Невзоров. Невзоровские среды.Путин, Лукашенко, Рашкин, Жириновский, Михалков, Габышев, Вова Соловьев

О.Журавлева― Всем привет. Это действительно «Невзоровские среды». Меня зовут Ольга Журавлева и я из Москвы. А из Петербурга, из самой «Гельвеции» к нам присоединяется Александр Невзоров. Здравствуйте, Александр Глебович.

А.Невзоров― Мое глубочайшее. Оля, ты знаешь, когда становится понятно, что любви соседей добиться не удастся, тогда наступает время все-таки класть им под дверь очень хорошие кучи. Вот соседи оценят размер этих куч и поймут, какого большого друга они потеряли, потому что только большой друг может положить такие большие кучи, и они пожалеют, что они вызывали этих проклятых санитаров. Они вообще обо всем пожалеют.

И сегодня не составляет большого труда разглядеть Александра Григорьевича Лукашенко, который уже неделю со спущенными штанами стоит и тужится над огромным участком белорусско-польской границы. И он думает, что он хорошо спрятался. Но надо сказать, что спрятаться у него не получилось, но у него получилось под дверь Польши навалить огромную злую кучу из четырех тысяч беженцев. И очень собой доволен. И теперь по размеру кучи весь мир увидит, что он не таракан, а политический богатырь. Куча – это не характеристика этих несчастных, голодных, холодных, озлобленных людей, которых Лукашенко использовал для того, чтобы нагадить соседям. Куча – это скорее такая метафора ситуации. Причем он, зараза, мог бы накормить этих несчастных, которых он заманил в Беларусь для формирования кучи, и он мог бы дать им крышу над головой, у него есть такая возможность, но он нарочно злит этих беженцев.

Я просто точно знаю про возможность, потому что когда делили СССР – это все было при мне – Ельцин, сообразив, что у Лукашенко осталось в хранилищах пара-тройка… пятерка атомных бомб советских, которые были на территории Беларуси и сообразив, что Григорьевич (уже тогда Ельцин видел) не вполне адекватен, он предложил белорусскому президенту очень соблазнительный обмен. Он дает 15 тысяч ППХ (походно-полевых кухонь) за каждую бомбу и дает еще 40 тысяч огромных армейский палаток. То есть вот этим армейским добром – это, кстати, основное вооружение белорусов, Лукашенко мог бы снабдить этих несчастных. Но тогда он сразу развел огонь в печке, выяснил, что можно готовить картофель – и тут же атомные бомбы поменял. В общем, большое посмертное спасибо Борису Николаевичу Ельцину.

Мы начнем сейчас с мелких, ничтожных скандалов и пойдем по возрастающей. Как ты, Оля знаешь, опубликована по мнению общественности совершенно дикая зарплата пилотов самолетов, который называются «Сухой суперджет». На российский современный взгляд это действительно дикая, огромная зарплата, но извините, пассажирам «Суперджетов» тоже надо платить не меньше, потому что кто будет брать на себя расходы? Сейчас одна оградка более-менее приличная стоит почти 50 тысяч. А черные ленты с золотым буквами, а венки, а все остальное?

И вот больше, конечно, чем пилотам «Суперджетов» надо платить авиаторам «Мокрых суперджетов» во Владивостоке. Те вообще летают в дощатых уличных сортирах. У них в ураган – летная погода. Ураган недавно посетил Владивосток. Запас хода по небу у «Мокрых суперджетов» чуть поменьше, чем у сухих, но вот статистика гораздо лучше, потому что на 3-й Рабочей улице в условиях плохой видимости и сильного бокового ветра пилоту все-таки удалось посадить свой сортир на газоне. А судьба еще одного «Мокрого суперджета», стартовавшего в другом районе города, пока неизвестна.

Продолжается, Оленька, драма военного вождя племени коммунистов Рашкина. Драма вступила в новую фазу.

О.Журавлева― А он военный вождь, я просто что-то пропустила?

А.Невзоров― Да-да, он же водил эти табуны старушек. Вчера еще сообщили, что вождь – ну вот если бы он жил там у нас где-нибудь на Великих равнинах, его бы звали Шаловливый Лось, наверное – он, желая доказать совету племени свою безупречную правдивость, решился и прошел полиграф. Полиграф подтвердил правдивость вождя, о чем вождь тут же всяким шакал-СМИ и прорычал. Причем, вероятно, это был не просто полиграф, а это был Полиграф Полиграфович, тот самый Шариков, дух которого является хранителем и тотемом священным всего племени коммунистов.

Вообще, все не так просто. На самом деле, Оля, я тебе могу сказать, это красивая легенда. Выглядит все чуть-чуть иначе. Детектор, который прошел Рашкин, выглядит чуть сложнее. Знаете, в Риме, например, есть так называемая Bocca della Veritа (Уста истины), которые располагаются в известной церковке, по-моему, Санта-Мария-ин-Космедин. Это такая каменная рожа бога Тритона с ротовой каменной щелью. Вы туда всовываете руку и даете показания. Если вы солгали, то уста бога Тритона сомкнутся – и вам откусит нафиг руку. Вот у коммунистов примерно так, только лучше. Коммунист идет в Мавзолей и сует указательный палец в рот Ильичу и дает вслух показания. Если он врет, Ильич откусит палец, а если говорить правду, Ленин начинает ласково посасывать его. И вот вроде Ильич Рашкину, что называется, пососал. Он сосал и улыбался.

У племени все это приурочилось к дню племенного праздника 7 ноября, когда они ходят с шариками, с флажками, оставляя на асфальте за собой особо кровавые следы в этот день. Их счастье можно понять. Хотя понятно, что все их выходки к Мавзолею, к Ленину… Ленин занимает явно ведь чужое место. И вот за то, что такой лысый хулиган занял чужой лежак, на курортах бьют мокрыми бюстгальтерами и роняют зонтики на таких персонажей. Потому что трудно представить, что бы было с Лениным в нынешней кондиции вскрытого, зашитого, если он пошел поплавать, потому что мстительные, злобные дети курортников с аквалангами, конечно, ядовитыми медузами председателю Совнаркома в трусы бы напихали.

Действительно, с этим лежачком в Мавзолее некая неувязочка есть, потому что приличные вожди мировой революции так не поступают. И вместо комичной декоративной фигуры Ленина там, по идее, конечно, должен лежать Лев Давыдович Троцкий, истинный автор Октябрьского переворота. У него на этой неделе был день рождения, и по идее надо было бы, конечно, восстановить справедливость и Ильича убрать, снять с него галстук в горошек, отдать Рашкину, чтобы он перевязал лосю раны, а в Мавзолей положить Троцкого. Есть проблема с отсутствием тела Троцкого. Фигня, в России столько неприкаянных, ненужных больших артистов. Тот же Певцов. Он после соответствующей обработки, мумификации, бальзамировки отлично бы сыграл мумию Льва Давыдовича. Это была бы долга, вечная роль, вечные аплодисменты, цветы. Артисты очень любят.

Там вообще, кого ни положи, 7 ноября все равно придут все вожди племени коммунистов. Придет вождь Проглоченный Патефон, вождь Три Бородавки, Шаловливый Лось и все с флагами и шариками. И на этот идеологический водопой придут стада красных бизонов, которые до сих пор ходят за вождями.

Но вообще, все очень быстро, печально и неприятно меняется. Казалось бы, что предел политического свинства достигнут уже существованием «Единой России», коммунистов, всех тех партий и депутатов, которые не побрезговали пойти в Думу. Но тут вытащился из своей норки Явлинский, потряс подглазничными грыжами, и выяснилось, что он, в общем, удивительный садовод, удивительные селекционер, и что дух Мичурина кружит над ним, рыдая от зависти, потому что такого ««Яблока», как вывел Явлинский больше не удалось вывести никому.

Есть же редкие всякие сорта: черные яблоки «Хуа Ниу», есть «Кандиль-синап» – длинное такое яблоко. Но все эти селекционеры, конечно, жалкая тень Явлинского, потому что только у Явлинского вывелся сорт «Яблока», которое, вися на ветке властной вертикали, само умеет обделаться, не дожидаясь, пока его переварит кто-нибудь. И понятно, что это «Яблоко» давно выедено изнутри червями, что это такая обделавшаяся пустая шкурка.

И вот мы с вами глазами видим мучительнейшую и позорную смерть целой партии. Вы знаете, что в «Яблоке» объявлено, что будут буквально отстреляны и изгнаны все, кто имел какое-то бы ни было общение, отношение к Навальному.

О.Журавлева― Это, кстати, вспоминая не только Троцкого, но и Ленина, это же партийные чистки.

А.Невзоров― Да, в чистом виде, Оленька. Только они чище не становятся. Ни те не становились, ни эти. И вот смотри, по поводу партийный чисток. Есть такой неглупый политтехнолог Галлямов. Политтехнолог Галлямов носился по всем сайтам на этой неделе и по всей прессе, схватившись за голову, и пытался предсказать, что будет, если вдруг из Кремля решит уйти Путин, и как все обрушится, и в каком все будет кошмаре.

Я могу сказать, да, действительно, возможно, будут дикие катаклизмы. Загорится тайга, начнут падать самолеты региональной авиации, повысится пенсионный возраст, возрастет смертность от ковида, начнутся драки между кавказцами и коренным населением. Рогозин может стать директором Роскосмоса. Возникнет угроза войны с Украиной, общий милитаристский психоз. В общем, могут начаться ужасные беды, если Владимир Владимирович покинет Кремль.

Есть помимо этого чудесные новые политические инициативы. Вот Жирик – Жириновский Владимир Вольфович – он считает, что в России разруху можно победить только одним способом – это официальное заявление – частыми походами в сортир. Причем это абсолютно новое слово в политике. По крайней мере, в качестве национальной программы этот вариант должен быть рассмотрен. И причина экономического, научного, технического отставания страны в том, что население недостаточно часто ходит в сортиры, по мнению выступившего на эту тему Жириновского. Эта мысль очень свежая. Помните, когда-то была производственная гимнастика? Вот здесь можно было бы все поставить иначе. Страна должна в определенные часы по часовым поясам дружно журчать. Один часовой пояс отжурчал – зажурчал другой, подхватил.

Вот вы зря хихикаете, потому что мы за удовольствие слушать этот бред платим, по-моему, миллиард рублей то ли в месяц, то ли в год. Я понимаю, что скинуться на хорошую веселуху в виде Думы по идее не жалко, но если бы они призывали только писать. Кстати, предполагаю, что очень скоро появятся новые брошюры, а, может быть и книги в кожаных переплетах с золотом: «Уринопсихология», «Уриноэкономика» с подписью автора: «Доктор Жирик».

Притом, что мы знаем, что проблема не в писанье. У страны вечное недержание ракет, «Буков» и всего остального.

Меня, кстати, спрашивают все по поводу комментария про Спиридона (Абрамова) иеромонаха, которому дали 18 лет на этой неделе.

О.Журавлева― О да.

А.Невзоров― И действительно, ты знаешь, с кем бы я ни говорил, везде недоумение, везде непонятки. Количество совращений за 12 лет – 53 совращения детей, и это настораживает и изумляет. Потому что неужели 53 ребенка за 12 лет – это все, на что способен иеромонах РПЦ? Возникает вопрос, все ли в порядке с питанием у клира, с его здоровьем, с его подготовкой. Чему, в конце концов, 4 года Спиридона учили в нынешней семинарии.

О.Журавлева― Александр Глебович, вы не забудьте, что там еще звонарь упомянут.

А.Невзоров― Звонарь помогал. Звонарь, что называется, был ассистентом. Но звонарь и есть звонарь, его никто не учил в семинарии. Я посмотрел в справочке, там с питанием все в порядке и со здоровьем. Просто это такая дикая Еврейская автономная область, где масса детей-атеистов, которым в штаны так просто на одной церковной риторике не залезешь. Там сразу Спиридона били в лоб, в глаз и тушил об клобук окурки и об крест тоже наперсный. Инок всё, как написано в деле, воспринимал с кротостью, штаны застегивал, рясу запахивал и, что называется, удалялся со слезами.

О.Журавлева― Александр Глебович, простите, я сегодня в комментариях к этой новости, которая много где была опубликована, увидела такие, как бы сказать… возгласы, что так как педофилия вообще у нас популярный способ избавиться от неугодных, но, наверное, несчастного монаха и звонаря подставили. У меня вопрос: может быть, тогда достаточно было одного мальчика или двух, но не 53?

А.Невзоров― Нет, там не подставили точно. Я дело знаю хорошо. И причем в основном вина там на родителях. Потому что вот эти атеистические хамоватые мальчишки, которые его слали, они и уцелели. А вот те дети, которые попались и были развращены, отпедофилированы – вот тех детей практически по рукам и ногам связали их родители, которые объяснили, что от иеромонаха никакого зла быть не может и что бы он ни делал, всё это хорошо.

И вообще там народ в Еврейской автономной области вспыльчивый. Но по крайней мере, из благочестивых семей всех обработал Спиридон, то есть никого не упустил. Он потрудился на совесть. Там вспыльчивые люди, конечно, не такие огневые, как, помнишь, я рассказывал на «Эхе», в селе Каратузском, где прихожане сквозь стекла в алтаре – местные богоборцы, вероятно – увидели, как совокупляется настоятель с местным большим чиновником администрации, схватились за вилы и решили сжечь того и другого. Но, по крайней мере, он успел только одного представителя администрации испортить. Больше не успел, по крайней мере, в алтаре точно.

Поймите, проблема сегодняшнего дня: нельзя никогда сказать, кто прикидывается, то правда живет и верит, что покойники способны на вертикальный взлет. Я сейчас, честно говоря, закончил книжку «Происхождение гениальности» и начал большую статью «Опыт объективного исследования высшей нервной деятельности и поведения православных». Я, как вы понимаете, хорошо знаю вопрос. Я ни одного верующего так и не нашел. То есть люди, которые запоминают какие-то заклинания, их талдычат, принимают участие в театрализованных постановках, но вот таких, чтобы с 12-го этажа легко выходили бы в окно с уверенностью, что сейчас прилетит ангел хранитель и подхватит, и поставит на асфальт внизу – нет, таких нет. Хотя понятно, что именно в этом и заключается вера.

Могу сказать, что у меня была история. Потому что рядом с Ленинградской духовной академией, вот прямо совсем рядышком, в пяти метрах от стены академии располагалась гинекологическая ленинградская клиника. Адрес ее был, по-моему, Обводный канал-19Б. И уполномоченные по делам религии в основном были люди с юмором, неглупые, остроумные. По доброте душевной они всегда хотели напомнить иерархам, что на свете бывают еще и женщины, а не только гибкие, розовые иподиаконы. И в этой гинекологической больнице всегда было все набито битком молоденькими дамами. А тогда в моду входила так называемая гелиотерапия, то есть исцеление солнцем. И погожими весенними деньками выздоравливающие дамы обычно грели на подоконниках чресла своя, лона своя, гузна своя, задирая рубашки аж до пупа больничные. Прямо это было окно в окно – метров пять. И вот на расстоянии 5 метров от этого зрелища был кабинет литургики. И вот начинался урок литургики – и класс оживал. Начинали скрипеть все парты, все сорок парт. Хотя уже тогда показывать свою подлинную ориентацию было небезопасно.

Окна на больницу располагались слева. И все так далеко зашло, что, например, выпускника семинарии тех лет можно отличить по глазам. То есть у них у всех глаза оставались скошенными влево. И даже на выпускных фотографиях можно не смотреть год: понятно, какого выпуска семинарист. Способность смотреть прямо или вправо абсолютно начисто утратилась. И это семинаристы из далеких алтайских, псковских, карпатских сил, они до боли в глазницах косились туда и рукоблудили, думали, что под большими подрясниками всего этого не видно. Но бегал многоопытный, потный от злобы отец Януарий и по срамным удам бил семинаристов линейкой. Они плакали, крестились, но не переставали.

К чему я вообще клоню. Там, в этой гинекологической клинике был методический кабинет внизу, как того требовали правила советской больницы. И там была куча старых, потрясающих, еще царских времен наглядных пособий по гинекологии. Гипсовые, огромные – рука по локоть влезает, серьезно говорю. И там был для акушеров очень большой бедренно-поясной макет, то есть от колен до пупа гипсовый, естественно, с раздвинутыми бедрами, на котором тренировались извлекать плод, к которого неправильное, например, тазовое прилежание. И этот манекен служил еще для тренировки работы с акушерскими щипцами. И там даже был вложен какой-то младенчик (neonatus) из тряпочек который надо было перевернуть и правильно вынуть.

Но приближалась перестройка. Ленинградки стали чаще гинекологически болеть, клиника пухла. И наконец, решили методический класс заменить на еще одну палату. И все выкинули по советским правилам к чертовой матери.

Я все пособия спас.

О.Журавлева― Не сомневалась

А.Невзоров― В частности, этот огромный бедерно-поясной макет, он был дико тяжеленный. Я помню, мы его тащили с помойки вместе с иеромонахом Иовом под снегом и думали, вот куда деть этот срам? Спрятали его, конечно, в ризнице, мы закидали старыми стихарями. А вот то отверстие, которому положено быть на макете, очень большое, мы использовали как хранилище ладана. Тогда тряпочного младенца вынули. Глубина была огромная. Туда засыпали килограмма три, наверное, канифоли, потому что никакого ладана не было, еще тогда использовалась канифоль.

Дьяконов приучили брать оттуда. Они сначала делали это, естественно, вздрагивая, но потом привыкли.

Потом пришло рождество. И вместе с рождеством – указание срочно изготовить рождественский вертеп, то есть рождественскую пещеру с фигурками волхвов – подарок владыки Мелитона. Фигурки волхвов и всяких других участников этой сцены, понятное дело, из пластилина вылепили. Где взять пещеру? И мне приходит в голову замечательная мысль пусть в ход бедренно-поясной макет. Мы даже там лампочку с фонариком установили, получилось очень умилительно. И все бы было хорошо, но этому сумасшедшему иеромонаху Иову из Америки пришла в голову зачем-то мысль обклеить мхом вход в пещеру – он так себе представлял – для натуральности, было бы похоже.

И мы торжественно занесли в покои Мелитона это чудо теологическо-генекологической мысли. Старенький архей, он как увидел это, он лишился дара речи на год. Но он сидел, смотрел в одну точку рядом с макетом. И никому его не отдавал.

А продолжение этой истории, я, честно говоря, лучше расскажу в перерыве, чтобы это не было в вашем эфире, потому что там должны быть, я подозреваю, совсем плохие слова. Не хочу я подставлять своего друга Веника…

О.Журавлева― Нет, пожалуйста. Давайте мы сейчас лишимся дара речи на время новостей, а потом обретем этот дар. Это Александр Невзоров. Ждем вас здесь после новостей.

НОВОСТИ

О.Журавлева― Мы снова с вами. Ольга Журавлева из Москвы, а из Петербурга Александр Невзоров. Александр Глебович, продолжайте.

А.Невзоров― Продолжаем скандалы. Теперь про культурку. У нас стало очередным большим скандалом назначение главы МХАТ. И будет МХАТ мал, да вонюч, судя по всему. И ждет его череда грязнейших скандалов, потому что на зачистку МХАТ бросили Кехмана, который в свое время прославился удушением спектаклей в Новосибирском театре. Он был тогда брошен на расправу со спектаклем «Тангейзер», потому что, кстати, какой-то поп написал донос на спектакль.

И этот Кехман, это очень любопытный персонаж. Он недавно давал интервью. Он вроде взрослый человек, он утверждает, что все люди, которые смотрели спектакль «Тангейзер», заболели или умерли. Он много вообще давал неосмотрительных, очень любопытных интервью. Причем он прикидывается в соответствии с конъюнктурой православным фанатиком. Он периодически приклеивает себе бороду православного цвета. Вот он приклеит бороду, распушит ее, вытащит крест – это в Михайловском театре в Петербурге у нас, где он тоже директор – и орет на вест театр. А у него такой ультразвуковой ор, что ворс из бархата на кулисах вылезает, что лопаются, распрямляются и принимают вид банана бублики в буфете. А банан не случайно, потому что у Кехмана, который сейчас возглавил МХАТ, прозвище «Человек с бананом». Он был самым успешным торговцем бананами на протяжении долгого времени. Он заслужил его и выстрадал. Причем Высокий лондонский суд признал виновным Кехмана в мошенничестве в особо крупном размере.

Вообще, если вы просто откроете Википедию, то вы на каждом шагу будете спотыкаться на скандалы, уголовные дела, бананы, наркотики, банкротство, мошенничество. То есть весь православный набор. И кокаин. Потому что вот на «Ленте.ру» до сих пор висит материал, в котором корреспондент по наивности своей спрашивает: «Не находили ли в ваших бананах наркотики? Кехман уклончиво отвечает. Но в общем, речь идет всего о 120 килограммах, которые прибыли в очередной порции бананов.

Кехман ничего не лучше того Боякова, который был. И вот выясняется, что у путинизма-то, в общем, нет никаких других кадров кроме вот этой насквозь криминальной публики с приклеенными православными бородами. И, с их точки зрения, все должно быть мертво, выхолощено. Артисты должны лежать как бананы в упаковке.

Есть профессии, Оля, знаешь, в которых репутация чем хуже, тем лучше. Есть такие профессии. Но это не касается директоров театра. То есть я подозреваю, что все самое страшное для МХАТ еще впереди, и мы еще по этому поводу неоднократно пройдемся.

Но вот без МХАТ, честно говоря, можно обойтись, а вот без Наливкина фиг мы все обойдемся. Вы все знаете, о чем я говорю. Это изумительный народный из коммерческих хамоватых, веселых обалденных роликов сериал. Вот без него обойтись будет сложнее. Если Кехмана поставили на зачистку МХАТ, в Уссурийске, к сожалению, возбудили уголовное дело и на Наливкина, и на двух его членов съемочной группы.

О.Журавлева― Я прошу прощения, предыдущая была история с пресс-секретарем так называемым. Но ее вроде бы ни за шоу привлекли.

А.Невзоров― Так Наливкина тоже сейчас вроде бы не за его ролики, а вроде за то, что там был использован пиротехнический муляж гранатомета в одном из его блистательных роликов, которые действительно являются на сегодняшний момент лучшим представителем российского кинематографа.

Мне тут теща рассказала, что после нашего последнего эфира на меня опять набросился Вова Соловьев. Вовочка наш толстенький, милый. Он забавный, он вообще-то очень хороший. Я знаю, что он визжал как Кехман. Но ничего в этом страшного нет, потому что у Вовочки, у него бывают такие критические дни, когда возмущенный разум кипит особенно сильно. И я удивляюсь, почему люди этим не пользуются. Потому что хороший, грамотный нейрохирург, он бы сделал небольшую трепанацию и при таких температурах в черепе Вовочка мог бы у себя в кипящем мозгу варить яйца. Причем он же занимается йогой, и никакого труда сварить свои у него точно не возникло бы. А потом он подобреет и в обеденный перерыв сможет варить яйца в возмущенном разуме всей редакции, за что ему наверняка будут благодарны.

А теперь мы о ковиде. Известно, что изобретатель вакцины «Спутник V» Гинцбург получил орден Александра Невского. И это совершенно правильно. Награда нашла героя, это правильная награда. И можно было бы еще не оставаться в долгу перед историей, а Александру Невскому посмертно тоже дать орден Гинцбурга. Потому что заняты они, конечно, одним делом.

Александр Невский тоже успешно колол население Руси и вообще всех, на кого ему указывали татарские ханы из Орды, которым он верно служил. Указывали на Новгород – переколоть новгородцев за неуплату Дани – колол. Указывали на чудь, на эстонских рыболовов, рыбаков, лесорубов, которых надо было обобрать – колол и звероловов, и рыбаков и всех остальных, и даже тех рыцарей, которые, повинуясь рыцарскому кодексу чести, зачем-то решили защищать бедолаг, которые страдал от грабительских набегов.

Мы знаем, что Александр Невский не получил орден Гинцбурга, а вот Гинцбург орден Александра Невского получил. Долго его засовывал…

О.Журавлева― Я хотела сказать, что нужно не орден Гинцбурга дать Невскому, а Невского нужно привить. Это же логично.

А.Невзоров― Привить. Да, у нас есть местечко там, куда можно вколоть. Но для этого надо будет произвести очередное вскрытие мощей, что, в принципе, вполне возможно.

Ты знаешь, что очень все воспалено на тему «Спутника V» и вакцинирования, что вся российская медицина попросила всех доносить друг на друга. И вот как только Гинцбург засунул в бокал свой орден Александра Невского и начал его обмывать, прилетел донос и на самого Гинцбурга, и он был обвинен практикующими врачами, что он, в общем, очень плохо разбирается в вопросе. Это печально, потому что даже моих скромных познаний хватает на то, чтобы понять, что да, действительно, разбирается плохо. Потому что Гинцбург предложил выявлять тех, кто купил, и вот если даже у него есть справка о прививке… Но вообще, на данный момент 50 миллионов человек числится привитыми. Но вычислить это абсолютно невозможно, потому что, во-первых, этих иммуноглобулинов существует, если не ошибаюсь, 10 миллиардов в человеческом теле. И существует такая простая вещь в иммунологии, как переключение классов антител. То есть невозможно вычислить и понять, как обстоят дела на самом деле.

Но зато министр здравоохранения Мурашко, он голосом доярки из советского фильма 40-х годов сообщил что объединенными усилиями всех локдаунов страны удалось переломить ситуацию с ковидом полностью – вот ура, товарищи! Ура!

Ковид, может быть, и переломлен, но очень удачно наложен гипс, потому что в 12 регионах кислорода осталось для ИВЛ на два дня. Смертность рекордная, побиты все рекорды, но Росздравнадзор не отстает. Он требует, чтобы граждане сообщали друг о друге. Он поручил Следственному комитету выявлять антипрививочников. Следственный комитет взял лупы. Сейчас в Следственном комитете никто не ходит без лупы, никто не работает. С левой стороны – табельной оружие, с правой – лупа в кобуре. Оперативные совещания проходят с лупами в руках. Все смотрят друг на друга только через лупы. И вот началась оперативная работа по выявлению в медицинской среде антипрививочников.

Есть у нас новости опять-таки культурные, потому что, оказывается, у нас жуткие русофобы – я удивляюсь, откуда такая русофобская энергия в людях – это Михалков и Проханов. На этой неделе Михалков снова разнылся, что ему, видите ли, подтачивают его самобытность, уникальность, выветривают из культуры русский дух. Я вот понимаю, сидел бы завшивленный, просветленный старец, пахнущий говном и лучинами в срачице на пеньке и, откусывая мухомор, плакался, что его лишают национальной идентичности и подтачивают его русскость: Вот где-то рисуют карикатуры: «Россия на суде мирового презрения».

Батенька Михалков, так вас уже 300 лет назад всего этого лишили – и русскости, и уникальности. Если бы была настоящая самобытность, да никто бы слова не сказал. Берегли бы, как берегут с помощью ЮНЕСКО всякие самобытные цивилизации: мосаи, саамов, племена нагалендов. Где есть хоть какая-то малейшая самобытность, хотя бы этнографическая. Берут под охрану ЮНЕСКО и охраняют. Но с Россией не тот случай. Все вокруг сделано Европой, сделано атеистами. Европа дала России трафареты культуры, науки, техники, матрицы кинематографа – это все подарки Европы. И Европа имеет право приглядывать, как там судьба подарочков, которые она сделала. Потому что первая поставка по ленд-лизу – это, извините, 1700 год.

О.Журавлева― Александр Глебович, мы еще не забудем про то, что в России хорошо платили иностранным специалистам. Поэтому все выдающиеся финансисты, архитектор, музыканты, инженеры, кто угодно, они сами охотно сюда ехали европейские и даже многие оставались.

А.Невзоров― Да, российская культура – это филиал европейской культуры. Меняться она будет в полном соответствии с изменениями в головном предприятии. Это «дочка», в ней будет все по правилам тех же лекал, как и в головном предприятии. Грубо говоря, если кола где-нибудь в Атланте решит изменить рецепт в очередной раз своего напитка, то поверьте, это придется делать и на заводике, например, на Пулковском шоссе.

Вот сейчас Россия увлеченно передушит всех черных геев, а потом за бешеные деньги будет черных геев покупать за границей, потому что в культуре без них никак. С этим тоже надо смириться, хотя этого в Роскомнадзоре или нет.

И вот этот старый усатый вуалехвост Михалков плещется в европейском аквариуме и бурчит, что его насилуют подачей кислорода. Это все только подарки Европы. Потому что не было бы ни науки, не было бы вообще ничего, если бы Европа вдруг прошла мимо России, не заметив. Надо смириться, понять, что заимствованная культура. Ничего страшного в этом нет. И меняться она будет так, как угодно материнской плате, которая ее породила. И вот будут трендом в европейской культуре жопы – значит, и здесь будут жопы. Как стали лампочки, как стали джинсы, как стало радио в свое время. Потому что все эти разговоры про изобретение радио Поповым, это милая, конечно, история, но вообще-то первый патент на радио был получен за 10 лет до того, как Попов изобрел радио в России.

И у нас еще к Михалкову присоединился, разгоготался старый боевой гусь ЦК Александр Андреевич Проханов, кстати, на «Эхе».

О.Журавлева― Ну а где ж еще?

А.Невзоров― У них вообще удивительный бардак, конечно, в голове. Проханов на всю страну разошелся про то, как его оскорбили и про то, как он в проруби бы топил мерзких девок с их задницами и попками, которые на фоне священного Исаакия оскорбляют его русский дух. И он готов действительно в прорубь тех, кто оскверняет сакральные русские пейзажи.

Я хотел бы вместе с вами разобраться, насколько этот пейзаж является сакральным и русским. Автор Исаакиевского собора, вообще не говоривший никогда по-русски, Анри Огюст Рикар де Монферран, также никогда не говоривший по-русски Августин Бетанкур, а также Макс Айнмиллер, Генрих фон Гесс.

Вообще-то Исаакий является копией и компиляцией из лондонского собора Святого Павла, парижского Пантеона и Флорентийского баптистерия Сан-Джованни.

О.Журавлева― Это то, что Бруноллески строил во Флоренции?

А.Невзоров― Боюсь ошибиться. Да. А все шалабушки на фасаде сделаны на заводе Чарльза Берда и Макса Айнмиллера. Причем, поскольку Монферран был молодо и у себя в Италии ходил в шестерках и в подмастерьях никогда ничего серьезного не строил, я подозреваю, что он даже не особо затруднялся компиляцией. Он увидел потрясший его воображение огромный чернильный прибор, судя по всему работы Барнабо. И в точности его зарисовал и потом по его образцу сделал Исаакиевский собор.

Более того, вы заметили, сколько в том кадре, который является с точки зрения Проханова священным российским пейзажем, – сколько там асфальта, того самого, который изобрел Эдвард Дж. Де Смедт. А знаете, кстати говоря, как старое русское название асфальта? «Еврейская смола». Почему ни один старообрядец любой иерархии – хоть белокриницкой, хоть поповцы, хоть беспоповцы, хоть дырники, хоть рябиновцы – никогда не вступают ногой на асфальт. То есть он пойдет где угодно – по кромочке, по граниту – но никогда не пойдет по асфальту.

Ну там еще на переднем плане лежит абсолютно американское изобретение, которое принадлежит Джеймсу Паркер – это бетон. То есть мы видим абсолютный продукт западной культуры. Единственное, что есть русского на этой фотографии, – это попа девочки. И почему-то она смущает, возмущает Проханова. Вот что с Прохановым. Как только он видит что-нибудь русское, его начинает от бешенства колбасить. Откуда это неприятие всего отечественного?

И вот всё – корейские автомобили, непонятного происхождения соборы – и одна одинокая русская попа. И вызывает такое бешенство. То есть мы видим, что у патриотов сбиты все-таки все представления и ориентиры. Это для них, прежде всего, опасно, потому что это же не праздный вопрос. Потому что вот правильная самоидентификация, правильная способность оценить, кто ты есть – это вопрос адекватности.

Вот представь себе, что будет с козой, которая вообразила себя кугуаром. Вот она пойдет в стаю кугуаров драться за самую красивую самку. Понятно, что ждет эту козу. Свихнувшиеся козы вообще плохо кончают, потому что очень важно помнить, кто ты. А то известен случай, когда пенсионер шизофреник с 14-й палаты вообразил себя Фиделем Кастро, а потом удивился, почему вокруг его смыкается кольцо санитаров, почему так близко к его личным границам пододвинуты шприцы и всякие другие предметы насилия. А эта сука, лечащий врач, распорядился даже отобрать кефирные пробки, которыми Фидель Кастро награждал в палате тех генералов, которые лежали вместе с ним.

То есть очень важно помнить, кто ты. Кстати говоря, по поводу психушек. Я нахожусь на постоянной связи с Прянишниковым, с замечательным адвокатом. Блин, с ним, конечно, тяжело. С ним о чем ни заговоришь – бац! – тут же присылает документ. Для него не существует веры на слово. Для него существует только язык документов. Выяснилось, кстати, что наш Саша Габышев, шаман, он еще помимо прочего историк. Он написал – бац! – тут же легла мне в Телеграм его диссертация. Он написал очень ясную, очень красивую, я бы сказал, диссертацию по культу… – это культ шаманизма.

И очень смешно, что те менты, которые брали Сашу, тот ОМОН, он сейчас первым помчался посылать ему шоколадки и конфеты. Потому что поняли, что перед ними удивительный, абсолютно нормальный и очень хороший человек.

О.Журавлева― Александр Глебович, история просто с лжешаманом, может быть, не все поняли.

А.Невзоров― Это в качестве информационного повода. Там объявился еще один лжешаман. То есть еще один шаман. Он не лже. Он тоже какой-то нормальный шаман…

О.Журавлева― Только бурятский, по-моему.

А.Невзоров― Он существует в отблесках славы Габышева и не является тем огромным событием, которым стал для России по каким-то загадочным причинам Габышев.

О.Журавлева― Но зато он последовал примеру Габышева, насколько я понял. Поэтому так легко среагировали, сказали, что это тот самый шаман.

А.Невзоров― У нас есть еще один шаман – Саакашвили. Потому что все равно очень красивая история. Он, конечно, припадочный, буйный, но ужасно обаятельный человек. Ты знаешь, что сегодня начался процесс. Саакашвили отвечает голодовкой. Тоже, кстати говоря, темная история, просто потому, что никто ему не догадался предложить хорошо приготовленный галстук в сметанном соусе. Он бы точно не устоял.

О.Журавлева― Вот злой вы, Александр Глебович.

А.Невзоров― Я? Пойми, проблема Саакашвили в том, что он живой, веселый, в том что он настоящий – это абсолютно неуместно в том мире политических умертвий, которые всюду, куда дошло дыхание современной России. Направляясь в родную ему Грузию, он рассчитывал на что? Что ему придется иметь дело с веселой грузинской Фемидой – в папахе, в бурке, которая приняла полтора литра «Киндзмараули» и будет с ней у него лезгинка. А его встретила Фемида с лицом Валуева и шваброй. Потому что не знал Саакашвили, что щупальца кремлевские уже и здесь.

Он удивительный, конечно, романтик, чистейший романтик, политик. Зачем он приехал, так и не понял никто. Вот подвиг Навального с этим заходом в пасть чудовищу, он должен был бы научить, что эти все демарши в пасть режима заканчиваются чаще всего многолетним выдахнием параши. Сеанс этой аронотерапии может растянуться и на два года и на 12 лет.

О.Журавлева― Александр Глебович, насколько я знаю, Саакашвили обвиняют в превышении полномочий при разгоне протестующих. Это чуть ли не 7-го года история. Разве это не серьезный повод для того, чтобы Фемиде отбросить «Киндзмараули» и папаху?

А.Невзоров― Грузинская Фемида никогда не отбрасывает папаху и «Киндзмараули. Грузинская Фемида всегда остановится веселой и доброй. С ней все совершенно по-другому. Это она помнит о себе как о даме.

Вот, кстати говоря, о дамах тоже вопрос. Вопрос о цветах и о дамах. Вот почему тетки в Думе такие злобные? Почему они вечно принимают какую-то гадость, почему они изобретают какие-то пакости? Вероятно, дело в том, что им дарят все-таки не те цветы. И вот сейчас очень удобная возможность, наконец, преподнести те, потому что в Голландии в ботаническом саду, наконец, впервые за 5 лет расцвет Amorphophallus. Это удивительный цветок двух метров. Он отличается непередаваемым запахом смердящего трупа, гнили и имеет из развернутого лепестка огромный фаллоподобный отросток, так называемую рабочую часть.

Есть еще, конечно, цветок под названием Рафлезия, он так же чудовищно вонюч. Я думаю, что именно этих цветов не хватает думским дамам. Если их преподнести, но, возможно, восстановится и чувственный, и баланс доброты и все остальные, что называется, балансы. Могли бы скинуться и Amorphophallus из Голландского ботанического сада дамам привезти.

О.Журавлева― С одной стороны, вы добрый. С другой стороны, все-таки редкие цветы – дорого нам это обойдется. Да еще из ботанического сада воровать.

А.Невзоров― Нам дороже обойдутся их законы. Я не к тому, что предлагаю нам скидываться на эти цветы…

О.Журавлева― Мудро.

А.Невзоров― Пусть они своим дамам Amorphophallus дарят сами.

О.Журавлева― Здесь мы должны произнести ритуальный лозунг.

А.Невзоров― Я произношу ритуальную фразу, что шаман жив! Слава Украине! И Жыве, бедная Беларусь!

О.Журавлева― Спасибо всем! Вам тоже всего наилучшего. Здоровья и счастья…

А.Невзоров― В следующую среду – все нормально – я на посту.

О.Журавлева― Александр Невзоров вернется к вам через неделю вместе со мной. Меня зовут Ольга Журавлева.

А.Невзоров― Смотрите «Наповал» в воскресенье, я там расскажу, какая детская травма постоянно вынуждает Зюганова говорить голосом и от имени Сталина.

О.Журавлева― Кстати, «Наповал» смотрите на нашем сайте тоже. Всем спасибо, всего доброго.

Источник: Эхо Москвы

Оставить комментарий

Войти с помощью:



Нет комментариев

Оставить комментарий

Войти с помощью:



Nevzorov.TV