ли ногти с большого пальца ноги, то ли пяточная мозоль святой. Что она такая подозрительно черненькая и пахучая. Слушай, эти все ребята — это друзья моей юности, они просто стали архиереями. Я стал архиереем журналистики, а они в своей стезе.

О.Журавлева― Вы пошли по плохой дорожке, а они по еще плохой.

А.Невзоров― Ну, наверное, да. Но это нормальный православный подход. И, как ты знаешь, коробочка с мощами Матроны, она очень долго гастролировала по Северо-западу и сделала отличный сбор. Тут ничего не скажешь.

И когда чекистам и вообще в Кремле стало понятно… Ты слышала когда-нибудь знаменные или демественные распевы?

О.Журавлева― Ну да, есть знаменитые знаменные распевы.

А.Невзоров― Это такие древнерусские распевы тяжелые. И вот кода они узнали, что таким распевом исполняются песнопения «Наши баксы пахнут ладаном», они, наконец, это всё поняли. А вообще как-то до всех дошло, что просто так, за так наряжаться в посмешище, нести ахинею, подставлять задницу каким-то бородатым бугаям в женских платьях и бижутерии, конечно, никто не будет. Понятно, что вера — это, прежде всего, товар, но который еще и втюхивают этим беднягам втридорога. Поэтому Сергия решили арестовать именно для того, чтобы иметь возможность с ним приватно и спокойно беседовать, выведывать у него все механизмы церковных финансовых чудес.

Потому что можно забрать обычного приходского попа, но его пытать бессмысленно, как бессмысленно пытать овцу на тему отбеливания, тюкования, продажи шерсти. Она не знает. Вот дело овцы придти, подставить бога под ножницы до розово-серой щетинки и стараться, чтоб ее не порезали. Вот точно так же и приходской поп, который отдает себя архиерею или благочинному, он приходит и всего-навсего подставляет себя под эту обстрижку. И приходской поп никогда не скажет правды, он ее не знает. Он начинает сразу унижаться, умолять и бить земные поклоны.

Кстати говоря, Оля, ты смеешься, а у них это битие земных поклонов доведено до совершенства. Я знавал одного попа, причем это был не просто поп, он был архимандрит, он периодически уходил на заработки в строительную бригаду. Человек мог за смену лбом демонтировать 40 квадратных метров паркета. У него это получалось лучше, чем руками. То есть у него бы до такой степени тренированный НРЗБ лоб.

И вот обо всех этих водопадах и потоках финансовых приходской поп знает мало, митрополиты молчат. И поэтому Сергий для них, конечно, сейчас кладезь невероятных знаний. Именно поэтому он арестован, именно поэтому ему удивляется столько внимания.

Ты вот зря улыбаешься, потому что там смертельная среда. Тем есть финмониторинг гражданский общий, есть налоговая. Я тебе скажу, что гражданский финмониторинг — это счастье, это добрые, нежные ангелы по сравнению с тем, что есть в церкви, потому что ведь там стучат все на всех. И когда говорится, что поп купил автомобиль — это подвиг немыслимой храбрости. Потому что истерику по этому поводу устраивают все. Не то что ты купил автомобиль, а почему мы не знали про эти деньги? Там нужно отчитываться за всё: за покупку стиральной машины, за подарок попадье. Когда люди приходят в это благочинное управление, им могут настучать по физиономии чеками из «Пятерочки», из IKEA.

И недавно совсем моего знакомого приятеля протоирея лупили в Епархиальном управлении кошачьим кормом по лицу, потому что получили чеки, что он на месяц коту купил 40 пакетиков корма, а в месяце 30 дней. Зачем ему 40 пакетиков корма? Он украл эти деньги в архиерея. То есть там всё очень строго.

В монастырях, кстати, то же самое. Вот недавно был случай, когда первый день в монастыре, и монах припрятал полученные за молебен деньги, но припрятал, дурак такой, в трусы. Он не понимал, что именно туда-то и устремится око архиерея и монашествующей братии в первую очередь и не только за деньгами. Но это неважно. Мы понимаем, что этот колос РПЦ, постоянно финансово эрегированный, и вместо фигового листа у него маленькая тихая, улыбающаяся старушка. Теперь это никого уже в заблуждение не вводит.

И вот смотри, кстати, насчет всяких скульптур, объемов. У нас Жирик, Жириновский предложил сейчас ограничить вес политиков 100 килограммами живого веса.

О.Журавлева― Но все-таки не политиков, а чиновников. Это очень важно.

А.Невзоров― И политиков. Ну, просто у него, вероятно, пока не хватило размаху. Но на самом деле любой депутат, любой политик — это все равно чиновник той или иной государственной категории.

О.Журавлева― Тоже верно.

А.Невзоров― Но вообще, конечно, Жирику надо потренироваться на попах с своими весовыми нормативами. Вообще изобретатель гильотины господин Гильотен тоже пытался каким-то образом уменьшить вес политикам. В России это бессмысленно, потому что голова депутата и чиновника программа невесома. И я уверен, что после декапитации они ведут себя как воздушные шарики. И можно этими воздушными шариками украсить собой шествие «Бессмертного полка». Вообще, депутаты и не замечали бы отсутствия голов, если бы на них не был расположен рот. Вот за счет того, что расположен рот, это им каким-то образом болезненно.

Но вообще, если бы все проблемы России заключались в весе, в животах чиновников и депутатов, мы давно были бы благополучной страной. Потому что никакая прямая кишка, никакая ободочная кишка, никакой желудок не в состоянии породить того маразма, который почему-то порождается в их головах или где-то там еще, хотя я понимаю, что несколько неуместная фантазия — сочетание мозга и депутата.

Но в следующей труппе Государственной думы, которую сейчас будут набирать, там у нас же будет, кстати, масса народу в шапочках из фольги.

О.Журавлева― Обязательно.

А.Невзоров― У нас там будет заседать Виктория Боня, Вассерман. И в такой же шапочке рядом будет сидеть Михалков.

О.Журавлева― А вы уже знаете, кого выберут в депутаты? Я просто что-то пропустила.

А.Невзоров― Я не знаю. Уже знают в Кремле. Мы же говорили на эту тему, что уже все призовые места расписаны, и выборы давно проведены.

Мне тут задали вопрос важный о том, почему так мало эфиров, почему так мало времени, почему всего два раза в неделю. Вот тех, кто это спрашивают, они, очевидно, очень плохо понимают, что такое НРЗБ токсины, что такое НРЗБ. Вот у нормальной гадюки для восстановления яда все-таки требуется три-четыре дня. У змеи жалящей это все равно не меньше, чем указанный мною срок. Поэтому чаще это просто невозможно.

И вот мне очень понравилась ситуация и тоже задают вопрос. Попросили прокомментировать эту волшебную сцену, когда блиномордый полковник войск Лукашенко, которому, судя по всему, Лукашенко была пожата рука, он возвращается к себе в воинскую часть и начинает передавать энергию, которую ему в рукопожатии передал Александр Григорьевич. Если бы Александр Григорьевич знал, что энергия гораздо лучше передается пенделем, мы бы увидели волшебную сцену, как сперва полковник разворачивает к себе подполковника, а потом это все идет по цепочке до генералов.

А вообще, можно еще и ректалить с помощью пальца. Это тоже способ передачи энергии и эта сцены была бы еще, я бы сказал, эффектней.

Давай как бы серьезнее. Мы же серьезные с тобой люди.

О.Журавлева― Всё, собрались, да.

А.Невзоров― Давай посмотрим. У нас есть набор волшебных цифр. Понятно, что на этим темы скоро будет нельзя говорить вообще никак. Потому что Дума в очередной раз пытается подтереться 29-й статьей Конституции и мало того, что она ей подотрется, она еще всех заставит долго нюхать этот листочек, в котором 29-я статья Конституции перечеркнута жирной коричневой полосой. А тот, кто не нюхает, тот тоже враг народа.

Как ты помнишь, 29-я обеспечивает нам вроде бы какую-то свободу слова. Но еще пару дней, как я понимаю, на эту тему говорить можно, потому что тут на днях очередного нацистского преступника в США, мерзкого нациста скрутили и депортировали в Германию для суда. Причем ему, по-моему 87 или 88 лет. Он уже плохо соображает…

О.Журавлева― Подождите, 87 — это как-то очень мало для нациста.

А.Невзоров― По крайней мере, такой возраст означен. Он мог придти 17-летним мальчишкой.

О.Журавлева― Это совсем мало. Уже за 90 должно быть.

А.Невзоров― Это вполне нормально. У нас есть ветераны и помоложе.

О.Журавлева― Да ладно!

А.Невзоров― Да. И вообще за это время организация, которая занимается выслеживанием нацистских преступников, причем именно тех, которые безобразничали в концлагерях, она уже выловила 1456 человек по всему миру. И всех доставили в Германию, всех судили и всех обеспечили длительными сроками. И вот за те годы, что прошли с закрытия ГУЛАГа, Ни один из палачей ГУЛАГа, ни один из тех, кто руководил массовыми казнями, убийствами, заморами не то, что никогда не был наказан — даже никогда не был назван. То есть там понятно, что правозащитники чего-то шустрили. Но они найдут одну справочку в архиве — тут же все остальные справочки секретятся. То есть надо понимать, чтобы для того, чтобы убить 20 миллионов человек, нужно как минимум два миллиона вертухаев, следователей, конвойных, надсмотрщиков.

О.Журавлева― Но часть их тоже потом отъехали в тот же ГУЛАГ, справедливости ради.

А.Невзоров― Они отъехали в тот же ГУЛАГ, но довольно много весело заканчивают свою жизнь под бренчанье орденов со стопочкой в руке и с песней про «Выпьем за Родину, выпьем за Сталина…».

О.Журавлева― Это правда.

А.Невзоров― В основном, как мы знаем никто никогда палачей Гулага не искал, и то, что во всем мире считается преступлением, тут считается доблестью и обеспечивает скорее неприкосновенность.

О.Журавлева― Хорошо. Теперь самое главное. Проговорите эту важную вещь. Если нельзя упоминать ветеранов, участников войны…

А.Невзоров― Оля, мы еще с тобой поговорим. Потому что мы понимаем, что мы присутствуем при рождении очередной государственной религии.

О.Журавлева― Но, с другой стороны, как она будет работать, если мы в течение нескольких лет просто привыкнем к тому, что о Второй мировой войне лучше не говорить ничего.

А.Невзоров― Вот подожди, Оленька, не забегай. Я просто смотрю на часы и вижу, что у нас рекламный перерыв.

О.Журавлева― Забежать нам предстоит еще в следующей части программы. Ольга Журавлева, Александр Невзоров и наши дорогие, очень терпеливые слушатели, которые видят наши эксперименты с нашим новым микрофоном, встретятся после новостей. Всем спасибо, встречаемся буквально через несколько минут.

НОВОСТИ

О.Журавлева― Мы снова с вами — Ольга Журавлева, Александр Невзоров и «Среды» продолжаются. Александр Глебович…

А.Невзоров― Да, мы в «Гельвеции». И, как ты помнишь, на этой неделе прелестная Света Тихановская признала, что Беларусь, скорей всего, проиграла улицу. Результатом этого проигрыша стали уже открытые, совсем наглые, на всех уровнях репрессии, стали дикие осложнения жизни для всех, кто был в той или иной степени замешан в протестах. И, судя по всему, улица да, проиграна.

Что я хочу на это сказать? То, что я хочу сказать, не имеет отношения ни к Тихановской, ни к улице, ни к Беларуси. Вот тут на выходных я наблюдал, как горит покрышка БелАЗа. Как она потрясающе горит, какое это феноменальное зрелище! Там яростный огнище сумасшедший. А за счет того, что идет жар, это еще и завихревается тройным вихрем. Резина там на БелАЗах, судя по всему, дерьмовая, поэтому влетают не прогоревшие куски резины пополам с сажей и тут же лопаются искрами. Причем огонь шаткий, неустойчивый. То вот он сразу лужей, огромным пузырем растекается, то он снова вот так вулканит, и ней не подойди ближе, чем на 3 метра. Она не позволяет приблизиться. А покрышка, которая поставлена, что называется, в покрышечное состояние и катится, она разгорается с волшебной, невероятной силой и скоростью. Причем это всё сопровождается дымом. Три глотка такого дыма, и потом надо полтора часа блевать, либо гарантировано падать в обморок. Это так, это не имеет отношения к теме проигранной улицы.

Вот в прошлый раз я рассказывал о том, что на самом деле есть, конечно, версия перезахоронения Сталина казенная, где щелкают каблучки, где отдаются чести, где всё работает как швейцарские часики, и Сталина очень благополучно перезахоранивают. На самом деле всё было гораздо веселей, как это всегда происходит в России. Сталин, когда выселили из Мавзолея и помогли ему дойти до новой могилы, с этим связана прелестная история. Это, как ты помнишь, происходило в ночь Хэллоуина, и это немаловажный момент.

Хотя Мавзолей — это такое двуспальное заведение, но поделить его, оказалось, между двумя вождями, невозможно, потому что образовался клан ленинцев и клан сталинцев. И они стали, как на всякой коммунальной кухне друг другу портить жизнь. Сталину один ус покрасили, другой малиновым. Ленину подцепили к углам рта крючки, зацепили за уши — он лежал с идиотской улыбкой. То есть портили друг другу жизнь, мстили: напускали мух под крышки саркофагов. Потом был всегда конфликт: кого первым купать? Потому что ведь раз в два месяца мумии там проходят, если знаешь, процедуру купания. Их опускают — это прелестное зрелище — во вскрытом виде — их расшнуровывают, раздевают и опускают в ванну. И вот все возмущались, что, оказывается, Сталина купают в том же растворе, в котором искупали Ленина, и что это, в общем, кощунство, что этот раствор был использован.

О.Журавлева― Александр Глебович, простите, у меня по этому поводу к вам как к специалисту возник вопрос. Я никогда не задумывалась на эту тему, а теперь задумалась. Сталин тоже был мумия?

А.Невзоров― Он был великолепный. Он был даже, скажем так, гораздо лучше, чем Ленин отбальзамирован. У него был более естественный цвет кожи, у него вообще всё было в порядке. И это тоже играет роль в нашем повествовании.

В общем, Хрущев принял решение расселить мертвых вождей: Ленина оставить по месту прописки, а Сталин захоронить за Мавзолеем. И была провернута операция. Главным был назначен генерал Чекалов. И генералу Чекалову пришла в голову абсолютно гениальным мысль: замаскировать эту всю процедуру перезахоронения военным парадом. Как раз было 31 октября, приближалось 7 ноября. И вот был устроен ночной внезапный парад, репетиция генеральная с прохождением полков. И вот из-за этой гениальной мысли живые участники тогда и обделались от ужаса. Дело в том, что там было много всякой суеты. Там непосредственно Машков, по-моему, был комендантом Мавзолея. Он отвечал за золото, за гробы и за секретность. Золота было очень много. Все сталинские пуговицы были из чистого золота. Звезда там была не Героя, а Соцтруда на нем в тот момент, тоже была из золота. Было золоте шитье на погонах. Вот потихоньку чекисты все эти пуговицы резали, спарывали, на их место пришивали латунные. А мимо идут войска, и все с интересом заглядывают туда, что там, собственно, за свет в Мавзолее по ночам, что за шабаш там творится.

А потом оттуда раздались удары. И суеверные солдатики уходили в своих колоннах, уверенные в том, что по ночам либо Сталин бьет Ленина… А на самом деле там разбирали гроб, потому что поняли, что если какой-то идиот устроил парад, то выносить гроб с чьим-то телом из Мавзолея уже наверное. Генералы, которые присутствовали на параде и которым не нравились все эти игры с трупами, вполне могли поднять просто элементарно военный мятеж. Поэтому чтобы гроб не привлекал внимания — он был на шипах — его несколькими ударами разобрали и под мышками как бы вынесли таким прогулочным шагом туда, за Мавзолей.

О.Журавлева― А там же есть задний ход вдоль Кремлевской стены.

А.Невзоров― Задний ход очень длинный, и он выходит на ту сторону Кремлевской стены, а могила Сталина сразу за Мавзолеем была выкопана. И вот гроб был туда перенесен фрагментами. И когда уже встал вопрос, что надо уже каким-то образом к могиле доставлять тело Сталина, как генерал Чекалов, полковник Тарасов, они прибежали… что, в общем, среди войск очень тяжелое настроение. А там прямо тормозили рядом с Мавзолеем танки, уазики с генералами разглядывали, что происходит. И поэтому было принято решение идти Иосифу Виссарионовичу идти своим ходом до могилы. Это было очень рискованное решение, самоубийственное, потому что он был настолько хорошо отбальзамирован, что даже с 30 метров его лицо было невозможно не узнать.

И хотя это были очень далекие годы, но цэковские детишки, они и тогда ездили за границу, и тогда они наслаждались всеми радостями жизни. И, по счастью, у одного из этих цэковских детишек была с собой маска тыквы хэлоллуинская. И для того, чтобы скрыть лицо вождя, была одета хэллоуинская маска. И два плачущих, рыдающих офицера вели Иосифа Виссарионовича до могилы. Армейские генералы на все это смотрели, уже расстегивая кобуры. Но здесь, извините, появляется тыква, правда в сталинском кителе. Ее ведут двое офицеров. Никакого гроба нет, перезахоронением не пахнет.

В общем, единственный там был затык. Стали звонить Хрущеву — что делать с рабочими, которые разбирали гробы и копали могилы? Вот что делать с этими людьми, которые в нарушение всех норм секретности были посвящены. И все решилось хорошо быстро и благополучно для всех. Потому что через 20 часов эти рабочие проснулись уже под Магаданом, уже в чумах, уже с паспортами оленеводов с оленеводческими женами и у каждого было по 5 детей, и они там и остались на всю жизнь.

Но, что самое пикантное, поскольку операция была секретная, а молоток забыли, — гроб Сталина остался не заколочен.

О.Журавлева― Простите, Александр Глебович, теперь по конкретике. Его похоронили забальзамированным в гробу?

А.Невзоров― Да, гроб собрали, его положили в гроб…

О.Журавлева― То есть, в принципе, можно выкопать — это я к тому, не сильно испортился?

А.Невзоров― Не надо сегодня, пожалуйста. Дождитесь хотя бы юбилея, то есть следующего Хэллоуина. Более того, скорей всего, он лежит в этой тыкве.

О.Журавлева― Я уже зарекалась не верить вам, Александр Глебович, но здесь я просто теряюсь…

А.Невзоров― Сколько раз я вас не подводил, Оля.

О.Журавлева― Да, репутация это важно.

А.Невзоров― Я вас не подведу и в этот раз, когда скажу, что существенно подорожали яйца и существенно подорожала курятина, и никто не понимает, почему. Вот вроде бы это российского производства. Люто подорожали яйца и люто подорожала курятина. А знаете, почему? Потому что существенно поднят престиж продукта. Дело в то, что в России организована политическая партия, которая поставлена своей задачей будить Россию. Можно сказать, что это партия петухов. И за счет этого, действительно, курятина должна стать дороже.

Сейчас я должен в двух словах объяснить. Вот эти приключения политического вторсырья, чтобы вы понимали, из чего будет лепиться реальность ближайших 5 или 50 лет. Мы знаем, что организована новая партия, которая называется «СР — За правду» — это «Справедливая Россия — За правду». Миронова назначили председателем партии Прилепина. Важнейшие стратегические решения в партии будет принимать Миронов, то есть он сам будет решать, с какой скоростью ему бежать за пивом Прилепину и покупать кальмарчиков или сушки. Ну, вот в закрытой части устава прописано, что за пивом всегда бежит Миронов.

Но зато на всех съездах и в партийных документах запрещено упоминание и употребление слова «выхухоль». Все заинтересованные лица могут открыть интернет и посмотреть связь фамилии Миронов и «выхухоль».

О.Журавлева― О, да!

А.Невзоров― Дело в том, что Миронов вляпался в какую-то невероятную историю с маленькой носатой выхухолью, и с тех пор его преследует это прозвище.

О.Журавлева― Я слушателям просто скажу. Если кто не проверял, это просто фокус такой: «Миронов» — и а дальше просто «выхухоль» выскакивает сама.

А.Невзоров― Да. Более того, эти ребята — и Прилепин и Миронов, — они нашли друг друга, потому что они оба косплейщики. Прилепин косплит такого донбасского ветерана, хотя, в общем, всё по этому поводу уже сказано, даже донбасские уголовники его за своего не признают. А Миронов косплеит римского императора.

О.Журавлева― Ну, ли хотя бы полководца.

А.Невзоров― Полководца или императора. И даже на партийном сайте размещал свои фотографии в римских доспехах на фоне каких-то суровых античных развалин. Тоже можно… вот набираете в интернете: «Миронов в римских доспехах» — вам выскакивает потрясающая картинка. Император Выхухоль Первый. Он там в лорика сегментата римской очень изящной. Там есть еще одна часть этого загадочного гарнитура по фамилии Семигин. Кого он косплеит, непонятно, но ясно, что по доброй воле ни один человек в такую компанию бы не пошел. Там не хватает толстой веселой мумии моего друга Александра Андреевича Проханова. Кстати, у него день рождения.

О.Журавлева― Что вы сразу мумию-то?

А.Невзоров― Ну, толстая веселая мумия. Я хотел бы Александра Андреевича поздравить. Он, действительно, очень мил, он дремуч, он архаичен как старый советский рукомойник с сосочком, найденный на чердаке.

О.Журавлева― У Александра Андреевича завтра день рождения, по-моему, 26-го.

А.Невзоров― Но все равно лучше раньше, да не позже. Ему всегда требуются особые условия хранения. Он пишет что-то невообразимо пафосное. Для меня он всегда был загадкой. Человек — что такое человек? Человек — это то, что он знает. И, соответственно, любое новое знание, любое новое ощущение вносит поправку в его мироощущение и мировоззрение. Вот у меня ощущение, что с 70-го Александр Андреевич не узнал вообще ничего. Он как жук, в янтаре когда-то застывший, оттуда он из этого позднего советского палеозоя все время посылает какую-то добрую улыбочку. И, тем не менее, мы его поздравляем. Он мил.

О.Журавлева― И нас он любит, Александр Глебович. И внимательно слушаем «Невзоровские среды». Александр Андреевич, не хворайте.

А.Невзоров― Мы поздравили.
Вот смотри, собрали первый урожай патриотической пропаганды среди школьников и подростков. На эту патриотическую пропаганду было затрачено уже около триллиона рублей. И от школьников, от подростков захотели информации, захотели знания о том, кто для них в результате этих усилий является героем. Треть школьников-подростков назвала просто своих родителей — папу с мамой. Это был, вероятно, дипломатический, очень мягкий, но, тем не менее, очень хороший выбор.

Треть послала опросчиков на фиг и долго крутила пальцем у виска, сообщив, что они вообще не знают никаких героев.

А вот последняя треть разделилась очень интересно, потому что 10% назвали героем человека-паука.

О.Журавлева― Так это ж прекрасно.

А.Невзоров― Еще столько же — Железного человека. И совсем какой-то жалкий процентишка называл героями персонажей СССР, Второй мировой, там всяких космодемьянских, жуковых и прочее.

И это неудивительно, потому что если вы вспомните триумфальные когда-то сборы фильма «Властелин колец», то стало понятно, что России с ее великой культурой противопоставит гномикам Толкина толком абсолютно нечего. Вот нечего. О современных каракулях, которые называются литературой, я не говорю. Я говорю даже о так называемой классике, потому что понятно, что трудно было не выиграть в этой схватке. Даже просто о человеке война и мир Бильбо Бэггинса этого хоббита рассказывает гораздо интересней, чем это сделал чуть раньше Лев Николаевич Толстой.

И вот к чему я это говорю? Опять повязали на Мамаевом кургане какого-то полуголого мальчишку…

О.Журавлева― Плясуна, так сказать

А.Невзоров― И которого опять линчуют за какой-то танец на фоне мемориала. Вот мне интересно, этот режим все-таки предельно туп, или до него когда-нибудь дойдет, что он уже потерял все эти поколения. Он их потерял безнадежно и даже не на о сновании этого опроса. И единственный способ, единственная возможность у этого режима найти хоть какой-нибудь общий язык с этими сегодняшними мальчишками и девчонками, обеспечить себе хоть какую-нибудь безобидную и безопасную старость, — сейчас у них только один вариант: раздеваться по пояс и идти плясать рядом с ними. Потому что понятно, силой никакая идеология сегодня привита быть не может.

И я вот не поленился, послушал эту прелестную актрису девочку Бортич.

О.Журавлева― Александру Бортич.

А.Невзоров― Не обнаружил у нее вообще никакой политической мотивации. У нее нет политики в ее словах, это не фронда. Это хуже — это физиологическое отвращение от запаха мертвечины этого режима. Это вполне нормальное, естественное желание сберечь милый носик от нестерпимой вони.

Но понятно, что режим и дальше будет это насаждать. Понятно, что сейчас ему требуются святые, что православие не работает, что православные святые, в общем, не получили той референтной группы, того признания, того резонанса в массах, на которые рассчитывалось и теперь будет создан уже культ войны уже окончательно. Но чтобы не повторять ошибок с православием, когда православие торпедировали — правда, всего один человек начинал это делать в свое время, когда это было смертельно опасно, сейчас-то этим занимаются все. — вот они решили больше не рисковать и сразу обложить культ войны, который они хотят, внедрить различными законами.

И вот это недопущение сравнения гитлеровской и сталинской армии, оно ведь приведет только к одному — это будет законодательное запрещения, — я просто возьму, например, и вычеркну тему сталинской армии и ее участие во Второй мировой войне из своих речей, из любых выступлений. Точно так же, вероятно, поступят и все калиберные журналисты в стране. Потому что к войне периодически адресовываться. Ну, что же, тогда я забуду о сталинской армии. Буду говорить только об австралийской, английской и американской армии.

О.Журавлева― И вы забудете о всех участниках, о всех ветеранах.

А.Невзоров― Совершенно верно. Эти глупцы доиграются. Это не эскалирует их бизнес, а придушит его. Это не обеспечит ему неприкосновенности. Через пару-тройку лет сообщение о том, что СССР тоже участвовало в войне, будет вызывать легкое недоумение.

И мы видим на сегодняшнем примере, что та же самая Зоя, которая стала уже пресловутой, комсомолка-поджигательница, и фильм про нее — в результате к нему, несмотря на то, что на этот фильм сгоняли курсантов, школьников…

О.Журавлева― Зэков.

А.Невзоров― Он вызывал интерес, Оля, у 0,2% населения страны.

И вот закон о так называемом оскорблении ветеранов, который тоже грозит либо 5-миллионными штрафами, либо 5-летними посадками за любую трезвую непредвзятую и спокойную оценку этих персонажей, приведет просто-напросто к тому же. Никто не будет в большой прессе больше вспоминать. Понятно, что сейчас это поклонение Второй мировой войне — это же тоже бизнес. Это тоже вопрос густоты долларового облака. Это очень хороший бизнес, потому что вклепано обкомами и райкомами, комсомолами и юностями в очень многих людей священность всех этих понятий в свое время, и сейчас, конечно, это благоговение надо осваивать и монетизировать. Потому что ведь это тоже религиозная вера.

Вот, кстати говоря, еще важный момент. Наш друг Венедиктов, он вдруг сообщил, что есть некая секретная документация, которая предписывает в случае обострения ситуации, забрать Донбасс России. Вот могу сказать, что это абсолютно нереально, невозможно. Все три стороны конфликта полностью парализованы. Украинская сторона не сможет ничего сделать, потому что потери среди мирного населения Донбасса будут слишком велики в случае наступления. Мы знаем, что донбасские уголовники уже разработали тактику, при которой они всегда прикрываются мирным населением. Сами урки, захватившие Донбасс, ничего поделать не могут и бессильны.

А Российская армия, она слишком слаба для этой задачи. У нее нулевая мотивация для захвата Украины. И есть еще и сильные подозрения, что отсутствуют возможности. Потому что вот обратите внимание, что уж пригретый Россией, уж поглаженный по лысине Пашинян, сквозь зубы был вынужден признать, что те «Искандеры», на которые так долго молились большевики, те технические поражальческие чудеса, которые должны быть обеспечить победу сразу и мгновенно Армении над Азербайджаном, они оказались небоеспособны. Что эти комплексы «Искандер», они одно из двух: либо летят, либо взрываются. А вот так, чтобы лететь и взрываться — нет, это они не могут. Они могут либо улететь и не взорваться, либо взорваться, но при этом не улететь, что тоже, в общем, создает определенные проблемы для стреляющих.

А гибридные пути захвата, они тоже обломались и в Одессе и в Харькове и, в конце концов, никто там не сможет до поры до времени до полного разрушения одной из сторон — никто не сможет сделать и единого шага, и всё это будет погружаться в эту трясину, болото и бессмысленность.

О.Журавлева― То есть ни «Искандерами», ни деньгами эту проблему решить Россия не сможет в свою пользу, я правильно понимаю?

А.Невзоров― Никто не сможет: ни украинская сторона, ни непосредственно сами урки на Донбассе, ни непосредственно Россия — никто.

О.Журавлева― Мы на этом вынуждены заканчивать. Я скажу несколько слов о том, что у нас впереди.

После 22 часов в программе «48 часов» правитель Дубая, премьер-министра Объединенных Арабских Эмиратов шейх Мохаммед Аль Мактум. В 23 часа — программа Михаила Куницына «Винил». Повторение программы с актрисой Татьяной Проценко. После нуля часов в программе «Один» будет Евгений Бунтман.

А на этом, Александр Глебович, вы должны произнести ритуальные слова.

А.Невзоров― Во-первых, Слава Украине! Привет, Хабаровск. Жыве Беларусь! Оленька, меня не будет в следующую среду. Я должен на неделю уехать. Скорей всего.

О.Журавлева― Мы учтем. Будем ждать от вас информации. Спасибо большое! Александр Невзоров, Ольга Журавлева были с вами. Всем пока!

Источник: Эхо Москвы

Оставить комментарий

Войти с помощью:



Нет комментариев

Оставить комментарий

Войти с помощью:



Nevzorov.TV