Невзоровские среды на радио «Эхо Москвы» 23.02.2022 Украина, Донбасс, война.

О.Журавлева― Всем привет, это, действительно, мы. Ольга Журавлева из Москвы, а из Петербурга, из самой «Гельвеции» — Александр Невзоров. Здравствуйте, Александр Глебович!

А.Невзоров― Да. Добрый вечер, Оленька! Мы в «Гельвеции». И я тебе хочу напомнить, что Россия совершенно особая территория. Тут ведь считается преступлением не только применение, не только ношение, но даже простое хранение в собственном черепе головного мозга. В черепе вообще ничто не должно мешать развиваться знамени. Под знаменем должен сидеть маленький Путин и на протяжении 24 часов в сутки нудеть про Украину и НАТО. И рядом на месте должен маршировать Шойгу, гремя боевыми орденами и заседать Совбез. И только так. И попытки мыслить самостоятельно — преступление.

Впрочем, как показали события этой недели, быть дураком все-таки гораздо опаснее. Я одного не понимаю. Сейчас я не понимаю только одного: где живописцы? Где великие художники земли русской — Копейкин, Скрепецкий, Васильев и прочите? Где эти титаны, где эти Титаники мазка? Почему речь Путина до сих пор не проиллюстрирована этими товарищами? Ведь Владимир Владимирович очень щедро предложил главным абсурдистам роскошные сюжеты, которые требуют воплощения.

Понятно, что эта речь Путина, которую вы все слышали, она должна быть просто незамедлительно издана для обязательного изучения для депутатов Государственной думы Совета Федерации, дипломатическим работникам для заучивания наизусть. Им все равно сейчас будет нечем заняться, потому что для них закрыт миланский шопинг счета будут арестованы, особняки заколачивают бездушные европейские приставы. Но про депутатов мы еще поговорим. Вернемся к иллюстрации.

Я представляю себе картину, которая должна была бы украсить обложку подарочного издания этой речи Путина. На этой картине должен быть Владимир Ильич Ленин обнаженный по пояс, татуированный рунами, в шрамах, в стальной кепкой с кровавой секирой. И перед дружиной Рюрика он придумывает Киевскую Русь. Перед ним стоит с распахнутой варежкой безумный Рюрик. А Ленин, конечно, на броневике того времени: телега обшитая сухими воловьими кожами. И он придумывает Украину. А потом Украина должна придумать Новгород и Москву. Дальше мы можем просто открыть летопись и увидеть, что «и офигел Юрик с тех речей Ленина и, оборотясь к дружине своей сказаша ей: «Ну, не хрена себе, чего наш картавый придумал!»

В сочинении Путина каждая строчка — картина Копейкина или картина Скрепецкого. И я предсказываю, что тот, кто сделает это издание, необыкновенно финансово поднимется. Это будет бешеный успех. А то чего-то, я смотрю, все везде пригорюнились и полезли под плинтусы.

Я, действительно, вчера видел лучших, Оленька — ты понимаешь, о ком я говорю — представителей русской интеллигенции, и они все деморализованы, хотя ничего не произошло. От так называемого признания ОРДЛО не стало государством, не приобрело легитимности, не получило границ. Дело в том, что Владимир Владимирович, как всегда, перепутал свою должность. Он, несмотря на все его достоинства, работает всего лишь главным чиновником в администрации России, а не машинисткой в спецкомиссии ООН. А границы государств определяет не Путин, а эта самая спецкомиссия при Совбезе ООН. И понятно, что этого признания не будет никогда.

Согласно всем нормам международного права Донбасс как был украинской, так и остается украинской, а ввод войск на ее территорию есть прямой акт агрессии, оккупации. При всем желании подобрать сейчас какой-нибудь деликатный термин, какое-нибудь нежное обозначение абсолютно невозможно. Раньше это все называлось ДНР, ЛНР. В Украине очень не любили слово ОРДЛО, потому что отдельные районы… А сейчас это можно буквально переводить буквально: Оккупированные районы Донецкой и Луганской области. Все совпало и все замечательно.

Но тут с какого конца не заходи….

О.Журавлева― У меня возник вопрос крайне дилетантский. Когда признавали независимость Абхазии и Южной Осетии было понятно, что Абхазия в одном месте, а Южная Осетия в другом. Это как бы разные места. А когда речь идет о двух, отдельно стоящих вроде бы государствах…

А.Невзоров― С двумя разными я зыками, с разными национальными традициями.

О.Журавлева― Разные религия, я так понимаю, и поэтому у них разные конституции и все такое. Потому что когда смотришь на карту, не понимаешь, почему это две страны, даже воображаемых.

А.Невзоров― Это две страны, потому что это была воля Кремля изначально. Очень было страшно по первости где-то в 15-м, 16-м году, что все эти решительные, скажем так, урки могут объединиться и могут представлять собой уже абсолютно автономную силу, сообразив, что, а на фига им Кремль, на фига им делиться, зачем им нужна эта опека, когда у них под ногами черное и всякое другое золото, а в их распоряжении города, которые можно грабить? Поэтому было принято решение поделить это на две части.

В общем, мы имеем вторжение, агрессию и оккупацию еще одной части Украины. Это реальное вторжение, не вызванное никакой необходимостью, но выношенное. А необходимости правда, вот кроме конспирологии нет. В этом еще есть такая невозможность России справиться со своей эрекцией державности. Эта державность давно уже стояла, что называется, на Украину и мучила этим стояком Кремль не первый год. И в какую-то минуту не выдержали. Есть такое понятие как пенетрация — проникновение. И вот член державности, наконец, нашел эту дырочку в Украине и вставил. Причем насильник еще читал лекцию, что, в общем, достаточное, я бы сказал, явление при изнасилованиях. И теперь он может двигаться там украдкой. Державность там двигается украдкой. Некоторая извращенность в том, что у державности головка Пушилина наблюдается, но, мы и не такое видали.

О.Журавлева― Она теперь двойная, извините за подробность.

А.Невзоров― Вы знаете, что в животном мире это тоже встречается. Там есть риск вынуть обратно эту державность сильно укороченной, обожженной и, возможно, даже откушенной. В общем, очень опасная история. Воняет трупами, пожарами.

Вот я тебе рассказывал как-то, что основной запах войны — это, как ни странно, запах говна. Потому что очень много попаданий, очень много разрывов кишечника. И основное ранение — это корпусные ранения живота. И солярочные выхлопы. Вот основные запахи войны.

Не дожидаясь выхода этого подарочного издания с иллюстрациями Копейкина или Скрепецкого, уже зашевелился, Оленька, друг мой, Минобр. В Калужской области назначены уроки, классные часы про общность народов России и Новороссии на материале лекции Путина. Но, я думаю, что делают калужские педагоги, это только разминка перед настоящей деменцией, которую продемонстрирует большой Минобр, Минкультуры. Но вот без иллюстраций очень плохо преподавать, потому что детям нужны картинки. Даже приправленный маниакальщиной сухой текст не так зайдет.

И я тебе могу сказать, что было кошмарнее: сама речь Путина или то, что последовало за этой речью. Я имею в виду вторжение танков в Украину, пляска питекантропов Государственной думы. Больше всего мне понравилась магическая сцена: Бог Вова открывает волшебную шкатулку с Совбезом. И в этой шкатулке начинается движение маленьких механических фигурок, кланяющихся под смешную шкатулочную музыку…

О.Журавлева― Городок в табакерке.

А.Невзоров― Музыку из эфира, конечно, убрали, но шкатулочка с Совбезом осталась с некоторыми купюрами. Что касается лекции, то, например, такой опыт уже был. Был такой император Нерон, который согласно Гаю Свтонию Транквиллу, очень любил петь. И очень любил использовать свое служебное положение для того, чтобы всех заставлять свое пение слушать. Оно было ужасно. Оно, наверное, было так же ужасно, как лекция Путина.

И там, кстати, есть волшебная история, как, не смотря на землетрясение, Нерон продолжал — в Неаполе это было, в неапольском цирке — петь, он пел часа подряд, правда. Владимир Владимирович погуманее. Все выходы была наглухо перекрыты, уйти из цирка было нельзя: надо было слушать.

О.Журавлева― У нас для этого есть «Прямая линия», которая тоже длится бог знает, сколько времени.

А.Невзоров― Да, это то же самое примерно. Владимир Владимирович очень увлечен конспирологией. Он уже уморил ею всех кремлевцев — и Макрошу и бразильца какого-то залетного. Но тут он понял, что ему его служебное положение отдает в его руки миллионы беззащитных перед его лекциями слушателей. И просто нужен хороший повод, чтобы все это произнести.

Правда, лицензии на лекцию пока не очень. Из Франции официальный документ Елисейского дворца, он прямо вот бестактен. Он назвал речь Путина параноидальной.

А в Нидерландах премьер Марк Рютте, прослушав дважды нуднятину, вынужден был признать, что президент России сумасшедший. Трудно представить себе, что можно всерьез, с точки зрения человека, в качестве оправдания действий, которые неминуемо вызовут убийство десятков, сотен тысяч человек, приводить довод, что какой-то, блин, Хрущев когда-то что-то не так кому-то отдал сто лет назад и не так что-то поделил между республиками, поэтому сейчас придется всех убить.

А лохматый Джонсон, он, ковыряя пальчиком опустевший трон своей ковидной королевы, сообщил, что Путин, вероятно, произнес речь в безотчетном состоянии.

В общем, все эти люди глухи к прекрасному и не понимают гипнотической силы истории. Вся европейская дипломатия, как мы знаем, свернула все контакты с Россией, отменила все встречи, объяснив, что слушать хамство Лаврова ей неинтересно, а ничего конструктивного никогда не говорят. И отзывов такого типа очень много.

Если мне позволит аудитория, я хотел сделать краткое сравнение двух почти одновременно прозвучавших речей. Одна прозвучала из бункера под Москвой, и вы ее слышали. Смысл ее предельно прост. Новые поколения, современные поколения должны кровью и смертью, катастрофами и нищетой ответить за ошибки каких-то там прадедов при определении каких-то границ и нарезке национальных земельных участков. «Не позволим, не простим… Хрущев негодяй, а глупый Ленин не так нарезал, вернем все в зад! Мы за ценой не постоим!.. Можем повторить» и так далее. Все слышали эту речь.

Вторая речь прозвучала в зале на экстренном заседании ООН. Эта речь — ответ Путина. Она предельно корректна, она предельно доброжелательна. Ее произнес чернокожий человек…

О.Журавлева― Из Кении.

А.Невзоров― Да. Ее автор — Мартин Кимони, дипломат из Кении, кавалер Ордена пылающего копья. То есть в Кении до каких-то вещей уже дотумкали, уже поняли. Настоящий дипломат и настоящий философ. Он не щипал русского диктатора, не подтрунивал над ним. И в его речи не было вызова. О России была только бесконечная грусть. Он просто сказал за себя, за свою страну и за своих соседей. Он сказал следующее: «Мы решили идти вперед вместо того, чтобы стать нациями, которые бесконечно оглядываются в свое прошлое и предаются кровавой ностальгии. Да, народы нашим границам чертили бездушно и глупо. Это делали чиновники из Европы. Но мы нашли в себе мужество принять сегодняшнюю реальность, понимая, что пересмотр границ, войны и ссоры по их поводу будут вечными и навсегда отбросят наши народы в то прошлое, где только кровь и только дикость».

Почему взорвалось сейчас? Что послужило детонатором. Всегда есть детонатор. Детонатором той трагедии, что неизбежно зальет кровью ближайшее десятилетие. Я тебе скажу. Детонатором стали носки. Носки серого цвета. Дело в том, что из Донбасса, с линии разграничения между украинскими войсками и боевиками ОРДЛО, действительно, стали приходить крайне тревожные сообщения для Кремля, перечеркивающие все, что Кремль делал почти 8 лет. За последние 1,5 года украинские солдаты с одной стороны фронта и «ордлы» в окопах с другой стороны фронта настолько утратили друг к другу злобу, что стали передавать друг другу сигареты, хлеб, сало, предупреждать о том, куда когда и то собирается по указанию начальства пострелять: «Ребята, оттуда уйдите, мы туда постреляем, чтобы кого живого не задело, чтобы живые ушли». А последней каплей стали 10 пар теплых носков, которые украинцы с помощью очень хитрого приспособления, похожего на катапульту, забросили в окоп «ордлам», узнав, что те совсем замерзают.

В этом не было никакой геополитики или политики, или даже расчета, в этом не было никакого мира и Минских соглашений. Они не были закодированы в этих носках. Это не было оливковой ветвью мира. Это были просто носки, теплы, серые с начесом от одних мужиков другим. Это был симптом долгожданного притупления ненависти и жажды драться и убивать. Носки не решили бы, по идее, судьбу Донбасса. Это пустяк. На одной чаше — горы танков, горы долларов; на другой — 10 пар этих серых носков.

Ну, вроде бы ничего не должно было случиться. Несопоставимый вес. Но на кровавых весах истории стрелка вдруг пошла совсем не туда, куда хотелось бы Кремлю. Как узнали? Там среди «ордлов» нашелся предатель, некий Антон. О носках как о вопиющем факте он доложил по начальству. Те доложили куда следует. Те доложили в Кремль. Тут же примчалась на позицию вся эта забавная уголовная кодла, которая в ОРДЛО называется руководством. Все бойцы ордловские свои носки сдавать отказались. А содрать их удалось только с самого предателя Антошки, с того, кто и доложил о трагедии наверх. И в Кремль фельдъегерями, скоростной почтой эти носки были упакованы и отправлены. А там на серебряном блюде с орлами их поднесли высочайшему. Высочайший принюхался и ледяным голосом: «Они что, их одевали?» И внимательно обнюхав носок сверху донизу, сам себе ответил: «Да». и это стало последней каплей.

И вообще обратите внимание, вся донбасская информация последние два года потеряла хайповость и актуальность, она ушла на 80-е места, она стала неинтересна для цитирования. Там ничего не происходило. Исчезли сообщении о смертях и насилии. И это очень встревожило Кремль, который вбухал уже триллионы долларов в ОРДЛО совсем не для того, чтобы через фронт с добродушным матерком перекидывали бы носки и сало, ну совсем не для того.

Испуг понятен. Режим испугался, что проковыренная им кровавая дырка в Украине может начать зарастать. Это же что вообще такое? Это допускать точно нельзя. И годы, доллары, транспорт, такни, маниакальная ненависть к стране, в которой посмели сделать революцию и скинуть диктатуру, — что же, теперь всё насмарку, что ли? И вот тогда начался этот ужасно поставленный, кошмарно срежиссированный цирк, который я постарался описать в своей программе «Наповал», который зафиксирован в миллионах сообщений интернета. Это фальшивые обстрелы, фальшивые взрывы, липовые теракты, фейковые горящие БТР, нагнетаемая паника, клоунская манипуляция сотнями тысяч людей и детей, вывозимых при всяком отсутствии тревоги и опасности неизвестно куда. И тут же, как рояль в кустах, сияли физиономии ста российских генералов и зеленели 150 тысяч российских солдат, ожидающих команды на вторжение — потому как детей обижают.

Все это знают, все в курсе. И Пушилины эти бесконечные знают, что это фейк, что никто не нападает, и не стреляет. И Кремль знал, и даже командующие отправками детей и те знали и ржали и переписывались в открытую в социальных сетях о том, что это комедия и поиск предлога для вторжения. Они и до сих пор ржут.

Кстати, по поводу детей все ведь плакали. Прочла стишок Симоньян и расплакался Соловьев в эфире. Ну, во-первых, в этом нет ничего особенного. Потому что в зоологии есть примеры выделения различных жидкостей, мочи, например, той же самой из глаз. И даже есть такая черепашка трионикс, у нее основное мочеотделение происходит через рот, но какая-то часть, разумеется, при этом течет и через глаза. И Соловьев все больше становится похожим на черепашку и не только фигурой.

О.Журавлева― А крокодил, когда ест, он же тоже плачет.

А.Невзоров― Это совершенно другая история. У Соловьева все равно, я бы сказал, черепашкины слезы, а не крокодильские. Крокодил плачет слезами, а черепашка выделяет совсем другую жидкость. И вообще слезы при определенном уровне подготовки — а Соловьев, несомненно, суперпропагандист, несомненно, лучший, конечно, из них из всех, он номер один, который на сто процентов отрабатывает заказ на обслуживание мрака, смерти и диктатуры, как, кстати, и Маргоша тоже, и они свои кремлевские проценты, зомби проценты ведь они держат мастерски, будем откровенны. Так что, я думаю, что у Соловьева это постановочное.

У меня, когда я еще занимался какой-то дурью с кино, приходили на пробы, и я смотрю, что явно держится девочка профессионал, более того, она с книжкой. И выяснилось да, она с курса Козлова, действительно, актриса. И я ей говорю: «Заплакать можешь?» Знаешь, что она меня спросила в ответ? «Из какого глаза?» Так что все то, что кажется нам малореальным, на самом деле для подготовленных людей просто. Кстати, и Соловьев и Симоньян, они тоже все знали в подробностях — и про фейки… Других пропагандонов не просветили, а их как особо доверенных и номер один посветили. Ну, а сейчас все пойдет по известному рецепту, то есть обкатанному крымскому рецепту. Скоростной референдум под пулеметами на всякий случай, присоединение, закрепление…

О.Журавлева― Пальто — 28-я минута.

А.Невзоров― И с имеющегося плацдарма движение на Одессу, на Харьков. Там для нас для всех пламенный кошмар с неизвестным источников расходов на это и исходов тоже.

О.Журавлева― У меня вопрос. Мы уже забыли, давно было. А первоначальная цель — Крыма было недостаточно — была не дать Украине никуда вступить, создать ей такую проблему, с которой ее никуда не возьмут: ни в НАТО, ни в Европу, никуда.

А.Невзоров― И это тоже было. Но. действительно, исход-то все равно неизвестен, возможно ли удержать эту проблему. Эта проблема начала зарастать, откуда и растут ноги всего этого. Потому что Российская армии, на которую так все молятся, это пока еще кот в мешке, никто не знает ее реального потенциала. Видели маневры недавно российско-белорусские. Но если вы ходить сложить совершенно ложное представление о войне — посмотрите маневры. Вот ничего из того, что показывается на маневрах, никогда не повторяется в реальной войне и не пригождается. Достигается только немыслимый градус фальши, когда этим сыторожим дядькам в огромных фуражках кажется, что они бога войны кормят прямо с руки.

О.Журавлева― Это Александр Невзоров. Мы вернемся после новостей.

НОВОСТИ

О.Журавлева― Мы снова с вами — Ольга Журавлева, Александр Невзоров. И мы продолжаем.

А.Невзоров― Вот Путин открытым текстом сказал, что само существование Украины — это ошибка. Ошибку надо исправлять. Иными словами все происшедшее — это не точка, не завершение, а всего-навсего, я бы сказал, увертюра. Все безнадежно, но пролог к этой драме, конечно, уморителен. Один пока недостаток: слишком много болтливого народа посвящено в подробности плана подготовки того самого цирка, который имитировал бесконечные кровавые бедствия, теракты и это всё шоу «распятый мальчиков». Даже если балабол Жирик знал все это за три месяца. Потому что вот я уточняю, это роковое обнюхивание Антошкиного носка Верховным главнокомандующим состоялось в октябре.

Все знали и те фигурки, из шкатулки с Совбезом. Они по ночам в этой шкатулочке репетировали танец войны. И когда шкатулочку открыли, они заказанный, заученный танец исполнили. Немножко сбился, как ты видела, с ноги Патрушев. Он сделал лишний кунштюк, но пальцы диктатора его тут же вернули на место.

Но ладно, Совет безопасности — там, в общем, никто умом вроде никогда не блистал…

О.Журавлева― Простите, а почему у нас руководитель Службы внешней разведки так напуган?

А.Невзоров― Понимаешь, они все, действительно, не блещут интеллектом. От ни никто этого не требует. Они справедливо понимают, что звание, должность, чин заменяют всякие необходимости думать. Этот Совет безопасности понимал, как он выглядит. Он продемонстрировал кучку ничего не понимающих, скажем так, в политике людей, страшно боящихся владельца шкатулки. Как они его боятся! И правильно делают. Потому что он может осерчать на свои фигурки, взять эту шкатулочку, минут пять трясти, а потом высыпать разломавшиеся фигурки в унитаз и спустить за ними навсегда воду и заменить любыми другими. И эти фигурки никто уже никогда не вспомнит. Ведь эти обитатели шкатулки, они тоже все в подробностях знали, они все в подробностях понимают. Они фигурки, но они не идиоты, и они все посвящены в пылающий план нашего конспиролога. И они такие потрясающе слабые, потрясающе безвольные.

И такую же слабость и такое же безволие, такой же театральный, оперный патриотизм показала Государственная дума. Вообще, Россия такая адская головоломка. Все всё понимают, и все знают, к чему это все ведет, какую цену придется заплатить всем. Но все послушно идут со своими детьми, между прочим, в бездну. Притом что самому Путину сейчас немножко горьковато. Ему удалось, как я понимаю, с трудом наскрести пару-тройку акций по городам без огонька этой, так называемой Молодой гвардии. Вот никакого «Крымнаша», который был в 14-м году, нет. Нет никакой эйфории, не орут счастливые пролетарии на площадях, не заходятся в вое пенсионерки, для которых жизнь обрела смысл. Не чокаются пивом в подворотнях бомжи. Вот нет этого 14-го года, нет этой эйфории. Похоже, все всё поняли. И повторение того состояния, на которое рассчитывал Путин и его пиарщики, не получилось. Ну, там подхалимы вечные, нафталиновые, дремотные типа Боярского, конечно, они чего-то подвякнули. Но обрати внимание, что, в общем, ситуация принята публикой прохладно, скажем так.

О.Журавлева― Не со всем соглашусь. Потому что все-таки есть же народ. Вот он пишет в комментариях, я прямо сейчас вижу, что «защитили от НАТО», что уже прямо к границам подходила…».

А.Невзоров― Да, но НАТО никогда ни на кого не нападала. НАТО — оборонительный союз. Передай это тем, кто пишет. Но еще не забывай, что эти все писули в социальных сетях — это сейчас особое измерение. Например, опросы «ВКонтакте» и в «Одноклассниках» показали, что преимущественно все одобряют. Одобряют вторжение войск, присоединение, признание. Но попробуй «ВКонтакте» не одобри. Страна научена страшным опытом посадок. Она адаптировалась. И всякий, кто пишет «ВКонтакте», понимает, что он пишет прямо товарищу майору. Все уже раскусили.

О.Журавлева― Кстати, то же самое произошло с опросами. 2 опроса с разной формулировкой. В одном случае: «Поддерживаете ли вы решение Путина?» — 70% поддерживают, какое бы решение не было…

А.Невзоров― Совершенно верно. Все раскусили, что, делая пост «ВКонтакте», ты, по сути дела, делаешь либо явку с повинной, либо явку с неповинной, и выбираешь себе по вкусу либо двушечку, либо поощрительную улыбку из-под фуражки с гербом. А в «Одноклассниках» еще хуже, потому что все же понятно. И тот, кто отвечает на анкеты, и тот, кто пишет, тоже понимают, что их IP очень легко вычисляемое и выражать что-нибудь антипутинское — практически безумие. Если тебе что-то не нравится, то ты идешь автоматически в разработочку.

Не совсем все так безжизненно. Удалось сбацать парочку липовых, довольно смешных, очень вынужденных фальшивых акций. В частности, студенчество в Питере, оно вышло вдруг с флагами ОРДЛО. Причем очень талантливые ребята, они как-то за ночь ухитрились вышить почти 50 флагов оккупированных районов Донецкой и Луганской области. Абсолютно, тютелька в тютельку… (тютелька в тютельку — это не всегда половой акт лилипутов). Это значит идеальное сходство. И тот, кто у меня в Телеграм-канале видел эти кадры, всем показалось, мне, по крайней мере, в Телеграм-канале стали задавать вопросы, почему они держат древки этих флагов ОРДЛО за самый конец, почему не хватает длины, почему такие короткие палки.

Я могу сказать, довольно легко разобраться. Эти флаги ОРДЛО, действительно, закреплены на абсолютно одинаковых типовых древках. Каждое древко имеет слабо затесанную нарезочку на расстоянии полутора сантиметров от торца. То есть, как выяснилось, это древки швабр. Артикул торговый ЧЕР2726. Вот трудно сказать, использовались ли эти древки уже по своему прямому российскому назначению. Но, судя по тому, что студенты все время эти древки обнюхивали, потом обнюхивали руки, все-таки швабры эти были Б/У, на которых позже стали развиваться флаги ОРДЛО.

Мы понимаем, что наличие магического нынче предмета — швабры, оно, дисциплинирует, оно объединяет, и оно может подвигнуть молодежь на любые акции. Мотивация студентов этих госвузов понятна. Это была примерно тысяча ленивых, хихикающих над собой студиозусов, которые долго тусовались, перестраивались, чтобы сложить из своих тел фразу: «Своих не бросаем». Они ее сложили. Не хватило какой-то еще тысячи человек, чтобы продолжить эту фразу: «Своих не бросаем, но кинуть можем». И это было бы гораздо правдоподобнее.

А пока значительно сильнее, чем донбасские дети, пострадали дети Государственной думы. Вот тут, действительно, беда. А также депутаты. Вот этих голубчиков накрыло по-настоящему. Причем большинство из них — это просто примитивная серятина, которая честно заплатила пару миллионов долларов за свой мандат и получили они настоящие европейские санкции на свои складчатые загривки с аннуляцией виз, видов на жительство, permesso, с арестом счетов, в которых теперь будут ковыряться бездушные налоговые гоблины Запада, и, скорей всего, все изымут к черту. То есть решили смысла жизни и разорили в одну минуту 350 депутатов.

О.Журавлева― Помимо тех, на кого уже санкции были наложены. Просто голосовало 400, но недостаток — это те, кто уже были под санкциями, как выяснилось.

А.Невзоров― И там есть еще несколько прогулявших. То есть лишили смысла жизни, разорили за одну минуту 350 депутатов. Причем я могу сказать, что это же не министры, это не те люди, которые — Опс! — прихватил миллиард и главное, чтобы успеть донести до укромного места. Нет, депутаты, они всю жизнь крысятничали, клянчили, вымогали. Они жили, оглядываясь, потели холодным потом, вывозили, выводили туда, за границу, лицемерили, корчили из себя патриотов. Это трудные деньги были — обеспечить это условное благополучие себя и своих семей. Это же, действительно, не полковники, не министры. Они в холодном поту сами лично полировали этот свой золотой унитаз. И сейчас, как старуха у разбитого корыта, вот каждый из ни сейчас, думаешь, они «Эхо» слушают? Да фиг — они сидят над разбитым золотым унитазом. И вот где она подлинная, настоящая драма.

О.Журавлева― Александр Глебович, мы уже столько слышим про персональные санкции, про то, что не пущать, про то, что никаких вам больше бриллиантов из Антверпена… А вроде как-то ничего, они ходят, глазиком стреляют все у них в порядке. Чего-то там этот Запад недоговаривает.

А.Невзоров― Чего-то он недоговаривает. Но, тем не менее, что судя по тому, что они даже подсчитали совокупную стоимость всех вкладов в банках депутатов, там примерно 17 миллиардов долларов. Это, действительно, не много, это примерно по 50 миллионов долларов на депутатское рыло — это по нынешним олигархическим временам сильно не состояние. Но вот сколько скорби и сколько страха. Притом, как справедливо уже заметили, они мандаты себе купили, то есть они сами заплатили, бедняги, за свое разорение.

Кстати, пришел вопрос на сайт «Эха» по поводу того, что бедного Соловьева отрубят от социальных сетей, YouTube, Facebook. Мне жаль. Он сильный враг, он интересный враг. С ним интересно цапаться. И я бы ни в коем случае не стал бы его глушить все равно. Его контингент, он не способен, например, воспринимать то, что говорю я. Это сложно. И он прекрасный боец и он, действительно, номер один в том стане. И если его не будет в интернете… Но, правда, я думаю, что они все равно и YouTube закроют… Кстати говоря, закроют YouTube — мы каким-нибудь образом будем перебираться сперва в Telegram , когда закроют Telegram, что-нибудь будем придумывать дальше.

О.Журавлева― Когда почту и телеграф закроют, что будем делать?

А.Невзоров― Ты знаешь, насчет почти и телеграфа — это обнадеживающий момент, до которого еще надо дожить. Потому что смотри, Путин сам придумал, сам создал этот феноменальный захватывающий политический детектив, где сюжет закручен так, как никогда ни в одном детективе не было. То есть что мы имеем? Мы имеем абсолютную физическую и политическую неуязвимость Путина и одновременно его историческую обреченность. Понятно, что ему не место в современности, и он должен быть этой современностью снесен. Но невозможно даже себе представить, как это может произойти. Ведь никогда, нигде ни один диктатор не был защищен лучше, дороже, надежнее, чем Владимир Владимирович.

О.Журавлева― У нас по всем границам непризнанные всякие образования. Как хорошо.

А.Невзоров― Дело даже не в образованиях. Дело в том, что уникальные штаты, уникальная техника. Очень сильная ФСО, очень сильная ФСБ. Миллионы дуболомов с «запотевшими забралами». Действительно, стукачество, действительно, поднятые до невероятных размеров штаты силовиков. Вот где время и реальности могут найти щель в его броне, чтобы нанести этот смертельный ужал. Это уникальный сюжет. Вспомни ту же самую шкатулочку с Совбезом. Обычно такие вещи решали за счет ближнего окружения. Но ты видела эту шкатулочку. Понятно, что никто из них никогда вечерком с тяжелой табакеркой не заглянет к Путину на огонек, что от них ждать нечего.

И мы говорим не только о буквальной защите — о бункерах, об изощренной спецтехнике, и не о ближнем окружении. Потому что да, в шкатулочкой этой люди все-таки не идиоты, по крайней мере. Они пожившие, они испытавшие. Однако вот звучит первая заповедь: «Аз есьм президент твой! Да не будет у тебя иного президента кроме меня» — и все, и они уже писаются от ужаса и страха. Они ни на что не способны. То есть и с этой стороны ему тоже опасаться нечего.

Это все, обрати внимание, секта свидетелей Путина. Вот есть бог Вова, и они все стремятся угадать его желание, его интонацию. А он им помогает, конечно. Вот когда были жертвоприношения Ваалу, то жрецы для этой огромной чугунной махины, куда кидали младенцев, они ведь перед жертвоприношением с помощью специальных труб и мехов изображали журчание в животе Ваала. Ваал годен. И вот такие же знаки подает Владимир Владимирович близким своим.

Тогда, кстати, во времена Ваала был изобретен баскетбол. Статуя была огромная, а младенцев в раскаленное чрево надо было как-то запихивать. Ну, не важно

Не знаю, плохо это ли нет, но это жутко интересно. И 70% населения — члены той же самой секты свидетелей Путина. Они просто рангом помладше и не допущены для главных обрядов.

О.Журавлева― Скажите мне, но ведь чувствительно работает. Обратите внимание, эти камлания, рассказы про то, что если рядом недогосударство, то мы сейчас всех спасем — все эти прекрасные выступления, они же работают прекрасно. Простые ответы на сложные вопросы и все довольны.

А.Невзоров― Дело даже не в том, что случай слишком запущенный и что диктатура пустила корни везде, ей дали эту возможность, у нее было это время. Диктатура стала важной частью не только государственного устройство, но и столь же важной частью сознания 70% населения. Ампутируй ты у них сейчас эту диктатуру, у них образуется то, что называется, в душе необычайная пустота. И удалось создать целый класс насильников, идеально послушных и нарисовать и принять под себя, естественно, все законы.

То есть понятно, что беда, деградация абсолютно неизбежны. И все, что происходит, делается с одобрения народного. Надежды на скорую смерть Путина — это детсадовщина. Это к Соловьеву. То, что я знаю о его здоровье, поводов для оптимизма не дает.

О.Журавлева― То, что мы можем предположить о качестве жизни и здоровья, медицинского обслуживания — не внушает…

А.Невзоров― Там все в порядке. И ужасно, конечно, интересно, где же это кощеева смерть. Неужели, она, действительно, в Украине, что он туда рвется?

И сейчас очень смешная ситуация. Получилось, что за войну: черносотенцы, мракобесы, патриоты, путинцы. Против войны: интеллигенция и либералы. А должно быть совершенно наоборот. Потому что черносотенцы, либералы, попы должны были стоять в антивоенных пикетах рвать на себе бороды, взывая к богу своему Вове, чтобы он свалил от границ, заключил бы династический брак с Юлией Тимошенко, отрастил бы себе оселедец. А либералы должны были потирать лапки и настаивать на войне и лезть из кожи вон, чтобы она началась. Ну, вот патриоты, они хотят рабства. Их право, им так комфортнее. Хорошо, пожалуйста, они хотят и для себя и для всех остальных. И путинизм способен обеспечить эту потребность в рабстве, сделав 140 миллионов рабами государства и его идеологии. Это возможно только при условии, если режим никогда не высунет носа за западные границы, и если Европа просто построит стену 20-метровой высоты бетонную, сплошную без калиток и ворот и просто забудет про опасных сумасшедших под названием Россия. Эта мечта патриотов может исполниться только, если все остается в своей берлоге.

Либералы хотя избавиться от Путина. Но тут надо понимать, что только вне берлоги диктатура может получить смертельную рану и сдохнуть. Либералы, по идее должны были делать все, чтобы выманить путинскую армию в Донбасс. Донбасс отличное место, чтобы режим переломал бы там себе ноги.

О.Журавлева― А почему он не переломал себе ноги в других ситуациях? Это далеко не первое разрешение на вывод войск за границы.

А.Невзоров― Скажем так, что Сирия вообще не в счет. Потому что Сирия — мелкие, разрозненные, никому не страшные бандформирования.

О.Журавлева― А Грузия?

А.Невзоров― Грузия абсолютно другая тоже история. Тогда, скажем так, при полном бездействии и интернет-безгласии была возможна, благодаря тому, что 3 или 4% России знала, что такое интернет и умело связываться и организовывать какое-то хотя бы идеологическое сопротивление.

Все режимы, все диктатуры ломают себе шею, когда выходят на прогулку. Это очень опасная история. Но, Оленька, хорошо — дешево не бывает. Знаешь, свобода — штука дорогая. За нее надо дорого платить. Ее никто не подарит. Ничего само собой не образуется.

О.Журавлева― Победа в такой вылазке тоже нам обойдется дорого в любом случае.

А.Невзоров― Да, но диктатуры сами собой не рассасываются. Это очень тяжелая история, много крови. Но свобода не копеечная вещь, она стоит очень дорого. Вот эти перепутанные роли на сейчас сбивают с толку. Да, через войну, через кровь, риск дикий. И через риск того, что это превратится во всеобщую ядерную — риск такой есть. Но без риска ничего хорошего не бывает никогда. Появляется, Оля, некий призрачный шанс. Он невелик, он малюсенький, но он появляется.

Но пока режим заперт в комфортной для него вакуумной среде, которая вакуумизируется все больше, то нет этого шанса. Вот у Путина я вижу, например, только одну обнадеживающую приятную черту: он готов рисковать, он готов перешагивать через горы трупов, готов спалить человечество к черту во имя своей конспирологии, во имя своих бредней. Путин не дрогнет. Он во имя своих безумных идей пожертвует 5-10… 100 миллионами жизней. Он не боится чужих смертей, он не боится чуждого горя. Он не боится сделать невыносимой жизнь множества людей. Он не боится войны. Это чисто питерская чекистская школа. Вот московская, как ни странно, она другая. А вот эту беспощадность воспитывали в основном в питерской школе, а он ведь плоть от плоти ея.

О.Журавлева― У вас там, на болотах все вообще по-другому, я понимаю.

А.Невзоров― И вообще это прекрасно. Потому что если человек готов на такие поступки, это внушает определенного рода оптимизм. Почему? Это я как бывший каскадер говорю. Если человек готов делать трюки, то, по крайней мере , есть надежда, что его подведет страховка. Но если он вообще не готов их делать, то тогда и такой надежды не остается.

Я хочу сказать, что Украина — жертва. И слава Украине! Хочу сказать жыве Беларусь! Хочу вспомнить всех политзаключенных, но уже не могу это сделать, потому что их столько, что их уже не перечислить в конце нашего эфира. Но, тем не менее, мы все понимаю. И призываю… вот вешать нос поздно. Относитесь весело и хладнокровно к этой ситуации. Это единственное, что я вам могу пожелать и рекомендовать с высоты своей дряхлости, древности и мудрости. Слава Украине!

О.Журавлева― Александр Глебович, я просто еще хотела спросить а у Беларуси будет какая-то особенная судьба в связи с этими событиями?

А.Невзоров― Нет, у нее не может быть особенной судьбы, сейчас, по крайней мере. Отдельной, особенно судьбы — нет. Ее намертво пришвартовали к России. Это знаешь, когда пираты брали через брандеры, через всякие пылающие кораблики, первым делом надо было намертво принайтовить всё, привязать и тогда эти два корабля шли ко дну одновременно. Это старая пиратская тактика.

О.Журавлева― Старый пират Александр Невзоров. Всем спасибо!

Источник: Эхо Москвы

Оставить комментарий

Войти с помощью:



Нет комментариев

Оставить комментарий

Войти с помощью:



Nevzorov.TV